Научная статья на тему 'Анализ изменений уголовного закона за 2017 год'

Анализ изменений уголовного закона за 2017 год Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
958
124
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Журнал
Виктимология
Область наук
Ключевые слова
ИЗМЕНЕНИЯ УГОЛОВНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА / СУИЦИДАЛЬНОЕ ПОВЕДЕНИЕ / РЕАЛИЗАЦИЯ АЛКОГОЛЬНОЙ И ИНОЙ СПИРТСОДЕРЖАЩЕЙ ПРОДУКЦИИ / НАЛОГИ / СТРАХОВЫЕ СБОРЫ

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Дробот С.А.

В статье анализируются основные изменения действующего уголовного законодательства в 2017 году. Исследуются причины законодательных поправок и их возможное влияние на социальные условия в Российской Федерации. Также предлагается авторское толкование некоторых положений вновь введенных законодателем составов преступлений.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Analysis of changes to the criminal law for

The article analyzes the main changes in the current criminal legislation in 2017. The reasons of legislative amendments and their possible influence on social conditions in the Russian Federa-tion are investigated. Also, the author’s interpretation of certain provisions of newly introduced crimes by the legislator is proposed.

Текст научной работы на тему «Анализ изменений уголовного закона за 2017 год»

Виктимология 4(14) / 2017, с. 71-81

УДК 34 Дробот С. А.

АНАЛИЗ ИЗМЕНЕНИЙ УГОЛОВНОГО ЗАКОНА ЗА 2017 ГОД

В статье анализируются основные изменения действующего уголовного законодательства в 2017 году. Исследуются причины законодательных поправок и их возможное влияние на социальные условия в Российской Федерации. Также предлагается авторское толкование некоторых положений вновь введенных законодателем составов преступлений.

Ключевые слова: изменения уголовного законодательства, суицидальное поведение, реализация алкогольной и иной спиртсодержащей продукции, налоги, страховые сборы.

Изменения уголовного законодательства могут осуществляться в силу разнообразных причин, к которым могут относиться технико-юридические недостатки текста закона, необходимость приведения уголовного закона в соответствие с другими нормативными актами, а также значительные изменения социально-политических условий. В период 2017 года законодатель в полной мере реализовал весь указанный комплекс причин при внесении поправок в УК РФ.

Важно учесть, что основной массив изменений уголовного законодательства коснулся Особенной части УК РФ, причем в большинстве это выражалось в криминализации ряда общественно опасных деяний. Такая тенденция развития уголовного закона отражает наличие существенных и негативных изменений общественных условий.

В общую часть УК РФ за исследуемый период времени было внесено всего два изменения, которые не являются институциональными. Первая поправка была введена Федеральным законом от 07 марта 2017 года № ЗЗ-ФЗ [1], которая предусмотрела изменение формулировки ст. 82 УК РФ. В новой редакции нормы законодатель отказался от использования термина «лицо, осужденное к наказанию» заменив его термином «лицо, которому назначено наказание». В данном случае изменения были направлены

на приведение в единообразие категориального аппарата уголовного, уголовного процессуального и уголовно-исполнительного законодательства. При этом сущность и сфера действия нормы коррекции не подверглись. Вторая поправка реализована через Федеральный закон от 26 июля 2017 года № 203-Ф3 [2]. В данном случае было распространено действие конфискации имущества на преступные доходы от некоторых новых видов преступной деятельности. Таким образом, в п. «а» ч. 1 ст. 104.1 УК РФ было учтено появление в Особенной части УК РФ новых норм, предусматривающих извлечение преступных доходов (ст.ст. 171.3, 171.4 и 327.1 УК РФ).

В Особенной части уголовного закона одним из наиболее социально-значимых стало изменение главы 16 УК РФ «Преступления против жизни и здоровья». В настоящей главе были сформулированы новые составы преступлений, направленные на противодействие побуждению к суицидальному поведению. Обозначенные законодательные поправки связаны с резко выросшим интересом молодежной части населения страны к суицидальной тематике. Данная проблема стала наиболее опасной для несовершеннолетних лиц, образующих, так называемое, интернет-сообщество. За последние 2-3 года мы наблюдали активное появление в интернет сети «клубов самоубийц»,

чья пропагандистская деятельность оказалась очень эффективной [3]. Современный культурный тренд на всё связанное со смертью, желание выделится, навязчивое общение через различные чаты часто оказывает разрушительное воздействие на несформировавшуюся и неокрепшую психику детей. Еще недавно наличие интернет-групп, объединенных тематикой самоубийства, вызывало только удивление и усмешку. Однако серия резонансных происшествий заставило обратить внимание общества и правоохранительных органов на сложившуюся ситуацию. Однако никаких реальных уголовно-правовых механизмов противодействия деятельности лиц, организующих в Интернете пропаганду самоубийства, фактически не было. Поэтому государство в большей степени реагировало административными мерами, чаще всего через блокирование доступа к соответствующим ресурсам. Правовая система в целом оказалось не готова к появлению описанной социальной проблемы. Именно в связи с этим глава 16 УК РФ дополнилась ч. 2 ст. 110 УК РФ и ст.ст. 110.1 и 110.2 УК РФ [4].

Законодательные изменения ужесточили наказуемость доведения до самоубийства, путем введения в ст. 110 УК РФ ряда квалифицирующих признаков (например, несовершеннолетний возраст потерпевшего и использование информационно-телекоммуникационных систем). Также в качестве новых составов преступлений было криминализировано склонение к совершению самоубийства или содействие совершению самоубийства (ст. 110.1 УК РФ) и организация деятельности, направленной на побуждение к совершению самоубийства (ст. 110.2 УК РФ). По мысли законодателя указанные дополнения уголовного закона должны запретить и пресечь деятельность по пропаганде суицида, а также оказать предупредительное воздействие на всех лиц желающих создать или поучаствовать в деятельности «клубов самоубийц».

В развитие положений, заложенных во внесенных поправках, был принят закон, предусмотревший дополнительные изменения норм, связанных с предупреждением распространения суицидальной идеологии [5]. Эти изменения уголовного закона коснулись в основном сферы наказания, в сторону ужесточения

государственной репрессии. Это коснулось ст.ст. 110, 110.1 и 110.2 УК РФ, в которых ответственность за преступления с квалифицированными составами резко ужесточилась. Кроме того, в ч. 5 ст. 110.1 УК РФ был расширен перечень специальных потерпевших, которые были доведены до самоубийства или покушения на самоубийство. К таким потерпевшим законодатель отнес наиболее социально и психологически уязвимых лиц (несовершеннолетних, лиц в беспомощном состоянии, женщин в состоянии беременности и т.п.). При этом санкция ч. 5 ст. 110.1 УК РФ была фактически удвоена. Также ст. 110.1 УК РФ была дополнена ст. 6, в которой описывается наступление тяжких последствий в виде самоубийства или попытки самоубийства нескольких лиц. В данном случае предполагается, что пропагандистская деятельность виновного лица по своей вредоносности начала приобретать характер массового явления.

В результате анализа внесенных изменений уголовного законодательства становится очевидным наличие стратегического намерения государства воспрепятствовать развитию и распространению суицидального поведения и суицидальной идеологии. По характеру санкций ст.ст. 110, 110.1 и 110.2 УК РФ указанный вид антиобщественной деятельности фактически приравнивается к убийству.

Отмечая необходимость и важность ранее описанных изменений уголовного закона в сфере противодействия суицидальному поведению, следует обратить внимание на то, что два закона по данной тематике были приняты с разницей в 22 дня. Причем второй закон был принят в дополнение и развитие первого. Представляется очевидным, что за 3 недели правоприменительная практика по вновь введенным нормам сформироваться не могла и соответственно Федеральный закон от 29 июля 2017 года № 248-ФЗ опирался на те же положения и данные, что и Закон от 07 июля 2017 года № 120-ФЗ. Таким образом, основной задачей Федерального закона от 29 июля 2017 года № 248-ФЗ являлось устранение недостатков предыдущего закона. Законодатель исправил только что принятый им закон. Это с очевидностью указывает на то, что Федеральный закон от

07 июля 2017 года № 120-ФЗ был принят без должного уровня оценки и подготовки, что в свою очередь обозначает непри-емлимо низкий уровень законотворческой деятельности осуществляемой Государственной Думой РФ.

Федеральный закон от 07 июля 2017 года № 120-ФЗ, кроме ранее указанного, предусмотрел и развитие главы 20 УК РФ в сфере защиты интересов воспитания несовершеннолетних. Данная глава была дополнена новой ст. 151.2 УК РФ «Вовлечение несовершеннолетнего в совершение действий, представляющих опасность для жизни несовершеннолетнего». Появление этой нормы означает, что законодатель обратил внимание на опасный уровень развития экстремальных видов отдыха и развлечений. Несовершеннолетние лица в силу психологической неразвитости и недостаточности жизненного опыта часто совершают откровенно опасные и при этом ненужные поступки. Эта проблема возникла давно, но в прошлом она не рассматривалась как слишком значимая, и законодатель предлагал бороться с распространением данного явления мерами административного характера. Однако современный уровень развития видеозаписывающей техники, информационных и телекоммуникационных систем позволяет экстре-малам сделать зрителями своих поступков неограниченную аудиторию лиц. Так в сети Интернет легко можно найти видеоролики молодых лиц, прыгающих с высоты без страховки, самоподжигающихся или совершающих иные очень опасные для жизни и здоровья поступки [6]. В результате, к сожалению, подобный вид развлечений приобрел популярность. Этим стали пользоваться лица, желающие прославиться или просто заработать на продажах видеоматериалов или иным способом. В итоге возник культ и пропаганда экстремального и крайне опасного поведения, не вызванного никакой необходимостью. Подобные подстрекательские действия убеждают в том, что неподготовленный человек способен на совершение нестандартных и опасных действий и при этом может очень прославиться и доказать, что лучше других. Такая информация наиболее эффективно воздействует на несовершеннолетних, которые пытаются повторить увиденные поступки и калечатся или гибнут.

Исходя из сказанного, законодатель установил уголовную ответственность за любое склонение или иное вовлечение несовершеннолетних в совершение противоправных и опасных для жизни поступков. В данном случае предпринята попытка защитить несовершеннолетних лиц от вредоносной пропаганды (не случайно норма вводится тем же законом, который направлен на противодействие пропаганде суицидального поведения), осуществляемой взрослыми, то есть совершеннолетними лицами. Следует обратить внимание, что изменения уголовного закона не коснулись темы отрицательного воздействия информации об экстремальном поведении на совершеннолетних лиц. Здесь законодательство явно исходит из того, что взрослый человек способен оценить все риски опасного поведения и поэтому никаких специальных уголовно-правовых норм не требуется.

Одной из интересных поправок уголовного закона стало изменение ст. 116 УК РФ, устанавливающей ответственность за побои [7]. Если посмотреть на эту норму в ретроспективе, то можно обратить внимание на то, что она до 2016 года не менялась с момента вступления в силу УК РФ. При этом ст. 116 УК РФ подвергалась критике как со стороны правоохранительных органов и Верховного Суда РФ, так и со стороны научного сообщества. Главная претензия к этой норме заключалась в её низкой правоприменительной эффективности. Являясь уголовно-правовой нормой, ст. 116 УК РФ относилась по своему основному составу к частному обвинению и поэтому ч. 1 ст. 116 УК РФ фактически не применялась. Кроме того, Верховный Суд РФ выражал сомнение в достаточности общественной опасности для деяния, закрепленного в ч. 1 ст. 116 УК РФ, чтобы признавать его преступлением [8]. Реагируя на эти замечания, законодатель принял ряд изменений указанной нормы1: 1) простые побои (без отягчающих признаков) были декри-минализированы и переданы в сферу действия административного законода-

1 Федеральный закон от 03 июля 2016 года № 323-ФЭ «О внесении изменений в Уголов-ный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации по вопросам совершенствования оснований и порядка освобождения от уголовной ответственности» // Информационно справочная система «Консультант плюс».

тельства (ст. 6.1.1 КоАП РФ), 2) была введена ст. 116.1 УК РФ предусмотревшая ответственность за неоднократные побои. В этой редакции ст. 116 УК РФ законодатель в качестве специального потерпевшего назвал лиц близких виновному. Это положение уголовного закона вызвало резкую критику, основанную на том, что Конституция РФ и иное действующее законодательство не предусматривает особой правовой защиты от насильственных посягательств близких лиц в сравнении с другими физическими лицами. Таким образом, данная законодательная формулировка представлялась не конституционной и в целом не разумной. Ссылка на то, что чаще всего жертвами агрессии лиц виновных в совершении побоев становятся близкие лица выглядит как явно недостаточная.

В целом реагируя на справедливые замечания по поводу редакции ст. 116 УК РФ, Законом от 07 февраля 2017 года № 8-ФЗ были внесены поправки в указанную норму, исключившие близких лиц в качестве специальных потерпевших. Теперь побои в отношении близких лиц должны будут квалифицироваться как административное правонарушение, наравне с аналогичными деяниями против любых граждан.

В действующей редакции ст. 116 УК РФ нет указания на несовершеннолетних лиц в качестве потерпевших. Однако эта категорию лиц, а особенно малолетние, являются крайне виктимной группой населения. Широкую известность приобрели некоторые случаи издевательств и избиений малолетних со стороны как взрослых, так и других более старших несовершеннолетних. Поэтому представляется, что мер закрепленных в КоАП РФ, может не хватить для пресечения насильственных посягательств на несовершеннолетних. Исходя из этого, законодателю следовало бы комплексно и взвешенно оценить возможность введения уголовной ответственности за побои в отношении несовершеннолетних. Это могла бы быть отдельная норма УК РФ.

Другим изменением уголовного закона стало дополнение главы 19 УК РФ новой нормой предусмотревшей ответственность за нарушение избирательного законодательства. В данном случае уголовное законодательство отреагировало на ряд скандальных ситуаций имевших ме-

сто на федеральных и региональных выборах, связанных с незаконными манипуляциями с избирательными бюллетенями. Попытки незаконно повлиять на результат волеизъявления граждан вызвали значительный общественный резонанс и стали питательной средой для конфликта населения и властных структур. Осознавая опасность развития недоверия со стороны населения к системе избирательной демократии, законодатель принял ряд мер для усиления контроля за ходом выборов. Одной из таких значимых мер стало введение ст. 142.2 УК РФ. Эта уголовно-правовая норма в качестве преступного деяния называет предоставление гражданам для незаконного голосования избирательных бюллетеней. Также криминализован сам факт незаконного получения членами избирательных комиссий бюллетеней для голосования. Таким образом, в ст. 142.2 УК РФ в качестве преступления обозначены широко известные нарушения избирательного голосования, такие как «вброс заполненных бюллетеней», «избирательные карусели» и т.п. Всё это указывает на то, что государство заинтересовано в развитии доверия и уважения граждан к избирательной системе страны.

В июле 2017 года в уголовный закон были внесены значительные изменения, связанные с уголовной ответственностью за преступления в сфере экономической деятельности [9]. Первая группа изменений направлена на регулирование оборота алкогольной и спиртосодержащей продукции. Особое внимание государства к данной сфере экономической деятельности имеет глубокие исторические корни. До 19 века в России существовала полная монополия государства на изготовление и реализацию алкогольной продукции. Это было обусловлено необходимостью пополнения фондов государ -ства и долгое время частные лица не допускались до этого вида бизнеса. В дальнейшем произошло ослабление участия государстве в сфере продажи и оборота алкоголя, но при этом жесткий контроль за этим рынком сохранялся. Так последние государственные бюджеты Российской империи перед Первой мировой войной назывались «пьяными», так как основную статью дохода в них составляли налоги с производителей и продавцов алкоголя. В советский период рынок обо-

рота алкогольной продукции был национализирован и стал частью советской системы хозяйствования. При этом указанная сфера продолжала пользоваться особым вниманием. Алкоголь продолжал исполнять роль важнейшего поставщика доходов в государственный бюджет. При этом доходы от продажи алкоголя позволяли эффективно компенсировать потери от колебаний цены на нефть. Также поставки спиртосодержащей продукции внутри страны выступали в качестве некоего «социального стабилизатора» (например, малые народы Севера получали этот продукт бесплатно).

Алкогольный рынок в новейшее время испытал два значительных изменения. Во-первых, в конце 80-х годов 20 века в результате массированной антиалкогольной компании произошел резкий спад производства и продажи алкогольной продукции. Эффект улучшения здоровья населения вскорости был полностью перекрыт негативными последствиями, к которым следует отнести резкий рост теневого оборота алкоголя, увеличилось употребление населением спиртовых суррогатов и соответственно увеличение смертности от отравлений, нетрудовое обогащение лиц, имеющих доступ к алкоголю и т.п. Современные экономисты также одной из причин быстрого экономического краха СССР называют непродуманную антиалкогольную компанию, которая лишила страну «финансовой подушки безопасности», в результате чего при падении цен на нефть поддержать уменьшившийся государственный бюджет оказалось нечем. Во вторых, в 90-годы была отменена монополия государства на производство и продажу алкогольной продукции. Незаконный оборот алкогольной и особенно спиртосодержащей продукции стал частью криминального бизнеса, что спровоцировало потерю государством налоговых доходов, массовые отравления и общую деградацию населения.

Начиная с 2000-х годов, государство стало увеличивать свое присутствие на рынке алкогольной продукции, усиливая меры контроля за оборотом и качеством, ограничивая бесконтрольную продажу и увеличивая размер государственных сборов (например, были введены акцизы). Однако наиболее радикальные меры предприняты не были. Так, например,

предложения по восстановлению государственной монополии на производство и (или) продажу алкогольной и иной спиртосодержащей продукции с учетом социальных и криминальных рисков реализованы не были (что представляется вполне разумным). Обозначенные изменения главы 22 УК РФ, являются продолжением данной тенденции в государ -ственной политике.

В уголовный закон были введены две новые нормы, предусмотренные ст. 171.3 и ст. 171.4 УК РФ. В ст. 171.3 УК РФ в качестве преступного деяния обозначены действия по обороту, в том числе розничной продаже, этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции. Обязательным условием наступления уголовной ответственности устанавливается отсутствие лицензии, когда таковая обязательна. В данном случае законодатель описал специальный вид незаконного предпринимательства, что подтверждается тем, что в ст. 171 УК РФ запрещается учитывать в качестве дохода денежные суммы, полученные за счет совершения деяния, описанного в ст. 171.3 УК РФ2. Важно обратить внимание на то, что предметом преступления называется не только алкогольная, но любая спиртовая продукция. Таким образом, сфера применения нормы распространяется как на оборот, пищевой спиртовой продукции, так и не пищевой (медицинские препараты, технические жидкости и т.д.). Кроме того, обязательным признаком состава преступления законодатель предусмотрел извлечение дохода в крупном размере, с которым связывается момент окончания преступления. Представляется, что отсутствие в составе признака вреда здоровью, указывает на исключительно экономические цели законодателя, которые он намеревается достичь, пресекая незаконный оборот алкогольной и иной спиртосодержащей продукции.

В ст. 171.4 законодатель криминализировал незаконную розничную продажу алкогольной и иной спиртосодержащей пищевой продукции. Важной особенностью введенного состава преступления стала административная преюдиция, реализованная через признак «неоднократ-

2 Данная редакция ст. 171 УК РФ введена тем же законом, который предусмотрел ст. 171.3 УК РФ.

но». Сферой применения данной нормы является любая незаконная розничная торговля соответствующей продукцией осуществляемая физическим лицом без надлежащего разрешения, а также индивидуальным предпринимателем, кроме изъятий, закрепленных в примечании к ст. 171.4 УК РФ. Эти изъятия основаны на упрощенном порядке реализации слабоалкогольной продукции (пиво, сидр), а также на особом порядке регулирования сферы торговли собственной винной продукцией, осуществляемой фермерскими и крестьянскими хозяйствами. Как видится, смысл указанной уголовно-правовой нормы заключается в том, чтобы противодействовать любой неконтролируемой торговле алкогольной продукцией. Этот вывод следует из того, что законодатель не обозначил экономических признаков, необходимых для признания преступления оконченным (ущерб или доход). Исходя из этого, назначение нормы заключается не столько в защите экономических интересов страны, как в поддержании режима розничной продажи алкогольной продукции. Из сказанного следует что ст.ст. 171.3 и 171.4 УК РФ, несмотря на определенное сходство разные по сути. Субъектом преступления, закрепленного в ст. 171.3 УК РФ, выступает лицо, ответственное за осуществление экономической деятельности, руководитель организации. При этом в ст. 171.4 УК РРФ субъектом является фактический продавец, то есть тот, кто передает конкретному клиенту приобретенный им товар. В качестве преступного деяния по ст. 171.4 УК РФ может выступать нарушение времени и места торговли, использование запрещенной для розничной продажи тары и т.д. При этом наличие лицензии, зарегистрированность поставщика алкоголя значения не имеет.

Вторая группа изменений главы 22 УК РФ связана с системой взимания налогов и обязательных страховых взносов [10]. Представляется, что данные поправки в уголовный закон были вызваны следующими причинами:

1) необходимость устранения возможности не правильного толкования положений норм, предусматривающих ответственность за совершение налоговых и страховых преступлений;

2) определение сферы применения отдельных норм;

3) необходимость особого подхода к исполнению Федерального закона «Об обязательном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваниях» от 24 июля 1998 года [11].

Первая причина реализовалась в появлении в ст.ст. 198 и 199 УК РФ термина «плательщик страховых взносов». В прежней редакции указанных норм подразумевался плательщик налогов и иных сборов. Понятие «иных сборов» было достаточно абстрактным, хотя в теории уголовного права под иными сборами подразумевались взносы в государственные внебюджетные фонды. Однако при этом «иные сборы» можно было толковать только как сборы, не являющиеся налогом, но предусмотренные налоговым законодательством (например, пошлина). Таким образом, возникал вопрос о том, распространяется ли действие нормы на сферу обязательных страховых взносов, которые налоговым законодательством не регулируются. Законодатель в новой редакции норм дополнил диспозиции признаком страховых взносов, исключив, таким образом, возможность неоднозначного толкования данных составов преступления. Здесь была очень четко обозначена сфера и границы применения этих норм, то есть они распространяются и на платежи, предусмотренные налоговым законодательством (налоги и иные сборы), и на обязательные страховые взносы (например, в пенсионный фонд).

Вторая причина связана с неточностью формулировок примечаний к ст. 198 УК РФ и к ст. 199 УК РФ. Законодатель добавил в эти примечания термин «в совокупности» применительно к определению суммы неуплаченных налогов и страховых взносов за три последних финансовых года. В данном случае законодатель указал, что сумма неуплаченных платежей должна образовываться путем сложения сумм неуплаченных налогов, иных сборов и обязательных страховых взносов. В прежней редакции включение в крупный размер неуплаченных платежей страховых взносов было под вопросом, так как уголовный закон не содержал однозначной формулировки.

Кроме того, вторая причина нашла своё воплощение в поправках в ст.ст. 199.1 и 199.2 УК РФ. Из диспозиции ч.1 ст. 199.1 УК РФ был изъят признак «вне-

бюджетный фонд». В действующей редакции норма стала распространять уголовную ответственность на налогового агента только за нарушения налогового, но не страхового законодательства. Таким образом, сфера применения ст. 199.1 УК РФ уменьшилась. При этом ст. 199.2 УК РФ наоборот расширила своё действие, так как законодатель дополнил содержащейся в ней состав преступления признаком «законодательство Российской Федерации об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний». Норма распространилась на сферу страховых нарушений, но только связанных со страхованием от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний.

Представляется, что эти изменения ст. ч. 1 ст. 199.2 УК РФ вызваны важностью указанной сферы страхования и тем, что эти страховые обязательства исполняются не недопустимо низком уровне. В результате потребовалась репрессивная сила уголовного законодательства. Важность для государства сферы обязательного социального страхования от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний подтверждается и появлением новых норм (ст. 199.3 УК РФ и ст. 199.4 УК РФ). Появление этих норм стало отображением третьей из указанных причин. Анализируя структуру и содержание составов преступлений, описанных в диспозициях этих уголовно-правовых норм, становится очевидным, что они являются специальным случаем составов преступлений, предусмотренных ст. 198 и ст. 199 УК РФ. Законодатель посчитал необходимым выделить в самостоятельное преступление нарушения страхового законодательства от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний. Причин такого решения проявляется в том, что в ст.ст. 199.3 и 199.4 УК РФ уголовная ответственность за нарушение требований обязательного страхования одновременно и ужесточается и смягчается. Ужесточение связано с меньшей суммой крупного размера неуплаченных платежей применительно к ст.ст. 199.3 и 199.4 УК РФ, чем к ст.ст. 198 и 199 УК РФ. Таким образом, уголовная ответственность по вновь введенным нормам наступает раньше, чем по общим нор-

мам. Смягчение ответственности отображается в санкциях норм, так как новые нормы значительно мягче по наказанию, чем ст.ст. 198 и 199 УК РФ.

Все это указывает на то, что законодатель предполагает применение особого подхода к ответственности за нарушения Федерального закона «Об обязательном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваниях» от 24 июля 1998 года, несколько отличного от того, который реализуется в отношении нарушений налогового законодательства и иного законодательства об обязательном страховании.

Еще одни поправки в уголовный закон связаны с участившимися случаями совершения хулиганских действий при эксплуатации транспортных средств. Через СМИ общественности стали известны многие случаи, когда пассажиры становились фактически «заложниками» действий пьяных дебоширов [12]. Это происходило как на самолетах, так и на других транспортных средствах (например, на поездах). В данном случае, помимо того, граждане были вынуждены наблюдать безобразные сцены, создавалась и реальная опасность транспортной катастрофы. Это не считая потерь транспортных компаний из-за задержки рейсов, увеличения топливных затрат и имиджевых потерь. По отношению к таким хулиганским поступкам применялись меры административной ответственности, а в самых возмутительных случаях виновные привлекались к уголовной ответственности по ст. 211 УК РФ, то есть за преступление террористического характера. Такая практика в целом оказалась неудачной. Административные наказания оказывались слишком мягкими и не имели должного воздействия, а привлечение к ответственности за терроризм не находило понимания в обществе. В связи с этим правоприменителям потребовались специальные нормы уголовного закона, которые предусматривали бы ответственность за хулиганские действия в связи с работой транспорта. В 2017 году законодатель реализовал это пожелание, дополнив уголовный закон двумя положениями [13]. Первое, заключается в дополнении ч. 1 ст. 213 УК РФ «Хулиганство» новым альтернативным признаком «на железнодорожном, морском, внутреннем водном или воздушном транспорте, а

также на любом ином транспорте общего пользования». Благодаря данным изменениям уголовного закона хулиганские поступки, совершаемые непосредственно на транспортном средстве общего пользования, будут квалифицироваться как хулиганство. Другое положение выражается во введении в главу 27 УК РФ «Преступления против безопасности движения и эксплуатации транспорта» новой ст. 267.1 УК РФ, содержащей в качестве преступления действия, угрожающие безопасной эксплуатации транспортных средств. Состав данного преступления не типичен для главы 27 УК РФ. Это следует из того, что состав преступления предусмотрен как формальный, когда для указанной главы характерно формулирование составов как материальных. Кроме того, состав нового преступления предполагает вину только в виде прямого умысла, при этом другие составы предусматривают неосторожную форму вины. Таким образом, законодатель криминализировал создание опасности для безопасной эксплуатации транспортных средств. Наличие признака хулиганских побуждений в качестве обязательного обозначает то, что данное преступление является также проявлением транспортного хулиганства. Однако в отличие от преступления, закрепленного в ст. 213 УК РФ, настоящий состав подразумевает воздействие на транспорт со стороны, извне. Примером, такого проявление хулиганства может служить использование лазерной указки для ослепления пилота самолета.

Также важным представляется принятие новой редакции ст. 303 УК РФ [14]. Здесь законодатель расширил сферу действия нормы, предусматривающей ответственность за фальсификацию доказательств. Прежняя редакция данной нормы распространяла своё действие только на гражданский и уголовный процесс, а также на осуществление оперативно-розыскной деятельности. Таким образом, на административный процесс указанные положения УК не распространялись. Однако такой подход был признан ошибочным. Законодатель последовательно декриминализует некоторые виды не опасных преступлений, переводя их в сферу административного права (побои, товарная контрабанда и т.д.). В результа-

те значимость административной ответственности резко возросла и фальсификация доказательств по административным делам стала деянием с высокой общественной опасностью, что нашло отражения в изменении ст. 303 УК РФ. Как видится, в измененной редакции нормы следует обратить внимание на следующее:

1) фальсификация доказательств по административным делам по уровню общественной опасности приравнивается к аналогичным действиям в гражданском процессе;

2) в качестве субъекта преступления могут выступать не только участники административного процесса или их представители, но и должностные лица, осуществляющие административное производство.

Законодатель не обошел своим вниманием и ст. 314.1 УК РФ, предусматривающей ответственность на нарушение режима административного надзора [15]. В ч. 2 ст. 314.1 УК РФ законодатель предусмотрел административную преюдицию при неоднократном нарушении правил административного надзора. В законодательных поправках была расширена пре-юдиционность за счет совершения ряда административных правонарушений в состоянии опьянения. Как представляется законодатель в данном случае исходит из того, что само нахождение лица в состоянии опьянения при совершении административного правонарушения уже представляет опасность для общественного порядка и по этому соответствующее поведение полностью противоречит требованиям административного надзора.

В настоящем обзоре были изучены наиболее важные поправки в уголовное законодательство РФ, введенные за 2017 год. Исходя из всего ранее сказанного, можно сделать вывод, что законодатель пристально следит за социальными реалиями и старается адекватно реагировать на их значимые изменения. Очевидно, что правотворческая функция государственной власти оперативно реализуется, но при этом важно, что это не должно осуществляться в ущерб качеству принимаемых законов и системности всего законодательства РФ. К сожалению, такие недостатки законодательной деятельности не являются редкостью.

ПРИМЕЧАНИЕ:

1. Федеральный закон от 07 марта 2017 года № ЗЗ-ФЗ «О внесении изменений в статью 82 Уголовного кодекса Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации в части совершенствования института отсрочки отбывания наказания» // Информационно справочная система «Консультант плюс».

2. Федеральный закон от 26 июля 2017 года № 203-Ф3 «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» // Информационно справочная система «Консультант плюс».

3. 20 000 российских подростков записаны в клубы самоубийц // www.yar.kp.ru/ daily/24071.3/308860/.

4. Федеральный закон от 07 июля 2017 года № 120-ФЗ «О внесении изменений в уголовный кодекс российской федерации и статью 151 уголовно-процессуального кодекса российской федерации в части установления дополнительных механизмов противодействия деятельности, направленной на побуждение детей к суицидальному поведению» // Информационно справочная система «Консультант плюс».

5. Федеральный закон от 29 июля 2017 года № 248-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации» // Информационно справочная система «Консультант плюс».

6. 10 опасных увлечений подростков, которые сведут вас с ума // https://letidor.ru/ otdyh/a6-10-opasnyh-uvlecheniy-podrostkov-kotorye-svedut-vas-s-uma-11098.shtml.

7. Федеральный закон от 07 февраля 2017 года № 8-ФЗ «О внесении изменения в статью 116 Уголовного кодекса Российской Федерации» // Информационно справочная система «Консультант плюс».

8. Глава ВС Лебедев предложил исключить из УК РФ мелкие хищения и побои // http://rapsinews.ru/legislation_news/20150730/274307985.html.

9. Федеральный закон от 26 июля 2017 года № 203-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» // Информационно справочная система «Консультант плюс».

10. Федеральный закон от 26 июля 2017 года № 203-Ф3 «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» // Информационно справочная система «Консультант плюс».

11. Федеральный закон от 24 июля 1998 года № 125-ФЗ «Об обязательном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваниях» // Информационно справочная система «Консультант плюс».

12. Снова дебош: пьяный пассажир разбушевался на борту самолета Москва — Анта-лия // https://fishki.net/2327754-pyjanyj-passazhir-rejsa-moskva-antalija-ustron-debosh-na-bortu-samoleta.html.

13. Федеральный закон от 03 апреля 2017 года № 60-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и статью 151 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» // Информационно справочная система «Консультант плюс».

14. Федеральный закон от 17 апреля 2017 года № 71-ФЗ «О внесении изменений в статью 303 Уголовного кодекса Российской Федерации» // Информационно справочная система «Консультант плюс».

15. Федеральный закон от 18 июля 2017 года № 159-ФЗ «О внесении изменений в статью 314.1 Уголовного кодекса Российской Федерации» // Информационно справочная система «Консультант плюс».

REFERENCES:

1. Federal'nyy zakon ot 07 marta 2017 goda № 33-FZ «O vnesenii izmeneniy v stat'yu 82 Ugolovnogo kodeksa Rossiyskoy Federatsii i Ugo-lovno-protsessual'nyy kodeks Rossiyskoy Federatsii v chasti sovershenstvovaniya instituta otsrochki otbyvaniya nakazaniya» // Informatsionno spravochnaya sistema «Konsul'tant plyus».

2. Federal'nyy zakon ot 26 iyulya 2017 goda № 203-FZ «O vnesenii izmeneniy v Ugolovnyy kodeks Rossiyskoy Federatsii i Ugolovno-protsessual'nyy kodeks Rossiyskoy Federatsii» // Informatsionno spravochnaya sistema «Konsul'tant plyus».

3. 20 000 rossiyskikh podrostkov zapisany v kluby samoubiyts // www.yar.kp.ru/ daily/24071.3/308860/.

4. Federal'nyy zakon ot 07 iyulya 2017 goda № 120-FZ «O vnesenii izmeneniy v ugolovnyy

kodeks rossiyskoy federatsii i stat'yu 151 ugolovno-protsessual'nogo kodeksa rossiyskoy federatsii v chasti ustanovleniya dopolnitel'nykh mekhanizmov protivodeystviya deyatel'nosti, napravlennoy na pobuzhdeniye detey k suitsidal'nomu povedeniyu» // Informatsionno spravochnaya sistema «Konsul'tant plyus».

5. Federal'nyy zakon ot 29 iyulya 2017 goda № 248-FZ «O vnesenii izmeneniy v Ugolovnyy kodeks Rossiyskoy Federatsii» // Informatsionno spravochnaya sistema «Konsul'tant plyus».

6. 10 opasnykh uvlecheniy podrostkov, kotoryye svedut vas s uma // https://letidor.ru/ otdyh/a6-10-opasnyh-uvlecheniy-podrostkov-kotorye-svedut-vas-s-uma-11098.shtml. 7. Federal'nyy zakon ot 07 fevralya 2017 goda № 8-FZ «O vnesenii izmeneniya v stat'yu 116 Ugolovnogo kodeksa Rossiyskoy Federatsii» // Informatsionno spravochnaya sistema «Konsul'tant plyus».

8. Glava VS Lebedev predlozhil isklyuchit' iz UK RF melkiye khishcheniya i poboi // http://rapsinews.ru/legislation_news/20150730/274307985.html. 9. Federal'nyy zakon ot 26 iyulya 2017 goda № 203-FZ «O vnesenii izmeneniy v Ugolovnyy kodeks Rossiyskoy Federatsii i Ugolovno-protsessual'nyy kodeks Rossiyskoy Federatsii» // Informatsionno spravochnaya sistema «Konsul'tant plyus».

10. Federal'nyy zakon ot 26 iyulya 2017 goda № 203-FZ «O vnesenii izmeneniy v Ugolovnyy kodeks Rossiyskoy Federatsii i Ugolovno-protsessual'nyy kodeks Rossiyskoy Federatsii» // Informatsionno spravochnaya sistema «Konsul'tant plyus».

11. Federal'nyy zakon ot 24 iyulya 1998 goda № 125-FZ «Ob obyaza-tel'nom strakhovanii ot neschastnykh sluchayev na proizvodstve i professio-nal'nykh zabolevaniyakh» // Informatsionno spravochnaya sistema «Konsul'tant plyus».

12. Snova debosh: p'yanyy passazhir razbushevalsya na bortu samoleta Moskva — Antaliya // https://fishki.net/2327754-pyjanyj-passazhir-rejsa-moskva-antalija-ustroil-debosh-na-bortu-samoleta.html.

13. Federal'nyy zakon ot 03 aprelya 2017 goda № 60-FZ «O vnesenii izmeneniy v Ugolovnyy kodeks Rossiyskoy Federatsii i stat'yu 151 Ugolovno-protsessual'nogo kodeksa Rossiyskoy Federatsii» // Informatsionno spravochnaya sistema «Konsul'tant plyus».

14. Federal'nyy zakon ot 17 aprelya 2017 goda № 71-FZ «O vnesenii izmeneniy v stat'yu 303 Ugolovnogo kodeksa Rossiyskoy Federatsii» // Informatsionno spravochnaya sistema «Konsul'tant plyus».

15. Federal'nyy zakon ot 18 iyulya 2017 goda № 159-FZ «O vnesenii izmeneniy v stat'yu 314.1 Ugolovnogo kodeksa Rossiyskoy Federatsii» // Informatsionno spravochnaya sistema «Konsul'tant plyus».

ДРОБОТ Сергей Александрович, кандидат юридических наук, доцент, доцент кафедры уголовного права и криминологии, Институт права, Челябинский государственный университет E-mail: ugp@csu.ru

Drobot S. A.

ANALYSIS OF CHANGES TO THE CRIMINAL LAW FOR 2017

The article analyzes the main changes in the current criminal legislation in 2017. The reasons of legislative amendments and their possible influence on social conditions in the Russian Federa-tion are investigated. Also, the author's interpretation of certain provisions of newly introduced crimes by the legislator is proposed.

Keywords: changes in criminal legislation, suicidal behavior, sale of alcohol and other alcohol-containing products, taxes, insurance fees.

DROBOT Sergey Aleksandrovich, Candidate of Legal Sciences, Associate Professor, Pre-Center of the Criminal Law and Criminology Chair, Institute of Law, Chelyabinsk State University E-mail: ugp@csu.ru

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.