Научная статья на тему 'Жанр английского романа эпохи романтизма'

Жанр английского романа эпохи романтизма Текст научной статьи по специальности «Поэзия»

CC BY
634
61
Поделиться

Аннотация научной статьи по литературе, литературоведению и устному народному творчеству, автор научной работы — Аносова О. Г.

В статье рассматриваются различные виды английского романа периода романтизма, прослеживаются особенности развития прозаического жанра в эпоху расцвета поэзии. Особый акцент делается на преемственности традиций жанра.

Novel As A Genre In Romantic Period

The above presented article considers different kinds of English Romantic novel, pointing at the peculiarities of the prose genre in the flourishing epoch of poetry. Special attention is paid to the linear tradition of the genre development. The most essential features are presented and analyzed in the socio-historical context.

Текст научной работы на тему «Жанр английского романа эпохи романтизма»

ЖАНР АНГЛИЙСКОГО РОМАНА ЭПОХИ РОМАНТИЗМА

О.Г. Аносова

Кафедра иностранных языков. № 4 Российский университет дружбы народов

ул. .Миклухо-Маклая, 6, 117198, Москва, Россия

В статье рассматриваются различные виды английского романа периода романтизма, прослеживаются особенности развития прозаического жанра в эпоху расцвета поэзии. Особый акцент делается на преемственности традиций жанра.

Начало XIX века принесло бурный расцвет поэзии и, казалось, прозаическим жанрам на ее фоне не оставалось места. Поэты стремились доказать возможность ломать привычные рамки поэтических канонов, отстаивая права на своеобразие и оригинальность поэтического слова, критики привычно отвергали нововведения и призывали сохранять верность традициям. Уильям Вордсворт (1770-1850), выражая свою точку зрения на задачи поэзии в своем предисловии к «Лирическим балладам» (1802), отметил незабываемую традицию повествования и изображения характеров и нравов, созданную Шекспиром и Мильтоном, на фоне исторически преображающейся действительности. Традиция, востребованная в поэтическом творчестве Вордсворта, нашла свое отражение и в современном ему жанре романа.

Вордсворт отводил поэзии роль высшей формы познания, говоря, что именно она способна служить связующим звеном между чувством и разумом: «Poetry is the breath and finer spirit of all knowledge; it is the impassioned expression which is in the countenance of all Science. Emphatically may it be said of the Poet, as Shakespeare hath said of a man, ‘that he looks before and after’. He is the rock of defence of human nature; an upholder and preserver, carrying everywhere with him relationship and love. In spite of the difference in soil and climate, of language and manners, of laws and customs, in spite of things silently gone out of mind and things violently destroyed, the poet binds together by passion and knowledge the vast empire of human society, as it is spread over the whole earth, and over all time».[l, c.658] Здесь поэт - синоним Творца, поэтому не удивительно, что В.Скотт позднее, создавая жанр исторического романа, подсознательно руководствовался этой идеей, «соединяющего» познание и чувство начала, идеей объединившей поэзию и прозу романтизма.

Томас Лав Пикок (1785-1866) в своем эссе «Четыре века поэзии» (1820) отказывал поэзии в праве занимать главенствующее место в жанровой иерархии, отрицая то, что современная ему поэзия имела право существовать в стремительно развивающемся потоке промышленности, науки, торговли. В ответ на это сочинение Перси Биш Шелли (1792-1822) в течение года пишет и публикует эссе «Защита поэзии» (1821). Этот «обмен» эссе лишь подчеркивает, насколько неоднозначным было первенство поэзии в первой трети XIX века.

На фоне подобных активных действий в поддержку развивающихся вне традиционных путей поэтических жанров было не принято много говорить о романе. Но роман не исчез, ткань прозаического повествования частично «растворилась» в возрожденном романтиками жанре баллады, поэтической драмы, в совершенно нетрадиционной форме лирического эссе Чарльза Лэма (1775-1834), Уильяма Хэзлита (1778-1830), Томаса Де Квинси (1785-1859). Незавершенный характер жанра фрагмента в этот период также не способствовал процессу окончательного оформления романа, переживавшего эпоху активного преобразования. Жанр не переставал удивлять многообразием своих модификаций, о чем свидетельствуют многочисленные публикации по подписке, в журнальных сериях и в самостоятельных изданиях.

Естественно, жанр романа, реагируя на социально-культурные сдвиги в романтическую эпоху, приобрел новые интонации. Он становился более эмоционально насыщенным, зачастую лиричным, и в то же время отражал социальные искания современников. Борьба героя-одиночки, столь глубоко прочувствованная в поэмах Кольриджа, Байрона, Скотта, нашла свое воплощение и в романном жанре, каждый раз получая новую интерпретацию, в зависимости от вида романа. В готическом романе «Мельмот-Скиталец» Чарльза Роберта Мэтьюрина (1782-1824) - это полу демоническая фигура Мельмота, в романе Мэри Шелли (1797-1851) «История Франкенштейна» - это непризнанный обществом получеловек. В социально-бытовых романах Фрэнсис Берни (1752-1840) и Джейн Остин (1775-1817) - это целая плеяда самостоятельно мыслящих, но не вписывающихся в общепринятые рамки женщин.

Время становления жанра романа, столь разнообразного в своих воплощениях, традиционно ассоциируется с веком Просвещения. Уолтер Ален пишет: «great flowering of the English novel began in 1740, with Richardson’s “Pamela”» [2,с.43]. Английский исследователь жанра романа подробно останавливается на самых известных именах этой эпохи, говоря о творческом соперничестве двух величайших романистов XVIII века С.Ричардсона (1689-1761) и Г.Филдинга (1707-1754), он видит в их творчестве два полюса, две крайние, зачастую непримиримые, точки зрения. У.Аллен соотносит творчество одного с унаследованной английской литературой традицией Шекспира, а другого - с эстетическими находками Мильтона.

Филдинг и Ричардсон в поисках новых форм и выражений обратились к творчеству Шекспира и Мильтона и в произведениях последних увидели примеры наиболее живого и непосредственного воплощения творческого процесса, овеянного понятиями «возвышенного» и «вдохновенного». Знаменательно, что и романтики увидели в Шекспире и Мильтоне своих предшественников. Отмечая неповторимость и своеобразие Шекспира и Мильтона, С.Т.Колридж (1772-1834) писал: «While Shakespeare darts himself forth, and passes into all forms of human character and passion, the one Proteus of the fire and flood; Milton attracts all forms and things to himself. All things and modes of action shape themselves anew in the being of Milton; while Shakespeare becomes all things, yet for remaining himself»[2, c.43].

Ф.Берни смогла в своих романах объединить достижения Филдинга и Ричардсона и передать эту традицию из XVIII века в XIX век. «Странница, или женские трудности» (1814) был последним романом Ф.Берни и первым,

отразившим романтические настроения эпохи в ее творчестве. Его публикация совпала с появлением первого романа Дж.Остин, которая стала её преемницей и последовательницей, Творчество Д.Остин до сих пор привлекает внимание читателей и критиков своими неоднозначными открытиями, заставляющими воспринимать ее как предшественницу реалистического романа, глубоко прочувствовавшую эпоху романтизма. Традиции романа Просвещения, которые развивала Ф.Берни были успешно подхвачены Дж.Остин в ее романах. Двух писательниц объединяет и общий тип героини - женщины, бросающей вызов общественным устоям.

Для романтизма наиболее характерным явился жанр исторического романа. Это самостоятельное достижение эпохи и творческая находка Вальтера Скотта. Ему удалось на протяжении многих десятилетий пленять своих читателей порывистыми характерами своих героев, существовавших в определенных исторических событиях. Георг Лукач в статье «Пушкин и Вальтер Скотт» делает следующий вывод: «...Вальтер Скотт первый сознательно ставит "историзм" каждого "частного" существования в центр своего творчества. Это значение Скотта ясно понял Белинский. Он называет его "вторым Шекспиром", т.к. Скотт в своих исторических романах показывает единство жизни и искусства через историю» [3, с.1]. Исходя из тезиса «историзма» при анализе романов В.Скотта, легко сместить акценты в сторону «частного», которое собственно и является эпицентром исследования романистов во все времена.

Главные герои романов В.Скотта вымышлены, хотя они порой служат реальным историческим лицам. События разворачиваются на фоне европейской истории - французской («Квентин Дорвард», 1823), английской («Кенилворт», 1821) или шотландской («Уэйверли», 1814, «Роб Рой», 1817). Последовательность событий часто повторяет происходившее на самом деле, однако повествование включает в себя увлекательную любовную интригу и кровную месть, политические заговоры и религиозные споры, добродушные розыгрыши и захватывающие приключения, которые были результатом творческой фантазии самого плодотворного автора романтизма.

В романах этого времени историческая составляющая создает особый колорит приближенного к реальности действия, а лирические отступления служат для создания романтической атмосферы. Еще в готических романах Энн Рэдклифф (1764-1823) пейзажные зарисовки создавали напряженную или устрашающую атмосферу действия. В.Скотт воспользовался этим приемом для создания задушевных интонаций или тревожных переживаний, на фоне которых разворачивается действие его исторических романов. Будучи сторонником тори, он отдавал предпочтение историческим событиям, в которых приверженцы его партии одерживали победы в те времена, когда торжествовали вечные понятия рыцарства, чести, безупречных манер, верноподданнических чувств.

Особенности построения диалогов в его романах, с обилием шотландских диалектных слов и особым звучанием речи персонажей, принадлежащих к разным сословиям, а потому употребляющих социально окрашенные выражения, перекликаются со стилем национальных романов Мэри Эджуорт. (1768-1849). В.Скотт очень ценил ее и был одним из первых поклонников ее творчества. Он называет ее своей «даровитой приятельницей». [4, с.362]

Ирландским романам М.Эджуорт, в которых события разворачиваются на историческом фоне с национальным колоритом Ирландии, никто из критиков не отказывает в принадлежности романтизму. «Замок Рэкрент» (1800) и «Вдали отечества» (1812) считаются самыми лучшими из ирландских романов, которые воспроизводят картины национальной жизни. Основным «открытием» писательницы было создание фигуры рассказчика в романе «Замок Рэкрент», в котором она воплотила реального человека «из народа». Все повествование удачно помещается в рамки «воспоминаний дядюшки Тэди» о «старых временах». М.Эджуорт предвосхитила создание исторического романа, представляя на суд читателя трагические события из современной ей истории своего края. Историческим романом не исчерпывается многообразие реализаций этого жанра.

Автобиографический роман Томаса Де Квинси «Записки курильщика опия» (1822) написан в традиционной исповедальной манере человека, страдавшего от пристрастия к наркотику, опиуму, привезенному в Европу с Востока. Известно, что во времена Де Квинси, это было распространенное лекарственное средство при лечении болей различной этиологии. Де Квинси, использовавший опиум, описал в романе свои «болезненные» видения, находясь под действием этого «лекарства». Кроме того, опиум в те времена считался «проводником» в возвышенный мир поэзии. Например, С.Т.Колридж употреблял опиум с целью погружения в ирреальный мир фантазий, так была создана его баллада «Кубла-Хан».

Стиль романа-исповеди Де Квинси напоминает стиль его эссе, а многолетняя журнальная карьера свидетельствует о профессиональном владении пером. Иллюзии, созданные в обожженном болью и затуманенном опиумом мозгу героя «Исповеди», сравнимы с мотивами известных эссе Де Квинси «О стуке в ворота в «Макбете» и «Об убийстве, рассматриваемом, как один из видов искусства». Совершенство метафорических образов и точно подобранные, согласованные картины видений позволяют говорить о смелых находках, предвосхитивших психологическую составляющую повествования задолго до романа «потока сознания». Мы наблюдаем, как болезненные воспоминания детства, напряженная работа воображения и состояние «сна наяву» представляют творческую лабораторию художника, стремящегося проследить пути вознесения к «возвышенному», запечатлеть «идеальное». И в этом угадывается сильное влияющее начало поэзии Вордсворта, эстетических воззрений Колриджа и собственных творческих исканий.

Важно еще упомянуть о романах-пародиях, которые неизбежно должны были возникнуть как свидетельства неустойчивости романной формы романтического периода. Пародии на готический роман лишь подчеркивали, насколько популярен в начале XIX века был этот жанр, созданный в XVIII веке и не перестающий удивлять читателей и по сей день. Для романтической эпохи важна смена интонаций внутри подобного романа, как правило, строящегося по всем каноном жанра, довольно умело поддерживающего интригу и все же переключающегося на реальную оценку происходящего в «таинственном мире». Мы говорим о романе Дж.Остин «Нортэнджерское аббатство» (написанного в 1798, напечатанного посмертно в 1818) и о многих романах Т.Л.Пикока, среди которых «Хедлонг Холл» (1816) и «Аббатство кошмаров» (1818).

Роман Дж.Остин является ответом на традицию готического романа XVIII века, популярность которого была несомненна и пародии на эту разновидность жанра только поддерживали интерес к нему. Романы Т.Л.Пикока, строясь по уже хорошо известной модели готических романов, не только высмеивают его приемы, но создают антитезу тем романтическим настроениям, которые в тот момент царили в обществе и отражали по-своему неприятие Пикоком далеких от жизни поэтических изысков романтиков. Роман Остин одновременно открывает новые возможности для использования приемов готических романов в романе Нового времени, достижениями которого она воспользовалась уже для своего творчества. А Пикок строит свои романы по принципу сочетания комического и сатирического в равных пропорциях. В этой связи необходимо сказать о характерной для классицизма каноничности «Аббатства кошмаров»: соблюдено единство места, действия, тематического однообразия. Как замечает исследовательница творчества Т.Л.Пикока Е.Ю.Гениева: «Идеал и действительность своеобразно

взаимодействуют в творчестве Пикока, который сам одновременно предстает сатириком, наследником просветителей и романтиком, современником Байрона, Шелли, Вордсворта». [5,с.375]

Эдвард Булвер-Литгон (1803-1873) - как и Т.Л.Пикок - был современником не только романтиков, но и английских романистов первой волны реализма XIX века Ч.Диккенса, У.М.Теккерея. И так же как в творчестве Пикока, в его романах нашли отражение изменения, которые претерпевал этот жанр. В начале Булвер-Литтон пробовал себя в жанре «модного» романа, затем в историческом романе, к концу своей творческой карьеры он успешно писал в реалистической манере, но оставался верным приемам «романтического» романа, усвоенным на самых ранних этапах.

Романтизм стоит у истоков литературы Нового времени, а роман находится в постоянной динамике. Если в XVIII веке он сформировался как жанровая категория, то в начале XIX века, когда правила ненормативная поэтика, он неуклонно пополняется новыми приемами. История развития жанра в этот период скорее свидетельствует о разрыхлении формы, об открытии новых возможностей, о непрерывном эксперименте над жанром, который еще не закрепляет успех, находясь в промежуточном, незавершенном состоянии. Важны только новые находки, которые потом успешно используются в романах авторов последующих периодов и других исторических эпох.

ЛИТЕРАТУРА

1. The Norton Anthology of theory and criticism.//General ed. V.B.Leitch, NY., L., 2001.

2. Allen W. The History of English Novel, a Short Critical History. L., 1954.

3. Лукач Г. Пушкин и Вальтер Скотг. //Литературный критик. - М. 1937. № 4. (http://mesotes.narod.ru/lukacs/pushkin-skott.htm)

4. Эджуорт М. Замок Рэкрент. Вдали Отечества. М.:Изд-во Наука, 1972.

5. Пикок T.J7. Аббатство Кошмаров. Усадьба Грилла. М.: Изд-во Наука, 1988.

NOVEL AS A GENRE IN ROMANTIC PERIOD O.G.Anossova

Faculty of foreign languages and the basic disciplines,

6, Micklukho-Macklaja str., 117198 Moscow, Russia

The above presented article considers different kinds of English Romantic novel, pointing at the peculiarities of the prose genre in the flourishing epoch of poetry. Special attention is paid to the linear tradition of the genre development. The most essential features are presented and analyzed in the socio-historical context.