Научная статья на тему 'Жанр романа-монтажа в литературоведении'

Жанр романа-монтажа в литературоведении Текст научной статьи по специальности «Романы, повести (крупные формы)»

705
81
Поделиться
Ключевые слова
роман-монтаж (Montageroman) / Жанр / роман о большом городе (Großstadtroman) / МОНТАЖ / эпическое присоединение / повествователь / «аукториальный» повествователь / голос / герой / montage novel (Montageroman) / big city novel (Großstadtroman) / «epic apposition» / «auctorial» narrator

Аннотация научной статьи по литературе, литературоведению и устному народному творчеству, автор научной работы — Драч Инна Геннадьевна

В статье проведен обзор существующей научной литературы по проблеме жанра романа-монтажа (Montageroman), охарактеризована специфика его изучения в зарубежном и отечественном литературоведении. Проанализированы только те работы, которые соотносятся с представлением об инварианте жанра. Также уделено внимание случаям, когда образцы романа-монтажа причисляются к другим литературным жанрам, и рассмотрению романа-монтажа в широких контекстах: в истории литературных направлений и в рамках взаимоотношений поэтики кино и литературы.

The article reads about the existing literary studies on the genre of the montage novel (Montageroman) and about the peculiarities of foreign and Russian investigations into this topic. The object of my analysis is only those investigations which shed light on the problem of the invariant of the genre. Attention is also given to the instances when the examples of the montage novel are assigned to other genres and when the montage novel is considered in wide contexts: in the history of art movements and the relationships between the poetics of cinema and literature.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Жанр романа-монтажа в литературоведении»

И.Г. Драч

ЖАНР РОМАНА-МОНТАЖА В ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИИ

В статье проведен обзор существующей научной литературы по проблеме жанра романа-монтажа (МоП^ештап), охарактеризована специфика его изучения в зарубежном и отечественном литературоведении. Проанализированы только те работы, которые соотносятся с представлением об инварианте жанра. Также уделено внимание случаям, когда образцы романа-монтажа причисляются к другим литературным жанрам, и рассмотрению романа-монтажа в широких контекстах: в истории литературных направлений и в рамках взаимоотношений поэтики кино и литературы.

Ключевые слова: роман-монтаж (МоП^ештап); жанр; роман о большом городе (GшBstadtшman); монтаж; эпическое присоединение; повествователь; «аукториальный» повествователь; голос; герой.

Изучая, как жанр романа-монтажа представлен в литературоведении, исследователь сталкивается с рядом проблем. Во-первых, работ, авторы которых употребляют термин «роман-монтаж», не объясняя его значения и даже не указывая ссылок на литературу, разъясняющую суть термина, значительно больше, чем исследований, в которых этому жанру дается какое-либо определение. Во-вторых, отечественный исследователь сразу обнаруживает, что в русском литературоведении не только нет специальных работ по роману-монтажу, но и упоминания об этом жанре, за некоторыми исключениями1, отсутствуют. Упоминания о романе-монтаже преимущественно встречаются в немецком и американском литературоведении2. Немногие специальные исследования жанра принадлежат немецким литературоведам, в частности, Отто Келлеру . Но и в этом случае необходимо сделать несколько оговорок.

Во-первых, роман-монтаж исследуется автором в контексте творчества конкретного писателя, Альфреда Дёблина: интересующий его жанр -D6blins МоП^еготап, роман-монтаж Дёблина. Во-вторых, изучая поэтику жанра, Келлер опирается на теорию эпики самого Дёблина, которая в большей мере, нежели текст романа, определяет представление исследователя о монтаже в романе Дёблина и о романе-монтаже как жанре. Отметим, что жанровую природу произведений Дёблина действительно в первую очередь объясняют его собственные теоретические работы, которым всегда уделено значительное место в исследованиях его творчества4. И, хотя Дёблин не пользуется термином «роман-монтаж» и в принципе предпочитает отказаться от слова «роман» и употреблять вместо него словосочетание «эпическое произведение», именно его теоретические представления становятся основой для определения жанра романа-монтажа, которое предпринято Келлером. Поэтому представляется справедливым считать принципы «новой эпики» Дёблина фундаментальными для характеристики жанра романа-монтажа.

Последнее утверждение тем более справедливо, что в теоретических работах Дёблина анализ собственно монтажной техники в повествовании проведен более четко, чем в исследовании Отто Келлера. Тот аспект анализа текста романов Дёблина, который, как кажется, в первую очередь важен - анализ монтажа в романе: монтажных стыковок, «параллельного монтажа», - в исследовании отступает на второй план. Об этом же свидетельствует рецензия Османа Дюррани на книгу Келлера5: «...так, присутствует монтаж <.> фрагментов повседневности в “Берлин - Александер-плац”. Но именно этот аспект романов [имеются в виду также “Три прыжка Ван-Луня” - И.Д. ] игнорируется Келлером, который лучше всего анализирует не эффекты монтажа и коллажа, а литературные мотивы (Цаннович, Эдем, Иов, Вавилонская блудница), истолкование которых становится, по сути, его основной задачей. Складывается впечатление, что Келлер скры-

вает свои истинные цели, анализируя на самом деле образы и символы, большинство монтажных фрагментов оставляя при этом без внимания»6.

Таким образом, основаниями для определения жанра «Берлин -Александерплац» в последнем параграфе («Монтирующий повествователь и язык») главы, посвященной этому роману, становятся в первую очередь сюжетные события, происходящие с героем романа, Францем Биберкоп-фом, взгляды на эпическое произведение, на язык, на роль автора самого Дёблина, а только потом - конкретный анализ монтажа в тексте романа. Но несмотря на то, что Келлер постоянно ссылается на работы Дёблина в указанном параграфе, его определение жанра романа Дёблина - романа-монтажа - можно глубже понять только при сопоставлении взглядов Дё-блина на природу и на эпическую прозу, которое Келлером в данном параграфе не проводится.

Эту задачу решает исследователь Вольфганг Корт : теория эпики Дёблина, как он утверждает, тесно связана с его представлениями о природе. Философия природы Дёблина отвергает культ индивида; во всех вещах содержится «пред-я», изначальная природная сила, к которой они тяготеют. В природе все вещи существуют в двух формах: простой, изначальной, - и дифференцированной, которая тяготеет к распаду. В природе нет никакого постоянства, все вещи мира существуют, ассимилируясь друг с другом. Поэтому человеком овладевает желание деперсонализации, он стремится к анонимности, и основные феномены, которые сопутствуют таким желаниям, - смерть, боль и любовь (сексуальность). При этом «я» человека включает в себя четыре уровня, один из которых - «личное эго», заставляющее человека противостоять миру и закрываться от него. В этом и состоит основная проблема человеческого бытия: человек тяготеет к первоначальному «пред-я», анонимности, которая все порождает, и в то же время он сам - индивидуальность, которая также способна к порождению и сопротивляется ассимиляции.

Придерживаясь таких взглядов, Дёблин критикует «психологический роман», который искусственно вырывает человека из контекста окружающей жизни. В соответствии с его философскими представлениями, человек должен изображаться в потоке жизни и как его часть. Этому отвечает и формальная организация произведений Дёблина. Избирая технику монтажа для своих романов, в первую очередь - для «Берлин - Александерп-лац», в котором она применена наиболее последовательно, Дёблин стремится уподобить повествование эпического произведения жизни: принципом композиции должно стать «эпическое присоединение». Роман должен быть способным к распаду на отдельные самостоятельные части. Проводя аналогию между повествованием в эпическом произведении и течением жизни, анонимной и поглощающей индивидуальные различия, Дёблин приходит к проблеме симультанности. Несмотря на то, что, как отмечает Корт, еще работа Г. Лессинга была посвящена тому, насколько разными средствами выражения пользуются разные искусства, Дёблин все же постарался создать иллюзию симультанности: с помощью использования свободных ассоциаций, непрямой речи, внутреннего монолога, потока сознания и монтажа. Влияние кино на стиль Дёблина также нельзя недооценивать, по мнению Корта.

В соответствии со своими философскими взглядами, Дёблин считает, что индивидуальность не должна обособляться в «потоке жизни», изображаемом в эпическом произведении (это ошибка авторов психологических романов). Но при этом повествователя Дёблин наделяет большими привилегиями, нежели героя. Задача повествователя романа - с помощью «фак-туального изображения» правдоподобно дополнить реальность. И именно его задача - с помощью повествовательного посредничества организовать монтажное построение текста, создать иллюзию симультанности.

Очевидно, что Келлер также имплицитно полагается на философию природы Дёблина, характеризуя его взгляды на эпическое произведение и

давая окончательные характеристики его роману-монтажу. «... Путь Франца Биберкопфа пролегает от подчеркнуто эгоистической позиции к коллективу большого города. “Я” героя становится “я” социальным. Можно назвать это идеальной концепцией романа [здесь, очевидно, и имеется в виду роман-монтаж Дёблина - И.Д. ]» . Индивидуальность героя интегрируется в целое жизни, испытывая целый ряд метаморфоз. Естественности такого перехода от стадии к стадии в развитии героя способствует техника монтажа, которую осуществляет «монтирующее «я»» повествователя. Как уже было отмечено, к «я» повествователя у Дёблина другое отношение, нежели к «я» героя. Выделение его как индивидуальной сущности и как целостного единства диктуется функциями повествования: «.действующий в “Берлин - Александерплац” повествователь от первого лица - это только часть комплексной “позиции рассказывания”. В нее включены монтирующее “я”, различные завершающие формальные приемы и принципы самого автора»9. Иными словами, «я» повествователя необходимо для того, чтобы показать, как в стихию языка произведения интегрируется герой - процесс, аналогичный интеграции человека в стихию жизни. Эти характеристики героя, позиции повествователя и языка Келлер считает определяющими для романа-монтажа Дёблина (хотя отметим, что Келлер употребляет термин «роман», причем нечасто - имея в виду «роман-монтаж», если сделать вывод из контекста всей его работы).

Это определение романа-монтажа не носит строгий характер, и между тем это самая конкретная характеристика жанра из всех, которые до сих пор нам встречались. Поэтому дальнейшая характеристика жанра романа-монтажа в научной традиции будет опираться на литературоведческие работы, в которых характеризуются образцы романа-монтажа и может употребляться термин «роман-монтаж», с той или иной степенью его конкретизации (в последнем случае теоретическая значимость работ для целей нашего исследования, конечно, возрастает). В этой статье мы ограничились

анализом работ, посвященных наиболее классическим образцам романа-монтажа: романам «Берлин - Александерплац» и «Манхэттен» Джона Дос Пассоса (поэтика последнего повлияла на представление об «эпическом произведении» Дёблина; кроме того, этот роман также часто - без пояснений - именуется литературоведами романом-монтажом).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В литературоведческих работах можно отметить три тенденции: первая, наиболее ценная для нас и наиболее редко встречающаяся, - это, при наличии отсылки к термину «роман-монтаж», характеристика образца романа-монтажа и вслед за этим самого жанра как уникального явления, описание его особенностей, выявляемых благодаря сопоставлению его с другими произведениями (она обнаружена нами только в одной статье)10. Вторая тенденция - отнесение образцов романа-монтажа к другим жанрам,

для дифференциации которых применяются разные, часто случайные, кри-

11 12 терии (роман о большом городе ; мультилинейный роман ; роман-

13

репортаж ). Как правило, то, что конкретные образцы романа-монтажа отвечают этим критериям, не гарантирует, что им будет отвечать инвариант романа-монтажа. Третья тенденция - это ассимиляция характерных черт романа-монтажа с особенностями литературы того или иного художественного направления (реализм; модернизм, в частности, экспрессионизм)14 или произведений широкой тематической направленности15.

Первая тенденция представлена статьей «Роман Дёблина “Берлин -Александерплац” (К типологической характеристике жанровой формы)». В этой статье проводится сопоставление романа Дёблина с романами Ф.М. Достоевского на основании теории романа М.М. Бахтина. Выводы автора играют для нас важную роль, поскольку конечной целью нашего исследования мы полагаем описание инварианта романа-монтажа в свете именно этой теории. Они позволяют взглянуть на проблему языка, описанную Келлером, с точки зрения проблемы многоголосия. Автор пишет: «Правда, у Дёблина нет ни одного “полноценного” голоса. Нет героя с

действительно весомой идеей и кругозором, способным вместить в себя другие значимые голоса и позиции. Дёблин изображает мир идеологически стандартизированный. Поэтому способом соединения разнородных словесно-идеологических пластов оказывается техника “симультанности” и монтаж»16.

Дёблин, как отмечено В. Кортом, полагает, что язык не должен становиться некой атмосферой, которая распространяется вокруг объекта автором, а должен сам исходить от объекта. Язык не носит личностного характера. При этом автор (повествователь) наделен Дёблином привилегиями, которые хотя и отличаются, по мнению Келлера, от привилегий традиционного, аукториального, повествователя, на самом деле с ними совпадают (об идеализации образа писателя и о стремлении представить уникальными все художественные особенности его творчества подробнее говорится в указанной выше рецензии). Но при учете той роли, которая приписывается Дёблином автору (повествователю), повествователь не может не обладать своим собственным голосом. В то же время, опять же при учете той роли, которой наделяется повествователь, герой становится одним из объектов описания - но объектом, от которого, опять же в соответствии с теорией Дёблина, исходит слово. Подобная двойственность приводит к тому, что герой романа-монтажа, в частности, романа «Берлин - Алексан-дерплац», обладает своим голосом, который, однако, в любой момент «перебивается» голосом аукториального нарратора и его решением монтажно сменить ход повествования. Поэтому мир романа действительно становится «идеологически стандартизированным», и многоголосие заменяется техникой симультанности и монтажом.

Отто Келлер, стремясь предельно индивидуализировать фигуру Дё-блина, максимально отрывает его от контекста предшествующей литературной традиции. Но любое жанровое обновление происходит на основании традиции, о чем говорит еще одно важное положение статьи «Роман

Дёблина “Берлин - Александерплац” (К типологической характеристике жанровой формы)»: «В сочетании многообразных жанровых традиций, присущем роману Дёблина, следует, по-видимому, найти определенную логику <.> логику объективной исторической взаимосвязи жанров, объе-

17

диняемых в составе художественного целого» . Иными словами, связь романа Дёблина с другими жанровыми традициями, во-первых, не нивелирует «индивидуальность» его произведения, а во-вторых, позволяет лучше интерпретировать некоторые его художественные особенности. Например, особенности повествования можно объяснить традицией аукториального повествования, не боясь лишить поэтику Дёблина ее уникального характера.

Наконец, переосмысление традиции (связывающей роман Дёблина с творчеством Достоевского) заключается, по мысли автора, в типе героя, «которому не дана изначальная полнота самосознания»18. Это можно назвать основной характеристикой героя в романе-монтаже Дёблина, а также в романе-монтаже Дос Пассоса «Манхэттен». Действительно, как пишет Келлер, индивидуальное «я» интегрируется в социум. Но оно опосредуется им, чтобы с новой экзистенциальной глубиной осознать конфликт между тягой к единой стихии жизни, к анонимности, и собственной уникальностью, отгораживающейся от мира. Подобный внутренний конфликт свойственен как герою Дёблина (Францу Биберкопфу), так и герою Дос Пассо-са (Джимми).

Рассмотрим в заключение вторую и третью тенденции исследования романа-монтажа в литературоведческих работах. В рамках второй встречаются, во-первых, случаи единичного употребления термина, который обозначает жанр: Repoгtageгoman у Геро фон Вильперта. Такие термины граничат со словосочетаниями, в которых слову «роман» дается характеристика: «репортажный роман» - но мы уделяем им внимание, поскольку очевидно, что и термин «роман-монтаж» произошел из аналогичного сло-

восочетания. Во-вторых, это случаи употребления терминов, которые по своей семантике могут оказаться синонимичными роману-монтажу. Такой термин встречается в диссертации и впоследствии изданной книге К. Комар «Мультилинейный роман: структурный анализ романов Дос Пассоса, Дёблина, Фолкнера и Кеппена»19. В какой мере одни и те же жанровые свойства описываются терминами «роман-монтаж» и «мультилинейный роман», нам предстоит уточнить в дальнейшем исследовании.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В-третьих, образцы романа-монтажа часто рассматриваются как образцы романа о большом городе, GгoBstadtгoman. Это верно в отношении

20

как романа Дёблина, так и романа Дос Пассоса . В свете изученных нами характеристик романа-монтажа становится очевидным, что стихия большого города - именно та стихия, в которой «я» героя может попытаться раствориться и, будучи опосредовано социумом, на новом уровне столкнуться с внутренним конфликтом. С другой стороны, это не единственное пространство, в котором может происходить действие романа-монтажа: например, в романах Б. Пильняка «Голый год» и А. Веселого «Россия, кровью умытая» пространством выступает разрываемая революционными противоречиями Россия. Поэтому наблюдения о романе-монтаже как романе о большом городе являются ценными, но, во-первых, отдельный вопрос представляет то, является ли роман о большом городе разновидностью жанра романа или романом, характеризующимся особой тематикой. И в том, и в другом случае идентифицировать его с романом-монтажом нельзя.

Третья тенденция - рассмотрение романа-монтажа в истории литературных направлений: романы Дёблина и Дос Пассоса вписываются в контекст натурализма (как романы о большом городе), Дёблин понимается разными исследователями и как экспрессионист (модернист), и как реалист, проза Дос Пассоса рассматривается в контексте «литературных экспериментов» 20-х гг. XX в. Отдельной проблемой становится взаимоотно-

шение поэтики романов с поэтикой кино, монтажных техник кино и литературы. Историко-литературный контекст, окружающий роман-монтаж, не может игнорироваться и обогащает исследование, но при этом подходе характеристики романа-монтажа сливаются с характеристиками литературы, принадлежащей к тому же художественному направлению: это скорее поиск сходств, а не различий. Полезным может оказаться обращение к поэтике кино: оно может позволить исследователю более внимательно проанализировать монтаж в текстах романов, принадлежащих к рассматриваемому нами жанру, а эта задача, как мы уже отмечали, не была до конца решена даже в специальных исследованиях по роману-монтажу.

1 Зверев А.М. Американский роман 20-х - 30-х годов. М., 1982. С. 179-188; Тамарчен-ко Л.С. Роман А. Дёблина «Берлин - Александерплац» (К типологической характеристике жанровой формы) // Литературное произведение как целое и проблема его анализа. Кемерово, 1979. С. 75-85; Тамарченко Н.Д. Роман // Поэтика: словарь актуальных терминов и понятий / под ред. Н.Д. Тамарченко. М., 2008. С. 215-216; Котелев-ская В.В. Повествовательная структура романов А. Дёблина: дис. ... канд. филол. наук. Ростов-на-Дону, 2002.

2 Например: Leventhal J.H. Musical citation in German narratives from Theodor Fontane to Martin Walser: Ph.D. dissertation. Cambridge, Mass., 1992; O'Brien M.-E. Fantasy and reality in Irmtraud Morgner's Salman novels: A discursive analysis of «Leben der Trobadora» and «Amanda»: Ph.D. dissertation. Los Angeles, California, 1988.

3 Keller O. Brecht und der moderne Roman. Auseinandersetzung Brechts mit den Strukturen der Romane Doblins und Kafkas. Bern; Munchen, 1975; Keller O. Doblins Montageroman als Epos der Moderne. Munchen, 1980. Следует также отметить книгу другого автора: Kie-sel H. Geschichte der literarischen Moderne. Munchen, 2004. Ее особенность в том, что она не столько обособляет жанр романа-монтажа, сколько вписывает его, во-первых, в историко-литературный контекст модернизма, во-вторых, в контекст произведений с монтажным устройством текста (Montageroman, montierendes Theater, Montagegedicht, Ausbau des Montageromans).

4 Zmegac V. Alfred Doblins Poetik des Romans // Deutsche Romantheorien. Bd. 2 / Reinhold Grimm (Hrsg.). Frankfurt am Main, 1974; Kort W. Alfred Doblin. New York, 1974.

5 Durrani O. Review: Doblins Montageroman als Epos der Moderne: Die Struktur der Romane 'Der schwarze Vorhang', 'Die drei Sprimge des Wang-lun' und 'Berlin Alexanderplatz'. By OTTO KELLER. Munchen: Fink. 1980. 283 pp. // Modern Language Review. 1983. P. 245-247.

6 Ibid. P. 246.

7 Kort W. Op. cit. P. 46.

8 Keller O. Doblins Montageroman als Epos der Moderne. S. 223.

9 Ibid. S. 225.

10 Тамарченко Л.С. Роман А. Дёблина «Берлин - Александерплац» (К типологической характеристике жанровой формы) // Литературное произведение как целое и проблема его анализа. Кемерово, 1979. С. 75-85.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

11 Koopman H. Der klassisch-moderne Roman. Stuttgart; Berlin; Koln; Mainz, 1983. S. 7778.

12 Komar K.L. The Multilinear Novel: a Structural Analysis of Novels by Dos Passos, Doblin, Faulkner, and Koeppen: Ph.D. dissertation. Princeton, New Jersey, 1977.

13 Wilpert, Gero von. Deutsches Dichterlexikon. Stuttgart, 1963. S. 111-112.

14 Лейтес Н.С. Эволюция жанра романа в немецкой литературе 1918-1945 гг.: дис. ... канд. филол. наук. Пермь, 1972. С. 172.

15 Бернацкая В.И. Эксперимент в американской прозе 20-х гг. XX в. (У. Фолкнер, Д. Дос Пассос, Г. Стайн): дис. ... канд. филол. наук. М., 1976. С. 62-106.

16 Тамарченко Л.С. Указ. соч. С. 79.

17 Там же С. 76.

18 Там же. С. 83.

19 Komar K.L. Op. cit.

20

Например: Koopman H. Op. cit. S. 77-78; Бернацкая В.И. Эксперимент в американской прозе 20-х гг. XX в. (У. Фолкнер, Д. Дос Пассос, Г. Стайн): дис. ... канд. филол. наук. М., 1976. С. 62-106.