Научная статья на тему 'Агональные основания современной европейской экономической культуры'

Агональные основания современной европейской экономической культуры Текст научной статьи по специальности «Культура. Культурология»

CC BY
74
8
Поделиться
Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Агональные основания современной европейской экономической культуры»

© 2007 г. М.А. Акимкина

АГОНАЛЬНЫЕ ОСНОВАНИЯ СОВРЕМЕННОЙ ЕВРОПЕЙСКОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ

На современном этапе европейская цивилизация представляет собой одну из главных экономических единиц, а проблемы повышения уровня экономической культуры насущны для всего мирового сообщества. Агонистика - понятие, обозначающее борьбу, соревнование, конкуренцию, она являлась культурной универсалией еще в Древней Греции. В настоящее время агонистика также пронизывает практически все сферы жизни общества, но уже в измененном виде. Ее феномен особенно ярко проявился в сфере экономики, в частности экономической культуры. Таким образом, в данной статье рассмотрим смену культурных парадигм, которые прошла конкуренция в сфере экономической культуры и в каком виде она проявляется и функционирует сегодня.

При всем многообразии исследований по данной проблеме попытаемся высветить те культурно-исторические детерминанты, которые действуют не только на протяжении всей истории европейской цивилизации, но остаются актуальными до сих пор. Рассмотрим понятия агональности и экономической культуры, их базовые характеристики и различные точки зрения по данной проблеме.

Европейская цивилизация оказала огромное влияние на преобразование мироустройства и в конечном счете связала народы Земли в единое сообщество, а также сформировала уникальные, только ей присущие структурные особенности - легкую приживаемость в социокультурных нишах и надежную выживаемость в различном культурном окружении. Главным вектором развития европейской цивилизации является идея прогресса, неустанного совершенствования человека, общества и структур власти, т. е. идея, дающая стимул к развитию и базу для высокой самооценки индивида. Данная идея непосредственно связана с соперничеством, из дальнейшего анализа видно, что агональность, которая была присуща древним грекам, прошла свой путь через века.

Г.В. Драч считает, что античная культура является колыбелью европейской цивилизации, так как ее зарождение и развитие идет от античного полиса. В феодальную эпоху этот полисный генотип не исчез, а расщепился на две составляющие: буржуазное начало воплотилось в городских коммунах, которые и представляли собой «зачатки» гражданского общества, тогда как аристократический строй представляли феодалы, проникнутые чувством личного достоинства и соревновательности - агональности. Агональность зародилась в Древней Греции в среде военной аристократии, ее присутствие наблюдалось в различных сферах жизни древних греков. Главное проявление агональ-ного элемента - победить любой ценой (ценой имущества, денег, здоровья и даже самой жизни), но не нарушая установленных правил. Итак, агональность -

это показатель личной и социальной динамики, очень ярко проявляющийся в современной европейской культуре.

Благодаря феодальным отношениям и жестокой конкуренции в позднем западно-европейском средневековье начался подъем производительных сил, который нашел свое выражение в резком ускорении процесса отделения ремесла от земледелия, города от деревни. В эпоху Возрождения доминируют товарно-денежные отношения. Социально-экономическим показателем периода Реформации стал личный успех как важнейшее доказательство высокой оценки Богом деятельности человека в его земной жизни. Можно сказать, что труд, ориентированный на накопление капитала, явился той ценностью, которая субъективно подготовила условия для трансформации феодальной цивилизации в капиталистическую [1]. С появлением индустриального общества агональные элементы ярко обозначились в предпринимательской деятельности с ее культурной ориентацией на создание чего-то нового, формирование будущего. В современной экономической культуре в эпоху постмодерна и глобализации агональный элемент проявляется в очень противоречивых формах в области информатизации - сетевой сфере, средств массовой информации, сфере производства, образования и т.д. Итак, элементы агональ-ной культуры прочно вошли в фундамент современной европейской культуры и на протяжении столетий приобрели разные облики, что можно проследить через историческую трансформацию европейской экономической культуры.

Чтобы разобраться с культурными основаниями современной европейской экономики, необходимо выяснить, что из себя представляет агональность, которая, по нашему мнению, наиболее ярко проявляется в экономической культуре.

Понятие агона (греч. борьба, состязание) - отличительная черта греческого быта, т.е. это - неудержимое стремление к любым состязаниям. Главную роль играли спортивные, художественные и конные соревнования [2]. Агоном, или агонистикой, называлось стремление к спортивным успехам, но затем это понятие стало обозначать конкуренцию, состязательность и в других сферах жизни общества. Впервые его ввел Я. Буркхардт, назвав атональное явлением, присущим древнегреческому обществу, как никакому другому. Й. Хейзинга также рассматривал понятия агона и игры, показав, что агональность проистекает из игры. Агональное начало отчетливо прослеживается у таких античных авторов, как Гомер, Пиндар, прославлявших героев-олимпиоников. Венцом древнегреческой агонистики, конечно же, являются Олимпийские игры. Так как мы будем рассматривать агональное начало в сфере экономической культуры, необходимо

выяснить, что собой представляет экономическая культура.

На наш взгляд, это - комплекс элементов и явлений культуры, стереотипов экономического сознания, мотивов поведения, экономических институтов, обеспечивающих воспроизводство экономической жизни. Экономическая культура характеризует состояние хозяйственной деятельности общества на определенной ступени его развития.

Существует много концепций по данной проблеме. Еще Б. Франклин и Г. Шмоллер говорили о роли нравственных, внеэкономических факторов и обратили внимание на значение экономической этики. М. Вебер показал фундаментальную роль религиозной морали для становления духа капиталистической экономики. В основе западно-европейского капитализма лежит хозяйственная этика протестантизма. Во-первых, главным содержанием протестантской этики становится труд. Во-вторых, протестантская этика дает позитивную моральную санкцию накоплению капитала в результате честного и напряженного труда. В-третьих, не только трудолюбие, но и такие нравственные ценности, как верность слову, трезвость, пунктуальность, потребность учета и контроля, недопустимость досуга сверх меры для восстановления физических сил приобретают характер религиозных требований [3].

В. Зомбарт проанализировал историю духовного развития современного экономического человека. Он говорил о хозяйственном духе как совокупности духовных сил человека, его интеллекта, характера, проявляемых в хозяйственных стремлениях, а также о духе определенной хозяйственной эпохи, прежде всего капитализма [4].

Важно подчеркнуть, что и Зомбарт, и Вебер не сводили капитализм к его духу, а говорили о капитализме как об объективном «теле», в данном случае -это организация, техника, бухгалтерия, учреждения и др.

В дальнейшем, на рубеже XIX и XX вв., усиливается внимание к психологическим факторам человеческой деятельности, в том числе и к экономическому. Э. Фромм отмечает, что для современного западного человека ценности рыночных отношений стали высшими ценностями, и личность тоже стала оцениваться как товар, который можно покупать и продавать. Человеческое достоинство, считает Фромм, оценивалось по стоимости, за которую его можно продать, при этом не важно, являлось ли предметом торговли какое либо умение или «личность». Таким образом, современные экономические процессы повлияли не только на отчуждение человека от других людей, но и на «самоотчуждение» - отчуждение индивида от самого себя [5].

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Р. Вилкинсон отмечает, что в ходе экономического развития мы применяем технику, силу и не задумываемся о балансе природных ресурсов и технических. В своих экономических целях мы используем природные богатства в неограниченных объемах, чем нарушаем экологический баланс. В современном обществе производится множество товаров, не имеющих важного первостепенного значения для жизни, но мы

производим эти товары, наносим урон природе. Он призывает задуматься о балансе природном и производственном [6].

Мы поддерживаем положения, разработанные в рамках ростовской культурологической школы, которая придерживается деятельностной концепции в определении понятия культуры. Согласно данной концепции, культура определяется «как процесс развития сущностных сил человека, способностей в ходе его сознательной деятельности по производству, распространению и потреблению определенных ценностей»

[7].

Известный исследователь проблем экономической культуры В. К. Королев отметил, что труд через свои конкретные продукты создает общественные связи, и тем самым творит культуру как образ жизни человека в обществе. Трудовые ресурсы выступают главенствующим показателем развития экономики, и именно человек является всеобщим источником труда. Через человека как носителя трудовых навыков культура получает предметную форму своего существования. С его точки зрения, экономическую культуру олицетворяет не столько само производство, техника, сколько реализация в них творческого начала материальной деятельности, различных идей, знаний, новых решений (ноу хау), а также создание материальных условий для развития способностей человека [8]. Королев выделил несколько типов в подходе к рассмотрению экономической культуры. Первым является традиционный, где экономическая деятельность имеет четкие цели, но они работают не как самоцели, а как средства-достижения более высоких, социальных и духовных целей. Этот тип выражается в двух формах - кал-локагативной, характерной для античной культуры, и сакральной, ярко проявляющейся в средние века.

Вторым типом выступает прибыльный, где экономика ставит своей целью получение прибыли, которую рассматривает не просто как средство повышения жизнеобеспечения, а как сущностную, только ей присущую в экономической деятельности цель. Этот тип характерен для Нового времени.

Третий тип - социально-прибыльный, в котором цели экономической деятельности начинают рассматриваться и как средства решения более высоких задач, стоящих перед человеком и обществом [9].

Какие же ценности могут выступать базовыми для рассмотрения агональных аспектов экономической культуры? Наиболее ярко характеризуют ее агональное начало: труд, собственность, богатство, практицизм и рациональность, профессионализм и предприимчивость. Кратко остановимся на рассмотрении каждой из них в отдельности.

Труд является одной из фундаментальных ценностей экономической культуры. Через данную категорию выражается отношение индивида и общества к деятельности, лежащей в основе социальной жизни человека. На протяжении всей истории человечества труд выступает не только экономической или социальной категорией, но и имеет определенную смысловую, нравственную, эстетическую значимость: он мо-

жет рассматриваться как достоинство или унижение человека; наказание, проклятие; способ самовыражения, самореализации личности, что ярко проявляется в современной культуре [10].

Следующей важнейшей категорией экономической культуры является собственность как экономическая, юридическая и политическая категория, отражающая исторически определенный способ присвоения людьми предметов производственного и непроизводственного потребления. Собственность по сути отражает отношения между людьми по поводу предметов. Она проецируется на менталитет и ценностно-нормативную систему общества. Когда в современном обществе деньги выходят на первый план, собственность выступает показателем статуса в обществе.

Богатство, т. е. материальное благосостояние также является ценностью экономической культуры, тесно связанной с формой социальности и общей системой ценностей конкретного общества. В добуржуазных культурах богатство выступало подчиненной ценностью, ориентированной на поддержание устоявшегося типа социальности. В системе межличностных отношений в современной культуре богатство есть прежде всего знак статуса, а его приобретение и накопление направлено на поддержание статуса.

Практицизм (прагматизм) и рациональность являются ценностями, определяющими качество деятельности. По определению М. Вебера, рациональность представляет собой «растущую логическую и телеологическую согласованность деятельности», т.е. ориентацию на четкое осознание целей, оценку возможностей, поиск оптимальных путей их реализации и извлечения максимального результата при минимальных вложениях средств и усилий. Практицизм и рациональность - необходимые атрибуты любой хозяйственной деятельности и поэтому присущи любой экономической культуре, для современной европейской культуры характерно смещение данных ценностей на второй план [10].

Профессионализм как ценность экономической культуры отражает его нравственное измерение, отношение к нему людей. В настоящее время в сфере европейской экономики профессионализм считается одной из ведущих ценностей, что способствует получению престижной работы и соответственно высокой оценки своего таланта.

Предприимчивость становится ценностью хозяйственной культуры на рубеже Нового времени. До этого она, как отмечал В. Зомбарт, была свойственна непроизводственным видам деятельности: организации военных походов и исследовательских экспедиций. В буржуазном обществе предприимчивость окончательно соединилась с хозяйственной деятельностью и постепенно стала ее базовым принципом. На современном этапе она служит дополнительным источником поощрения и уважения в обществе.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Во второй половине XX в. в высокоразвитых странах наблюдается переход от индустриального общества к постиндустриальному. Д. Белл и О. Тоффлер отмечают, что наблюдаются отчетливые изменения в

социально-экономической сфере, повышается роль информации, интеллекта, развивается сфера услуг, наблюдается переход к гибким хозяйственным структурам и режимам. В современном западном обществе человек все более становится ориентированным на удовлетворение сиюминутных потребностей, на первый план выходят ценности самовыражения, престижа, имиджа. Можно сказать, что середина XX в. ознаменовалась кардинальными изменениями в самом характере западной культуры - утверждается особый тип состояния сознания, ориентированный на формирование такого жизненного пространства, в котором главными ценностями становятся свобода во всем, спонтанность деятельности человека, отрицание норм и традиций, отказ от авторитетов, правил и особенно от принципа абсолютного примата Разума.

XX в. это еще и век глобализации. В современном глобализирующемся обществе конкуренция все более смещается в сферу культуры. Это означает, что воздействие глобальных технологий носит объективный характер и создает феномен глобального сотрудничества. О глобализации в сфере культуры очень хорошо было сказано В. М. Межуевым, что преимущество в данной сфере за теми, кто способен создавать то, что окажется со временем важным и интересным для других. Глобализация не гарантирует выживаемости всей традиционной культуры, но сохраняет то, что ценно с общечеловеческой точки зрения, и способствует транснациональному единению людей [11].

Известный японский экономист и социолог Т. Са-кайя показывает, что в современной экономике стоимость изделий все более определяется знаниями и ценностями. Мода, реклама, субъективные предпочтения и ожидания, место в иерархии ценностей и подобные факторы культуры становятся главными при выборе товаров. Мы должны быть готовы жить в мире, где новые разработки, технические новинки и товары, предполагающие сочетание неповторимых функций, будут вводиться на непрерывной основе и тут же уступать место еще более оригинальным изобретениям и товарам, так что созданная знанием стоимость превратится в товар «одноразового пользования», от которого после его употребления необходимо избавиться как можно скорее.

Современная экономика постиндустриальных обществ перефокусировала усилия с создания продукта на создание потребителя, т.е. на развитие рынка посредством маркетинговых исследований, постоянного обновления предложения, наблюдается постоянная гонка за новизной, активное стимулирование клиента и т. д. Становится явной тенденция превращения всех ценностей в товар. Итак, из вышеизложенного видно, что для современной европейской культуры характерно такое явление, как агональность. Каждый индивид «соревнуется» с другими в своем превосходстве в различных областях, он стремится во что бы то ни стало быть первым, лучшим, иногда это самоцель, но иногда это протекает и подчеркнуто бесцельно. В современном западном обществе очень ярко проявляется индивидуализм: прогресс науки и производства -

резкое возрастание роли новаций и падение значения традиций - появляется необходимость постоянно выдумывать новое, не оглядываясь на старое. Культивируется стремление к успеху, зачастую, это стремление не вписывается ни в какие моральные рамки, главное любой ценой обогнать настоящее, прорваться в будущее, выиграть во времени - вот цель нашего современника [12].

В XXI в. расширение атонального пространства происходит на фоне усиления игрового начала в обществе постмодерна, что является дополнительным стимулом усиления конкурентной борьбы в экономике, где все большее значение приобретают социокультурные механизмы рекламы моды и т.д.

П. Козловски определил, что модель рыночного хозяйства общества постмодерна определяется тремя существенными признаками, которые не ограничивают рыночное хозяйство, но накладывают на него особый своеобразный отпечаток: частная собственность, в том числе на средства производства; установление высшего предела получения прибыли и выгоды как модели экономики; координация хозяйственной, экономической активности лишь посредством рынка и системы цен [13].

На основе исследований ряда зарубежных авторов, можно выделить основополагающие характеристики европейской экономической культуры на современном этапе. Важное значение имеет масштаб власти (Power Distance PDI), снижение неопределенности (Uncertainly Avoidance, UIA), индивидуализм и коллегиальность (IND), мужественность и женственность (MAS) экономической культуры. Масштаб власти (PDI) характеризует, в каком объеме общество признает неравномерное распределение власти. Руководство стремится при расширении зоны своей власти дистанцироваться от подчиненных, которые в свою очередь стремятся эти параметры сократить. В чем проявляются элементы соревновательности. Оказалось, что масштаб власти коррелирует с географическим положением, количеством и плотностью населения, благосостоянием общества, историческими традициями и политическим устройством. Известным исследователем Г. Хофштедем была выявлена закономерность, что страны с низким масштабом власти тяготеют к демократической государственности при политической стабильности (Австрия, Германия, Швеция, Швейцария, США), тогда как страны с высоким масштабом власти склоняются к стабильному авторитарному правлению, а для стран со средним масштабом власти характерна политическая нecтабильность.

Неопределенность в отношении будущего - один из базисных факторов человеческого бытия. Выявлено, что в странах с высокой неопределенностью в отношении будущего придают большее значение государственному регулированию, чем с низким.

Высокий индивидуализм связан с независимостью индивида от организации, членство в которой для него имеет инструментальный, прагматичный характер, в чем тоже проявляются черты агональности. В современном европейском обществе экономический индивидуализм в конечном итоге имел последствием то обстоятельство,

что все большее число людей должны работать на немногих могущественных собственников [14].

Коллегиальность коррелирует с экономическими, географическими и демографическими особенностями: итак, богатые страны более индивидуализированы, нежели бедные; страны с умеренным или холодным климатом более индивидуализированы, чем страны с климатом более теплым или жарким; страны более населенные индивидуализированы в меньшей степени; использование современных технологий предполагает большую степень индивидуализации.

Индекс мужественности (MAS) демонстрирует, насколько общество отдает предпочтение самоутверждению, успешности, материальному успеху, конкуренции, честолюбию («мужские» ценности) по сравнению с предпочтением профессиональной безопасности, содержанием и качеством жизни («женскими» ценностями). Отмечено, что индекс мужественности нарастает в странах по мере приближения к экватору: менее характерен для северных стран; католические страны более мужественны, чем протестантские; немецко-язычные страны имеют высокий MAS, а англоязычные - выше среднего, романские - ниже среднего [15].

Из вышеизложенного, видим, что агональность действительно прошла трансформацию через века, дошла до наших дней, конечно же, в модифицированном виде, и в определенные исторические эпохи она где-то проявляла себя более умеренно, где-то - более ярко. Для современного общества, в котором налицо тенденция к вытеснению материальных стимулов, ведущее положение начинают занимать мотивы самореализации личности, на первый план выступают субъективность, риск, наблюдается увеличение интеллектуального потенциала, доминирует ориентация на успех, ужесточается конкуренция, наблюдается дисбаланс, который проявляется в том, что агональность в современном обществе выходит за пределы контроля как общества, так и конкретной личности, за рамки объективных факторов. Таким образом, очень важно изучать и учитывать культурные факторы и ограничения в сфере экономики, так как без этого невозможно построить эффективную экономику, способную справится с глобальными проблемами, которые перед нами ставит жизнь.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Литература

1. Драгунский Д.В., Цымбурский В.Л. Генотип европейской цивилизации // Полис. 1999. № 1. С. 7.

2. Словарь античности: Пер с нем. М., 1994. С. 20.

3. Вебер М. Протестантская этика и дух капитализма // Избр. произведения. М., 1990. С. 86.

4. Зомбарт В. Буржуа. М., 1994. С. 6-11.

5. Фромм Э. Бегство от свободы. Минск, 1998. С. 184; Он же. Человек для себя. Минск, 1998. С. 72.

6. Wilkinson G.R. Poverty and Progress. An ecological model of economical development. London, 1973. С. 217-218.

7. Жданов Ю.А., Давидович В.Е. Сущность культуры. 11. Ростов н/Д, 1979. С. 67.

8. Королев В.К. Предпринимательство как культурно-историческое явление. Ростов н/Д, 1998. С. 16-18. 12.

9. Королев В.К. Экономика как феномен культуры.

Ростов н/Д, 1999. С. 28-29. 13.

10. Зарубина Н.Н. Социально-культурные основы хо- 14. зяйства и предпринимательства. М., 1998. С. 14-16.

15.

Ростовский государственный университет

Межуев В.М. Глобализация // Теоретическая культурология. Москва; Екатеринбург, 2005. С. 452453.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Рачков В.П. Техника и ее роль в судьбах человечества. Свердловск, 1991. С. 184. КозловскиП. Культура постмодерна. М., 1997. С. 133. Тауни Р.-Х. Стяжательское общество. Нью-Йорк, 1920.

Перминова С., Тульчинский Г. Культура фирмы. СПб., 2006. С. 178-181.

1 ноября 2006 г.