Научная статья на тему '2015. 04. 023-028. Новые жанры современной публичной коммуникации. (Сводный реферат)'

2015. 04. 023-028. Новые жанры современной публичной коммуникации. (Сводный реферат) Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
318
69
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
РЕЧЕВОЙ ЖАНР / ИНТЕРНЕТ-КОММУНИКАЦИЯ / РЕЧЕВОЕ ПОВЕДЕНИЕ / МЕДИАДИСКУРС / ТРОЛЛИНГ / ПОЛИТИЧЕСКИЙ ТВИТТИНГ / ФЛЕЙМИНГ / КИБЕРБУЛЛИНГ / МЕМ
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «2015. 04. 023-028. Новые жанры современной публичной коммуникации. (Сводный реферат)»

являть связи между разнородными элементами, а также лакуны и скрытые противоречия в значении слов.

М.В. Томская

2015.04.023-028. НОВЫЕ ЖАНРЫ СОВРЕМЕННОЙ ПУБЛИЧНОЙ КОММУНИКАЦИИ. (Сводный реферат).

2015.04.023. ГОРОБЦОВА И.В., КИСЕЛЁВА Н.Ю. Речевой жанр интернет-мема в современном англоязычном сетевом пространстве // Современные тренды развития социогуманитарного знания: Сборник трудов 4-й Международной науч.-практич. конференции. -Ростов н/Д.: Междунар. исслед. центр «Научное сотрудничество», 2014.- С. 140-151.

2015.04.024. ГОРОШКО Е.И., ПОЛЯКОВА Т. Л. Политический твиттинг как новый жанр интернет-коммуникации // Вопр. психолингвистики. - М., 2014. - Вып. 1 (19). - С. 92-103.

2015.04.025. ГРИДИНА Т А. Приколы «Русского радио»: Новые жанры медиадискурса в свете традиционной смеховой культуры // Полит. лингвистика. - Екатеринбург, 2014. - № 2 (48). - С. 34-38.

2015.04.026. СТРОИТЕЛЕВ Н.М., САБУРОВА НА. Дискурсивные характеристики провокационного речевого поведения в англоязычных 1ЯС-чатах // Филол. науки: Вопр. теории и практики. - Тамбов, 2014. - № 6 / 1 (36). - С. 175-180.

2015.04.027. ХУСНУЛЛИНА Ю.А. Синтагматический анализ компьютерных инноваций сетевого общения // Филол. науки: Вопр. теории и практики. - Тамбов, 2014. - № 5 / 1 (35). - С. 187-191.

2015.04.028. ШМАКОВ А.А. Специфика бытия текста в девиант-ной коммуникации в диалогических форматах интернет-коммуникации // Филология и человек. - Барнаул, 2014. - № 2. -С.161-173.

Ключевые слова: речевой жанр; интернет-коммуникация; речевое поведение; медиадискурс; троллинг; политический твиттинг; флейминг; кибербуллинг; мем.

В работе (025) Т.А. Гридиной анализируется жанр «прикол», транслирующий традиции современной народной смеховой культуры. Данный жанр формируется на базе феномена языковой игры, в основе которой заложены механизмы ассоциативного мышления. Согласно концепции, разрабатываемой автором, «коды языковой

игры моделируются и "считываются" при осознании говорящими возможности многомерной (многовекторной) интерпретации ассоциативного потенциала разных видов вербальных знаков (прежде всего - слова)» (025, с. 34).

Автор отмечает, что комическая функция языковой игры является одной из наиболее востребованных. В связи с этим исследование жанра «прикола» как речевого жанра, базирующегося на данном феномене, является актуальной проблемой для исследования. Предметом рассмотрения в статье является развлекательная радиорубрика «Приколы Русского радио», которая стала составной частью имиджа данного канала вещания.

Автор дает следующее определение исследуемого жанра: «прикол» - это «краткое изречение, построенное с помощью приемов провокативной языковой игры, требующих от адресата дешифровки экстралингвистических и собственно лингвистических импликатур» (025, с. 35). Суть прикола состоит в том, что заключенная в сообщении мысль содержит «подвох», вводящий в заблуждение, вызывающий эффект обманутого ожидания, что часто достигается посредством рассогласования формальной и содержательной сторон речи.

Прототипом прикола является жанр поддевки, который отличается своей краткостью и четкостью, строится как диалог, в котором следует быть пойманным на слове. В этом случае, по мнению автора, реализация жанра прикола ставит адресата в глупое положение, но при осознании намеренности действий партнера по коммуникации подобная словесная игра не воспринимается как обидная.

Далее приводятся результаты эксперимента, проведенного автором на материале приколов Русского радио. Автор отмечает, что в современной языковой ситуации жанр прикола претерпевает существенные изменения (025, с. 36): 1) функция розыгрыша уступает место функции моделирования игрового парадокса; 2) расширяется тематический репертуар приколов, среди которых оказываются различные субжанры: антипословицы, озорнушки, «посыловицы» (замаскированные неприличные посылы); 3) жанр прикола выходит за рамки игрового фольклора и разговорного просторечия, проникая в медиадискурс.

Перечисленные выше изменения подтверждаются сферой бытования приколов Русского радио. Несмотря на то что основная

функция подобных сообщений данного СМИ - развлекательно-аттрактивная, данная жанровая форма транслирует и во многом формирует представления и установки современного социума.

Далее автор описывает корреляции техник языковой игры и имплицируемых с ее помощью смыслов в приколах Русского радио:

• базовым для жанра прикола является создание игровых импликатур на основе ассоциативной провокации, конструируемой по принципу обманутого ожидания, например: 18 лет бывает только раз в жизни, а 81 и того реже1 (актуализируется смысл, что не каждый доживет до преклонного возраста);

• стихию современного юмора составляет создание игровых импликатур сексуальной направленности, например: Главное, чтобы киндер не был сюрпризом (для создания эффекта двусмысленности используется ассоциативное наложение);

• ироническая дискредитация символики ономастикона фольклора с опорой на заданный сказочным сюжетом лингвокуль-турный код и ассоциативную выводимость и идентификацию оценочной семантики онима и апеллятива, например: Вышла Василиса Прекрасная за Ивана Дурака и стала Василиса Дурак;

• намеренный эпатирующий цинизм в обращении с прецедентами из сферы непреходящих ценностей, например: Гагарин был первым проходимцем в космосе (ложно идентифицирующая парадоксальная подмена паронимов «первопроходец» и «проходимец» с разными оценочными векторами);

• обыгрывание гендерных стереотипов обыденного сознания, например: Мужчины - женитесь, женщины - мужайтесь! (ассоциативная провокация, дающая намек на характер семейных отношений);

• импликация обсценного смысла с использованием эвфеми-зации, например: Диктую большими буквами (завуалированное обозначение типового выражения с использованием мата);

• создание осовремененных афоризмов по принципу ассоциативной провокации с использованием прецедентных прототипов, например: В вине - мудрость, в пиве - сила, а в воде - микробы;

1 Примеры приводятся со с. 36-37. - Прим. реф.

• псевдоположительная оценка как средство выражения шутливой иронии, например: Хорошая болезнь склероз - ничего не болит, и каждый день новости;

• имитационный принцип в сочетании с эффектом двусмысленности, например: Серп и молот - коси и забивай.

Т. А. Гридина заключает, что источником для создания приколов нового типа становятся прежде всего явления современной социальной и политической жизни, представленные в виде парадоксальных (афористических сентенций), в основе которых нередко лежат прецедентные феномены, подвергаемые трансформации и оценочной дискредитации, профанации, шутливому переосмыслению (025, с. 38).

В своем исследовании И.В. Горобцова и Н.Ю. Киселёва (023) обосновывают возможность рассмотрения интернет-мема1 как речевого жанра. Мемы (от англ. meme) представляют собой «креоли-зованные тексты нового типа, характерной чертой которых является установка на достижение комического эффекта» (023, с. 141).

Базируясь на модели Т.В. Шмелевой2, авторы анализируют 250 креолизованных интернет-мемов, отобранных методом сплошной выборки из популярных англоязычных интернет-ресурсов: Despair, Inc; Quickmeme; MemeGenerator; Memestache; Memecenter; Memebase; Knowyoumeme. Главным условием отбора являлось наличие вербального компонента в форме надписи и статического изображения в качестве невербальной составляющей.

Далее описывается выявленная специфика речевого жанра интернет-мема, характерная для современного английского сетевого пространства.

1. Главная коммуникативно-прагматическая целеуста-новка состоит в оценке событий повседневной действительности в комической форме посредством представления личного мнения

1 Интернет-мемы - информация (тексты, ссылки), передаваемая пользователями друг другу в Сети, обычно в целях развлечения. Этим же способом может распространяться, в том числе, информация провокационного или злонамеренного характера. - Режим доступа: https://ru.wikipedia.org/wiki/%CC%E5%EC - Прим. реф.

2

Шмелева Т.В. Модель речевого жанра // Жанры речи. - Саратов, 1997. -Вып. 1. - С. 81-89.

автора. В этом отношении многие мемы имеют философский подтекст. Например:

You look really good for someone who eats horribly, doesn't exercise, and drinks entirely too much1. «Для человека, который неправильно питается, не занимается спортом и слишком много пьет, ты выглядишь на все сто»2.

ADVENTURE: Keep living life like there's no tomorrow and you'll be right sooner than you think. «ПРИКЛЮЧЕНИЕ: Живи так, будто этот день последний, потому что он настанет скорее, чем ты думаешь».

2. Концепция автора заключается в умении заинтересовать и вызвать ответную реакцию адресата. В связи с этим от автора требуется нестандартность мышления и выход за рамки обыденности. При этом установить авторство в жанре интернет-мема практически невозможно в силу того, что мем обычно создается по определенному шаблону и подпись автора преднамеренно отсутствует.

3. Концепция адресата подразумевает высокую степень осведомленности о ситуации и способность декодировать заложенный в сообщении смысл, что свидетельствует о наличие схожести пресуппозиций адресата и адресанта.

4. Диктуемое содержание интернет-мема включает: а) разнообразие и актуальность тематик; б) ориентацию преимущественно на молодежную аудиторию, что прослеживается в свободе выбора языковых средств, использовании сленга, лексики сниженного стиля; в) наличие игрового компонента вследствие частотного использования эффекта парадокса, который достигается через смысловое несоответствие между вербальной и невербальной составляющими; г) обращение к получателю с помощью глаголов в повелительном наклонении, определенно-личностных предложений; д) наличие прецедентного источника, без знания которого невозможно декодировать текст мема; е) креолизованность, открывающую большой потенциал для привлечения внимания и эмоционального воздействия на адресата.

1 Примеры приводятся со с. 143-150. - Прим. реф.

Здесь и далее перевод И.В. Горобцовой и Н.Ю. Киселёвой. - Прим. реф.

5. Фактор прошлого проявляется (со стороны автора текста) в создании мема как реакции на произошедшее событие. «При этом интернет-мем должен иметь значимость для адресата как в познавательном, так и в эмоциональном отношении, ведь читатель декодирует смысл на базе опыта, соотносимого с прошлым» (023, с. 146).

6. Фактор будущего реализуется в эмоциональной реакции пользователей посредством последующего обсуждения, распространения, трансформации и слияния мемов.

7. Формальная организация речевого жанра подразумевает единство темы, стиля и композиции. При создании мемов преимущественно используется разговорный стиль, присутствует свобода в авторском употреблении знаков препинания, их отсутствии, наличии пунктуационных, грамматических и орфографических ошибок. Чаще всего среди мемов встречается микротекст. В субжанре «эдвайс» (например, Late to class. Runs. «Опоздал на урок. Ушел домой») используются лаконичные односоставные предложения, в то время как распространенные предложения часто можно встретить в текстах субжанра «демотиватор» (например, TRADITION: Just because you're always done it that way doesn't mean it's not incredibly stupid. «ТРАДИЦИЯ: Быть не таким, как все, не значит быть глупцом»).

При анализе вербального компонента интернет-мемов исследователи выявили включение элементов художественного стиля, что проявляется в использовании различных тропов и фигур (иронии, сравнения, антитезы, анафоры, аллитерации). Например:

I hate my government but I live too comfortably to get motivated enough to do anything about it. «Я ненавижу правительство, но мне слишком хорошо живется, чтобы пытаться что-либо изменить».

I don't always get sick. But when I do I am a massive baby about it. «Когда я болею, то начинаю вести себя как ребенок».

I'm not lazy. I'm a minimalist. «Я не лентяй. Я - минималист».

Авторы отмечают, что текст мема часто принимает вид внутреннего монолога и оформляется неполными двусоставными предложениями. Введение полных двусоставных предложений позволяет создать иллюзию диалога между адресатом и персонажем мема. Например:

5 minute late for first class. Skip entire day (Lazy College Senior). «Опоздал на первый урок, решил прогулять все занятия».

«There are no stupid questions». Challenge accepted (College freshman). «Профессор: Не бывает глупых вопросов. Первокурсник: Вызов принят».

Согласно И.В. Горобцовой и Н.Ю. Киселёвой, «иконический компонент создает дополнительную образность, которая не может быть передана при помощи языковых средств, <...> способствует целостному восприятию закодированной информации. Паралин-гвистические средства (размер, вид, цвет шрифта, нарушения в употреблении заглавных и строчных букв) служат для передачи особенностей устной речи» (023, с. 150).

Авторы приходят к выводу, что на сегодняшний день интер-нет-мемы представляют собой уникальный материал для изучения функционирования языковых механизмов в интернет-пространстве.

Исследованию троллинга как нового жанра интернет-коммуникации посвящены статьи (026-028). В работе (028) А. А. Шмакова в центре внимания находится жанр троллинга, рассматриваемый с позиций девиантного типа диалогической коммуникации. Цель исследования - «выявление специфики бытия текста в девиантной коммуникации, протекающей в диалогических форматах интернет-коммуникации: интернет-форумах, блогах и социальных сетях» (028, с. 162).

Диалогическая интернет-коммуникация существует в вопросно-ответной форме и характеризуется формально-содержательной трансформацией инициального текста в текст-ответ. Адресат хотя и не представлен реально, но и не является воображаемым. Он присутствует здесь и сейчас в ответной реплике. В рамках проводимого исследования автор придерживается следующего понятия девиантной коммуникации как «отклоняющегося от общепризнанных норм коммуникативного поведения, приводящего к нарушению этих норм и вызывающего необходимость соответствующего реагирования со стороны остальных участников коммуникативного акта» (028, с. 163).

А. А. Шмакова относит троллинг1 и соотносящиеся с ним тактики «флуд», «флейм» и «оффтоп» к девиантному коммуникативному поведению, реализуемому пользователями Интернета в виде размещения текстов провокативного характера. Целью такого поведения является нарушение процесса коммуникации и вызов реакции со стороны других коммуникантов. Как отмечает автор, нередки случаи создания сообществ, реализующих данную функцию как основную.

Тактика флуда характеризуется отправкой потока сообщений, не несущих какой-либо смысловой нагрузки применительно к тому контексту, в котором они помещаются. Мотивом подобного коммуникативного поведения выступает желание «оттянуть» внимание с инициального текста, сделать так, чтобы передаваемое сообщение или сообщения попали в фокус внимания всех участников обсуждения. Как только интерес к инициальному тексту пропал и переведен на флуд, поток пустых сообщений прекращается.

Тактика флейма направлена на разжигание спора между участниками коммуникации, изменение темы дискуссии, смещение внимания от темы к личности коммуникантов. По мнению автора, флейм является коммуникативной борьбой, в ходе которой определяются два основных участника, начинающих доказывать свое превосходство. Противники активно используют инвективную лексику, ненормативное словотворчество, невербальные средства (изображения, флеш-анимацию). При этом «текст инициального сообщения быстро теряет свою актуальность, внимание коммуникантов переносится на диа- и полилог, разворачивающийся в комментариях» (028, с. 169).

Тактика оффтопа представляет собой сознательное размещение сообщений, не соответствующих обсуждаемой тематике. Чаще всего данная тактика используется интернет-мошенниками и помимо нарушения принципа ситуативной уместности коммуникации представляет угрозу финансовой безопасности коммуникантов.

Наряду с открыто конфронтационными тактиками троллинга существуют тактики, маскирующиеся под кооперативное комму-

1 Троллинг (от англ. trolling) - дословно «ловля рыбы на блесну»; флуд (от англ. flood) - наводнение; флейм (от англ. flame) - пламя; оффтоп (от англ. off topic) - вне темы. - Прим. реф.

никативное поведение. Например, тактика эльфинга1, суть которой состоит в том, что провокационные сообщения выдаются как нарочито положительные отзывы. «Эльфы» призывают к пуристскому отношению к коммуникации в сети Интернет, которое само по себе выступает как конфликтогенный фактор.

Таким образом, заключает автор, «в процессе развертывания речевого акта в условиях девиантной коммуникации коммуникативный фокус перемешается с предмета обсуждения на характер обсуждения или личности коммуникантов, что соответствует основной стратегии девиантной коммуникации в диалогических форматах интернет-коммуникации - троллинга - провоцирование собеседника на конфликт и, как следствие, конечный разрыв / прекращение коммуникации» (028, с. 172).

Объектом исследования Н.М. Строителева и Н.А. Сабуровой (026) является виртуальный дискурс в жанре флейма, предметом -провокационное речевое поведение в англоязычных IRC-чатах2, реализуемое в рамках коммуникативной роли «тролль». Цель исследования - выявить дискурсивные характеристики провокационного речевого поведения.

Флейм, в представлении авторов, тяготеет к фатическим речевым жанрам и имеет ярко выраженную саморепрезентативную функцию. Со ссылкой на О.В. Лутовинову3 авторы подчеркивают, что чем больше участников вовлекается одновременно в процесс интернет-коммуникации, тем более велика вероятность возникно-

1 Эльфинг от англ. elf - эльф. - Прим. реф.

IRC (от англ. Internet Relay Chat - ретранслируемый интернет-чат) - протокол прикладного уровня для обмена сообщениями в режиме реального времени. Предоставляет возможность как группового, так и приватного общения. Для группового общения пользователь может отправить сообщение списку пользователей, при этом серверу отправляется список, сервер выделяет из него отдельных пользователей и отправляет копию сообщения каждому из них. Более эффективным является использование каналов. В этом случае сообщение отправляется непосредственно серверу, а сервер отправляет его всем пользователям в канале. Как при групповом, так и при приватном общении сообщения отправляются клиентам по кратчайшему пути и видимы только отправителю, получателю и входящим в кратчайший путь серверам. - Прим. реф.

Лутовинова О.В. Лингвокультурологические характеристики виртуального дискурса. - Волгоград, 2009. - С. 242.

вения флейма. Именно поэтому чаще всего флейм обнаруживается в так называемых IRC-чатах.

Одной из речевых стратегий в таких чатах является стратегия провокации. Провокационный дискурс в целом характеризуется как конфликтный. Основным признаком такого дискурса является вызов у адресата отрицательной эмоциональной реакции, вплоть до агрессии. Адресант описанного выше речевого поведения получил наименование «тролль», а его деятельность - троллинг.

Исследователи отмечают, что «речевое поведение тролля -один из эмоциональных и оценочных типов воздействия, который соотносится с областью межличностных субъективно-эмоциональных отношений. Задача тролля - "зацепить" собеседника с помощью своеобразных речевых крючков» (026, с. 176), ввести в заблуждение, вызвать сомнение в существующем положении дел, нарушить коммуникативные ожидания партнера, высказать кон-фронтационное мнение, игнорировать мнение собеседника, унизить и оскорбить партнера по коммуникации и его окружение.

В результате анализа более 1500 выдержек из англоязычных IRC-чатов авторам удалось классифицировать по ряду речевых тактик1:

• высмеивание, например:

<Billy> Why're u so fat? «Почему ты такая жирная?»2

<Marry> My bf says that I'm the most beautiful girl in the world, so shut up. «Мой парень сказал, что я самая красивая девушка в мире, так что заткнись... »

<Billy> Helen of Troy pulled Greece and Troy in the war, but u can't even pull in your stomach in your photo. «Елена Прекрасная втянула Грецию и Трою в войну, а ты даже не способна втянуть свой живот на фотографии».

• пренебрежительность;

• приписывание негативных качеств;

• игнорирование фактов (тролль выбирает один из отрицательных фактов, игнорируя остальные, акцентирует внимание со-

1 Примеры приводятся со с. 177-178. - Прим. реф.

2

Здесь и далее перевод Н.М. Строителева Примеры приводятся по [http:bash.org/7top (Дата обращения: 20.04.2014)]. - Прим. реф.

беседника на этом факте, заставляя последнего терять самообладание);

• тотальное отрицание;

• обвинение оппонентов в троллинге, например:

<reptile> Are u kidding me? «Вы издеваетесь?»

<AirMonk> Don't mind, reptile is just a typical fat troll who is

purposely writing using CapsLock «Не обращай внимания, reptile всего лишь типичный толстый тролль, нарочно пишет капслоком».

<reptile> I'm not a troll!! «Я не тролль!»

<AirMonk> Yeap, we all believe u... «О, да, мы все тебе верим...»

<reptile> I. am. not. a. troll!!! «Я. не. тролль!!!»

• шутки;

• двойная игра;

• апелляция к достоверным фактам (предполагает наличие дополнительных знаний по теме обсуждения у тролля, используется ход «конфронтационное мнение»);

• резкая смена поведения;

• требование доказательств;

• пауза в диалоге.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Далее на основании того, насколько явно тролль вторгается в мир партнера по коммуникации, исследователи выделяют два типа троллей: а) «толстый тролль» - его провокации очевидны даже для начинающих пользователей; б) «тонкий тролль» - его провокации имеют имплицитный характер и изощренны.

Авторы также разрабатывают классификацию троллей в зависимости от их психотипа (026, с. 178):

• виртуальные «вампиры» (62% исследованных текстов) сознательно и намеренно пытаются вывести собеседника из состояния равновесия, задеть за живое; когда это удается, тролли испытывают положительные эмоции;

• «борцы за идею» (29%) троллят для повышения самооценки, доказывая, что другие хуже них разбираются в чем-либо, проявляют агрессивную позицию, когда их заденут за живое;

• «пограничники» (9%) - люди, страдающие пограничными нервно-психическими расстройствами, личностными отклонениями, акцентуациями характера и т. д.

Рассматривая речевую провокацию в перлокутивном аспекте, авторы выделяют речевые реакции, которые сигнализируют, что речевая стратегия тролля достигла своей цели, а именно: реакция партнера по коммуникации в виде ответного упрека, угрозы, предложения / требования прекратить разговор, уничижительной характеристики партнера свидетельствует о перлокутивном успехе трол-линга.

Таким образом, отличительными чертами троллинга как про-вокативного речевого поведения в виртуальном дискурсе выступают следующие параметры (026, с. 179):

• троллинг осуществляется исключительно в виртуальных сообществах;

• он обладает механизмом быстрого возбуждения лавинообразной агрессии, мгновенно распространяющейся на большинство участников данного сообщества;

• у потенциальной жертвы отсутствует возможность физического или визуального контакта с инициатором конфликта;

• троллинг характеризует специфичный набор речевых стратегий и тактик.

Ю.А. Хуснуллина рассматривает троллинг в рамках кибер-буллинга1 - запугивания в виртуальном пространстве. Автор упоминает, что изначально термин «trolling for newbies» использовался в значении «тренировать новичков». «Популяризация слова "тролль" с негативной коннотацией произошла в 2011 году после ряда трагических случаев РИП троллинга2» (027, с. 187-188), когда пользователь под псевдонимом «Anonymous» атаковал непристойными сообщениями мемориальные страницы умерших людей.

1 Cyber bulling - виртуальный террор, получил свое название от англ. bull -«бык», с родственными значениями: «агрессивно нападать, бередить, задирать, придираться, провоцировать, донимать, терроризировать, травить». Это нападения с целью нанесения психологического вреда, которые осуществляются через электронную почту, сервисы мгновенных сообщений, в чатах, социальных сетях, на web-сайтах, а также посредством мобильной связи. Такое многократно повторяемое агрессивное поведение базируется на дисбалансе власти (физической силы, социального статуса в группе). - Прим. реф.

Русская версия выражения, заключенного в аббревиатуре R.I.P. (Rest in peace), «Да упокоится с миром». - Прим. реф.

Впоследствии, чтобы передать свою агрессивную направленность, пользователи стали называть себя троллями.

В связи с тем, что явление троллинга пришло из англоязычного интернет-пространства, более глубокого понимания речевого поведения коммуникантов, использующих данный жанр, можно достичь путем анализа наименований видов троллинга. Например, E-Venger / electronic Venger «виртуальный мститель»: такой пользователь использует псевдоним и отправляет гневные сообщения, чтобы поквитаться и отомстить за исключения из сообщества; Iconoclast «иконоборец» стремится разрушить точку зрения пользователей, строго придерживающихся своих убеждений.

В итоге проведенного лингвистического анализа исследователь выявил следующие морфологические, структурные характеристики лексической группы «trolling» (027, с. 190):

• наличие флексий (troller (s) / trolls - тролль, to troll - заниматься троллингом, be trolled - состояние, когда пользователь не распознал тролля и вступил с ним в переписку, trolling - троллинг);

• наличие дериватов (trollism < troll + racism - расистские тролль-сообщения, trolldom - сообщество троллей);

• образование неологизмов (trollbait - пользователь сети, который привлекает внимание троллей и реагирует на их действия, trollface - саркастическое изображение тролля);

• наличие орфографических ошибок (trollign, trolll);

Отмечается, что атрибутивные словосочетания представлены

различными по структуре и семантике конструкциями (Internet trolling, classical trolling, R.I.P. trolling, Anonymous trolling, kudos trolling, flame trolling, blatant trolling). Лексема «troll» вступает в различные синтагматические отношения (pseudo-naive trolls - псевдонаивные тролли, a nasty troll - мерзкий тролль, an experienced troll - опытный тролль, a well-delivered troll - тролль, имеющий особую скандальную репутацию, a troll's basic mission - основной план, стратегия тролля). Слова trolling и flaming объединяются по близости предметной области.

Речевой жанр троллинга со временем стали активно использовать не только в межличностной коммуникации, но и в политических и экономических целях для формирования общественного мнения или продвижения определенного представления о товаре или услуге. Для этого в виртуальном сообществе организуются

споры с теми, кто выступает против, имитируя общественное отношение к происходящему.

В заключение Ю.А. Хуснуллина констатирует, что троллинг -относительно новый, но уже широко распространенный жанр в виртуальной среде общения. В связи с этим «продолжается образование новых номинативных единиц (неологизмов) и их дериватов, требующих своевременного лингвистического анализа и лексикографической регистрации с целью последующей классификации» (027, с. 190).

Вопросам твиттинга1 как нового вида политической интернет-коммуникации и особенностям функционирования английского языка в Интернете посвящена работа Е.И. Горошко и Т.Л. Поляковой (024). Актуальность исследования твиттинга обусловливается активным использованием средств Интернета в политической сфере, а также тем, что данный жанр представляет собой гибридную форму реализации речевой деятельности и его специфика в настоящее время исследована мало.

Интерес политических лидеров к твиттеру как средству общения объясняется его публичной массовой природой и возможностью легко и быстро донести до подписчиков необходимую информацию непосредственно на их личные средства связи с доступом в Интернет (смартфоны, планшеты, ПК).

Авторы перечисляют факторы, обеспечивающие высокую популярность данной платформы для общения, и подчеркивают, что информирование является основной функцией политического твиттинга, в то время как в межличностном общении пользователей превалирует коммуникативная функция.

Исследование языковых особенностей политического твит-тинга проводилось на материале 5561 сообщения десяти наиболее популярных (по количеству подписчиков) ведущих политиков США. Сообщения отбирались с официальных аккаунтов таких политических деятелей, как Б. Обама, А. Шварценеггер, А. Гор,

1 Твиттинг - это способ общения посредством интернет-сервиса Twitter (дословно с англ. «чирикать», «щебетать», «болтать»), который предназначен для публичного обмена короткими сообщениями, используя веб-интерфейс, СМС, средства мгновенного обмена сообщениями или сторонние программы-клиенты. -Прим. реф.

Дж. Маккейн, Н. Гингрич, Г. Ньюсон, К. Букер, Дж. Браун, М. Ромни, С. Полин за период с 1 июня по 1 сентября 2012 г.

В результате анализа было выявлено, что «жанрообразую-щими признаками политического твиттинга являются следующие параметры: цель, тип автора и адресата, хронотоп (время коммуникации), место, структурные характеристики (оформление жанра на экране компьютера, структура твитов, ограничение длины сообщения в 140 знаков, виды твитов, тематика твитов, мультимедий-ность, интерактивность, гипертекстуальность, оперативность), стилистические параметры» (024, с. 95).

Политики пользуются твиттером в целях формирования политического имиджа и для распространения информации о своих предвыборных программах, личных планах, предстоящих событиях в политической сфере. Авторами твитов в основном являются сами политические деятели, но иногда аккаунт может быть создан политической партией. При этом в большинстве случаев личность автора четко обозначена: в аккаунте указано реальное имя политика, которое сопровождается аватаром с реальной фотографией политика.

О монологичности политического твиттинга свидетельствует тот факт, что 99,5% исследованных твитов направлены всей массе пользователей, подписанных на конкретный твиттер, 0,37% сообщений адресованы конкретному лицу и примерно 0,05% - группе лиц.

По мнению авторов, «жанр политического твиттинга относится главным образом к институциональному дискурсу, где центром является политическая деятельность (024, с. 96). Учитывая, что данный жанр «является гибридной формой коммуникации, ему присущ как синхронный, так и асинхронный характер коммуникации» (там же).

Политические твиты отличаются монотематичностью - в основном темой является политика. О политической направленности также говорит использование лексики из политической сферы, отмеченной хэштегом, самыми популярными из которых являются #0Ьаша2012, #8уйа, #р1^ге88, #АСА, #Newark, #ОопФоиЬ1еМуКа1е1,

1 В 2012 г. Б. Обама, предупреждая аудиторию колледжа, что процентные ставки по их федеральным кредитам на образование могут удвоиться, если Конгресс не предпримет срочно каких-то мер, призвал студентов озвучить свои мнения в твиттере: «Use this hashtag and tweet to your Congressman #dontdoub

#Newt, #defense и др. Авторы выделяют следующие виды политических твитов:

1) информативные твиты, которые не содержат цитат и ответа другому пользователю (78,47%);

2) твиты, включающие выдержку из сообщения другого пользователя, перед которым ставятся буквы RT и название акка-унта автора цитируемого твита (21,09%), например:

Jerry Brawn @JerryBrownGov

RT @johnmyers: «This is the most critical issue on the ballot this November» says @JerryBrownGov at #Prop30 kickoff (024, с. 97). «Это наиболее важный вопрос на голосовании в ноябре» (пер. реф.);

3) ответ другому пользователю или группе пользователей, начинающийся с аккаунта того, кому адресован ответ (0,43% исследуемых сообщений), например:

Barack Obama @BarackObama

@Jordyn_Wieber, @GabrielleDoug, @Aly_Raisman, @McKayla Maroney, @Kyla_Ross96: Congratulations! Yoy'vemadeusallproud1. #TeamUSA (там же). «Мои поздравления! Мы гордимся вами».

По мнению авторов, интерес представляет стилистическая оформленность жанра политического твиттинга. Так, к наиболее распространенным графическим средствам, компенсирующим нехватку невербальных средств коммуникации и придающим сообщениям более непринужденный характер, относится множественное написание знаков пунктуации: многоточия (более 55% случаев), восклицательного знака (28,04%), вопросительного знака (11,68%) и многоточия (5,14%).

В отдельную группу авторы относят «написание с заглавных букв слов, которые могут быть выделены не для эмфатического усиления высказывания, а с функциональной целью»: VIDEO и PHOTO (13,85% случаев), FACT (23,9%), POTUS (President of the

lemyrate if congress doesn't vote on this all college student loans interest rates will double and pell grants will be cut off on July 1st» [http://tagdef.com/dontdoub lemyrate]. «Используйте хэштэг #dontdoublemyrate и оставьте сообщение на твит-тере вашего конгрессмена. Если Конгресс не проголосует по этому вопросу, то 1 июля процентные ставки по федеральным кредитам на образование удвоятся, а образовательные гранты сократятся». - Прим. реф.

1 You have made us all proud. - Пер. реф.

United States) (19,73%). Они показывают, что данный твит содержит фотографию или видеоролик, что информация, переданная данным сообщением, является реальным фактом (024, с. 99).

В результате проведенного анализа исследователи определили, что к лексическим средствам политического твиттинга относится употребление политической лексики и использование нестандартных способов словообразования, наиболее распространенными из которых является использование буквенно-слогового (tmrw = tomorrow) и буквенно-цифрового (gr8 = great) написания слов.

На морфологическом уровне сообщения в данном жанре не демонстрируют существенных отличий от традиционного линейного текста. В данном жанре представлены все части речи, грамматические категории которых оформлены в основном согласно норме английского языка (024, с. 100).

Е.И. Горошко и Т.Л. Полякова отмечают, что для исследуемого жанра не характерно использование большого количества прилагательных с положительной оценкой (great, amazing, extraordinary, excellent, fantastic) и имена прилагательные с негативной оценкой встречаются крайне редко (awesome, terrible, hazardous). Также для придания высказыванию большей экспрессивности употребляются неличные формы глаголов, которые встречаются примерно в 38% проанализированных сообщений.

На синтаксическом уровне в политических твитах исследователи зафиксировали преобладание черт письменной речи, а именно преимущественное использование полных предложений. Довольно распространенным явлением выступает употребление эллиптических конструкций, например:

BarackObama @BarackObama

Hope everyone gets in a little family time this weekend: t.co/UgRTlaHh (024, с. 101). «Надеюсь, на выходных всем удалось немного отдохнуть в кругу семьи» (Пер. реф.).

Данный прием помогает отразить эмоциональное состояние пользователя и создать имитацию живой разговорной речи.

В силу того, что объем сообщения в твиттере ограничивается 140 знаками, более половины исследуемых сообщений состоят из одного предложения (54,48%). При этом отмечается тенденция к использованию простых предложений (примерно 70% всех иссле-

дованных предложений). Также около 70% исследованных предложений являются повествовательными.

Подводя итог, исследователи приходят к выводу, что «влияние одновременно двух форматов позволяет говорить о политическом Твиттере как о новой - гибридной устно-письменной форме коммуникации» (024, с. 102), которая носит преимущественно институциональный характер. Политический твиттинг как новый жанр речевого общения представляет собой межличностное общение, направленное на продвижение определенной политической цели.

Л.Р. Комалова

2015.04.029-032. ЯЗЫК ИНТЕРНЕТА. (Сводный реферат).

2015.04.029. МИХАЙЛОВА Л.В. Речевые особенности современных сетевых поэтов: Наследие футуристов // Межкультурная ^ интракультурная коммуникация: Теория и практика обучения и перевода: Материалы 3-й Междунар. научно-методич. конференции (г. Уфа, 17-18 дек. 2014 г.) / Отв. ред. Пешкова Н.П. - Уфа: РИЦ БашГУ, 2014. - Т. 2. - С. 27-31.

2015.04.030. ТИТЛОВА А.С. Особенности микроблога как медиак-теста // Межкультурная ^ интракультурная коммуникация: Теория и практика обучения и перевода: Материалы 3-й Междунар. научно-методич. конференции (г. Уфа, 17-18 дек. 2014 г.) / Отв. ред. Пешкова Н.П. - Уфа: РИЦ БашГУ, 2014. - Т. 2. - С. 211-215.

2015.04.031. ФАТКУЛЛИНА Ф.Г. Интернет-коммуникация: Прагматический и национально-культурный аспект: (На материале ин-тернет-мемов) // Межкультурная ^ интракультурная коммуникация: Теория и практика обучения и перевода: Материалы 3-й Междунар. научно-методич. конференции (г. Уфа, 17-18 дек. 2014 г.) / Отв. ред. Пешкова Н.П. - Уфа: РИЦ БашГУ, 2014. - Т. 2. -С. 228-235.

2015.04.032. ШПАР Т.В. К вопросу о дифференциации понятий прозвища и никнейма // Межкультурная ^ интракультурная коммуникация: Теория и практика обучения и перевода: Материалы 3-й междунар. научно-методич. конф. (г. Уфа, 17-18 дек. 2014 г.) / Отв. ред. Пешкова Н.П. - Уфа: РиЦ БашГУ, 2014. - Т. 2. - С. 308314.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.