Научная статья на тему 'Запреты, налагаемые на подозреваемого или обвиняемого в качестве меры пресечения: дискуссионные вопросы'

Запреты, налагаемые на подозреваемого или обвиняемого в качестве меры пресечения: дискуссионные вопросы Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
900
138
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Область наук
Ключевые слова
мера пресечения / запрет определенных действий / домашний арест / залог / дополнительные запреты определенных действий. / preventive measure / prohibition of certain actions / house arrest / bail / additional prohibitions of certain actions.

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Алла Васильевна Ендольцева

Анализируются положения ст. 105.1 УПК РФ, введенной законодателем в апреле 2018 г. Запрет определенных действий, как и любая мера пресечения, должен способствовать достижению целей, которые ставит перед собой следователь, дознаватель, а также суд при избрании подозреваемому или обвиняемому такой меры процессуального принуждения. Отмечаются достоинства и недостатки новой меры пресечения, формулируется вывод о том, что ограничения прав и свобод подозреваемого и обвиняемого должны быть соразмерными и необходимыми для целей защиты конституционно значимых ценностей.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Алла Васильевна Ендольцева

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

THE PROHIBITIONS IMPOSED ON THE SUSPECT OR THE ACCUSED AS A PREVENTIVE MEASURE: DEBATABLE QUESTION

In this article, the author analyzed the provisions of article 105.1 of the code of criminal procedure, introduced by the legislator in April 2018. The prohibition of certain actions, as well as any preventive measure, should contribute to the achievement of the goals set by the investigator, as well as the court when electing the suspect or accused such a measure of procedural coercion. The advantages and disadvantages of the new preventive measure are noted, the conclusion is drawn that the restrictions on the rights and freedoms of the suspect and the accused must be proportionate and necessary for the protection of constitutionally significant values.

Текст научной работы на тему «Запреты, налагаемые на подозреваемого или обвиняемого в качестве меры пресечения: дискуссионные вопросы»

УДК 343.1 ББК 67

DOI 10.24411/2414-3995-2019-10012 © А.В. Ендольцева, 2019

Научная специальность 12.00.09 — уголовный процесс

ЗАПРЕТЫ, НАЛАГАЕМЫЕ НА ПОДОЗРЕВАЕМОГО ИЛИ ОБВИНЯЕМОГО В КАЧЕСТВЕ МЕРЫ ПРЕСЕЧЕНИЯ: ДИСКУССИОННЫЕ ВОПРОСЫ

Алла Васильевна Ендольцева,

профессор кафедры правовых основ управления МГИМО МИД России, ведущий научный сотрудник НИЦ-1 НИИ ФСИН России, профессор кафедры уголовного процесса, доктор юридических наук, профессор Московский университет МВД России имени В.Я. Кикотя (117437, Москва, ул. Академика Волгина, д. 12)

E-mail: allaend2015@mail.ru

Аннотация. Анализируются положения ст. 105.1 УПК РФ, введенной законодателем в апреле 2018 г. Запрет определенных действий, как и любая мера пресечения, должен способствовать достижению целей, которые ставит перед собой следователь, дознаватель, а также суд при избрании подозреваемому или обвиняемому такой меры процессуального принуждения. Отмечаются достоинства и недостатки новой меры пресечения, формулируется вывод о том, что ограничения прав и свобод подозреваемого и обвиняемого должны быть соразмерными и необходимыми для целей защиты конституционно значимых ценностей.

Ключевые слова: мера пресечения, запрет определенных действий, домашний арест, залог, дополнительные запреты определенных действий.

THE PROHIBITIONS IMPOSED ON THE SUSPECT OR THE ACCUSED AS A PREVENTIVE MEASURE: DEBATABLE QUESTION

А^ V. Endoltseva,

Professor of the Department of Legal Bases of Management Moscow State University of International Relationships Ministry of Foreign Affairs of Russia, Leading Scientific Employee of Scientific Research Centre № 1 at Scientific Research Institute of the Federal Penitentiary Service of Russia,

professor of Criminal Procedure Department, Doctor of Law, Professor

Moscow University of the Ministry of Internal affairs of Russia named after V.Ya. Kikot' (117437, Moscow, ul. Akademika Volgina, d. 12)

Abstract. In this article, the author analyzed the provisions of article 105.1 of the code of criminal procedure, introduced by the legislator in April 2018. The prohibition of certain actions, as well as any preventive measure, should contribute to the achievement of the goals set by the investigator, as well as the court when electing the suspect or accused such a measure of procedural coercion. The advantages and disadvantages of the new preventive measure are noted, the conclusion is drawn that the restrictions on the rights and freedoms of the suspect and the accused must be proportionate and necessary for the protection of constitutionally significant values.

Keywords: preventive measure, prohibition of certain actions, house arrest, bail, additional prohibitions of certain actions.

Citation-индекс в электронной библиотеке НИИОН

Для цитирования: Ендольцева А.В. Запреты, налагаемые на подозреваемого или обвиняемого в качестве меры пресечения: дискуссионные вопросы. Вестник экономической безопасности. 2019;(1):64-7.

В уголовно-процессуальном законодательстве имеется множество запретов, касающихся различных сфер уголовно-процессуальной деятельности. Прежде всего, это нормы-запреты, которые занимают важное место в системе гарантий прав и обязанностей субъектов уголовного процесса, запрещающие, например, осуществление действий или

принятие решений, унижающих честь участника уголовного судопроизводства, а также обращение, унижающее его человеческое достоинство либо создающее опасность для его жизни и здоровья (ст. 9 УПК РФ). Но это также и запреты, налагаемые в период производства по уголовному делу на подозреваемого и обвиняемого. Речь идет о некоторых

ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ

мерах пресечения, которые избираются обвиняемому, а в исключительных случаях подозреваемому в порядке ст. 100 УПК РФ. Ранее (до апреля 2018 г.) запреты и (или) ограничения были предусмотрены ч. 7 ст. 107 УПК РФ (Домашний арест). Запрет не покидать постоянное место или временное место жительства без разрешения дознавателя, следователя или суда предусмотрен и сейчас в ст. 102 УПК РФ (Подписка о невыезде и надлежащем поведении).

Федеральным законом от 18 апреля 2018 г. № 72-ФЗ «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации в части избрания и применения мер пресечения в виде запрета определенных действий, залога и домашнего ареста» введена новая мера пресечения — запрет определенных действий [1]. Мы видим, что уголовная политика государства1 направлена на гуманизацию, в том числе и в такой сфере, как избрание и применение мер процессуального принуждения к лицам, совершившим преступления. Сначала законодатель внес изменения в ст. 108 УПК РФ (Заключение под стражу), дополнив ее частью 1.1, в которой говорится о том, что заключение под стражу не может быть применено в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении ряда преступлений против собственности, если они совершены в сфере предпринимательской деятельности, а также совершившего некоторые преступления в сфере экономической деятельности (перечень таких составов преступлений указан в данной норме). Таким образом, к предпринимателям в качестве наиболее строгих мер пресечения могли избираться лишь залог (ст. 106 УПК РФ) и домашний арест (ст. 107 УПК РФ).

Однако, такая мера пресечения как домашний арест, сущность которого заключается в нахождении подозреваемого или обвиняемого в изоляции от общества в жилом помещении, в котором он проживает, с возложением запретов (ч. 7 ст. 107 УПК РФ) и осуществлении за ним контроля, препятствует возможности заниматься бизнесом. Новая же мера пресечения, предусмотренная законодателем в

1 Мы рассматриваем уголовную политику в широком смысле, как систему, включающую в себя уголовно-правовую, уголовно-процессуальную, уголовно-исполнительную и криминологическую (предупредительную) политику.

ст. 105.1 УПК РФ (Запрет определенных действий), позволит предпринимателю, находясь под следствием, заниматься законной предпринимательской и иной экономической деятельностью, что, конечно, же следует одобрить в условиях, когда развитию малого и среднего бизнеса в нашей стране уделяется большое внимание.

Запрет определенных действий как мера пресечения заключается в возложении на подозреваемого или обвиняемого обязанностей своевременно являться по вызовам дознавателя, следователя или в суд, соблюдать один или несколько запретов, предусмотренных в данной статье, а также в осуществлении контроля за соблюдением возложенных на него запретов (ч. 1 ст. 105.1 УПК РФ).

Какие же запреты определены законодателем в данном случае? Представляется, что запреты прежде всего должны способствовать достижению целей, которые ставит перед собой следователь, дознаватель, а также суд при избрании подозреваемому или обвиняемому меры пресечения. Давайте вспомним, а когда же правоприменитель вправе вообще избрать меру пресечения? Такое право у него возникает, когда имеются достаточные основания полагать, что подследственный (подсудимый): скроется от дознания, предварительного следствия или суда; может продолжать заниматься преступной деятельностью; может угрожать свидетелю, иным участникам уголовного судопроизводства, уничтожить доказательства либо иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу (ч. 1 ст. 97 УПК РФ (Основания для избрания меры пресечения)).

Законодатель ныне в ч. 6 ст. 105.1 УПК РФ закрепил в качестве запретов шесть действий, которые не вправе совершать подозреваемый или обвиняемый (ранее в ч. 7 ст. 107 УПК РФ их было четыре). При этом ни одна из таких мер, по нашему мнению, не позволяет воспрепятствовать тому, чтобы подозреваемый, обвиняемый, подсудимый не скрылся от дознания, следствия или суда. Что касается того обстоятельства, чтобы это лицо не смогло продолжать заниматься противоправной деятельностью, то этому может поспособствовать запрет находиться в определенных местах, посещать определенные мероприятия и участвовать в них (п. 2 ч. 6 ст. 105.1 УПК РФ), общаться с определен-

ными лицами (п. 3 ч. 6 ст. 105.1. УПК РФ), отправлять и получать почтово-телеграфные отправления (п. 4 ч. 6 ст. 105.1. УПК РФ), использовать средства связи и информационно-телекоммуникационную сеть «Интернет» (п. 5 ч. 6 ст. 105.1 УПК РФ), управлять автомобилем или иным транспортным средством, если совершенное преступление связано с нарушением правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств (п. 6 ч. 6 ст. 2015.1. УПК РФ).

Полагаем, что чтобы не позволить подозреваемому, обвиняемому угрожать свидетелю, иным участникам уголовного судопроизводства, уничтожить доказательства либо иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу, эффективными будут четыре запрета действий, предусмотренных пунктами 2—5 ч. 6 ст. 105.1 УПК РФ.

Что касается возложения судом такого запрета как «выходить в определенные периоды времени за пределы жилого помещения, в котором он проживает в качестве собственника, нанимателя либо на иных законных основаниях» (п. 1 ч. 6 ст. 105.1 УПК РФ), то нам непонятно, для чего это в принципе нужно. Возникает вопрос, в какие именно периоды будет запрещено подозреваемому, обвиняемому выходить за пределы жилого помещения. Если таким периодом будет определено, например, ночное время, в которое запрещается выходить несовершеннолетнему подозреваемому, обвиняемому, то полагаем, что это все же больше административно-правовой аспект, а не уголовно-процессуальный. В п. 1 ч. 7 ст. 107 УПК РФ ранее был предусмотрен такой запрет, как выход за пределы жилого помещения, в котором проживает подозреваемый, обвиняемый. Такой запрет понятен в силу самой меры пресечения — домашний арест, который как раз и не предусматривает такие выходы.

А вот запрет, предусмотренный п. 6 ч. 6 ст. 105.1 УПК РФ, следует, несомненно, одобрить, поскольку ранее на практике возникали ситуации, когда лицо совершало преступление, связанное с нарушением правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, но водительское удостоверение у него не изымалось до вступления приговора суда в законную силу, и находясь под следствием и су-

дом такое лицо продолжало управлять автомобилем или иным транспортным средством. А это с учетом сроков расследования, судебного разбирательства, возможного обжалования решения суда достаточно большой промежуток времени, который использовался отнюдь не в интересах обеспечения правопорядка. Хотелось бы поддержать мнение Ка-линовского К.Б. о том, что «запрет управления автомобилем как процессуальная обеспечительная мера не должен превышать сроков лишения права заниматься деятельностью, связанной с управлением транспортным средством (от 6 месяцев, ст. 47 УК). Это положение необходимо учитывать при установлении и отмене этого запрета, продлении сроков расследования, а также при назначении наказания в виде лишения права заниматься деятельностью, связанной с управлением транспортным средством»

[2, с. 9].

Одним из запретов, налагаемых на подозреваемого или обвиняемого при производстве по уголовному делу является запрет на использование средств связи и информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» (п. 5 ч. 6 ст. 105.1 УПК РФ). При этом «подозреваемый, обвиняемый не может быть ограничен в праве использования телефонной связи для вызова медицинской помощи, сотрудников правоохранительных органов, аварийно-спасательных служб в случае возникновения чрезвычайной ситуации, а также для общения со следователем, дознавателем и контролирующим органом» ч. 8 ст. 105.1 УПК РФ). В этой норме вменяется подследственному (подсудимому) в обязанность о каждом звонке, в случаях, обозначенный в ч. 8 ст. 105.1. УПК РФ, информировать контролирующий орган. В то же время не предусмотрено право использовать средства связи для общения с адвокатом. Отсутствие возможности использовать телефонную связь для общения с адвокатом существенно ограничивает право подозреваемого, обвиняемого, подсудимого на защиту, что явно находится в противоречии с Конституцией Российской Федерации. Такой пробел, несомненно, в кратчайшие сроки должен быть законодателем устранен.

Возникает вопрос, связанный с эффективностью контроля за соблюдением подозреваемым или обвиняемым запретов, наложенных судом. Та-

ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ

кой контроль ч. 11 ст. 105.1 УПК РФ возложен на федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий правоприменительные функции по контролю и надзору в сфере исполнения уголовных наказаний в отношении осужденных, который при его осуществлении может использовать аудиовизуальные, электронные и иные технические средства контроля. Вместе с тем, уровень развития электронных технологий не позволит сегодня сотрудникам ФСИН России эффективно контролировать соблюдение запрета (запретов), наложенных на подозреваемого или обвиняемого судом, особенно в части использования им средств связи и информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» при общении с лицами, с которыми будет запрещено общаться. Обязанность ФСИН России обеспечить соблюдение запретов подконтрольным лицом может превратиться в фикцию. Поскольку этот аспект может оказаться центральным в вопросе выбора следователем, дознавателем меры пресечения в отношении подозреваемого или обвиняемого, полагаем, что еще не в скором времени избрание запрета определенных действий в качестве самостоятельной меры пресечения найдет свое широкое применение.

Следующий момент, на который хотелось бы обратить внимание, это то, что одним из решений суда при рассмотрении ходатайства следователя, дознавателя является постановление о возложении дополнительных запретов на подозреваемого или обвиняемого, в отношении которого применена мера пресечения в виде запрета определенных действий (п. 2 ч. 4 ст. 105.1 УПК РФ). Вместе с тем законом не определено, какие именно дополнительные запреты могут быть наложены. Полагаем, что при ограничении прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства одного лишь судейского усмотрения недостаточно. Перечень запретов, налагаемых на подозреваемого, обвиняемого, должен быть исчерпывающим и определен в законе. Свою позицию по данному вопросу высказал неоднозначно Верховный Суд Российской Федерации в п. 39 постановления Пленума от 19 декабря 2013 года — «суд не вправе подвергать подозреваемого или обвиняемого запретам и (или) ограничениям, не предусмотренным частью 7 статьи 107 УПК РФ» [3], и мы с такой точкой зрения

полностью согласны. Вместе с тем, законодатель иначе подошел к данному вопросу (ч. 4 ст. 105.1 УПК РФ).

Учитывая, что судебно-следственная практика применения новой меры пресечения еще не сложилась, полагаем целесообразным в дальнейших научных исследованиях изучить, проанализировать деятельность судов по обозначенному вопросу с тем, чтобы выявить, какие же дополнительные запреты налагались на подозреваемых и обвиняемых, и как они соотносятся с целями избрания и применения мер пресечения. А в последующем, при реальной необходимости, предложить законодателю дополнить ч. 6 ст. 105.1 УПК РФ, с тем, чтобы список запретов определенных действий, налагаемых на подозреваемого и обвиняемого в качестве меры пресечения, был исчерпывающим. При этом следует исходить из того, что «ограничения прав и свобод могут быть оправданы публичными интересами, если такие ограничения отвечают требованиям справедливости, являются пропорциональными, соразмерными и необходимыми для целей защиты конституционно значимых ценностей» [4].

Литература

1. О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации в части избрания и применения мер пресечения в виде запрета определенных действий, залога и домашнего ареста: федеральный закон от 18.04.2018 № 72-ФЗ // СЗ РФ. 2018. № 17. Ст. 2421.

2. Калиновский К.Б. Запрет определенных действий как мера пресечения // Уголовный процесс. 2018. № 6.

3. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2013 г. № 41 «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стажу, домашнего ареста и залога» // СПС «Консультант-Плюс».

4. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2013 г. № 41 «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стажу, домашнего ареста и залога» // СПС «Консультант-Плюс».

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.