Научная статья на тему 'ЗАПРЕТ ОПРЕДЕЛЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ. Анализ правоприменительной практики'

ЗАПРЕТ ОПРЕДЕЛЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ. Анализ правоприменительной практики Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
2787
304
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Журнал
Закон и право
Область наук
Ключевые слова
уголовный процесс / меры пресечения / запрет определенных действий / домашний арест / залог. / criminal procedure / preventive measures / prohibition of certain actions / house arrest / bail.

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Николай Николаевич Загвоздкин, Сергей Анатольевич Кузора

Отечественный законодатель не оставляет попыток усовершенствовать действую­ щий Уголовно-процессуальный кодекс. Полемика ученых по вопросам, касающимся системы мер пресе­ чения, привела к серьезному новшеству в данной сфере. С апреля 2018 г. в УПК РФ введена новая меры пресечениязапрет определенных действий. Шесть месяцев, прошедшие с момента введения но­ вой меры пресечения, позволяют сделать некоторые промежуточные выводы. В статье проведен анализ применения запрета совершения действий, выявлены проблемы, меша­ ющие широкому применению данной нормы.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Николай Николаевич Загвоздкин, Сергей Анатольевич Кузора

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Prohibition of certain actions. Analysis of enforcement practices

The domestic legislator does not leave attempts to improve the existing criminal procedure code. The controversy of scientists on issues relating to the system of preventive measures has led to a serious innovation in this field. Since April of this year, a new preventive measure has been introduced in the Code of criminal procedure — the prohibition of certain actions. The six months that have passed since the introduction of the new preventive measure allow an intermediate analysis of law enforcement practice to be made. The article analyzes the application of the ban on actions, reveals problems that prevent its widespread use.

Текст научной работы на тему «ЗАПРЕТ ОПРЕДЕЛЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ. Анализ правоприменительной практики»

УДК 343.133 ББК 67

DOI 10.24411/2073-3313-2018-10273

ЗАПРЕТ ОПРЕДЕЛЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ

Анализ правоприменительной практики

Николай Николаевич ЗАГВОЗДКИН, начальник кафедры уголовного процесса Владивостокского филиала Дальневосточного юридического института МВД России, кандидат юридических наук, доцент

Последним новшеством, затронувшим досудебное производство по уголовным делам, стало внесение в Уголовно-процессуальный кодекс РФ в 2018 г. Федеральным законом от 18 апреля 2018 г. № 72-ФЗ новой меры пресечении — «запрет определенных действий» (ст. 105.1 УПК РФ).

По прошествии шести месяцев с момента введения запрета определенных действий продолжают оставаться актуальными вопросы как о целесообразности появления новой меры пресечения в целом, так и о порядке ее избрания.

На наш взгляд, нет полной ясности в вопросе о назначении данной меры пресечения, а также в том, чем она отличается от возможностей,

Сергей Анатольевич КУЗОРА, доцент кафедры уголовного процесса Владивостокского филиала Дальневосточного юридического института МВД России, кандидат юридических наук E-mail: s.kuzora@mail.ru

содержавшихся в ст. 107 УПК РФ, регламентировавшей домашний арест в предыдущей редакции Кодекса.

Проблематика применения запрета определенных действий подтверждается тем, что практика применения новой меры пресечения чрезвычайно мала.

Справочная правовая система «Консультант Плюс» содержит всего два судебных решения по данному поводу.

И если данный факт можно было бы отнести к неполноте размещаемых данных, то анализ применения данной меры пресечения на октябрь 2018 г. в Приморском крае показал, что дознаватели органов внутренних дел (далее — ОВД)

Научная специальность: 12.00.09 — уголовный процесс

Аннотация. Отечественный законодатель не оставляет попыток усовершенствовать действующий Уголовно-процессуальный кодекс. Полемика ученых по вопросам, касающимся системы мер пресечения, привела к серьезному новшеству в данной сфере. С апреля 2018 г. в УПК РФ введена новая меры пресечения — запрет определенных действий. Шесть месяцев, прошедшие с момента введения новой меры пресечения, позволяют сделать некоторые промежуточные выводы.

В статье проведен анализ применения запрета совершения действий, выявлены проблемы, мешающие широкому применению данной нормы.

Ключевые слова: уголовный процесс, меры пресечения, запрет определенных действий, домашний арест, залог.

Annotation. The domestic legislator does not leave attempts to improve the existing criminal procedure code. The controversy of scientists on issues relating to the system of preventive measures has led to a serious innovation in this field. Since April of this year, a new preventive measure has been introduced in the Code of criminal procedure — the prohibition of certain actions. The six months that have passed since the introduction of the new preventive measure allow an intermediate analysis of law enforcement practice to be made.

The article analyzes the application of the ban on actions, reveals problems that prevent its widespread use.

Keywords: criminal procedure, preventive measures, prohibition of certain actions, house arrest, bail.

данную меру пресечения не применяли ни разу, следователи ОВД за шесть месяцев применили запрет определенных действий дважды и то по инициативе суда, заменившего ходатайство о применении меры пресечения в виде заключения под стражу по делам о преступлениях, предусмотренных ч. 4 ст. 264 УК РФ, на запрет определенных действий.

Следователи Следственного комитета РФ по Приморскому краю избирали запрет определенных действий один раз по преступлению коррупционной направленности.

Опрос следователей выявил непонимание ими возможностей новой меры пресечения и необходимости ее применения в ходе досудебного производства по уголовным делам.

Законодатель, при принятии решения о введении новой меры пресечения в УПК РФ, исходил из того, что правоприменители слишком часто используют заключение под стражу в досудебном производстве, а доля домашнего ареста и залога в общей массе мер пресечения не превышает нескольких процентов [1, с. 34—35].

Судя по всему, для изменения ситуации с заключением под стражу, увеличения практики применения домашнего ареста и залога законодатель решил упростить жизнь следователям, вычленив из домашнего ареста новую меру пресечения. Как это должно было повлиять на количество заключенных под стражу, не понятно.

К сожалению, практика показывает, что зачастую мы идем своим путем, не анализируя опыт других стран. Законодатель не принимает во внимание опыт стран СНГ, наиболее близких нам по типу уголовного процесса.

Например, наши соседи из Казахстана, у которых, как нам представляется, один из наиболее «продвинутых» УПК на постсоветском пространстве, успешно применяют дополнительные ограничения, содержащиеся в нашем запрете определенных действий в ходе применения домашнего ареста.

С нашей точки зрения, необходимости выделять новую меру пресечения необходимости не было. Можно было распространить ограничения, накладываемые в ходе домашнего ареста, на другие меры пресечения, в первую очередь на залог, наблюдение командования воинской части и отдачу несовершеннолетнего обвиняемого под присмотр. А так получилось, что создана новая мера пресечения, отдельные положения которой применимы и для домашнего ареста, и для залога.

Ситуация с новой мерой пресечения во многом, на наш взгляд, повторяет ситуацию с введением ст. 186.1 «Получение информации о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами». Законодатель тогда ввел новое следственное действие, которое можно было осуществлять в рамках ст. 186 «Контроль и запись переговоров», дополнив ст. 186 УПК РФ одним абзацем.

Следователи ОВД в ходе опроса высказывали мнение о нецелесообразности использования данной меры пресечения в ходе расследования по уголовным делам, так как ограничения, накладываемые данной мерой пресечения, мало что дают следователю и слабо связаны с положениями ч. 1 ст. 97 УПК РФ, регламентирующей основания применения мер пресечения.

Запретить обвиняемому скрываться от дознания, предварительного следствия или суда путем наложения запрета на совершение действий нецелесообразно. Если обвиняемый склонен к побегу, то необходимо ставить вопрос о заключении под стражу или домашнем аресте, залоге как более эффективных мерах по предупреждению побега, а в остальных случаях хватит и подписки о невыезде, решение об избрании которой принимает следователь самостоятельно, а не по решению суда как в случае с запретом определенных действий.

Аналогична ситуация и с п. 2 ч. 1 ст. 97 УПК РФ, дающей основание следователю избрать обвиняемому меру пресечения в том случае, если обвиняемый может продолжать заниматься преступной деятельностью.

Единственным реальным основанием избрания запрета определенных действий является п. 3 ч. 1 ст. 97 УПК РФ, дающий следователю возможность ограничить общение обвиняемого с конкретными лицами, запретить совершать действия по уничтожению доказательств и посещать определенные места. По уголовным делам, связанным с нарушением Правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, возможно лишение лица права управления автомобилем. По сути п. 3 ст. 97 УПК РФ — единственное реально возможное основание применения запрета совершения действий.

Интересным и наиболее известным случаем избрания запрета определенных действий стало дело сестер Хачатурян, обвиняемых в убийстве отца, которым Басманный суд г. Москвы по ходатайству следователя заменил заключение под стражу на запрет определенных действий. При этом три сестры, ранее проживав-

ЗАКОН И ПРАВО • 12-2018

шие в квартире с отцом, должны проживать в двух съемных и одной муниципальной квартирах, им запрещено покидать место проживания с 21:00 до 07:00, общаться с кем-либо, кроме следователя и близких родственников, использовать Интернет, мобильную связь, а также общаться между собой, давать комментарии в СМИ относительно данного дела [3].

В Приморском крае Первореченский суд г. Владивостока по собственной инициативе избрал запрет определенных действий в отношении лица, совершившего ДТП со смертельным исходом в состоянии алкогольного опьянения, вместо запрошенной меры пресечения в виде заключения под стражу, запретив покидать обвиняемому место жительства в ночное время, отправлять почтово-телеграфную корреспонденцию, использовать средства связи и сеть Интернет, управлять транспортными средствами [2].

Аналогичны решение суда и по второму уголовному делу в Приморском крае, а также решения других судов, избравших меру пресечения в виде запрета определенных действий.

Анализ указанных судебных решений наводит на мысль о том, что все ограничения, наложенные на обвиняемых при применении запрета определенных действий, ранее уже применялись в рамках домашнего ареста, содержавшего в предыдущей редакции возможность не нала-

гать полный запрет на покидание жилища обвиняемым и дававший возможность наложения дополнительных ограничений. Регламентация порядка применения аудиовизуальных, электронных и иные технических средств контроля при избрании запрета определенных действий и домашнего ареста подтверждает данную мысль.

Возможно, законодатель со временем доработает положения ст. 105.1 УПК РФ, регламентирующей основания и порядок применения запрета определенных действий, упростив порядок ее избрания, дав возможность следователю самостоятельно налагать часть ограничений, например, в ходе избрания подписки о невыезде запретить чиновнику по уголовному делу о коррупционном преступлении посещать свое место работы и общаться с сотрудниками.

Библиографический список

1. Квык A.B. Запрет определенных действий: что нужно знать о новой мере пресечения // Уголовный процесс. 2018. № 7. С. 34—35.

2. Решение Первореченского суда г. Владивостока по делу № 3/1-68/2018 от 30.07.2018 г.

3. Сестер Хачатурян освободили в зале суда // URL: https://tass.ru/proisshestviya/5613284 (Дата обращения: 28.09.2018)

ИЗДАТЕЛЬСТВО «ЮНИТИ-ДАНА» ПРЕДСТАВЛЯЕТ

Особенности психических состояний сотрудников органов внутренних дел

В ЭКСТРЕМАЛЬНЫХ УСЛОВИЯХ

Сенаторова О.Ю. Особенности психических состояний сотрудников органов внутренних дел в экстремальных условиях. Учебное пособие для студентов вузов, обучающихся по направлению подготовки «Психология». М.: ЮНИТИ-ДАНА: Закон и право, 2018. 61 с.

Предназначено для руководителей подразделений, центров психологической диагностики, психологов кадровых подразделений, врачей медико-профилактических организаций МВД России, сотрудников спецподразделений МВД России, а также для образовательных организаций по направлению «Психология».

Рассматриваются теоретические и практические положения, направленные на разработку способов психологической профилактики и регуляции психических состояний сотрудников органов внутренних дел при выполнении служебных обязанностей в экстремальных, опасных ситуациях профессиональной деятельности, а также методические проблемы диагностики психических состояний. Предлагаются возможные пути по профилактике и преодолению негативных психических состояний у сотрудников органов внутренних дел при выполнении служебных задач в экстремальных, опасных для жизни и здоровья ситуациях.

ЗАКОН И ПРАВО • 12-2018

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.