Научная статья на тему 'Жанровое своеобразие современной социальной журналистики (на примере журнала «Русский репортёр»)'

Жанровое своеобразие современной социальной журналистики (на примере журнала «Русский репортёр») Текст научной статьи по специальности «Массовая коммуникация. Журналистика. Средства массовой информации (СМИ)»

CC BY
547
49
Поделиться
Ключевые слова
ЖАНР / СОЦИАЛЬНАЯ ЖУРНАЛИСТИКА / "РУССКИЙ РЕПОРТЁР" / КРЕОЛИЗОВАННЫЙ ТЕКСТ

Аннотация научной статьи по массовой коммуникации, журналистике, средствам массовой информации, автор научной работы — Бондаревская Мария Александровна

В статье рассмотрена проблема использования выразительных возможностей жанров как средства выполнения задач социальной журналистики. Исследуются все три группы жанров, а также влияние их компонентов на восприятие аудитории. Отдельно затронута тема применения креолизованного текста в социальной журналистике.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Жанровое своеобразие современной социальной журналистики (на примере журнала «Русский репортёр»)»

предложений проста, используется прямой порядок слов. На примере этого текста можно проследить, как житейская история может обходиться без какого-либо общего сюжета, этим и подчеркивается ее «житейская суть». Вместо единого сюжета, в подобного рода текстах последовательно связаны между собой микро-сюжеты, которые и создают атмосферу, позволяющую подчеркнуть общечеловеческие ценности.

Другие ценности можно рассмотреть на примере публикации «Улыбка раннего утра». Приводим фрагмент, транслирующий разговор в маршрутном такси двух пожилых людей - мужчины и женщины - о перчатках:

«- Да какая это кожа! Я их за 150 рублей купила. Смотри, все пальцы стерлись, - непринужденно улыбалась она, и я невольно смотрела на происходящее. Мужчина тоже улыбался. Достал из пакета, стоявшего на полу, свои перчатки:

- Вот! У тебя кожа настоящая, а у меня - так.

Я почувствовала, что полемический энтузиазм собеседницы немного угас. Возможно, это лишь показалось».

В данном случае транслируется ценность простых житейских радостей. Женщина, увидев, что у мужчины настоящие кожаные перчатки, подчеркнула это, посмеявшись над тем, что у неё они не кожаные, но ее энтузиазм был не такой, как в начале разговора. Возможно, в глубине души она сожалела о том, что не может позволить себе более дорогую вещь. Здесь проявляется конфликт материальных ценностей, при этом, судя по характеру беседы, женщина побеждает это сожаление, тем самым подтверждая значимость нематериальных аспектов бытия.

Композиционно публикация «Улыбка раннего утра» противоположна тексту «Бой, Белка, Жучка, Хан и другие». В ней нет микро-сюжета. Она полностью построена на эмоциях. Короткие, резко-прерывистые предложения передают волнение. Текст насыщен элементами разговорного стиля. Таким образом, мы пытаемся показать читателю красоту и теплоту повседневности, которая транслирует актуальность общечеловеческих ценностей. На наш взгляд, говоря в журналистских материалах на эту тему, можно попытаться, во-первых, переориентировать некоторую часть аудитории с криминальных и развлекательных новостей на то, что происходит вокруг нас; во-вторых, сделать актуальной тематику общечеловеческих ценностей, избавив ее от лишней пафосной наигранности.

Список литературы

1. Ким, М. Н. Жанры современной журналистики [Текст] / М. Н. Ким. - СПб., 2004. -335 с.

2. Коньков, В. И. Речевая структура газетных жанров: учеб. пособие [Текст] / В. И. Коньков ; С.-Петерб. гос. ун-т, фак. журналистики. - СПб., 2004. - 219 с.

3. Красноярова, О. В. Структура журналистского текста: учеб. пособие [Текст] / О.В. Красноярова. - Ижевск, 2002. - 206 с.

4. Кройчик, Л. Е. Система журналистских жанров [Электронный ресурс] / Л. Е. Крой-чик // Основы творческой деятельности журналиста / под ред. С. Г. Корконосенко. - СПб., 2000. - С. 125-160.-URL: http://evartist.narod.ru/text5/64.htm.

Бондаревская М. А.

ЖАНРОВОЕ СВОЕОБРАЗИЕ СОВРЕМЕННОЙ СОЦИАЛЬНОЙ ЖУРНАЛИСТИКИ (НА ПРИМЕРЕ ЖУРНАЛА «РУССКИЙ РЕПОРТЁР»)

В статье рассмотрена проблема использования выразительных возможностей жанров как средства выполнения задач социальной журналистики. Исследуются все три группы жанров, а также влияние их компонентов на восприятие аудитории. Отдельно затронута тема применения креолизованного текста в социальной журналистике.

Ключевые слова: жанр, социальная журналистика, «Русский репортёр», креолизо-ванный текст.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В современной российской журналистике вновь наблюдается интерес к социальному ее «сектору». Её основным предметов стали социальные проблемы сегодняшней России: образование, здравоохранение, права «обычного» человека, экология, этнические конфликты, благотворительность, социальная ответственность бизнеса и многие другие [1.С.66].

Воплощением этих тенденций можно назвать журнал «Русский репортёр». В эпоху сокращения текстов он не боится публиковать развёрнутые материалы с глубоким содержанием. Исследователи отмечают высокий качественный уровень социальных материалов журнала: «Социальная жизнь на страницах журнала - это жизнь реальных людей с реальными поступками, приводящими к конкретному результату. Фигуры социальных «спасителей» провинции харизматичны, непафосны, нешаблонны, находятся внутри той социальной группы, проблемы которой решают они сами. Есть здесь и санитарка Юлия Ануфриева из д. Лука Новгородской обл., спасшая из пожара подопечных психиатрической больницы ценою собственной жизни. Это и бесконечно жизнерадостный, трудолюбивый и предприимчивый Юра по прозвищу Огурец из д. Рассолово Костромской обл., на плечах которого держатся если не вся хозяйственная жизнь деревни, то большая ее часть. Это и политический деятель Ирина Акбашева из г. Сатки Челябинской обл. - пробивная, предприимчивая женщина, патриот своего города. Галерею ярких портретов наших современников, запечатленных на страницах «РР», можно продолжать до бесконечности. Главное в изображении этих героев то, что их опыт учит других сохранять человеческую гордость и гражданское достоинство. «РР» умеет находить героев среди обычных людей, что большая редкость для современной журналистики» [2. С. 160].

Социальная журналистика использует выразительные возможности всех жанровых групп. Обратимся к наиболее полному определению понятия «жанр» С. М. Гуревича: «Под жанром журналистского произведения понимают устойчивые особенности его содержательно-тематических характеристик, типа отображаемой действительности, композиции, стилистики» [3. С. 178]. Следовательно, можно выделить следующие жанровые константы: цель, тема, структура, объём, метод сбора информации, способ подачи материала, стилистические особенности. Их выбор и сочетание на основе задач и функций социальной журналистики и делает текст по-настоящему полезным для общества.

Информационные жанры помогают анонсировать и проводить различные социальные акции, информационные кампании. Это важно потому, что общественная журналистика на первый план ставит не права журналистов, а их обязанности перед обществом. Другими словами, такая журналистика требует от редакторов и руководителей служб новостей выполнять журналистскую работу так, чтобы она помогала людям преодолевать чувство апатии, бессилия и отчуждённости, побуждала их к действию, превращая их из пассивных зрителей в активных участников гражданских акций [4. С. 169]. Однако информационные жанры - заметка, интервью, репортаж, отчёт - не могут дать такой широкой картины действительности, как аналитика, и не могут предельно ярко и эмоционально воздействовать на аудиторию, как это делается с помощью художественно-публицистических жанров.

Поэтому чаще всего социальные журналисты обращаются к аналитике: «Наиболее востребованными на страницах общественно-политических газет оказываются следующие темы социального плана: социальная защита граждан, в том числе пенсионеров; проблемы демографии, образования, занятости населения, качества медицинского обслуживания. В качестве приоритетных жанров для их освещения выбирается аналитика»

[5]. Жанровым предпочтением журналистов является корреспонденция, статья, обозрение и репортаж как более приемлемые для изложения социальной проблематики. Журналисты при рассмотрении социальной проблематики эффективно используют такой метод исследования действительности, как журналистское расследование. Его результаты, как правило, презентуются читателю в виде репортажей и корреспонденций.

Характерной чертой всех аналитических материалов «РР» является повышенное внимание к человеку, именно он находится в центре каждого материала. Это и пострадавшие, и обвиняемые, наблюдатели и непосредственные участники событий, эксперты и обычные прохожие без имён и фамилий. Такая насыщенность «человеческим» делает публикации ещё более остросоциальными, нацеленными на решение реальных проблем людей. Жанровым предпочтением журналистов «РР» является корреспонденция, статья, обозрение и репортаж как более приемлемые для изложения социальной проблематики. Для создания социальных материалов в рамках аналитической журналистики используются разнообразные методы. Вопросы в заголовочных комплексах намекают на анализ, социальную направленность. Также автор создаёт свой особый образ, который угадывается читателем из текста. Это приближает журналиста к читателю, делает его «своим» и тем самым позволяет проще выполнять основные задачи социальной журналистики, прежде всего - эффективнее воздействовать на аудиторию. Способствует созданию перед читателем образа, которому можно доверять, и умение говорить на языке аудитории. Причём социальная составляющая ярко проявляется даже в выборе лексики. Выполнению данной задачи служат и риторические вопросы. Для привлечения читателей и, как следствие, более эффективного воздействия на них «РР» использует и особые креативные методы, а также дополнения «от редакции».

Интересным примером аналитического социального материала из «РР» является «Расследование саратовской свободы». «Предметом журналистского расследования обычно становится наиболее кричащее негативное явление, не заметить которое невозможно (это в первую очередь различные преступления, «из ряда вон выходящие случаи», события, приковывающие внимание общества). Если такие негативные явления - результат определенных действий каких-то людей или их некомпетентности, халатности и т. п., то эти люди, как правило, принимают все необходимые меры для того, чтобы скрыть корни, причины происходящего.

Цель журналистского расследования прежде всего и заключается в том, чтобы определить эти корни, причины, обнаружить скрытые пружины, приведшие в действие некий механизм, породивший вполне конкретный результат. Основной вопрос, который задает журналист-расследователь: почему? Не менее важным для данного жанра является еще один вопрос: как? Причем ответ на второй вопрос занимает в расследовании обычно львиную долю времени (в ходе расследования) и места (в самой публикации)» [6].

Тема - противостояние саратовского журналиста, опубликовавшего правдивые, но скандальные сведения о депутате Сергее Курихине и самого политика.

Главное, что делает это расследование по-настоящему социальным, - наблюдение за ситуацией, которой уже занимались журналисты и сведения о которой уже были опубликованы в предыдущих номерах. Особая заслуга журналистов заключается в том, что они действительно установили причинно-следственные связи в этом запутанном деле и выдали читателю очень важную, но тщательно скрываемую информацию об истинном виновнике преступления. Так получился своеобразный социальный материал, который соответствует требованиям этой отрасли журналистики.

Часто в «РР» встречается и другой основной аналитический жанр - обозрение. Пример такого текста - материал «Очень смелые школы». Для рассмотрения проблемы начального обучения детей используется метод создания образа неравнодушного журналиста. Это делается с помощью передачи размышлений самого автора и его вопросов собеседникам.

Присутствуют и свойственные только для обозрения приёмы, подчёркивающие социальную направленность материала. Это, например особым образом отобранные примеры, составляющие основу этого жанра. Дополняет данный метод и правильное расставление акцентов на деталях самим журналистом. Умение отобрать нужные факты - признак профессионализма автора как социального корреспондента.

Третьим жанром, без которого невозможно представить социальную аналитику, является статья. Примером может служить материал «Исковерканному верить. Когда наше государство заговорит по-человечески?». В нём рассказывается об официальном государственном языке и тех трудностях, которые этот язык приносит обычным людям. Чтобы сделать материал социальным, автор создаёт свой особый образ, который угадывается читателем из текста. Он напоминает нам типичного российского гражданина: он читает объявления в ЖЭКе или магазинные ценники и тоже не всегда правильно оформляет разного рода документы. Это приближает журналиста к читателю, делает его «своим» и тем самым позволяет проще выполнять основные задачи социальной журналистики, прежде всего - эффективнее воздействовать на аудиторию. Однако в некоторых моментах автор чересчур навязчиво начинает выражать своё мнение, что недопустимо в тексте статьи. К примеру, в рассмотренном нами материале он постоянно иронизирует, причём даже не над обычным прохожим без имени и фамилии, а над экспертом - «автором текстов сотни российских законов» Петром Мостовым. Тем самым автор не сближается с читателем, а лишь показывает собственное неумение вести разговор со «сложным» интервьюируемым - иными словами, заставляет сомневаться в его компетенции.

Ещё одно противоречие задаче сближения с аудиторией - публикация высказывания Цицерона на латыни без намёка на перевод. Хотя выражение «consuetudo est altera natura» понятно далеко не каждому.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Способствует созданию образа, которому можно доверять. Во-первых, это достигается путём подбора специфической лексики. Она максимально приближена к разговорному языку, что облегчает её понимание. Разумеется, подобные слова используются в разумных пределах, поскольку всегда велик риск представить вместо статьи малограмотный материал для необразованных читателей и снизить свою журналистскую планку. Во-вторых, статья подразумевает использование не всегда доступной для всеобщего понимания лексики, и журналист в данном случае умело суммирует сложную информацию и повторяет её с упрощением.

Для привлечения читателей и, как следствие, более эффективного воздействия на них «РР» использует и особые креативные методы. Например, в рассматриваемой статье журналисты перевели «Сказку о рыбаке и рыбке» на язык официальных документов.

Большие выразительные возможности имеет в социальной журналистике и группа художественно-публицистических жанров. По выражению М. И. Стюфляевой, «соединяя логико-понятийный анализ с образным, публицистика способна объяснить самые сложные и противоречивые социально-нравственные и нравственно-психологические аспекты ситуаций» [7. С. 94]. В центре любой публикации подобного рода стоит человек, поэтому особенный вес приобретают зарисовка и очерк. Героями таких материалов чаще всего становятся те, кто нуждается в особой поддержке: ветераны, многодетные семьи, люди в трудных жизненных ситуациях. Часто встречается и описание работников «обычных» профессий, где целью является создание положительного образа труженика. Наибольшими выразительными возможностями, по мнению исследователей, является проблемный очерк. Данная разновидность жанра позволяет корреспонденту описывать социальную проблему как преграду, которую пытаются преодолеть конкретные люди, оказавшиеся в одинаковой жизненной ситуации. Такие материалы обладают большим воздействующим потенциалом, так как проблема иллюстрируется через конфликт(ы), через столкновения интересов людей. Исследование этих конфликтов, их

развитие помогает автору вскрыть суть проблемы и наметить возможные пути ее решения [6].

Преимущество художественно-публицистических жанров заключается ещё и в том, что журналист может выразить свою позицию в них, и уже этим воздействовать на аудиторию. Исследователь А. В. Калачинский пишет: «Главное назначение оценочных суждений в том, чтобы, сообщая факты, оказывать воздействие, влиять на мнения и поведение людей. Такое воздействие основывается на том, что отношение человека к действительности изменяется не столько под влиянием сообщения о событиях как таковых, сколько потому, что факты получают в тексте определенную социально-политическую окраску, благодаря оценкам с тех или иных позиций» [8. С. 9].

Чаще всего корреспонденты «РР» используют жанр очерка. П. В. Баутина в работе «Журналистика как средство конструирования социальных проблем» приходит к выводу о том, что действительно «в ходе постсоветской трансформации общественной жизни менялся не только репертуар социальных проблем, но и формы их подачи. В качественной прессе наблюдается усложнение жанровой модели социальной журналистики, представленной очерками, <...> которые позволяли журналистам разносторонне освещать поднятые ими проблемы» [9].

Для примера возьмём материал Юлии Тутовой «Матушка Вера. История болезни врача, не боявшейся ни боли, ни смерти» из «Русского репортёра» № 15. Для портретного очерка журналистка выбрала необычную личность: верующую женщину с последней стадией рака. С первых же фраз становится понятно, что это особенный социальный материал, написанный качественно, без сентиментальности. Прямая осанка Веры сравнивается с прямотой матерной брани. Речь героини также лишена сентиментальности. Более того, вся беседа наполнена ремарками, передающими смех героини. Это воздействует на читателя гораздо сильнее жалоб и причитаний не только за счёт новизны, но и за счёт восхищения действительной силой характера женщины, способной радоваться жизни, несмотря на рак. В тексте используется интересный художественный элемент: проводится параллель между героиней и большой рыбиной в коридоре хосписа, которая выжила даже тогда, когда остальные из-за неправильного ухода давно погибли. Социальную составляющую материала определяет желание журналистки выяснить способы преодоления страха перед болезнью и смертью.

В целом художественные элементы очерков «Русского репортёра» помогают автору выполнять важнейшие функции социальной журналистики. Среди использованных средств нужно отметить нахождение необычного героя, что позволяет взглянуть на проблему с нового ракурса и заинтересовать читателя, изобразительно-выразительные средства (сравнения, метафоры, повторы, детали, выполняющие воздействующую функцию), передача прямой речи героев, направленной на выполнение функции социальной адаптации. Помимо этого, проведение художественных параллелей обеспечивает коммуникативную эффективность материала.

Человек и проблемная ситуация соединяются воедино в проблемном очерке, делая каждую публикацию в этом жанре непременно социальной. «Предметом отображения в очерках такого типа выступает некая проблемная ситуация. Именно за ходом ее развития и следит в своей публикации очеркист. <.. > В проблемном очерке автор выясняет причины возникновения той или иной проблемы, пытается определить ее дальнейшее развитие, выявить пути решения. <.. .> Проблема в очерке выступает как преграда, которую пытаются преодолеть вполне конкретные люди с их достоинствами и недостатками. На поверхности той или иной деятельности, которую исследует очеркист, проблема очень часто проявляется через конфликт (или конфликты), через столкновения интересов людей. Исследуя эти конфликты, их развитие, он может добраться до сути проблемы. <.. .> Написать проблемный очерк, не разбираясь в той сфере деятельности, которая в нем за-

трагивается, невозможно. Лишь глубокое проникновение в суть дела способно привести автора к точному пониманию той проблемы, которая лежит в основе исследуемой ситуации, и соответствующим образом описать ее в своем очерке» [6].

Примером такого проблемного очерка является материал Ольги Тимофеевой из «Русского репортёра» № 13 «Табор сносят в небо. Почему в Плеханове под Тулой власти решили не договариваться с цыганами». Он посвящён сносу не оформленных официально домов цыган, которые живут на этом месте ещё с запрета кочевой жизни в СССР. В том числе эта проблема связана и с национальным конфликтом между русскими и цыганами. Последних (как оказалось, безосновательно) обвиняют в воровстве, тунеядстве, продаже наркотиков, не берут на работу. Но сам материал построен так, что читатель понимает: на самом деле живущие в Плеханово цыгане отличаются той русской душой, которой многие их обвиняющие не имеют. В центре рассказа о жизни посёлка - пожилая цыганка с русским именем Люба. В описании её жизни очень много того, что позволяет сопоставить её с типичной для произведений Распутина «старухой». Намеренно или нет, автор отмечает в жизни героини черты, присущие распутинским персонажам. Её дом почти полностью разрушен, но она не уходит с родного места, спит на двух пластиковых панелях, оставшихся от кухни. У неё есть возможность жить с сыном, но Люба не уходит.

В речи героини слышится свойственная русскому человеку любовь к природе, близость к своей земле. Прошлое для неё, как для героев Распутина, становится своеобразным моральным образцом. Люба вспоминает и о могилах родственников, как Агафья из «Избы» или главная героиня «Прощания с Матёрой». Такие литературные параллели помогают эмоционально точно воссоздать картину действительности, передают переживания автора и героя, лучше воздействуют на аудиторию.

При упоминании журналистки о том, что президент отдавал распоряжение предоставить цыганам жильё (хотя приказ чиновники выполнять не торопятся), разыгрывается курьёзная ситуация: пожилая женщина благодарит президента за жильё, стоя посреди руин. Получается почти оксюморон. Прибегает автор и к использованию иных изобразительно-выразительных средств. Например, используется метафора «оператор механической руки» применительно к водителю машины, разрушающей дома. Это делает его обезличенным, далёким от всего человечного. Причём в материале эта категория человечности имеет особый смысл, в речи героев постоянно повторяются реплики вроде «надо почеловечнее», «это просто не по-человечески». Использование этих средств позволяет подчеркнуть позицию, автора, главную мысль материала. Этому же служит и обилие деталей: подушка Любы с рисунком из голубых цветов, яблоко, взятое в долг в магазине.

Разрешившаяся официально, на деле проблема так и осталась острой. Поэтому текст насыщен множеством вопросов, оставшихся риторическими: «А есть она, правда-то?», «А где же они будут жить?», «Куда деньги уходили?». Завершает очерк вопросом: «Какая судьба будет у него?»

Третья разновидность очерка - путевой очерк - тоже о многих случаях является жанром, наиболее подходящим для социальной журналистики. Это как раз та форма отражения действительности, которая была одной из первых ещё в художественной литературе. К примеру, достойный образец путевого очерка - «Остров Сахалин» А. П. Чехова. Несмотря на то, что это произведение художественной литературы, писатель ставил перед собой вполне журналистскую задачу: противопоставить официальной точке зрения на «каторжный остров» объективное и всестороннее исследование, заставить общество обратить внимание на проблемы «места невыносимых страданий». Для создания книги писатель побывал на Сахалине, то есть воспользовался распространённым журналистским методом наблюдения.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Разумеется, не каждый путевой очерк можно назвать по-настоящему социальным (в отличие, например, от проблемного). Очень часто сейчас подобного рода публикацию

преследуют цель развлечь аудиторию, и потому центральным в них становится изображение дорожных приключений журналиста, а не общественной проблемы.

Достойным примером настоящего социального путевого очерка можно назвать материал Бронислава Долгопята «Фавела для Бога. Как устроена жизнь в трущобах Рио-де-Жанейро» из «Русского репортёра» № 12. Он опубликован под рубрикой «репортаж», хотя чистым образцом этого жанра его назвать нельзя. Исследование, проведённое автором, несомненно, выходит за границы репортажа, который мы относим к группе информационных жанров: Бронислав Долгопят прожил в Рио-де-Жанейро 12 лет, треть это времени провёл в трущобах.

Материал посвящён проблеме бразильских трущоб, в который вся власть принадлежит наркоторговцам, а полиция является лишь номинальным органом. Композиция построена на путешествии по трущобам с разными проводниками. Автор описывает не только увиденное на улицах, но и истории тех, кто ему всё это показывает. Он описывает увиденное собственными глазами, вспоминает то, что успел узнать. Здесь объясняются основы жизни в фавеле. Автор привлекает несколько «кухонных» метафор: «микровол-новкой» называет особый способ убийства, а «мясорубкой» - частые конфликты с применением оружия и человеческими жертвами. Задача автора в самом начале - повергнуть читателя в состояние шока, тем самым воздействуя на него. Для этого используются и эмоциональные детали.

Тема, выбранная автором, довольно сложная, что в социальной журналистике бывает чаще обычного. Поэтому для объяснения её, для улучшения понимания ситуации русским человеком автор прибегает к особым сравнениям: сопоставляет трущобы с «огромной, безумной коммуналкой», а «святой троицей» фавел называет наркоторговцев, коррумпированную полицию и политиков.

Таким образом, художественные элементы очерков «Русского репортёра» помогают автору выполнять важнейшие функции социальной журналистики. Среди использованных средств нужно отметить нахождение необычного героя, что позволяет взглянуть на проблему с нового ракурса и заинтересовать читателя, изобразительно-выразительные средства (сравнения, метафоры, повторы, детали, выполняющие воздействующую функцию), передача прямой речи героев, направленной на выполнение функции социальной адаптации. Помимо этого проведение художественных параллелей обеспечивает коммуникативную функцию и увеличивает воздействие материала на читателя. Способы преодоления общественных проблем, даваемые автором в конце материала, в очерках несут скорее мотивационный характер, апеллируя к духовной сфере больше, чем к материальной. Так реализуется и воспитательная функция социальной журналистики: формируется неравнодушное общество, способное сопереживать, помогать ближнему и понимать его.

Однако стоит заметить, что все жанры социальной журналистики объединяет важная особенность: независимо от выбранного жанра информация, транслируемая в публикациях, не должна нести оттенка безысходности. Оценки и мнения специалистов должны настраивать людей на поиски выхода из проблемы, должны чётко обозначать важность вопроса и способы его разрешения [1.С. 68].

Таким образом, действительно, постепенно возвращается интерес к рядовым людям, намечаются тенденции к возрождению в печатных СМИ материалов, центром которых является человек и его ценности [10]. Но при этом нельзя сказать, что воздействие социальной журналистики на общество максимально: для этого нужно улучшать качество материалов.

Для того чтобы вывести формулу эффективного социального материала, мы провели опрос среди студентов и преподавателей ЧелГУ Анкету с вопросами о том, каким они видят идеальный социальный материал, заполнили 150 респондентов. Обработав данные, мы получили следующие результаты.

Чаще всего с социальными материалами читатели сталкиваются в Интернете, однако качество таких текстов считают наивысшим именно в печатной прессе (ей дали максимальную оценку 33% опрошенных, тогда как Интернету - всего 27 %). При этом общий уровень доверия к социальным материалам очень низок: 85 % опрошенных признались, что перепроверяют прочитанную информацию. Респонденты отметили, что чаще всего их недоверие вызывают следующие факторы: отсутствие аргументов, указаний на источник информации, явная политическая ангажированность, реклама под видом журналистского текста (т. н. «джинса»), навязчивость, излишняя эмоциональность, недоступный для понимания язык изложения, уход от конкретики, недостаток подробностей и др.

Также мы выявили элементы материалов, которые нравятся аудитории и максимально эффективно воздействуют на неё. Это прямые цитаты героев (за них высказались 43 % опрошенных), фотографии (50%), установка на сдержанность и объективность (61 %).

Следование предпочтениям аудитории позволит повысить уровень социальных материалов. 50 % опрошенных согласны принять участие в решении поднимаемых в тексте проблем, если сам материал их заинтересует, а 80 % изъявили желание читать такие материалы чаще, если они станут более качественными.

Список литературы

1. Максимова, Н. В. Своеобразие жанров социальной журналистики [Текст] / Н. В. Максимова, Г. X. Кадырова // Вопр. лингвистики и литературоведения. - 2010. - № 1 (9). - С. 66-69.

2. Зеленина Е. В. Медиагерой нашего времени (по результатам контент-анализа журнала «Русский репортер») [Текст] / Е. В. Зеленина, Т. Ю. Порецкая // Известия Иркутской государственной экономической академии. - 2014. -№5 (97). - С. 157-166.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

3. Гуревич, С. М. Газета: вчера, сегодня, завтра. Учебное пособие для вузов. [Текст] / С. М. Гуревич. - М.: Аспект Пресс, 2004. - 288 с.

4. Дзялошинский, И. М. Торговля людьми: СМИ как ресурс общественного противодействия современному рабству [Текст] / И. М. Дзялошинский, Е. В. Тюраканова. - М.: ЗАО «СитиПрессСервис», 2008. -368 с.

5. Катенева, И. Г. Социальная журналистика как особая система в сфере деятельности и функционирования СМИ [Электронный ресурс] / И. Г. Катенева. - URL: www.lib.nspu. ru/umk/36d427ef674f0d04/ (дата обращения 08.12.2014).

6. Тертычный, А. А. Жанры периодической печати. Учебное пособие. [Электронный ресурс] / А. А. Тертычный. - URL: https://www.e-reading.club/chapter.php/1019990/31/ Tertychnyy_-_Zhanry_periodicheskoy_pechati.html (дата обращения 02.05.2017).

7. Стюфляева, М. И. Образные ресурсы публицистики [Текст] / М. И. Стюфляева. -М.: Мысль, 1982. - 176 с.

8. Калачинский, А. В. Аргументация публицистического текста [Текст] / А. В. Кала-чинский. -Изд-во Дальневост. ун-та : Владивосток, 1989. - 119 с.

9. Баутина, П. В. Журналистика как средство конструирования социальных проблем [Электронный ресурс] / П. В. Баутина. - URL: http://www.dissercat.com/content/ zhurnalistika-kak-sredstvo-konstruirovaniya-sotsialnykh-problem (дата обращения 02.05.2017).

10. Олешко, В. Ф. «Последний герой» - кто он? [Текст] / В. Ф. Олешко II Средства массовой информации в современном мире. Петербургские чтения : материалы межвуз. науч.-практ. конф. / под ред. В. И. Конькова. - СПб, 2003. - С. 63-64.