Научная статья на тему 'Атауальпа и концепция верховной власти в доиспанском Перу'

Атауальпа и концепция верховной власти в доиспанском Перу Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY-NC-ND
37
8
Поделиться
Ключевые слова
ВЕЛИКИЕ ГЕОГРАФИЧЕСКИЕ ОТКРЫТИЯ / AGE OF DISCOVERY / ИСПАНИЯ / SPAIN / ПЕРУ / PERU / ЦИВИЛИЗАЦИЯ ИНКОВ / INCA CIVILIZATION / КОЛОНИЗАЦИЯ / COLONIZATION / МОНАРХИЯ / MONARCHY / ЛЕГИТИМНОСТЬ / LEGITIMACY

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Зарапин Роман Валерьевич

В 1532-1533 гг. испанским отрядом под командованием Ф. Писарро и Д. Альмагро была завоевана территория Тауантинсуйю государства инков. Ключевым моментом завоевания было пленение и убийство в Кахамарке последнего правителя инков Атауальпы. Для установления колониального господства испанцам потребовалось убедить местное население в законном характере своей власти. При этом было использовано то обстоятельство, что для многих жителей империи инков Атауальпа не являлся легитимным правителем.

Atahuallpa and conception of supreme power in prehispanic Peru

The author analyses the conditions of establishing Spanish Sovereignty in Peru in 1530s. The seizure of rower in this region was facilitated by an internal crisis in the Inca empire. The author demonstrates that the crisis was caused by illegitimacy of the last Inca emperor Atahuallpa in the eyes of a considerable part of the empires population. A tour round his territories by a new emperor was the basic form of establishing power in pre-colonial Peru, but Atahuallpa did not have enough time to do it.

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Атауальпа и концепция верховной власти в доиспанском Перу»

Личность, общество и власть в ХУ1-ХХ веках

Р.В. Зарапин

АТАУАЛЬПА И КОНЦЕПЦИЯ ВЕРХОВНОЙ ВЛАСТИ В ДОИСПАНСКОМ ПЕРУ

В 1532-1533 гг. испанским отрядом под командованием Ф. Писарро и Д. Альмагро была завоевана территория Тауантинсуйю - государства инков. Ключевым моментом завоевания было пленение и убийство в Ка-хамарке последнего правителя инков Атауальпы. Для установления колониального господства испанцам потребовалось убедить местное население в законном характере своей власти. При этом было использовано то обстоятельство, что для многих жителей империи инков Атауальпа не являлся легитимным правителем.

Ключевые слова: Великие географические открытия, Испания, Перу, цивилизация инков, колонизация, монархия, легитимность.

Это, пожалуй, единственный эпизод из истории доко-лумбовой Южной Америки, сколько-нибудь известный массовому российскому читателю. Летом 1533 г.1 на центральной площади города Кахамарки в Северном Перу испанскими завоевателями был казнен последний правитель империи инков Атауальпа. Через несколько месяцев практически вся территория государства находилась под контролем испанцев. Уже современники осознали необычность произошедшего: раньше, даже учитывая удачный опыт Эрнана Кортеса в Мексике, никто не мог предположить, что несколько сотен легковооруженных людей смогут захватить огромную империю с населением в 10-15 млн человек.

На северных рубежах Перу отряд Франсиско Писарро появился в начале 1531 г. Грабя население и оставляя в некоторых поселках небольшие гарнизоны, испанцы добираются до Кахамарки и 15 ноября 1532 г. входят в город с согласия находившегося там Атауальпы. Окруженный тысячами воинов, правитель инков,

© Зарапин Р.В., 2010

казалось, мог не бояться небольшого отряда, насчитывавшего менее 200 человек, причем среди них было всего 37 всадников. На следующий день Атауальпа пришел на встречу с Писарро и во время этой встречи был взят в плен. Огромная свита, которую он привел с собой, в панике разбежалась после первых же выстрелов. Испанцы потребовали заплатить за правителя огромный выкуп, а когда золото было собрано, все равно казнили Атауальпу2.

Испанские хронисты, описывавшие эти события, представили дело так, что Писарро удалось обезглавить империю и тем самым захватить власть в стране. Традиционно в историографии считается, что Атауальпа сам был узурпатором, поэтому его казнь в глазах жителей империи выглядела как божественное возмездие3. Но в этом случае непонятно, почему институт верховных правителей не исчезает сразу после событий в Кахамарке. После казни Атауальпы новым правителем становится его двоюродный брат Инка Топара, после его убийства - родной брат Инки Топара Манко Инка, затем власть получают его сыновья, а последний официальный верховный правитель, Инка Тупак Амару, был казнен в Куско по приказу вице-короля Франсиско де Толедо 4 октября 1572 г., через сорок лет после событий в Кахамарке4. Фактически ситуация в Перу в 1532-1572 гг. может характеризоваться как двоевластие, причем выгодное обеим сторонам: Манко Инка прибегал к помощи испанцев во время своей борьбы со сторонниками Атауальпы, даже при осаде Куско в 1536-1537 гг., а испанцы активно использовали силы индейцев во время гражданской войны между Писарро и Альмагро примерно в то же время5. Как население страны относилось к тому, что ими фактически управляют как собственные правители, так и завоеватели? Испанцев устраивало наличие множества враждующих между собой местных касиков6 (хронист Фернандо де Сантильян пишет, что «каждый касик считал себя Инкой в своей провинции»7); это облегчало им проведение политики «разделяй и властвуй».

Сложность положения Атауальпы в момент появления испанцев была обусловлена обстоятельствами его прихода к власти. Традиционно считается, что Атауальпа, сын двенадцатого правителя империи инков Уайна Капака, захватил после смерти отца власть в стране и приказал убить своего брата и соправителя Уаскара. Такой негативный образ рисуется в первую очередь благодаря хронике Педро Сьесы де Леона - одного из участников Конкисты и автора первого труда по истории Перу8. Перед Сьесой де Леоном стояла вполне конкретная задача - оправдать действия испанцев на завоеванных территориях, и эта задача была выполнена. Другие источники уточняют сведения первого хрониста.

Так, Мигель де Бальбоа в своей хронике сообщает, что на смертном одре Уайна Капак назначил своим преемником Нинан Куйочи (Нинакуйчи), но тот вскоре умер от чумы9, и только после этого престол оказался у Уаскара и Атауальпы. Странно, но Гарсиласо де ла Вега, автор наиболее фундаментальной хроники по истории государства инков10, - обходит это обстоятельство молчанием и дает совершенно иную версию событий. В его изложении Уайна Капак перед смертью фактически разделил империю на две части и завещал королевство Кито (северную часть страны) своему сыну Атауальпе11, которого раньше сделал королем Кито (его мать была дочерью короля Кито и, по словам Гарсиласо, должна была унаследовать власть)12.

«Исчезновение» Нинан Куйочи вряд ли можно считать простой случайностью: Гарсиласо по материнской линии принадлежал к династии верховных правителей и был двоюродным племянником Уаскара и Атауальпы13, а значит, должен был знать такие подробности (во всяком случае в других частях хроники он неоднократно демонстрирует прекрасное знание своей генеалогии). Задолго до рассказа о войне между Уаскаром и Атауальпой Гарси-ласо не упускает возможности обругать последнего, подчеркнуть, что он был незаконнорожденным и вел себя не так, как положено настоящему инке, и тут же объявить Уаскара единственным законным наследником престола14. Наконец, чтобы подчеркнуть незаконность власти Атауальпы, Гарсиласо прямо объявляет Инку Манко наследником Уаскара15. В хронике Франсиско Лопеса де Го-мара, которую цитирует Гарсиласо, Уаскар также назван единственным законным правителем, а Атауальпа - тираном16. В самом Перу Атауальпа, судя по всему, также не считался законным правителем: хронист Гуаман Пома де Айяла, индеец по происхождению, отец которого, по словам самого хрониста, был «príncipe de los Chinchay Suyos y segunda persona del Ynga deste rreyno del Pirú» (князем людей в Чинчасуйю и вторым человеком Инки в этом королевстве в Перу)17, не только не называет Атауальпу в числе правителей империи, но даже не помещает в рукописи его портрет, тогда как рисунки всех остальных верховных правителей он дает.

Что же дало хронистам право считать власть Атауальпы незаконной? Ведь, по сути, именно на этом поначалу держалось обоснование власти испанцев в Перу. Его власть признавали, как минимум, жители северных районов страны: ни о каких восстаниях против Атауальпы ни до появления испанцев, ни после хронисты не упоминают. Другие же жители отказывались признавать его власть, считая Уаскара единственным законным наследником покойного Уайна Капака.

Обычно выдвигается два аргумента в пользу такого варианта развития событий: его статус незаконнорожденного и гражданская война, развязанная против Уаскара. Действительно, правители инков, точно так же как и египетские фараоны, женились на собственных сестрах, тогда как матерью Атауальпы была дочь правителя Кито. Но тот же самый Гарсиласо, рассказывая об инке Пачакутеке (середина XV в.), сообщает, что он «оставил своим полновластным наследником Инку Юпанки, своего сына от койи18 Анаварке, своей законной жены и сестры; он оставил еще более трехсот других сыновей и дочерей, и даже говорят, что по причине его долгой жизни и многочисленности жен их было у него более четырехсот, чистокровных и нечистокровных по крови»19. Получается, что законнорожденными дети могут становиться не только в единственном браке. В предыдущей главе Гарсиласо рассказывает о том, как Па-чакутек завоевал империю Чиму и «подарил» ее обратно правителю Чиму с условием поклоняться Солнцу и служить верховному правителю инков20. Другие хронисты также указывают, что инки имели практику возлагать управление завоеванными землями на прежних правителей или их приближенных - примером может служить история отца Гуамана Помы де Айяла. Таким образом, нет ничего странного, что Атауальпа унаследовал от отца царство Кито - он был прямым потомком правителей инков по мужской линии и прямым потомком правителей Кито - по женской. Раздел империи, произведенный Уайна Капаком, не сделал Атауальпу правителем Куско (на что он не имел прав); даже после начала войны с Уаскаром он, видимо, продолжал считать своей столицей Ка-хамарку и встретил испанцев именно там, а не в сердце империи.

Если отвлечься от данных Гарсиласо, практика женитьбы правителей на собственных сестрах уже не кажется столь распространенной. Бернабе Кобо указывает, что такой обычай появился у инков только во время правления Тупака Юпанки - отца Уайна Капака21, а значит, мог пока не закрепиться в системе обычного права. Фернандес де Паленсия сообщает, что верховный правитель инков женился на единокровной, а не на единоутробной сестре (т. е. отец у них был один, а матерями - разные женщины)22, хотя эти данные, к сожалению, не подтверждаются данными других хронистов. Если это на самом деле так, версия о незаконнорожденном статусе Атауальпы не выдерживает никакой критики: все правители империи оказываются незаконнорожденными, так как по материнской линии, видимо, происходят не от чистокровных инков23.

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Возможно, история о незаконном происхождении Атауальпы появилась уже после его смерти. В самом конце своего труда Гарси-ласо рассказывает о некоем старом инке (по неизвестной причине

не называя его имени) и приводит его слова: «Тот предатель Атау-альпа ... не мог быть сыном Уайна Капака, нашего инки, а какого-нибудь индейца Кито, с которым его мать обманула нашего короля; ибо, если бы он был инкой, он не только не совершил бы жестокости и отвратительные мерзости, которые он совершил, но даже не сумел бы их себе представить, потому что учение наших предков никогда не [направляло] нас на причинение зла кому бы то ни было, даже врагам, и тем более родственникам, а только оказания множества добра для всех»24. Потомок инков отказывается считать Атауальпу правителем с моральной точки зрения, а не в связи с обстоятельствами его рождения, которые могут рассматриваться только как предлог.

Обвинения в неподобающем поведении, которые Гарсиласо и прочие хронисты предъявляют Атауальпе, также не могут служить достаточным основанием для того, чтобы считать его незаконным правителем. К началу XVI в. в Куско проживали сотни людей королевской крови, которые были готовы не упустить свои шансы на престол. Придворная борьба время от времени переходила границы приличий. Десятый инка Тупак Юпанки был отравлен одной из своих жен; один его брат, Гуаман Ачачи, посадил на престол младшего сына покойного правителя, а другой брат, Уальпайя, назначенный регентом, попытался убить племянника, чтобы освободить трон для собственного сына25. Гарсиласо же, рассказывая о смерти Тупака Юпанки и восшествии на престол его сына Уайна Капака, ни словом не упоминает об этих событиях, рисуя идиллическую картину спокойной кончины владыки: «По прошествии нескольких лет спокойствия и отдыха, в которых пребывал Тупак Инка Юпанки, он так заболел, что почувствовал, что умирает; он позвал принца Уайна Капака и остальных своих сыновей <...> Он сказал им то, что обычно говорили короли в качестве завещания; он вручил их заботам мир, и правосудие, и благодеяния в пользу вассалов; он обязал их, чтобы во всем они проявляли себя как настоящие дети Солнца»26. Подобная «лакировка» событий вообще очень характерна для труда Гарсиласо; инка по крови, он старательно затушевывает те события, которые кажутся ему недостойными памяти его предков.

Случай Атауальпы был не единственным примером узурпации власти в государстве инков. Если учитывать, что мы не имеем точных данных о ранних периодах существования империи, можно привести не менее десятка примеров, когда передача власти (как правило, от отца к сыну) обострялась внутридинастической, а то и междинастической борьбой27. Даже обстоятельства прихода к власти последнего (по индейской версии) правителя инков -

Тупака Амару - позволяют предполагать, что предыдущий правитель был убит, возможно, не без участия самого Тупака Амару; это не мешает считать его абсолютно законным наследником уже ставшего фиктивным престола. Особняком стоит история о смене династии: в XIV в. после смерти инки Капака Юпанки (принадлежавшего к династии Хурин, или династии Нижнего Куско) власть перешла к Инке Рока из династии Ханан (или династии Верхнего Куско)28. На этом фоне действия Атауальпы не должны казаться хронистам столь ужасными.

Удивительно, но сам Гарсиласо фактически признает, что правитель Кито не был виноват в развязавшейся войне. Описывая пребывание Атауальпы в Кахамарке после смерти Уайна Капака, хронист пишет: «После смерти Уайна Капака два его сына царствовали четыре года или пять лет29 в мире и спокойствии как сами по себе, так и один с другим... Инка Атауальпа ... не пытался вести новые завоевания, поскольку был занят благодеяниями для своих вассалов и для себя самого30». Дальше он пишет, что Уаскар переживал по поводу того, что Кито «оказалось отобрано и отчуждено от его империи», потому что «королевство Кито и все остальные провинции, которыми он [Атауальпа] владел вместе с ним, входили в корону и империю Куско; а что его согласие на то, что приказал ему его отец, было скорее вынужденным подчинением отцу, нежели справедливостью правосудия, ибо оно причиняло вред короне и убыток тем, кто ее наследовал; по этой причине отец не должен был приказывать такое, а он не был обязан выполнять это31». Иными словами, Уаскар пожалел о том, что подчинился решению отца о разделе империи, и потребовал от Атауальпы покорности. Тот согласился; тогда Уаскар потребовал от Атауальпы явиться в Куско, «чтобы изъявить ему [Уаскару] покорность и принести торжественную клятву верности и лояльности, которую он задолжал». Атауальпа пришел в Куско с огромным войском (которое сначала выдавало себя за группы паломников) и разбил войска Уаскара неподалеку от столицы. Инициатором конфликта даже в изображении Гарсиласо выступает Уаскар, а не его брат. Хуан де Бетансос, который более подробно, чем другие хронисты, излагает обстоятельства этого военного конфликта, пишет, что причиной столкновения стала провокация Уаскара - высказанное им презрительное отношение к дарам, которые прислал ему Атауаль-па32. Кстати, Гарсиласо упоминает Бетансоса только один раз - как владельца дома в Куско33, но совершенно игнорирует его хронику, о существовании которой не знал или не хотел знать.

Таким образом, ни происхождение Атауальпы, ни развязанная им война не могут быть объяснением того, почему его власть

не признавалась легитимной. Во многих древних государствах Старого Света правители получали власть путем завоеваний. В доиспанской Южной Америке право «завоеванной земли», очевидно, не действовало. Сармьенто де Гамбоа, рассказывая о легендарном периоде инкской истории, пишет: «Когда [жители] одного селения узнавали, что некоторые из других шли, чтобы начать с ними войну, они старались [найти] человека среди своих и даже из чужих для своей родины, который был бы храбрым воином. И много раз такой человек сам по своей воле предлагал себя защитить их и воевать за них против их врагов. И за этим таким [воином] они шли, и подчинялись ему, и выполняли его приказания во время войны. Но, как только она заканчивалась, он становился, как и прежде и как остальные [люди] селения, частным лицом; ни до этого, ни после этого ему не давали подать, ни какого-либо оброка. Такого называли в те времена и его и сейчас называют синче, что означает то же, что и "храбрый". Этим термином син-чикона, что означает "храбрый сейчас", они называли его подобно тому, как говорят: "Сейчас, пока идет война, ты будешь нашим храбрым, после - нет"»34.

Традиционно этот отрывок используется, чтобы показать изначально военный характер власти верховных правителей доиспан-ского Перу. Но указание на то, что таким вождем мог стать иноплеменник, причем после этого он не получал никакой власти, позволяет утверждать, что военная доблесть не считалась фактором, влияющим на получение власти. Для многих цивилизаций Старого Света право завоевателя было безоговорочным; тем более это касалось империй - как древневосточных, так и античных. Эллинистические цари прямо называли подвластные им территории землями, «завоеванными копьем» (8opíктnтov %Ъра)35. Важно подчеркнуть, что получивший власть правитель империи инков не сразу начинал завоевания. Этому предшествовал длительный период, когда наследник совершал погребальные церемонии и объезжал свою страну.

Рассказы Гарсиласо о первых годах царствования правителей империи довольно стереотипны. Так, Инка Рока, шестой правитель инков, «после смерти своего отца принял красную повязку и, исполнив погребальные почести, посетил свое королевство: он потратил на посещение первые три года своего царствования. После чего он приказал собрать воинов, чтобы продолжить свои завоевания в направлении Чинча-суйю ...»36. Тупак Юпанки (одиннадцатый король) «после смерти своего отца возложил на себя красную бахрому и исполнил обряд поминаний, и другие церемонии, и жертвоприношения, которые воздавались умершим королям,

на что он потратил первый год своего царствования, [затем он] направился посетить свои королевства и провинции, что являлось первым делом, совершавшимся инками, унаследовавшими престол, чтобы познакомиться [самому] и быть известным и любимым своими вассалами... Он потратил на посещение четыре долгих года, а закончив его и оставив у вассалов чувства удовлетворения и радости, [вызванные] его величием и добрым характером, он приказал в наступающем году снарядить сорок тысяч воинов, чтобы продолжить завоевание...»37.

Четыре года - срок немалый. Даже если учитывать огромные размеры империи, простиравшейся к началу правления Инки Тупака Юпанки от северной Колумбии до центральных районов современного Чили, потратить столько времени на простой объезд территории невозможно. На самом деле такая «экспедиция» взошедшего на престол Инки являлась одним из способов легитимации власти, известным и в других регионах мира - так, например, княгиня Ольга тоже первым делом объезжает подвластные ей районы Киевской Руси, устанавливая «уроки и погосты». Фактически империя признавала того правителя, который совершил этот полуритуальный объезд; разумеется, во время него решались какие-то местные проблемы, но главной задачей поездки нового правителя было именно обеспечение признания своей власти всеми регионами его страны.

Такая версия позволяет объяснить, почему на большей части территории государства инков власть Атауальпы так и не была признана. Неудивительно, что его не считает законным правителем Гуаман Пома де Айала, происходивший из провинции Лука-нас, расположенной значительно ближе к Куско, чем к Кахамар-ке. Поздние правители инков, вплоть до Тупака Амару, располагали свои резиденции в районе Куско, а значит, тоже считали себя преемниками Уаскара, а не короля Кито. Их последняя столица Вилькабамба, об обнаружении которой было объявлено только в феврале 2002 г., находилась менее чем в 200 км от Куско38. Четыре-пять лет мирной жизни, о которых говорит Гарсиласо, Уаскар и Атауальпа использовали как раз для того, чтобы объехать свои владения, а значит, в северной части государства инков власть Атауальпы, возможно, была признана законной.

Лишнее подтверждение этому дает позиции хрониста Бласа Валеры. Известно, что в отличие от других авторов, писавших историю этого региона, Валера относится к Атауальпе сочувственно и даже с определенной симпатией39. Причины такого отношения для большинства исследователей остаются загадкой, но ее можно разрешить, если вспомнить, что Блас Валера родился в 1544 г.

в провинции Чачапойяс, по соседству с Кахамаркой, столицей Атауальпы40. Вне всякого сомнения, Чачапойяс входил в состав королевства Кито, и, следовательно, Атауальпа воспринимался там как вполне легитимный правитель. Интересно, что Хуан де Бетан-сос, сообщивший столь важные сведения о причинах конфликта между Уаскаром и Атауальпой, также был связан с Северным Перу: он был женат на донье Анхелине Юпанки - племяннице Уайна Капака и жене Атауальпы (она приехала в Кахамарку и стала женой последнего правителя инков в возрасте десяти лет)41. Правда, вся остальная жизнь Бетансоса в Перу была связана с Куско и Лимой, но, разумеется, жена была для него историческим источником неоценимой важности.

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Кризисное состояние инкского государства после смерти Уайна Капака является общепризнанным42. Огромная империя, созданная менее чем за 100 лет, столкнулась с определенными проблемами в сфере управления. Институт соправления (сорегентства), введенный в империи инков в XV в. и существовавший в большинстве империй Старого Света, очевидно, мог предоставить выход из этой ситуации. Империя делится на две части - под управлением Уаскара и под управлением Атауальпы. Как нередко бывает, соперничество между соправителями (возможно, они даже считали себя самостоятельными правителями) переросло в вооруженный конфликт, победа в котором осталась за Атауальпой. Пришедшие в этот момент в Перу испанцы применили старую тактику «divide et impera» и поддержали более слабую сторону. Поэтому северные области страны были захвачены ими сразу, а в центральных районах на протяжении примерно четырех десятков лет сохранялась видимость инкского правления. Неудивительно, что на таком историческом фоне Атауальпа выглядел исключительно негативно.

Хроника Гарсиласо заканчивается довольно странно. Рассказав о зверствах Атауальпы43, хронист обрывает рассказ, как бы не желая рассказывать о приходе испанцев. Деятели Конкисты упоминаются в тексте, но вскользь; сколько-нибудь связного повествования о походе Писарро нет, а имя самого Писарро называется меньше десяти раз, причем по малозначимым поводам. Мимоходом упоминаются только пленение и убийство (не казнь!) Атауальпы44 и его огромный выкуп45, но никакие подробности не приводятся, словно речь идет о сюжетах общеизвестных (как оно, скорее всего, в то время и было). При этом Гарсиласо допускает любопытную ошибку: он датирует смерть Уайна Капака 1523 г.46, тогда как сегодня это событие датируется 1525 и даже 1528 г.47 Чем вызвана такая ошибка? Возможно, Гарсиласо просто подвели источники,

а может быть, это было сделано намеренно: если признать, что военный конфликт между Уаскаром и Атауальпой начался не в 1527-1528 гг., а несколькими годами позже, то длительная и кровопролитная гражданская война превратится в сравнительно небольшой по времени конфликт, как это и воспринимается в современной историографии. Не исключено, что Атауальпа просто стал жертвой «заговора хронистов». Испанцам было выгодно представить его как нелегитимного правителя. Окончательно прояснить ситуацию сможет только привлечение новых источников, в первую очередь индейских.

Примечания

7

1 Разные источники предлагают даты от 24 июня до 29 августа. См.: Szaszdi Nagy A. Algo mas sobre la fecha de la muerte de Atahuallpa // Historiografía y bibliografía americanistas. 30 (2). Seville, 1986. P. 76.

2 Наиболее полный рассказ см.: Prescott W.H. History of the Conquest of Peru. L., 1901. P. 431-432.

3 Кузьмищев В.А. У истоков общественной мысли Перу. Гарсиласо и его история инков. М., 1979. С. 54.

4 См.: Свет Я.М. Трагедия в Вилькабамбе // Латинская Америка. 1972. № 4. С. 95-109.

5 См.: Кеймен Г. Испания: дорога к империи. М., 2007. С. 163-164.

6 Baudin L. A socialist empire. Princeton, 1961. P. 211-212. Santillan F. de. Relacion del origen, descendencia, politica y gobierno de los Incas // Tres relaciones de antiqüedades peruanas. Madrid, 1879. § 58. P. 1-33. Cieza de Leon P. de. Cronica del Peru. El señorio de los Incas. Caracas, 2005. Cap. LXX-LXXIV.

Cabello Balboa M. Miscelanea antartica: una historia del Peru antiguo. Lima, 1951. Cap. XXIV. См. также.: Brundage B.C. Empire of the Inca. Norman, 1985. P. 263273.

Obras completas del Inca Garcilaso de la Vega. Madrid, 1965 (далее - Garcilaso). Рус. пер.: Инка Гарсиласо де ла Вега. История государства инков. Л., 1974. Здесь и далее цитаты из труда Гарсиласо даны в переводе В.А. Кузьмищева. Определяющее влияние труда Гарсиласо на современную историографию объясняется тем, что это самая крупная из хроник истории Перу, к тому же вышедшая значительно позже трудов других хронистов и опирающаяся на них. Источниками информации для Гарсиласо были работы Сьесы де Леона, Бласа Валеры, Хосе де Акосты, Лопеса де Гомары, которые он неоднократно упоминает и даже цитирует.

11 Garcilaso, IX, 15.

12 Ibid. 12.

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

10

13 Кузьмищев В.А. Указ. соч. С. 15.

14 Garcilaso, II, 15; V, 21.

15 Ibid. IV, 10.

16 Lopez de Gomara F. Hispania Vixtrix. Primera y secunda parte de la historia general de las Indias. Madrid, 1852. Cap. CXIII.

17 Guaman Poma de Ayala F. El Primer Nueva Coronica y Bien Gobierno Conpuesto por Don Phelipe Guaman Poma de Aiala. L. 5. Текст цитируется по оригиналу рукописи, который хранится в Королевской библиотеке в Копенгагене.

18 Койя (colla) - царица, женщина царского рода.

19 Garcilaso, VI, 34.

20 Ibid. VI, 33.

21 Cobo B. Historia del Nuevo Mundo. Madrid, 1964. XII, 14.

22 Palencia F. de. Primera y segunda parte de la historia del Peru. Seville, 1571. II, 3, 5.

23 Сакральный характер власти верховных правителей доиспанского Перу уже неоднократно анализировался в зарубежной и отечественной историографии. См., напр.: Березкин Ю.Е. Сакрализация власти в доиспанском Перу // Сакрализация власти в истории цивилизации. М., 2005. Ч. 1. С. 161-196.

24 Garcilaso, IX, 39.

25 См.: Purizaga M. Huayna Capac // Biblioteca Hombres del Peru. Lima, 1964. P. 63.

26 Garcilaso, VIII, 8.

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

27 Подборку материалов см.: Hiltunen J.J. Ancient Kings of Peru. Helsinki, 1999. P. 367-368. Appendix 2b.

28 Существуют различные версии этих событий. См.: Murua M. de. Historia del origin y genealogia real de los reyes Incas del Peru. Madrid, 1946. Cap. XXI; Rostworowski de Diez Canseco M. Pachacutec Inca Yupanqui. Lima, 1953. P. 22-24; Baudin L. Daily life in Peru under the last Incas. N. Y., 1962. P. 53.

29 См.: Hiltunen J.J. Op. cit. P. 368.

30 Garcilaso, IX, 32.

31 Ibid.

32 Betanzos J. de. Suma y narracion de los Incas. Madrid, 1987. II, 2.

33 Garcilaso, VII, 11.

34 Sarmiento de Gamboa P. Historia Indica. Madrid, 1965. P. 210; цит. по: Кузьмищев В.А. У истоков общественной мысли Перу. С. 11.

35 Diod., XVIII, 59, 5.

36 Garcilaso, IV, 15.

37 Garsilaso, VIII, 1.

38 См.: Кеймен Г. Указ. соч. С. 164.

39 Hyland S. The Jesuit & the Incas. The Extraordinary Life of Blas Valera, S.J. Ann Arbor, 2004. P. 118-119.

40 Egaña A. de. Monumenta peruana. Roma, 1954. Vol. 1. P. 284.

41 Hamilton R. Juan de Betanzos and Inca tradition // Betanzos J. de. Narrative of the Incas. Austin, 1996. P. IX-X.

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

42 Historia general del exercito peruano. T. II. Pt. 1. Lima, 1980. P. 103-126.

43 Ссылаясь на данные испанского хрониста Диего Фернандеса, Гарсиласо (IX, 37) утверждает, что во время гражданской войны погибло более 150 тыс. человек.

44 Garcilaso, V, 21.

45 Ibid. VI, 2.

46 Ibid/ IX, 14.

47 Hiltunen J.J. Op. cit. P. 368.