Научная статья на тему 'Живой и мертвый в языках профессиональной коммуникации'

Живой и мертвый в языках профессиональной коммуникации Текст научной статьи по специальности «Языкознание»

CC BY
26
1
Поделиться
Ключевые слова
ЯЗЫК ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ КОММУНИКАЦИИ / ТЕРМИНЫ / ПРОФЕССИОНАЛИЗМЫ / ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЕ ЖАРГОНИЗМЫ / СЕМАНТИКА / МИФОЛОГИЧЕСКИЙ КОМПОНЕНТ ЗНАЧЕНИЯ / LANGUAGE OF PROFESSIONAL COMMUNICATION / TERMS / PROFESSIONALISMS / PROFESSIONAL JARGON / SEMANTICS / MYTHOLOGICAL COMPONENT VALUES

Аннотация научной статьи по языкознанию, автор научной работы — Голованова Елена Иосифовна, Голованов Игорь Анатольевич

В статье рассматриваются особенности функционирования прилагательных «живой» и «мертвый» в языках профессиональной коммуникации. Выявляется состав используемых в профессиональной среде номинативных средств, которые включают названные лексемы, анализируется их семантика. Исследование проводится с учетом мифологических компонентов значения исходных единиц.

Alive and dead in the language of professional communication

The article discusses the features of fnctioning of the adjective “alive” and “dead” languages of professional communication. Revealed the composition used in the professional environment nominative methods that include named token or derive them, analyzes their semantics. The study takes into account the mythological components of the original meaning units.

Текст научной работы на тему «Живой и мертвый в языках профессиональной коммуникации»

Вестник Челябинского государственного университета.

2017. № 12 (408). Филологические науки. Вып. 110. С. 76—81.

УДК 81>27

ББК 81.18

ЖИВОЙ И МЕРТВЫЙ В ЯЗЫКАХ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ КОММУНИКАЦИИ

Е. И. Голованова

Челябинский государственный университет, Челябинск, Россия

И. А. Голованов

Южно-Уральский государственный гуманитарно-педагогический университет, Челябинск, Россия

В статье рассматриваются особенности функционирования прилагательных «живой» и «мертвый» в языках профессиональной коммуникации. Выявляется состав используемых в профессиональной среде номинативных средств, которые включают названные лексемы, анализируется их семантика. Исследование проводится с учетом мифологических компонентов значения исходных единиц.

Ключевые слова: язык профессиональной коммуникации, термины, профессионализмы, профессиональные жаргонизмы, семантика, мифологический компонент значения.

Большой интерес для отечественной русистики представляет функционирование русского языка, его лексических средств в условиях профессиональной коммуникации. Чем отличается слово (или фразеологизм), используемое специалистами, от общеупотребительных единиц? Как меняется (и меняется ли) семантика слова, заимствованного в профессиональный обиход из литературного языка?

Отметим, что вопросы семантики лексики, употребляемой в специальной среде, в языках для специальных целей, относятся к числу традиционных проблем терминоведения [5]. С одной стороны, термин, являясь единицей языка, обладает лексическим значением и вступает в разнообразные парадигматические связи и отношения (антонимия, синонимия, паронимия, омонимия). С другой стороны, термин соотносится со специальным понятием в системе понятий определенной области знания или деятельности. Следовательно, его содержание конвенционально и обусловлено местом соответствующего понятия в системе. Между лексическим значением термина и его содержанием наблюдаются корреляции, систематический характер которых представляет большой научный интерес.

Семантика профессионализмов и профессиональных жаргонизмов в гораздо меньшей степени коррелирует с системой понятий: это вполне самостоятельные и более субъективированные совокупности обозначений, функционирующие в профессиональной среде. При этом если профессионализм (профессиональный коллоквиализм) нацелен на прояснение специального со-

держания, характеристик именуемого объекта, процесса, явления, то есть выполняет присущую ему и термину ориентирующую функцию, но при этом не стремится к системности, то профессиональный жаргонизм предназначен для выражения экспрессии, трансляции той или иной оценки, формирования определенного отношения к объекту, процессу, явлению в рамках социально-профессиональной группы. Объединяющим началом для всех разрядов специальной лексики (терминов, профессионализмов, профессиональных жаргонизмов) выступает их вторичный, производный характер: основой для образования профессиональной единицы любого типа выступает естественный язык, его лексическая система и комплекс словообразовательных средств.

Цель настоящего исследования — проследить закономерности семантического преобразования лексики в результате ее вхождения в профессиональный узус на примере прилагательных «живой» и «мертвый».

Выбор для анализа указанных лексических единиц обусловлен их особым статусом в русском языке: не только длительностью существования и исконным происхождением, но прежде всего связью с обыденным сознанием [4] и древнейшими мифологическими представлениями славян.

Как указывает Л. Н. Виноградова, семантическая оппозиция жизнь — смерть относится к числу базовых концептов, с помощью которых в народной культуре «описываются и оцениваются все важнейшие понятия и конкретные реалии окружающего мира» [1. С. 95]. Так, для понимания нашего материала весьма важны замечания

фольклориста о том, что в народной фразеологии и паремиологии с мертвым человеком связывается признак отсутствия движения (ср. выражения: ноги протянул, ручки сложил, глазки встали, поговорка «С руками, с ногами, а с лавки не слезет»). В фольклорных похоронных плачах, пишет исследователь, отсутствие движения выступает одним из наиболее заметных признаков смерти [1].

Примечательно, что материал языков профессиональной коммуникации подтверждает выводы Вяч. Вс. Иванова и В. Н. Топорова относительно культурной значимости компонентов оппозиции жизнь — смерть (в нашем случае живой — мертвый): «Происходит перенос центра тяжести на второй член противопоставления, что проявляется в большем разнообразии его воплощений и в большей актуализации их» [9. С. 75].

Прежде чем непосредственно обратиться к профессиональной лексике, включающей компонент «живой», приведем данные толкового словаря В. И. Даля, поскольку в нем содержится глубокая и всесторонняя характеристика интересующего нас понятия:

Живой — кто жив, кто живет, живущий, в ком или в чем есть жизнь <.. > || о челов. и животн., дышащий, не умерший, не мертвый, сохраняющий признаки земной жизни; <.. > о растениях: прозябающий, растущий, стоящий на корню, не завядший, не сухой. <.. > Он парень живой, расторопный, проворный, бойкий. Живой ребенок, резвый, непоседа. Живой разум, живое воображение, острый, проницательный; игривое, впечатлительное. Живая вера, искренняя, горячая, любящая, обнаруженная делами <...>. Живые глаза, черты лица, обличающие горячую душу, ум; острые и веселые глаза. Живой цвет, краска в лице, свежий, здоровый, цветущий. <...>Живые краски, яркие. Живой язык, которым говорит народ где-либо поныне, мертвый, оставшийся только в письменных памятниках. || О языке или слоге писателя: полный жизни, теплый, кипучий и естественный. <.. > Живая вода, ключевая, проточная. Судно стоит на живой воде, не на мели, плавает <...>. Живой огонь, самородный <.. > Живое слово дороже мертвой буквы [6. С. 537-538].

В приведенном фрагменте словарной статьи обращает на себя внимание использование трех специальных наименований: сочетаний, ставших лингвистическими терминами, живой язык — мертвый язык и профессионального обозначения в речи моряков живая вода (в значении 'текущая,

проточная'). Последнее словоупотребление весьма значимо, поскольку перекликается с народным представлением о том, что само движение воды служит приметой жизни (в противоположность мертвой, стоячей воде).

Отметим основные семантические характеристики, выделенные В. И. Далем: 1) наличие жизни (витальность), 2) принадлежность к животному или растительному миру; 3) активность (в том числе двигательная как проявление жизненных сил); 4) пребывание в здоровом состоянии; 5) естественность.

С учетом этих характеристик рассмотрим ряд специальных наименований, включающих прилагательное «живой», уделяя внимание процессу их специализации.

В среде музыкантов используются обозначения живой звук и живое пение. Оба компонента данных фразеологизмов восходят к общеупотребительным единицам. Так, опорные компоненты звук и пение не выражают специальной информации. Звук — «то, что слышится, воспринимается на слух» (ср. сочетания: звук голоса, звук выстрела, громкий звук; ни звука, без звука согласился и др.). Специальное содержание данного слова (вер -нее, корня), связанное с его осмыслением с точки зрения физики, лингвистики, литературоведения, возникает лишь в сложных словах: звукозапись, звукоизоляция, звукоизвлечение, звукооператор, звукооформитель, звукопись, звукоподражание, звукоряд, звукопроводимость, звукосниматель и так далее. Второе слово (пение) тесно связано с глаголом петь, который может быть употреблен как по отношению к человеку (исполнять вокальное произведение, оперную партию), так и по отношению к птицам (о соловье, жаворонке и др.). Специальное содержание связано с уточнением разновидности пения: сольное/многоголосное пение, респонсорное пение (поочередное пение солиста и хора), демественное пение (в праздничном богослужении), партесное пение (многоголосная хоровая музыка), амвросианское/григорианское пение (в римско-католической церковной музыке), кондакарное пение, крюковое (знаменное) пение и т. п. Во всех приведенных примерах в качестве атрибутивного терминоэлемента использованы относительные прилагательные.

В анализируемых сочетаниях атрибутивная характеристика выражена качественным прилагательным «живой». Словари современного русско -го языка отмечают ряд значений этого прилагательного: 1) обладающий жизнью; 2) подлинный,

настоящий; 3) деятельный, полный жизненной энергии, подвижный; 4) легкий, занимательный, выразительный; 5) отвечающий реальным потребностям, жизненный; 6) остро переживаемый. Прилагательное широко используется в составе общеупотребительных фразеологизмов: живая очередь (естественная, без предварительной записи), за живое задеть (взволновать), на живую нитку (без подготовки, наскоро), живые деньги (реальные, свободные) и др.

Думается, что на основе сразу нескольких значений этого слова, репрезентирующих результаты обыденного познания (живой — естественный, настоящий, полный жизни, энергии, выразительный, остро переживаемый), сформировалось его специальное употребление в музыкальной среде: живой звук, живое пение — в отличие от деланный, синтезированный, искусственный звук, электронное звучание и так далее. Вербализация специального знания в данном случае обусловлена потребностью в дифференциации звучания музыки в связи с появлением синтезатора как устройства, способного моделировать и воспроизводить естественные звуки. Профессиональная информация при этом «накладывается» на уже известное, являющееся результатом обыденного познания, и закрепляется в специальных единицах, функционирующих в профессиональной среде.

Наименование живой звук употребляется также в речи телевизионщиков наряду с термином живая трансляция для выражения специального понятия «осуществляемый или транслируемый без предварительной записи».

В профессиональном общении специалистов по 1Т-технологиям прилагательное живой в сочетании с термином контроллер домена выражает значение 'работоспособный' [12].

В устной профессиональной речи риелторов употребляется наименование живая квартира, которым обозначается «реальный объект, находящийся в продаже» [13].

В профессиональном жаргоне медиков используется фразеологизм живая вода, служащий ироничным обозначением нашатырного спирта (с помощью которого приводят в чувство больных, потерявших сознание). Данное наименование прямо соотносится с мифопоэтическим представлением, зафиксированным словарями: «Живая вода — в сказках: вода, обладающая чудодейственной способностью возвращать жизнь мертвому» [14. С. 482].

Интересно наименование живой мертвый, используемое в языке специалистов в области рискового финансирования в качестве обозначения новой компании, которая близка к достижению стадии прибыльности, готова работать без убытков [16].

Целый ряд других сочетаний со словом живой также может рассматриваться как принадлежность соответствующих языков для специальных целей, например: живой вес (полный вес животного в живом состоянии в противоположность убойному, чистому весу мяса), живой груз (о животных при транспортировке), живая сила (люди и животные при противопоставлении механической силе, технике). Каждое из этих наименований предполагает, помимо общекультурного знания об оппозиции живого и мертвого, специальное знание, связанное с определенной сферой деятельности (торговля, транспорт, производство).

По данным словарей, прилагательное «мертвый» имеет в современном русском языке множество значений, среди которых следует выделить наиболее актуальные для профессиональной коммуникации. Перечислим их, снабдив примерами (для полноты картины включены сочетания с синонимом убитый):

1) лишенный жизни (активности, движения, изменения):

мертвый сезон — период затишья в делах, в торговле;

мертвый угол — район безветрия на подветренных склонах гор;

мертвый язык — не используемый в устной коммуникации, а потому не меняющийся, не пополняемый новыми единицами, находящийся в статике;

мертвый зуб — в языке стоматологов: зуб, в котором удален нерв (в результате он не только является нечувствительным, но и нежизнеспособным);

мертвые нормы — в речи юристов: нормы, применение которых логически невозможно;

мертвая картинка — в речи тележурналистов: план в видеосъемке без фонового звука, интершума;

мертвый (о спортсмене) — 1. Медлительный, невнимательный, физически слабый. 2. Играющий вяло, безвольно, не проявляющий активных усилий [7. С. 79];

2) бесплодный, непродуктивный:

мертвый ход — холостое (не передаваемое на

ведомое звено) движение ведущего звена меха-

низма, возникающее в момент реверсирования;

мертвый капитал — капитал, не находящийся в обороте и не приносящий дохода;

мертвая зона — не простреливаемая, не наблюдаемая зона;

мертвый сезон — неудачный спортивный сезон [7. С. 130];

убитый шрифт — в речи полиграфистов: нечитаемый, трудноразличимый шрифт;

3) неподвижный, зафиксированный (высшая степень проявления признака):

мертвая точка — в технике: состояние мгновенного равновесия движущихся частей механизма [15. С. 446];

мертвый узел — рыболовный узел для связывания двух лес из мононити;

мертвая хватка — в языке кинологов: блокировка челюсти собаки; в боевых искусствах: особая разновидность захвата противника;

мертвый край — контурный рисунок, нанесенный черной краской для предотвращения расплывчатости в процессе росписи керамических изделий глазурью [8];

мертвый якорь — металлическая или железобе-тонная конструкция, форма и вес которой обеспечивает неподвижность на грунте судна, буя и т. п. при любом состоянии моря в данном районе [11];

4) связанный со смертью, опасный для жизни:

мертвый воздух — в языке шахтеров: часть рудничной атмосферы в неиспользуемых и плохо проветриваемых горных выработках, представляющая собой смесь газов (встречается также в колодцах, коллекторах, трюмах судов); парализует дыхательные функции человека, в результате чего он теряет создание;

мертвая петля — в языке военных летчиков: фигура высшего пилотажа (полет по замкнутой кривой в вертикальной плоскости) [15. С. 446]; 5) лишенный каких-либо значимых свойств: мертвые души — в речи юристов: люди, числящиеся где-либо, но по факту не работающие;

мертвый мяч — в игровых видах спорта: мяч, посланный таким образом, что у вратаря/игрока нет никаких шансов его поймать/отбить [7. С. 85];

убитый поезд — выпавший из графика, движущийся с нарушением графика;

убитая квартира — в речи риелторов: квартира, лишенная условий для проживания (требует капитального ремонта).

Следует отметить, что для профессионального языка очень важна взаимная обусловленность всех предметов — участников рабочих процессов и явлений. Ситуации, когда эта взаимосвязь нарушена, имеют особое обозначение. Так, например, моряки самым тесным образом связаны с движением воды, ветра: от силы и направления ветра зависит движение воды и соответственно требуется постоянная корректировка движения судна. Эта связь воспринимается ими как нечто привычное, необходимое. Нарушение связи получает специальное обозначение в языке: мертвый штиль [10], мертвая зыбь [15. С. 446].

Таким образом, проведенный анализ позволяет судить о том, что особенности и закономерности восприятия и языковой интерпретации специальных объектов во многом оказываются обусловлены традиционными в рамках данной национальной культуры обыденными знаниями, в том числе связанными с глубинными мифологическими представлениями людей.

Список литературы

1. Виноградова, Л. Н. Оппозиция «живой — мертвый» в фольклоре и народной культуре славян / Л. Н. Виноградова // Славянская традиционная культура и современный мир : сб материалов науч. конф. — М., 2005. — Вып. 8. — С. 95-106.

2. Голованов, И. А. Константы фольклорного сознания в устной народной прозе Урала (ХХ-ХХ1 вв.) / И. А. Голованов. — М., 2014. — 296 с.

3. Голованова, Е. И. Место и функции антиконцепта в сферах специального знания / Е. И. Голованова // Когнитив. исслед. языка. — 2013. — № 13. — С. 152-162.

4. Голованова, Е. И. Обыденное профессиональное сознание в лингвистическом аспекте / Е. И. Голованова // Вестн. Пятигор. гос. ун-та. — 2016. — № 2. — С. 144-148.

5. Голованова, Е. И. Семантика слова в профессиональном языке / Е. И. Голованова // Новая Россия: традиции и инновации в языке и науке о языке : материалы докл. и сообщ. междунар. науч. конф., посв. юбилею проф. Л. Г. Бабенко. — Екатеринбург, 2016. — С. 43-55.

6. Даль, В. И. Толковый словарь живого великорусского языка : в 4 т. / В. И. Даль. — М., 1989. — Т. 1. — 689 с.

7. Елистратов, А. А. Толковый словарь русского спортивного жаргона / А. А. Елистратов. — Челябинск, 2011. — 217 с.

8. Животкова, И. А. Профессионализмы керамического производства / И. А. Животкова, Н. М. Локтионова // Соврем. проблемы науки и образования. — 2012. — № 6.

9. Иванов, Вяч. Вс. Славянские языковые моделирующие семиотические системы (древний период) / Вяч. Вс. Иванов, В. Н. Топоров. — М., 1965. — 247 с.

10. Каланов, Н. А. Словарь морского жаргона / Н. А. Каланов. — М., 2011. — 440 с.

11. Мертвые якоря. — URL: http://flot.com/publications/books/shelf/maritimehandbook/60.htm. — Дата обращения: 19.08.2017.

12. Сколько нужно живых контроллеров домена для Exchange Server 2013? — URL: https://blog. it-kb.ru/2016/02/25/microsoft-exchange-directory-topologyservice-exe-config-minpercentageofhealthydc-exchange-server-2013/.

13. Словарик риелтора: хвост, дрова и бабушкин ремонт. — URL: https://realty.mail.ru/articles/18470/ slovarik_rieltora_hvost_drova_i_babushkin_remont/. — Дата обращения: 19.08.2017.

14. Словарь русского языка : в 4 т. / под ред. А. П. Евгеньевой. — М., 1981. — Т. 1. — 698 с.

15. Толковый словарь русского языка с включением сведений о происхождении слов / отв. ред. Н. Ю. Шведова. — М., 2008. — 1175 с.

16. Экономика и право : слов.-справ. / сост. Л. П. Кураков, В. Л. Кураков, А. Л. Кураков. — М., 2004. — 1072 с.

Сведения об авторах

Голованова Елена Иосифовна — доктор филологических наук, профессор кафедры теоретического и прикладного языкознания, Челябинский государственный университет. Челябинск, Россия. ligol@csu.ru

Голованов Игорь Анатольевич — доктор филологических наук, профессор кафедры литературы и методики обучения литературе, Южно-Уральский государственный гуманитарно-педагогический университет. Челябинск, Россия. golovanovia2015@yandex.ru

Bulletin of Chelyabinsk State University.

2017. No. 12 (408). Philology Sciences. Iss. 110. Pp. 76—81.

ALIVE AND DEAD IN THE LANGUAGE OF PROFESSIONAL

COMMUNICATION

E. I. Golovanova

Chelyabinsk State University. Chelyabinsk, Russia. ligol@csu.ru

I. A. Golovanov

South Ural State Humanitarian and Pedagogical University. Chelyabinsk, Russia. golovanovia2015@yandex.ru

The article discusses the features of fnctioning of the adjective "alive" and "dead" languages of professional communication. Revealed the composition used in the professional environment nominative methods that include named token or derive them, analyzes their semantics. The study takes into account the mythological components of the original meaning units.

Keywords: language ofprofessional communication, terms, professionalisms, professional jargon, semantics, mythological component values.

References

1. Vinogradova L.N. Oppozitsiya "zhivoy — mertvyy" v fol'klore i narodnoy kul'ture slavyan [Opposition to the "living — dead" in the folklore and folk culture of the Slavs]. Slavyanskaya traditsionnaya kul 'tura i sovremen-nyy mir. Vyp. 15 [Slavic traditional culture and the modern world. Iss. 8]. Moscow, 2005. Pp. 95-106. (In Russ.).

2. Golovanov I.A. Konstanty fol'klornogo soznaniya v ustnoy narodnoy proze Urala (XX-XXI vv.) [Constants of folk consciousness in the folk prose of the Urals (XX-XXI centuries)]. Moscow, 2014. 296 p. (In Russ.).

3. Golovanova E.I. Mesto i funktsii antikontsepta v sferakh spetsial'nogo znaniya [The place and function of anticoncept in the areas of special knowledge]. Kognitivnye issledovaniya yazyka [Cognitive studies of language], 2013, no. 13, pp. 152-162. (In Russ.).

4. Golovanova E.I. Obydennoe professional'noe soznanie v lingvisticheskom aspekte [Everyday professional consciousness in the linguistic aspect]. Vestnik Pyatigorskogo gosudarstvennogo universiteta [Bulletin of the Pyatigorsk state University], 2016, no. 2, pp. 144-148. (In Russ.).

5. Golovanova E.I. Semantika slova v professional'nom yazyke [The semantics of the word in professional language]. Novaya Rossiya: traditsii i innovatsii v yazyke i nauke o yazyke [The new Russia: traditions and innovations in language and the science of language]. Ekaterinburg, 2016. Pp. 43-55. (In Russ.).

6. Dal' V.I. Tolkovyy slovar' zhivogo velikorusskogo yazyka. T. 1 [Explanatory dictionary of the living great Russian language. Vol. 1]. Moscow, 1989. 689 p. (In Russ.).

7. Elistratov A.A. Tolkovyy slovar' russkogo sportivnogo zhargona [Dictionary of Russian sports slang]. Chelyabinsk, 2011. 217 p. (In Russ.).

8. Zhivotkova I.A., Loktionova N.M. Professionalizmy keramicheskogo proizvodstva [The excellences of ceramic production]. Sovremennye problemy nauki i obrazovaniya [Modern problems of science and education], 2012, no. 6. (In Russ.).

9. Ivanov Vyach.Vs., Toporov V.N. Slavyanskie yazykovye modeliruyushchie semioticheskie sistemy (drevniy period) [Slavic language modeling semiotic systems (ancient period)]. Moscow, 1965. 247 p. (In Russ.).

10. Kalanov N.A. Slovar'morskogozhargona [Vocabulary Maritime jargon]. Moscow, 2011. 440 p. (In Russ.).

11. Mertvye yakorya [Dead anchors]. Available at: http://flot.com/publications/books/shelf/maritimehand-book/60.htm, accessed 19.08.2017. (In Russ.).

12. Skol'ko nuzhno zhivykh kontrollerov domena dlya Exchange Server 2013? [How much you need to live domain controllers for Exchange Server 2013?]. Available at: https://blog.it-kb.ru/2016/02/25/microsoft-exchange-directory-topologyservice-exe-config-minpercentageofhealthydc-exchange-server-2013/. (In Russ.).

13. Slovarik rieltora: khvost, drova i babushkin remont [Glossary realtor: tail, firewood and Babushkin repair]. Available at: https://realty.mail.ru/articles/18470/slovarik_rieltora_hvost_drova_i_babushkin_remont/, accessed 19.08.2017. (In Russ.).

14. Slovar' russkogo yazyka. T. 1 [Dictionary ofthe Russian language. Vol. 1]. Moscow, 1981. 698 p. (In Russ.).

15. Tolkovyy slovar' russkogo yazyka s vklyucheniem svedeniy oproiskhozhdenii slov [Explanatory dictionary of the Russian language, including information about the origin of words]. Moscow, 2008. 1175 p. (In Russ.).

16. Kurakov L.P., Kurakov V.L., Kurakov A.L. Ekonomika ipravo: slovar'-spravochnik [Law and Economics: a dictionary]. Moscow, 2004. 1072 p. (In Russ.).