Научная статья на тему '10-летие ШОС: некоторые итоги сотрудничества стран организации в области здравоохранения и ликвидации чрезвычайных ситуаций'

10-летие ШОС: некоторые итоги сотрудничества стран организации в области здравоохранения и ликвидации чрезвычайных ситуаций Текст научной статьи по специальности «Социологические науки»

CC BY
863
159
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
РФ / КНР / Шанхайская организация сотрудничества / безопасность в сфере здравоохранения / противоэпидемическая защита / ликвидация последствий чрезвычайных ситуаций / сейсмическая опасность / предотвращение техногенных катастроф и этнических конфликтов / гуманитарные акции / Russia / China / the Shanghai Cooperation Organization / health security / antiepidemic protection and control / emergency response / seismic danger / cooperation in the prevention of technological disasters and ethnic conflicts / humanitarian actions

Аннотация научной статьи по социологическим наукам, автор научной работы — Сафронова Елена Ильинична

Подробно охарактеризовав современное состояние дел в здравоохранении и в сфере ликвидации ЧС стран-членов ШОС, а также рассмотрев основные направления и итоги сотрудничества государств Организации в указанных областях к 2011 году, автор выдвигает целый ряд рекомендаций по созданию в рамках Шанхайской группы новых направлений кооперации в названных сферах, а также по совершенствованию уже имеющихся.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

THE 10TH ANNIVERSARY OF THE SCO : SOME RESULTS OF MEMBER STATES’ COOPERATION IN HEALTH CARE AND DISASTER MANAGEMENT

Having characterized the current state of affairs in health care and disaster management of the SCO member states, as well as basic directions and results of the states’ cooperation in the above-mentioned spheres by2011 the author puts forward a number of recommendations concerning both: the establishment in the SCO of new directions of the cooperation in the spheres, and the improvement of the existing ones as well.

Текст научной работы на тему «10-летие ШОС: некоторые итоги сотрудничества стран организации в области здравоохранения и ликвидации чрезвычайных ситуаций»

Е.И. Сафронова'

10-ЛЕТИЕ ШОС: НЕКОТОРЫЕ ИТОГИ СОТРУДНИЧЕСТВА СТРАН ОРГАНИЗАЦИИ В ОБЛАСТИ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ И ЛИКВИДАЦИИ ЧРЕЗВЫЧАЙНЫХ СИТУАЦИЙ

В данной публикации автор подводит некоторые итоги серии своих статей по вопросам развития гуманитарного сотрудничества стран ШОС и обращает внимание на те аспекты соответствующей проблематики, которые по-прежнему сохраняют актуальность.

Как известно, после распада СССР во многих постсоветских странах государство отказалось от своей главенствующей роли в области здравоохранения. В 1980-е годы произошла отмена государственного регулирования сектора здравоохранения и в Китае.

Однако снижение качества бесплатного медико-санитарного обслуживания и социальной защиты, особенно в сельских районах, привело к росту общей заболеваемости, особенно инфекционными болезнями, и замедлению роста ожидаемой продолжительности жизни. Это побудило КНР в начале 2000-х годов принять активные меры по восстановлению руководящей роли государства в сфере здравоохранения. В странах Центрально-Азиатского региона (ЦАР) к настоящему времени уровень

* Сафронова Елена Ильинична, к.э.н., в.н.с. Центра изучения и прогнозирования российско-китайских отношений ИДВ РАН.

финансирования медицины стабилизировался или даже вырос, но существенных улучшений в показателях здоровья населения пока нет, и социально-экономическое неравенство в области доступа к соответствующим услугам продолжает расти. Расширение практики применения механизмов неофициальной оплаты медико-санитарных услуг свидетельствует, что возвращение к госрегулированию остается проблематичной задачей в государствах Центральной Азии (ЦА), а также в России. Ситуация усугубляется нехваткой материальных ресурсов и отсутствием финансовых рычагов для управления сектором здравоохранения1.

В государствах ЦА — членах Шанхайской организации сотрудничества, состояние лечебно-стационарной базы остается неудовлетворительным, наблюдается дефицит квалифицированных кадров, особенно в беднейших государствах-участниках ШОС — Таджикистане и Кыргызстане, информированность профессионалов-медиков невысока, а осведомленность высокоуязвимых к заболеваниям групп населения вообще оставляет желать лучшего. Во многих сельских больницах нет условий для изоляции контагиозных пациентов, а оборудование для качественной стерилизации хирургических инструментов может отсутствовать или быть неисправным. В то же время зачастую больного навещают многочисленные родственники из других населенных пунктов, разбросанных по достаточно обширной местности. Все это повышает риски возникновения внезапных эпидемий с широким географическим охватом2.

Другим важным фактором распространения заболеваний на пространстве ШОС является сама глобализация мировой экономической жизни, сопряженная с ростом возможностей для перемещения людей, индустриализацией и интернационализацей торговли продовольствием. При массовом производстве и переработке продуктов питания, при экспорте замороженных продуктов и полуфабрикатов повышается вероятность обширных эпидемий во многих местах. Поэтому особо остро для ШОС встает вопрос о качественности санитарного состояния экспортно-импортных продуктов питания, о здоровье скота, содержащегося в приграничных районах и служащего сырьем для мясомолочной промышленности. Думается, внимание этому вопросу

должен в первую очередь уделить Китай, который является не только крупным экспортером продовольствия, но и третьим по объему мировым донором продуктов питания3.

Следует отметить, что к настоящему времени страны ЦАР с помощью международных здравоохранных организаций достигли определенных успехов в борьбе с туберкулезом (ТБ). Так, в Республике Узбекистан (РУ) произошла стабилизация положения с последующим снижением заболеваемости и смертности от ТБ. Если в 1998—2002 гг. наблюдалось увеличение заболеваемости (с 58,0 до 79,4 человек на 100 тыс. населения) и смертности (с 11,1до 12,3 человек на 100 тыс. населения), то за 2003—2007 гг. заболеваемость снизилась на 11,7 %, смертность — на 37,8 %, составив в 2007 г. 67,5 и 7,6 человек на 100 тыс. населения соответственно. Уровень этих показателей в Узбекистане в 1,5—2 раза ниже, чем в других Республиках Центральной Азии и России4.

Несколько лучше обстоит дело в Республике Казахстан (РК), где противотуберкулезная служба представлена широкой сетью учреждений с общей мощностью в 14 895 койко-мест. Страна обеспечена фтизиатрами на 86,4 %, врачами бактериологами на 72,4 %. Однако на ситуацию влияет уровень подготовки и текучесть кадров.

С 2003 по 2007 г. заболеваемость туберкулезом снизилась в стране с 160,4 до 126,4 человек на 100 тыс. населения (темп снижения — 21,2 %). Темп снижения смертности от ТБ составил 52,9 %. Вместе с тем в настоящее время эпидемическая ситуация по туберкулезу остается неблагополучной, что в основном обусловлено значительным резервуаром инфекции, наличием социально уязвимых групп населения, положением в пенитенциарных учреждениях. Обстановка усугубляется проблемой сочетанной инфекции туберкулеза и ВИЧ: на начало 2008 г. было зарегистрировано 226 больных ТБ/ВИЧ, что от общего числа контингента больных активным туберкулезом составило 0,5 %.

В Кыргызской Республике (КР) изменение эпидемиологической ситуации в сторону стабилизации распространения туберкулезной инфекции стало возможно в результате внедрения на всей территории страны тратегий борьбы с туберкулезом, рекомендованных ВОЗ.

В 2007 г. показатель заболеваемости по сравнению с 2006 г. уменьшился с 110,9 до 108,8 человек на 100 тыс. населения. Показатель смертности по республике в 2007 г. также уменьшился с 10,2 до 9,6 человек на 100 тыс. населения против показателя 2006 г.

А вот эпидемическая ситуация по туберкулезу в Республике Таджикистан (РТ) остается тяжелой. Наряду с последствиями распада СССР, страна пережила внутренний вооруженный конфликт, который привел к развалу всей системы здравоохранения. Однако в результате реализации стратегии ВОЗ противотуберкулезная помощь стала более доступной населению, что привело к снижению смертности от ТБ5.

Тем не менее, вопрос о качестве медицинской помощи и продовольственной базы продолжает оставаться крайне острым, особенно для центральноазиатского сегмента Организации.

В регионе осложняет проблему развитие туберкулеза как сопутствующей ВИЧ инфекции. Комбинированная инфекция снижает выживание и увеличивает затраты на медицинскую помощь. По оценке экспертов, в ЦА насчитывается более 500 тыс. наркоманов, многие из которых пользуются общими иглами6.

Кроме того, около 18 млн человек, или более 30 % населения Центральной Азии, проживают в зонах малярийного риска. С начала 1990-х годов в ЦАР зафиксировано ухудшение эпидемиологической ситуации по малярии вследствие политических и экономических катаклизмов, эпидемий малярии в Таджикистане и Азербайджане, массовых миграций населения7.

В зоне ответственности «Шанхайского форума» есть страны, где все еще наблюдается инфицирование людей такой опаснейшей болезнью, как чума. Это Казахстан и Монголия. Почти 30 % территории Монголии — государства-наблюдателя ШОС — составляют природные очаги чумы. Высокая смертность (до 70 %) отмечается в результате недоступности лечения в отдаленных зонах и низкой плотности структур здравоохранения (что присуще также и Таджикистану, Кыргызстану и даже Казахстану в ряде его малонаселенных и/или отдаленных районов). В Китае очаги чумы распространены в 19 провинциях. С 1990-х годов заболеваемость чумой в стране увеличивалась. Существуют два ее ос-

новных очага. Первый — это юг КНР, где заболевают, главным образом, бубонной формой инфекции с низкой смертностью. Второй очаг находится в западных и северных провинциях (то есть в непосредственной близости к государствам ЦА и России), где у большинства заразившихся развиваются особо опасные септическая или легочная формы чумы8.

В настоящее время страны Центральной Азии, а также Россия столкнулись с новой угрозой: распространением полиомиелита. В начале апреля 2010 г. в Таджикистане началась вспышка этого заболевания, к середине мая в Таджикистане было выявлено 409 случаев паралитического полиомиелита, есть смертельные случаи. В России зафиксированы случаи заболевания этой инфекцией у детей, приехавших из Таджикистана. Нелегальная, а порой и легальная миграция создает риски распространения инфекций в масштабах всей ШОС. Прозрачные границы и снижение ограничений в перемещении вкупе с экономическими проблемами подстегнули миграцию из сельской местности в города в масштабах отдельных стран и всего региона. Большая численность мигрантов увеличивает угрозу распространения инфекционных заболеваний. Водители грузовых автомобилей, бездомные, рабочие-мигранты и т. д., относясь к уязвимым группам, требуют особого медицинского контроля9.

В настоящее время в РТ уже завезено 4 млн доз вакцины против полиомиелита. Руководство иммунизационными кампаниями будет осуществляться министерством здравоохранения Таджикистана при поддержке со стороны ВОЗ, Детского фонда ООН (ЮНИСЕФ), центров США по контролю и профилактике заболеваний (СБС).

Министерство здравоохранения Казахстана создало рабочую группу по недопущению распространения полиомиелита в стране. Симптоматично, что в состав группы включены сотрудники страновых офисов ВОЗ и Международного чрезвычайного фонда помощи детям ООН. С помощью ВОЗ во всех странах Центральной Азии будет проведена массовая противополиомиелит-ная иммунизация детей и некоторых групп риска10.

Указанные обстоятельства диктуют для ШОС необходимость качественной интенсификации взаимодействия ее участников в

сфере охраны здоровья населения. Международные организации соответствующего профиля (инициатива ВОЗ — «Комитет зеленого света», ПРООН, Глобальный Фонд лекарственных средств, UNION — Международный союз борьбы с туберкулезом и болезнями легких, USAID — Агентство международного развития США), несомненно, играют позитивную роль в борьбе с болезнями в ЦАР, однако ШОС не может оставаться в стороне от борьбы с инфекционными заболеваниями в зоне своей ответственности. Отдавать эту сферу в ведение сторонних организаций означает доверить здравоохранную безопасность ШОС третьим сторонам и, фактически, утратить контроль за соответствующими процессами на своей территории.

Кроме того, международные программы помощи — это канал проникновения западных институций в социально-экономические процессы центральноазиатских стран-реципиентов. Чем более успешно будет проходить это внедрение, тем меньшей станет возможность для политико-экономического маневра на центральноазиатском поле для России. Это обстоятельство также следует учитывать.

ШОС, при всей скромности своего бюджета, могла бы внести неоценимый вклад в обучение лаборантов для эффективного выявления случаев особо опасных инфекций, в том числе мультире-зистентного ТБ, полиомиелита, чумы, малярии, в подготовку врачей и фельдшеров-фтизиатров, консультирование медицинских учреждений, курирующих зараженных людей, проведение действенного эпидемиологического мониторинга, добиваться повышения ответственности санитарного контроля в пунктах пересечения границ11. Россия, пожалуй, сохраняет наилучшие позиции среди стран ШОС в сфере медицинского образования и просвещения благодаря обширнейшему опыту, накопленному еще в советский период. В силу этого наша страна имеет все шансы стать лидером в обеспечении здравоохранной безопасности ШОС.

Особым направлением кооперации в названной сфере могло бы стать не просто проведение совместных исследований, но и создание эффективной сети в рамках «Шанхайского форума», ответственной за быструю передачу опыта, современных нара-

боток и информации, а также за мониторинг новых и вновь возвращающихся инфекционных болезней.

Видится необходимым создание правовой среды для реализации стратегии по борьбе с инфекционными заболеваниями в масштабах ШОС, включая профилактические работы с группами риска, и процесса принятия решений на основании качественных эпидемиологических данных.

Реально достижимыми направлениями сотрудничества в области здравоохранения могли бы стать: в эпидемически уязвимых приграничных районах — развертывание средств своевременного оповещения об угрозе заболевания; медико-биологическое и диагностическое обследование населения в зонах наиболее опасных и токсичных загрязнений почвы и воды, в районах возможных экологических, техногенных и гуманитарных бедствий; расширение обмена информацией и образцами вакцин; усиление контроля над санитарным состоянием экспортно-импортной птицы и полуфабрикатов из нее; популяризация среди приграничного населения знаний о возможных трансграничных инфекциях; создание совместного механизма быстрого

«12

реагирования на вспышки эпидемий и эпизоотий .

Для обсуждения вопросов развития шестистороннего сотрудничества в здравоохранной сфере представляется целесообразным придать регулярный характер совещаниям министров здравоохранения государств ШОС или встречам руководителей важнейших специализированных здравоохранных служб (по примеру совещаний министров по ЧС, министров по охране природной среды).

Определенные сдвиги в активизации сотрудничества стран ШОС в области здравоохранения уже имеют место. Так, внушают определенный оптимизм результаты совещания глав служб государств — членов ШОС, отвечающих за обеспечение санитарно-эпидемиологического благополучия (ноябрь 2008 г., Москва). В ходе совещания была организована дискуссия по многим вопросам, включая борьбу с гриппом птиц, ВИЧ-инфекцией, малярией, профилактику трансграничной передачи инфекций, защиту здоровья трудовых мигрантов, ликвидацию полиомиелита (вспышка которого спустя 1,5 года после совеща-

ния все-таки произошла), а также кори на пространстве ШОС. Говорилось и о сотрудничестве в сфере медицинских исследований и разработок новых вакцин и средств диагностики.

За три предкризисных года (2006—2008) Правительство РФ выделило более 450 млн долл. на проекты в этих сферах. В 3 раза был увеличен вклад России в Глобальную программу искоренение полиомиелита, направлена компенсация Глобальному фонду по борьбе со СПИДом, туберкулезом и малярией в размере более 200 млн долл., выделенных Фондом на программы в Росси и проч. Кроме того, Роспотребнадзором за последние годы поставлялось лабораторное оборудование в Казахстан, Таджикистан, Кыргызстан и Узбекистан, проводилась подготовка специалистов этих стран, осуществлялись выезды экспертных групп для совместного мониторинга инфекционной обстановки и изучения возбудителей болезней.

Между Россией и Китаем осуществляется сотрудничество в

«13

деле санитарной охраны приграничных территорий .

В мае 2009 г. в Новосибирске прошла Международная конференция «Перспективы сотрудничества государств — членов ШОС в противодействии угрозе инфекционных болезней». В работе конференции приняли участие делегации государств- членов и наблюдателей ШОС: России, Китая, Казахстана, Кыргызстана, Таджикистана, Узбекистана и Монголии, а также ряда стран-уча-стниц СНГ — Армении, Азербайджана, Беларуси и Украины.

Участники Конференции обменялись опытом профилактики, диагностики инфекционных болезней и организации противоэпидемической работы и обсудили широкий круг практических вопросов по совершенствованию механизмов регионального сотрудничества:

• современное состояние глобальных биологических угроз, исходящих от значимых инфекционных болезней;

• актуальные проблемы инфекционной заболеваемости в государствах-членах ШОС и в сопредельных с ними странах;

• национальное и международное нормативно-правовое регулирование противоэпидемической защиты населения;

• современные методы мониторинга и диагностики инфекционных заболеваний человека и животных;

• вопросы иммунопрофилактики и лечения актуальных инфекционных болезней, включая ВИЧ/СПИД и туберкулез;

• противодействие вновь возникающим инфекционным болезням;

• организация предупреждения инфекционных болезней среди мигрантов и межгосударственное приграничное сотрудничество в сфере предупреждения распространения инфекционных болезней;

• перспективы взаимодействия государств — членов ШОС по предупреждению и ликвидации опасных эпидемических проявлений инфекционных болезней с использованием специализированных противоэпидемических мобильных формирований (СПЭБ).

По результатам работы Конференции участниками был выдвинут ряд рекомендаций, среди которых:

• считать первоочередными задачами сотрудничества по противодействию инфекционным болезням в регионе ШОС: осуществление научно-технического обмена, оказание взаимного содействия в борьбе с эпидемиями, развитие механизмов совместной работы, включая обеспечение своевременного обмена достоверной информацией о вспышках инфекционных болезней;

• отметить особую потребность в наращивании потенциала национальных систем по мониторингу инфекционных болезней в рамках ШОС и в оказании помощи в данной области другим странам;

• использовать опыт Российской Федерации и других государств-членов ШОС в области профилактики и борьбы с особо опасными инфекционными болезнями;

• в качестве обязательного элемента осуществления эффективного надзора, контроля и санитарной охраны территории стран региона продолжить исследования циркуляции возбудителей природно-очаговых инфекций, в том числе на приграничных территориях;

• содействовать устранению препятствий в сфере поставок диагностических, вакцинных, лекарственных препаратов и медицинского оборудования в целях расширения доступа к профилактике и лечению инфекционных болезней, охраны здоро-

вья населения и обеспечения коллективной инфекционной безопасности стран ШОС;

• проявить инициативу к созданию Координационного совета по профилактике и борьбе с особо опасными инфекциями государств — членов ШОС, в составе экспертов всех государств-членов и наблюдателей ШОС;

• наращивать совместный потенциал ШОС в целях снижения негативного воздействия стихийных бедствий, включая реализацию ряда практических мер, в том числе за счет использования российских специализированных противоэпидемических бригад, и рассмотреть возможность разработки и подписания соответствующего соглашения в рамках ШОС и создания координирующего органа по вопросам предупреждения и ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций в области санитарно-эпидемиологического благополучия населения;

• рассмотреть возможность разработки межгосударственной программы по реализации приоритетных направлений взаимодействия государств-членов и наблюдателей ШОС, с учетом необходимости проведения совместных научных исследований в сфере мониторинга и контроля чрезвычайных ситуаций в области санитарно-эпидемиологического благополучия населения;

• содействовать информационному обеспечению государств — членов ШОС по вопросам санитарно-эпидемической ситуации, методам диагностики, профилактики и лечения инфекционных болезней и ряду других14.

Необходимость укрепления сотрудничества в сфере противодействия угрозе инфекционных заболеваний была особо отмечена и в Екатеринбургской Декларации глав государств — членов Шанхайской организации сотрудничества (п. 16)15.

А в октябре 2009 г. на заседании Совета глав правительств ШОС в Пекине премьер-министр РФ В.В. Путин предложил создать механизм координации деятельности медицинских служб стран ШОС при ликвидации ЧС ввиду «растущей опасности вспышек инфекционных болезней, носящих трансграничный характер»16. Программа соответствующих совместных шагов была отражена в принятом Заявлении о борьбе с инфекционными болезнями. В.В. Путин также предложил рассмотреть вопрос

о создании механизма координации деятельности медицинских служб государств — членов ШОС при ликвидации экстраорди-

«■» 17

нарных происшествии .

В ноябре 2010 г. в казахстанской столице прошло первое Совещание министров здравоохранения государств — членов ШОС. Министры обсудили вопросы по налаживанию многостороннего сотрудничества в области здравоохранения в рамках Организации. Сторонами был утвержден План основных мероприятии по сотрудничеству государств — членов ШОС в здра-воохранноИ сфере, а также подписан Протокол и одобрен Регламент работы экспертнои рабочеи группы по соответствующим проблемам.

Ожидается, что по предложению китаискои стороны следующее Совещание проИдет в первом полугодии 2012 г. в КНР18.

Обеспечение защиты населения от природных бедствии — особо актуальная в условиях ШОС задача, ибо зона ответственности Организации весьма «щедра» на подобные катаклизмы. Социально-экономические потери от стихиИных бедствиИ и бесконтрольных природных явлении препятствуют достижению целеИ устоИчивого развития на страновом, региональном и международном уровнях. Центральная Азия ввиду особенностеИ своего геолого-тектонического строения и климатических условиИ более других регионов мира подвержена природным катаклизмам и исторически сталкивается с рисками землетрясениИ, опустынивания, обезвоживания и т. д.

На территории беднеИшеИ страны ШОС — Таджикистана располагаются самые сеИсмоактивные зоны ЦАР. Страна находится в постоянноИ опасности наводнениИ из высокогорного Сарезского озера ввиду протекания воды, которое может принять катастрофические масштабы. Высокая сеИсмичность в раИ-оне озера, в котором накопилось 17 куб. км воды, и подвижность нависающих над ним масс оползневых горных пород угрожают обвалом последних с образованием в озере волн типа цунами высотоИ более 100 м. Это способно привести к последующему обрушению катастрофического селевого вала в нижерасположенные долины рек Бартанг, Пяндж, Амударья. По экспертным оценкам, наводнение может охватить площадь в 5200 кв. км

с населением более 5 млн человек на территории Таджикистана, Узбекистана, а также Афганистана и Туркменистана. Данное обстоятельство диктует необходимость планирования миграционных мероприятий в районе вероятных поражений прорывной волной. Решение вопросов сейсмической безопасности на территории ШОС невозможно без коллективных усилий всех госу-

19

дарств-участников 9.

Район РТ, где идет сооружение Рогунской ГЭС, в работе которой так или иначе заинтересованы практически все страны ШОС, является одним из самых тектонически активных областей Центральной Азии. Для гидротехнических объектов горных районов Таджикистана характерно интенсивное заиление. Наибольшие наносы накапливаются в Нурекском водохранилище. Заиление приводит к сокращению эксплуатационных показателей и срока службы гидротехнических сооружений. Например, средняя толщина донных отложений за три года эксплуатации Нурекского водохранилища составила 22 м вместе 9 м по проекту. Поэтому производительность Нурекской ГЭС вполне может оказаться на 30 % ниже планируемой20.

Установлено, что одним из факторов высокой сейсмичности является нерациональное сооружение дамб и плотин в горных районах. Так, в начале 1960-х годов произошло землетрясение в районе плотины Синьфэньян в Китае, ав 1985 г. в результате 9-балльного землетрясения с эпицентром в районе Кайраккумского водохранилища (Узбекистан и Таджикистан) фактически был уничтожен или сильно разрушен ряд городов и кишлаков21. Риски повторения подобных катастроф остаются высокими и поныне, поэтому можно сказать, что сама природа требует от государств ШОС разработки и реализации общей стратегии

предотвращения природных бедствий или борьбы с их послед-

22

ствиями .

ЦАР также регулярно подвергается санитарно-эпидемиологической опасности из-за низкого качества и нехватки питьевой воды. Эти факторы в сочетании с системной недостаточностью управленческих структур привели к тому, что регион до сих пор

« 23

не имеет должной схемы антидизастерной готовности и соответствующих механизмов реагирования на природные катаклиз-

мы. Угрозу здоровью и безопасности людей представляют и захоронения радиоактивных отходов в некоторый местностях региона (например, в районе Семипалатинска в Казахстане и в окрестностях Джалал-Абада в Кыргызстане)24.

Многие китайские территории также являются средоточием сейсмологической активности Земли. Так, в 2007 г. от сильного землетрясения в провинции Юньнань пострадали город Хани и национальный автономный уезд Нинъэр. 20 июля эпицентр подземных толчков быш зафиксирован в СУАР в 430 км от Урумчи. Бышо разрушено 2100 домов, 8 тыс. человек остались без крова.

В 2008 г. произошла серия мощных землетрясений в СУАР. Подземные толчки разрушили несколько тысяч домов и строений. Более 70 тысяч человек пострадали.

Сильнейшее за предшествовавшие 30 лет землетрясение магнитудой 8 баллов по шкале Рихтера произошло 12 мая 2008 г. в провинции Сычуань. По официальным данным, погибли или пропали без вести 87 тыс. 150 человек, миллионы остались без крова. После основного землетрясения последовали свыше десяти тысяч повторных подземных толчков. Землетрясение наиболее сильно затронуло сельское хозяйство 13 городов и районов Сычуани. В ряде районов быша полностью разрушена система орошения земель. Огромный ущерб быш нанесен более сотни исторических памятников государственного и провинциального значения. Ущерб от удара составил около 150 млрд долл. Также в мае 2008 г. Китай пережил новое землетрясение в провинции Шаньси. Города в районе бедствия быши полностью эвакуированы, масштабы разрушения там составили до 90 % от общей застройки. В июне 2008 г. землетрясения произошли и в других провинциях КНР. Из опасных районов бышо эвакуировано почти 3 млн жителей. В результате подземных толчков оказались разрушенными более 4 млн домов. Экономический ущерб составил 241 млн долл.

В июле и августе 2008 г. подземные толчки быши зафиксированы и в Сыиуани, и в Юньнани. Погибло более 40 человек, еще более 700 получили ранения. Колебания почвы разрушили около 395 тыс. домов. Всего пострадало более миллиона человек.

В конце августа произошли новые землетрясения и в СУАР.

Зимой и весной 2009 г. землетрясения опять произошли в Сычуани, в Синьцзяне и в Юньнани. Колебания почвы привели к повреждению общей сложностью 24 тыс. зданий, пострадали более 35 тыс. человек.

В апреле землетрясение произошло на российско-китайской границе.

1 июля того же года на границе Китая и Киргизии было также зафиксировано землетрясение, к счастью, обошедшееся без жертв и разрушений.

В июле в провинции Юньнань в результате еще одного землетрясения погиб один, ранены 324 человека, 1,2 млн человек остались без жилья. Повреждения различной степени получили почти 40 тысяч строений, 18 тысяч из них полностью разрушены. Относительно небольшое число пострадавших при обрушении огромного количество жилых строений объясняется тем, что крестьяне в момент землетрясения находились в полях.

А 14 апреля 2010 г. в провинции Цинхай произошло особо мощное землетрясение, которое унесло почти 2 тыс. жизней. Оно стало одним из наиболее масштабных в истории Китая, охватив также некоторые районы провинции Сычуань и Тибетского автономного района. Подземные толчки повторялись до 1,2 тыс. ударов (раз) за 5 суток. В результате стихии пострадали 12 тыс. 135 жителей, из них 1 тыс. 434 получили серьезные ранения. Спасатели работали в сложной обстановке, которая усугублялась погодными условиями и особенностями рельефа местности25.

Из вышеизложенного видно, что в Синьцзяне, граничащем со странами Центральной Азии, и в самих государствах региона большая часть населения проживает в сейсмоактивных районах, а также в местах, где высока вероятность наводнений, селей и оползней. Поэтому создание «необходимых условий для искоренения бедности на пространстве ШОС»26 должно предусматривать, в том числе, и составление скоординированных планов по уменьшению опасности и устранению последствий природных бедствий.

В перспективе видится полезным включение перечня согласованных мероприятий по снижению уязвимости и защите

населения от природных катастроф в общие планы Органи-

27

зации.

Видимо, существует насущная целесообразность формирования у населения неблагоприятных для жизни территорий ШОС так называемой культуры предотвращения природных и техногенных катастроф. Основным средством внедрения «культуры предотвращения» является активная разъяснительная работа среди населения и его исчерпывающая информированность не только о вероятности природного или антропогенного катаклизма, но и доступных простому человеку методах нивелирования последствий такого бедствия. Выработка в рамках ШОС согласованных методик и рекомендаций по проведению мероприятий, связанных с защитой населения в условиях ЧС, видится неотъемлемым элементом будущих планов экономического и гуманитарного развития Организации, а также аспектом борьбы с бедностью на пространстве ШОС28.

Разумеется, что у министерств и ведомств государств — членов ШОС, отвечающих за защиту населения в условиях ЧС, существует солидный индивидуальный опыт противостояния природным и техногенным бедствиям, в том числе на уровне отработанных проектов, например, таких, как восстановление снабжения продуктами питания и водой, сооружение временного жилья, оказание медицинской и санитарной помощи. Однако нескоординированные усилия, не отвечающие коллективной стратегии защиты населения и устранения бедности (которую тоже целесообразно выработать), лишь провоцируют зависимость от первичной, чрезвычайной помощи, ведут к перерасходу финансовых и трудовых ресурсов.

При формировании подобных согласованных планов и стратегий весьма важно принимать в расчет интересы последующего восстановления местной экономики, а также — по мере возмож-

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

29

ности — и окружающей среды .

В Центральной Азии доступ к ресурсам, таким, как земля и вода, часто является причиной гуманитарных и даже этнических конфликтов. Последние, как свидетельствует история, тоже провоцируют чрезвычайные ситуации. При совместном планировании мероприятий борьбы с ЧС государствам ШОС необхо-

димо учитывать деликатность исторической подоплеки и, возможно, комплектовать контингенты спасателей с особой тщательностью. Следует принять во внимание, что отношения между таджикскими, узбекскими и кыргызскими общинами, населяющими Ферганскую долину, остаются натянутыми и это обстоятельство способно осложнить трансграничную фазу гума-

30

нитарно-спасательной операции в регионе .

Население, перемещенное в результате природного бедствия или конфликта, обычно воспринимается в качестве нетто-потребителя гуманитарной помощи. Еще одним элементом «культуры предотвращения» представляется формирование отношения к беженцам как действенному людскому ресурсу и партнерам в процессах восстановления. Это, с одной стороны, способствует подключению здоровых сил населения к воссозданию родных очагов, ускоряет процессы реконструкции, а с другой — высвобождает финансовые и физические возможности спасателей для выполнения новых задач. В условиях демографически богатой Центральной Азии идея продуманной, логически обоснованной мобилизации возможностей местного населения для участия в спасательных и восстановительных работах представляется особо плодотворной31.

Элементами совместной комплексной антидизастерной стратегии, видимо, должны стать планирование — в аспекте дислокации и логистики — лагерей экологических и иных беженцев, а также меры по восстановлению органов управления и оживлению местной экономики. Особая сложность состоит в том, как оптимизировать и координировать ограниченные финансовые, людские и технические ресурсы, чтобы получить максимально возможный эффект. Для достижения этой цели представляется целесообразным создание специальных ad hoc структур с участием заинтересованных сторон всех уровней, включая контингент спасателей, центральные или местные органы власти, местное население, объединенные структуры ШОС, ответ-

32

ственные за гуманитарное содействие .

Еще один элемент «культуры предотвращения» — это эффективное управление гуманитарным содействием. Видимо, оно должно быть спланировано таким образом, чтобы не только

обеспечить пострадавшему населению первичную гуманитарную помощь, но и создать начальные предпосылки для восстановления экономики, а при наличии на то возможностей — и для ее последующего развития. В этой связи желательна разработка небольших типовых (т. е. пригодных для применения в большинстве поселений) проектов по самопомощи и восстанов-

33

лению на уровнях села, поселка, города .

При планировании антидизастерных мероприятий в ЦАР особо следует принять в расчет и то, что многие крупные города региона расположены в чрезвычайно сейсмоактивной местности. Природные бедствия крайне пагубны в городах не только в результате плотности населения (например, в ряде районов Китая, в Ферганской долине, в Узбекистане), но и ввиду его зависимости от централизованного водо- и теплоснабжения, а также часто практикуемого хаотичного строительства, не учитывающего требования местности и нормы нагрузки на инфраструктуру, и т. д.34.

Для эффективизации гуманитарного содействия полезно определить и принципы управления этим видом деятельности. Ими могли бы стать гласность, участие самого местного населения в распределении гуманитарной помощи, обеспечение личной безопасности пострадавшего населения, а также защиты имущественных прав перемещенных граждан. Поскольку гуманитарные катаклизмы чреваты существенным хозяйственным ущербом и способствуют консервации бедности, то включение примерных планов по ликвидации возможных гуманитарных бедствий в будущие проекты экономического развития ШОС также представляется разумным основополагающим принци-

35

пом управления гуманитарным содействием .

В целом, формирование «культуры предотвращения» в рамках ШОС требует проведения следующих мероприятий:

• анализ рисков на основе обмена аналитической информацией между всеми заинтересованными сторонами;

• выработка совместной антидизастерной стратегии и соответствующей нормативно-правовой базы. Одним из компонентов этой стратегии могло бы стать:

— проведение совместных общественных кампаний по информированию населения о возможных рисках путем издания

печатных материалов, а также создания соответствующих радио- и телевизионных программ;

— «вертикальное» согласование потребностей и усилий (местная община — ответственная структура странового уровня — структура ШОС);

• содействие способности прогнозировать, реагировать и противостоять природным бедствиям на местном уровне путем:

— формирования систем раннего оповещения, а также

— подготовки и оснащения групп быстрого реагирования на первичном уровне;

• обеспечение преемственности обучения;

• совершенствование системы связи с удаленными неблагоприятными районами;

• сотрудничество с доказавшими свою состоятельность международными гуманитарными организациями, например, Международной федерацией Красного Креста и Красного Полумесяца, ООН и ЕС.

В целом же видятся особо полезными инициативами заключение странами ШОС коллективного соглашения о принципах и порядке осуществления гуманитарного содействия внутри Организации36. Его целесообразность объясняется двумя обстоятельствами.

1. В случае образования в рамках ШОС специальной структуры по оказанию гуманитарной помощи, юридически фундированного самостоятельным коллективным соглашением, эффективность оказания гуманитарного содействия обрела бы особую высоту. В соглашении можно было бы четко «прописать» правила упрощенного доступа дружественных сил в районы бедствий, механизм оповещения и управления, алгоритм действий административных структур от получения оповестительного сигнала до проверки работы контингента спасателей. Подобное соглашение (приложение к нему) заранее могло бы определить маршруты и порядок доставки гуманитарных грузов для различных стран-участниц, установило бы четкие критерии, определяющие случаи обязательного предоставления гуманитарной помощи, а также условия чрезвычайного доступа международных

37

спасателей на территорию пострадавшего государства37.

Конечно же, ни одно государство не вступит в международное соглашение, если в соответствии с ним оно должно предоставлять другим государствам безоговорочное право доступа на свою территорию — даже в случае чрезвычайно разрушительного бедствия. Думается, что при наличии такого соглашения в рамках ШОС опасения государств по поводу возможности нарушения их суверенитета быши бы полностью сняты, тем более, если обязательство предоставить доступ на свою территорию было бы действительно только для специальной коллективной структуры Организации (статус и функции которой можно определить в приложении к такому соглашению)38.

Поскольку термин «гуманитарная помощь» в мировой практике употребляется для обозначения помощи жертвам как чрезвычайных ситуаций, так и вооруженного вторжения с целью содействия тем или иным политическим силам, то в контексте данной статьи этот термин применяется только для обозначения поставок товаров и материалов, необходимых при оказании гуманитарного содействия во время стихийных и/или техногенных (антропогенных) катастроф. В международной практике к стихийным бедствиям относят: землетрясения, наводнения, эпидемии, эпизоотии, голод, лавины, ураганы, сели, извержение вулканов, засуху, пожары, тайфуны и циклоны39. (Определение техногенной (антропогенной) катастрофы для условий ШОС можно было бы выработать особо и включить в предполагаемое соглашение об оказании гуманитарной помощи.) Помощь в таких случаях обычно заключается в поставках промышленных и продовольственных товаров, воды, медикаментов, перевязочных средств, изделий медицинского назначения, медицинского оборудования, протезно-ортопедических изделий и материалов, одежды, временных укрытий, других предметов первой необходимости, предназначенный для социально уязвимыгх слоев населения, а также в предоставлении безвозмездной финансовой помощи и добровольных пожертвований, в виде выполнения работ, оказания услуг40.

Известно, что на территории ШОС вероятность вооруженных конфликтов (например, в случае атак террористических, экстремистских или сепаратистских сил) сохраняется до сих

пор. Международным судом для случаев вооруженного столкновения допустимая гуманитарная помощь определяется как «предоставление продовольствия, одежды, лекарств и другой гуманитарной помощи», не включающее предоставление оружия или иного оборудования, могущего быть использованным для причинения серьезных телесных повреждений или же явиться причиной смерти41. Ввиду этого думается, что гуманитарное соглашение ШОС, в случае его разработки, должно стать самостоятельным юридическим документом, не связанным с нормативной базой РАТС42.

2. В международном праве нет ни одного многостороннего соглашения, устанавливающего право жертв стихийных бедствий на получение гуманитарной помощи, тем более в качестве одного из прав человека. Хотя в Кодексе поведения МФКККП и неправительственных организаций (НПО) говорится, что «право получать гуманитарную помощь и оказывать ее является основополагающим гуманитарным принципом, и граждане всех стран

43

должны иметь возможность пользоваться этим правом» , это положение Кодекса по понятным причинам не может иметь характер обязательной к исполнению международной нормы. И в итоге готовность государств предоставлять гуманитарную помощь является обычаем, а не документально закрепленным элементом гуманитарного права. Международное право не содержит ответы на вопросы: в каких случаях соседние государства должны оказывать помощь или эта обязанность возлагается сугубо на пострадавшее государство? Каковы функции и права международных организаций в случае стихийного бедствия? Если государство не в состоянии самостоятельно оказать необходимую помощь, обязано ли оно принимать помощь других международных доноров?. И хотя серьезные стихийные и иные бедствия происходят все чаще, недостаточность международной юридической базы по-прежнему приводит к тому, что государства и международные организации затягивают начало проведения операций помощи, даже при крайней потребности в последних44.

Ввиду вышеизложенного заключение странами ШОС коллективного гуманитарного соглашения с заполнением юридических лакун, существующих в международном праве и обычае,

свидетельствовало бы о полной правовой компетентности и состоятельности Шанхайского «секстета». И если бы государства-члены ШОС первыми в мире (пусть и в «рамочном» порядке, действительном только на пространствах Организации) признали право на получение гуманитарной помощи в качестве одного из фундаментальных прав человека, то это стало бы мощным контраргументом в споре с западными «поборниками гумани-

45

тарных прав» .

Предполагаемое соглашение могло бы содержать перечень принципов оказания гуманитарной помощи, например, таких, как законность, гуманность, транспарентность, строгое целевое использование, недискриминационность (без каких бы то ни было различий по признаку расы, пола, политических взглядов, языка, религии, социального происхождения); недопустимость использования гуманитарной помощи в качестве инструмента политического или религиозного воздействия (для случаев вооруженного конфликта); недопустимость предоставления гуманитарной помощи организациям, целью деятельности которых является извлечение прибыли; максимально возможное уважение культурных традиций и обычаев страны-реципиента; подконтрольность распределения гуманитарной помощи; безвозмездность (в случае, если не будет предусмотрено иное); незамедлительный доступ международных спасателей к жертвам катастрофы и/или на территорию бедствия; беспрепятственная транспортировка гуманитарных грузов по территории как госу-

46

дарства-реципиента, так и государств-доноров .

Как уже отмечалось, для повышения эффективности гуманитарной помощи целесообразно формирование особой коллективной структуры ШОС, занимающейся вопросами проведения спасательных и иных гуманитарных операций. Такая структура могла бы быть образована на базе министерств по чрезвычайным ситуациям стран-участниц с использованием их опыта. Именно ей в гуманитарном соглашении государств ШОС могла бы быть отведена роль не только непосредственного агента, но и координатора и контролера распределения гуманитарной помощи, имеющего право чрезвычайного доступа на пораженные территории любого государства-участника. В функции данной

структуры могло бы быть вменено формирование и пополнение базы данных о предоставляемой гуманитарной помощи, выявление нарушений, допускаемых при ее распределении и использовании, а также принятие мер по устранению последних. Данная структура должна быть наделена правом запрашивать (и получать) от любого государства-участника всю информацию, необходимую для осуществления ее функций, в том числе связанных

47

с контролем и отчетностью .

Особо сложный вопрос — это финансирование расходов, связанных с производством, погрузкой, транспортировкой, разгрузкой, хранением и распределением гуманитарной помощи. Здесь представляется разумным как поэтапное формирование коллективного фонда ШОС по борьбе с чрезвычайными ситуациями, так и согласованное подключение возможностей международных организаций, практикующих оказание гуманитарной помощи (вероятно, в виде совместных акций). Небесполезно продумать алгоритм совместной работы гуманитарной структуры ШОС и соответствующей международной организации, например, МФКККП или Европейской Комиссии по гуманитарному содействию Европейского Союза48.

Поскольку законодательства о бухгалтерском учете гуманитарной помощи стран-участниц разнятся, то, по-видимому, для данной структуры ШОС должны быть установлены сводные, унифицированные правила ведения учета и отчетности, понятные всем заинтересованным сторонам. Это позволит предотвратить нецелевое использование и так весьма ограниченных средств из бюджета Организации49.

В заключение хотелось бы отметить следующее. Та или иная международная организация может обеспечить себе длительную поддержку и соответственно — реальную возможность успешно реализовывать свои высшие, политико-стратегические цели только тогда, когда простой человек на деле ощущает полезность подобной международной структуры для себя и для своей семьи. Эффективность гуманитарного сотрудничества можно оценить и тем, насколько быстро оно обеспечивает развитие системы горизонтальных связей, прежде всего на уровне межчеловеческого общения и/или по линии «народной дипломатии»50.

В качестве основных результатов эффективной гуманитарной кооперации можно назвать интенсификацию политического диалога на межгосударственном уровне, изменение отношения к роли простых граждан в межстрановом диалоге, переход к таким ценностным ориентациям, как оперативность, доступность и целесообразность гуманитарной помощи, априорная позитивная толерантность к культуре и традициям другого на-рода51.

В рамках международной организации, в своей деятельности отдающей приоритет стратегическим целям (коей является ШОС), гуманитарное сотрудничество неизбежно будет иметь не только политическую подоплеку, но и политическую задачу — содействие безопасности и стабильности государств-участников путем формирования климата межчеловеческого доверия. И это вполне понятно и естественно, но высота политических устремлений не должна затмевать насущные интересы и земные нуж-

« 52

ды простых людей52.

На одном из «круглых столов», проведенных силами ИДВ РАН несколько лет назад в рамках обсуждений проблем ШОС, было озвучено предложение о создании особой структуры Организации, специализирующейся на предоставлении гуманитарного содействия при чрезвычайных ситуациях на пространстве ШОС. Хотелось бы надеяться, что это мнение будет не только учтено, но и получит конкретное воплощение. Концепция этой структуры состоит в том, что специализированный Центр будет заниматься информационным и аналитическим обеспечением деятельности соответствующих служб государств Организации по предупреждению и борьбе с ЧС: снабжать их необходимой информацией по распространению положительного опыта, новых спасательных технологий, а также научных исследований в плане, прежде всего, предупреждения чрезвычайных ситуаций. В дальнейшем может стать достижимой и координация гуманитарного сотрудничества, которая подразумевает согласованность оказания помощи странам-членам ШОС, пострадавшим от катастрофических ЧС; осуществлять подготовку и переподготовку кадров спасательных подразделений; разработку совместных планов приграничного сотрудничества. Российской сторо-

ной выдвинуто предложение по проведению встречи приграничных подразделений стран ШОС для обсуждения вопросов взаимодействия по таким направлениям, как предупреждение и борьба с паводками, степными пожарами, нашествиями паразитарных насекомых, координация учений служб ЧС53.

Надо отметить, что определенные шаги по координации активности ведомств государств ШОС, отвечающих за предупреждение и ликвидацию ЧС, предпринимаются. Так, в мае 2009 г. в российском Ногинске прошли учения «Богородск-ШОС» с участием подразделений МЧС и МВД РФ Китая, Таджикистана и Казахстана. На учениях отрабатывались навыки ликвидации пожаров с воздуха, устранения последствий ЧС на железнодорожном и авиатранспорте, а также борьбы с терроризмом. А в июне 2009 г. было объявлено о намерении стран — членов ШОС создать Центр реагирования на катастрофы. РФ направила проект

54

концепции соответствующего центра .

11 марта 2010 г. Президент РФ Д.А. Медведев подписал Закон О ратификации Соглашения между правительствами государств-членов Шанхайской организации сотрудничества о взаимодействии при оказании помощи в ликвидации чрезвычайных ситуаций. Незадолго до этого Закон был принят Госдумой и одобрен Советом Федерации. Жаль только, что для придания Соглашению абсолютной юридической силы понадобилось почти 5 лет. (Само Соглашение было подписано еще в октябре 2005 г.). Документ предусматривает оказание странами-членами ШОС взаимной помощи в ликвидации чрезвычайных ситуаций, а также упрощение транзита групп, следующих через их территории на помощь в ликвидации ЧС как в государствах-участниках, так и в других странах. Ожидается, что ратификация соглашения положительно скажется на укреплении стабильности на пространстве Организации55.

Пятое Совещание глав ведомств по ЧС государств — членов ШОС (прошедшее в апреле 2010 г. в узбекистанской столице), в частности, и было посвящено обсуждению практических мер, направленных на реализацию достигнутых ранее соглашений между правительствами государств-членов Организации о взаимодействии при оказании помощи и ликвидации ЧС. По итогам

совещания был подписан соответствующий Протокол. Уже начата работа на уровне экспертов56. А на Совещании глав правительств стран ШОС (Ташкент, июнь 2010 г.) в позитивном ключе быша обсуждена возможность создания Центра по чрезвычайным ситуациям.

По словам директора департамента международной деятельности МЧС РФ Ю. Бражникова, все договорно-правовые основы, предусматривающие совместные действия в области предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций, оказания гуманитарной помощи, проведения совместных операций, уже созданы57. И это внушает оптимизм.

В мае 2011 г. Казахстан на заседании совета министров иностранных дел стран ШОС в Алматы устами главы своего внешнеполитического ведомства Е. Казыханова обратился к стра-нам-участницам Шанхайской организации сотрудничества с инициативой создания в Астане Центра ШОС по предупреждению и ликвидации последствий ЧС, актуальность чего стала еще более очевидной в связи с масштабностью природных катаклизмов, наблюдавшихся в 2010 г. на территориях государств-участ-ников Организации, а также трагических событий в Японии58.

Примечания

1 См.: Первичная медико-санитарная помощь — сегодня актуальнее, чем когда-либо. Доклад Всемирной организации здравоохранения о состоянии здравоохранения в мире. Женева: ВОЗ, 2008. С. 91, 92.

2 Более подробно см.: Сафронова Е.И. Некоторые итоги гуманитарного взаимодействия стран — членов Шанхайской организации сотрудничества за пять лет ее существования // Шанхайская организация сотрудничества. К новым рубежам развития. М.: ИДВ РАН, 2008. С. 172; а также другие статьи автора, опубликованные в сборниках докладов соответствующих «круглых столов» в ИДВ РАН.

См. также: Хендерсен Д.А. Глобальная взаимосвязь в сфере здравоохранения. http://usinfo.state.gov/joumals/itgic/0206/ijgr/henderson.htm.

3 Сафронова Е.И. Указ. соч. С. 172; Сайт Центра новостей ООН. http://www.un.org/russian/news/fullstorynews.asp?newsID=5903; Хендерсен Д.А. Указ. соч.

4 Отчет Международной конференции «Туберкулез с лекарственной устойчивостью — Трудности в борьбе с туберкулезом» 11—12 ноября 2008 г. Ташкент: ВОЗ, 2009. С. 3—6.

5 Отчет Международной конференции... С. 3—6.

6 Сафронова Е.И. Некоторые итоги... С. 173.

7 URL: http://demoscope.ru/weekly/2003/0107/panorm01.php#17.

8 URL: http://www.privivka.ru/info/library/russian/?id=29.

9 Сафронова Е.И. Указ. соч. С. 173—174; http://web.worldbank.org.

10 URL: http://vesti.kz/asia/49236/ ; http://newskaz.ru/society/20100504/ 559598.html.

11 Сафронова Е.И. Указ. соч. С. 174, 175, 176; http://web.worldbank.org.

12 Более подробно см.: Сафронова ^.^Перспективы гуманитарного сотрудничества в рамках ШОС и его влияние на стабильность в Центральной Азии // Проблемы становления Шанхайской организации сотрудничества и взаимодействия России и Китая в Центральной Азии. М.: ИДВ РАН. 2005. С. 192.

13 URL: http://www.rospotrebnadzor.ru/press_center/press/2183/.

14 URL: http://www.rospotrebnadzor.ru/press_center/press/2712/print/.

15 URL: http://sco2009.ru/docs/documents/ekaterinburg____declaration.

16 URL: http://www.rian.ru/politics/20091014/188769469.html.

17 Там же.

18 URL: http://www.nomad.su/?a=3-201011190024.

19 Сафронова Е.И. Перспективы гуманитарного сотрудничества... С. 190.

20 См.: Алибеков Л. Природные угрозы и гидротехнические сооружения // http://press-uz.info/index.php?title=home&nid=36&my=052010&st=0.

21 URL: http://www.ca-c.org/journal/13-1998/st_08_bushkov.shtml.

22 Сафронова Е.И. Некоторые аспекты гуманитарного взаимодействия стран — членов ШОС // Китай в мировой и региональной политике. История и современность / сост. Е.И. Сафронова. М.: ИДВ РАН. 2004. С. 58.

23 От англ. «disaster» — (природное) бедствие.

24 Сафронова Е.И. К вопросу об актуальности и возможных направлениях гуманитарного сотрудничества стран — членов ШОС // Шанхайская организация сотрудничества: взаимодействие во имя развития. М.: ИДВ РАН. 2006. С. 138.

25 URL: http://eco.rian.ru/documents/20090710/176882805.html ; http:// globalist.org.ua/?p=41759; http://www.proza.ru/2010/04/15/130.

26 URL: http://www.kabar.kg/rus/official/20050706/35.

27 Сафронова f.IK вопросу об актуальности и возможных направлениях... С. 138.

28 Там же. С. 139.

29 Там же.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

30 Сафронова Е.И. K вопросу об актуальности и возможных направлениях... С. 139.

31 Там же. С. 139-140.

32 Там же. С. 140.

33 Там же.

34 Там же; а также http://www.unhabitat.org/gc/gc20/documents/russian/ K0473698-r.doc.

35 Сафронова Е.И. K вопросу об актуальности и возможных направлениях... С. 140—141.

36 Там же. С. 141.

37 Там же. С. 142.

38 Там же.

39 URL: http://www.icrc.org/Web/rus/siterus0.nsf/iwpList107/9F3C9C0823 DB3948C1256F2B002E90E2.

40 Сафронова Е.И. K вопросу об актуальности и возможных направлениях... С. 143.

41 Там же.

42 Там же.

43 URL: http://www.icrc.org/Web/rus/siterus0.nsf/iwpList107/9F3C9C0823 DB3948C1256F2B002E90E2.

44 Сафронова Е.И. K вопросу об актуальности и возможных направлениях... С. 144.

45 Там же. С. 144.

46 Там же. С. 144—145. См., напр., Международный журнал Kрасного ^еста http://www.icrc.org/Web/rus/siterus0.nsf/iwpList107/9F3C9C0823DB39 48C1256F2B002E90E2; http://www.un.int/russia/statemnt/sc/1999/99_07_26.h tm#russian; http://www.parlament.md/download/laws/ru/1491-XV-28.11.2002. doc.

47 Сафронова Е.И. K вопросу об актуальности и возможных направлениях... С. 145.

48 Там же. С. 145. UN Office for the Coordination of Humanitarian Affairs (OCHA) http://www.reliefweb.int/rw/RWB.NSF/db900SID/HMYT-6EYKNV? OpenDocument&rc=3&emid=FL-2005-000100-KGZ.

49 Сафронова Е.И. Некоторые итоги гуманитарного взаимодействия.... С. 178.

50 Сафронова Е.И. Указ. соч. С. 179.

51 Там же. С. 179. О роли гуманитарных технологий подробно см.: Волкова А.В. Гуманитарные технологии и формирование ценностей. http://po litjournal.spb.ru/120107.html.

52 Сафронова Е.И. Некоторые итоги гуманитарного взаимодействия... С. 179-180.

53 Огни Мангистау // http://www.ogni.kz/index.php?option=com_conte nt&task=view&id=919&Itemid=3.

54 URL: http://ria.ru/defense_safety/20090603/173117510.html.

55 URL: http://www.rian.ru/politics/20100311/213505156.html.

56 URL: http://army.lv/ru/mchs/901/24195.

57 URL: http://www.rian.ru/society/20100413/221916682.html.

58 URL: http://www.meta.kz/243665-kazakhstan-predlagaet-sozdat-v-astane-centr-shos.html.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.