Научная статья на тему 'Законодательство о защите правпотребителей России, Китая, Монголии:сравнительно-правовой анализ'

Законодательство о защите правпотребителей России, Китая, Монголии:сравнительно-правовой анализ Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
1154
147
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
РОССИЯ / КИТАЙ / МОНГОЛИЯ / ПРАВА ПОТРЕБИТЕЛЯ / ДОГОВОР / ИНФОРМАЦИЯ / НЕДОСТАТОК ТОВАРА / RUSSIA / CHINA / MONGOLIA / RIGHTS OF THE CONSUMER / CONTRACT / INFORMATION / LACK OF GOODS

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Маркова Ольга Александровна

Статья посвящена сравнительно-правовому анализу законов о защите прав потребителей трех приграничных государств: России, Китая и Монголии. Сравниваются сферы действия законов, анализируются наиболее удачные конструкции

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

The Legislation Protection of Russian,Chineese, Mongolian Consumers' Rights: Comparative Analysis

The article is devoted to the comparative analysis of the laws concerning protection of consumers' rights of three frontier states: Russia, China and Mongolia. The sphere of action of the law, the most successful designs are analyzed

Текст научной работы на тему «Законодательство о защите правпотребителей России, Китая, Монголии:сравнительно-правовой анализ»

Юридические науки

УДК 346.548

Маркова Ольга Александровна Olga Markova

ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО О ЗАЩИТЕ ПРАВ ПОТРЕБИТЕЛЕЙ РОССИИ, КИТАЯ, МОНГОЛИИ: СРАВНИТЕЛЬНО-ПРАВОВОЙ АНАЛИЗ

THE LEGISLATION PROTECTION OF RUSSIAN, CHINEESE, MONGOLIAN CONSUMERS’ RIGHTS: COMPARATIVE ANALYSIS

Статья посвящена сравнительно-правовому анализу законов о защите прав потребителей трех приграничных государств: России, Китая и Монголии. Сравниваются сферы действия законов, анализируются наиболее удачные конструкции

Елючевые слова: Россия, Китай, Монголия, права потребителя, договор, информация, недостаток товара

The article is devoted to the comparative analysis of the laws concerning protection of consumers’ rights of three frontier states: Russia, China and Mongolia. The sphere of action of the law, the most successful designs are analyzed

Key words: Russia, China, Mongolia, rights of the consumer, contract, information, lack ofgoods

Статья подготовлена при финансовой поддержке гранта РГНФ, проект №10-03-00494а

Исследование законодательства о защите прав потребителей России Китая и Монголии имеет не только научное, но и прикладное значение. Государства имеют общие границы, граждане этих государств ведут активную приграничную торговлю. Так, в начале 90-х гг. XX в. в связи со сложившейся благоприятной торгово-экономической ситуацией на российско-китайской границе были образованы пункты пропуска российских и китайских граждан с целью купли-продажи товаров повседневного спроса. Уже в 1993 г. Китай стал вторым торговым партнером России, Россия стала седьмым торговым партнером Китая [1; С. 42]. С тех пор китайские товары прочно завоевали первое место, потеснив на российских прилавках российские товары.

Преимуществом Китая является низкая себестоимость рабочей силы и вследствие этого — удешевление товаров. Однако существуют проблемы, связанные с низким качеством китайских товаров. Качество китайских товаров является темой обсуждения в мировом сообществе. В то же время Правительство КНР заявляет, что принимает здоровую критику в адрес товаров, производимых в стране, и делает все возможное, чтобы ярлык «Сделано в Китае» стал символом качества, надежности и безопасности продукции [2; С. 19]. Рассчитано ли китайское национальное законодательство на решение данных проблем, обладают ли китайские потребители правами, признанными мировым сообществом? Сравнительное исследование направлено на получение ответов на эти и им подобные вопросы.

Для России и Монголии также всегда традиционным было торговое сотрудничество, включающее приграничные отноше-

ния. В начале 1990-х гг. приграничная бартерная торговля между гражданами России и Монголии сыграла значительную роль в стабилизации уровня жизни граждан обоих государств. Монголия является особенным партнером для России, она ясно видит цели на долгосрочную перспективу.

Таким образом, торговое сотрудничество России с Китаем и Монголией может принести положительные результаты только в том случае, если стороны будут соблюдать и уважать национальное потребительское законодательство.

A.A. Райлян указывает на две тенденции в развитии потребительского законодательства — это интернационализация (гармонизация) потребительского законодательства зарубежных стран и тесное взаимодействие российского права с принципами и нормами международного права [3; С. 33, 46]. Интернационализация означает сближение, унификацию, учет норм других государств при разработке и принятии национального законодательства.

На согласование норм потребительского права указывают двусторонние и многосторонние договоры, в которых стороной выступает Россия. «Соглашением между Правительством Российской Федерации и Правительством Китайской Народной Республики о сотрудничестве в области борьбы с недобросовестной конкуренцией и антимонопольной политики от 25 апреля 1996 г., исходя из важности и общей заинтересованности в усилении борьбы с этими явлениями, стороны обязались предоставлять друг другу законодательные и нормативные акты и информационные материалы в области борьбы с недобросовестной конкуренцией и антимонопольной политики (п. 1 ст.

1); законодательные и нормативные акты и информационные материалы, касающиеся защиты прав и интересов потребителей (п. 2 ст. 1)» [3; С. 36]. Данные тенденции в развитии потребительского законодательства также предопределяют сравнительное правовое исследование потребительского законодательства трех приграничных государств.

Сравнительный анализ уместно будет

начать с общей характеристики законодательств. В Российской Федерации все отношения в области защиты прав потребителей регулируются Гражданским кодексом Российской Федерации, Законом РФ «О защите прав потребителей» и принимаемыми в соответствии с ним иными федеральными законами и правовыми актами Российской Федерации. Закон РФ «О защите прав потребителей» принят и введен в действие в

1992 г. Закон содержит 46 статей, состоит из преамбулы и четырех разделов. В преамбуле содержатся основные понятия, применяемые в законе. Первая глава определяет структуру законодательства о защите прав потребителей, регламентирует права потребителя.

Действующее китайское законодательство о защите прав потребителей представлено Законом КНР «О защите прав и интересов потребителей», принятом 31 октября

1993 г. на VIH созыве Постоянного комитета Всекитайского собрания народных представителей, вступившем в силу с 01.01.

1994 г. Закон состоит из восьми глав, включающих 55 статей. В китайском законе нет преамбулы, не раскрываются основные понятия. Первая глава содержит общие положения, в ней отражается концепция государства в данной области общественных отношений. В частности, сказано, что государство защищает права и интересы потребителей, принимает меры, гарантирующие действенность прав потребителя, поощряет и поддерживает инициативу организаций и отдельных граждан по контролю за соблюдением прав и интересов потребителя (ст. 5 Закона КНР «О защите прав и интересов потребителей»),

В Монголии Закон «О защите прав потребителей» действует с 1 сентября 1991 г. Закон состоит из двенадцати статей, которые заключены в две главы. В первой главе «Общие положения» определяют цель закона, состав законодательства о защите прав потребителей, устанавливается преимущество международного договора перед национальным законодательством, раскрывается понятие потребителя.

Очевидно, что законы о защите прав

потребителей в государствах были приняты примерно в одно и то же время. Законы России и Китая имеют примерно одинаковый объем, содержание, закон Монголии уступает по содержанию и количеству статей. По мнению многих ученых, при разработке Закона РФ «О защите прав потребителей» во многом учитывался зарубежный опыт [3; С. 37]. Можно предположить, что нормы законов Китая и Монголии также во многом являются заимствованными из права стран с развитой рыночной экономикой, в которых наиболее полно и глубоко регламентируются отношения по защите прав потребителей.

Сфера действия законодательства о защите прав потребителей: в преамбуле Закона РФ «О защите прав потребителей» раскрывается понятие «потребитель» — это гражданин, имеющий намерение заказать или приобрести либо заказывающий, приобретающий или использующий товары (работы, услуги) исключительно для личных (бытовых) нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности. Другой стороной в потребительских отношениях выступает изготовитель, исполнитель или продавец. Согласно Закону, изготовителем (исполнителем, продавцом) является организация, независимо от ее организационно-правовой формы, а также индивидуальный предприниматель, производящий товары для реализации потребителям.

Отсюда можно вывести следующее:

1) потребителем является только физическое лицо, которое приобретает товары (работы, услуги) исключительно для бытовых нужд;

2) изготовителем (исполнителем, продавцом) признается юридическое лицо — любая организация, независимо от формы собственности и организационно-правовой формы — будь то коммерческая пли некоммерческая, государственная или частная. Также изготовителем (продавцом, исполнителем) признается индивидуальный предприниматель, в отношении него действуют точно такие же правила, как и в отношении юридического лица;

3) на стороне изготовителя (продавца, производителя) не может выступать гражданин. Так, например, не могут быть субъектами потребительских правоотношений два гражданина, которые взаимно удовлетворяют свои бытовые потребности на рынке.

Сфера существования данных отношений — это удовлетворение личных, семейных, домашних и бытовых потребностей, не связанных с предпринимательской деятельностью.

В Законе КНР «О защите прав и интересов потребителей» сфера действия закона определяется во второй статье — это сфера, охватывающая бытовые потребности потребителей, заключающиеся в приобретении и использовании товаров, пользовании различными видами услуг. В законе не раскрываются понятия потребителя и продавца. Однако в третьей главе перечисляются обязанности продавца. Анализ норм позволяет дать определение, исходя из которого, продавцом является лицо, осуществляющее торговлю и имеющее свидетельство, дающее право на осуществление торговли (ст. 21, ст. 38, ст. 50 Закона). Таким лицом может выступать как юридическое лицо (государственное или частное предприятие), так и физическое, при этом физическое лицо, регистрируясь и получая соответствующее разрешение, приобретает статус предпринимателя.

Законом определяется еще одна сфера действия — деятельность крестьян при приобретении, использовании и продаже продуктов сельскохозяйственного производства. Подобного рода деятельность сопоставима с деятельностью российских крестьянских фермерских хозяйств. Исходя из этого, можно сделать вывод, что китайское потребительское право, как и российское, не применятся к отношениям, в которых в качестве продавца выступает гражданин, не имеющий статуса предпринимателя.

В монгольском праве круг охватываемых отношений определен содержанием понятий «потребитель» и «продавец». Потребитель — лицо (покупатель или клиент),

которое приобретает товары или услуги (ст. 1 Закона). Продавец — любое лицо — компания или частное лицо, которое предлагает продукты или услуги для потребителей (ст. 4 Закона). Как видим, понятия весьма скудны, их содержание не позволяет четко определить сферу действия потребительского законодательства.

Анализ общих положений законов о защите прав потребителей России, Китая и Монголии позволяет сделать следующие выводы.

1. Практически одновременное появление законов о защите прав потребителей в трех приграничных государствах указывает на то, что государства в одно время достигли определенного этапа общественного развития.

2. Сопоставление названий законов России, Китая и Монголии позволяет сделать вывод, что название Закона КНР «О защите прав и интересов потребителей» более удачное, т.к. соответствует названию международного акта — «Руководящим принципам для защиты интересов потребителей», утвержденного в 1985 г. Генеральной Ассамблеей ООН (данный недостаток в названии российского закона отмечался Ю.Е.

Булатецким [4; С. 44]). Таким образом, в названии китайского закона, в отличие от российского и монгольского, провозглашается защита не только прав потребителей, но и их интересов.

3. В законах России и Китая сферы действия потребительского законодательства, несмотря на различия в формулировках, практически совпадают — это удовлетворение личных бытовых потребностей. В законе Монголии «О защите прав потребителей» понятия «потребитель» и «продавец» носят лаконичный характер, в связи с чем сфера действия закона может быть гораздо шире, нежели в России. Толкование норм монгольского и китайского права позволяет сделать вывод, что в сферу действия их законодательства также могут быть включены отношения, связанные с приобретением и использованием товаров (работ, услуг) юридическими лицами.

4. Одни и те же временные рамки принятия законов, сходство правовых норм, регулирующих сферу их действия, позволяют сделать вывод об унификации законодательства в данной сфере общественных отношений, а также о заметном влиянии права экономически более развитых стран.

Литература

1. Ян Цзе, Алексей Баранов. Забайкальско-маньчжурский препиджин. Опыт социолингвистического исследования // Забайкалье: наука, культура, и жизнь. — 2006. — № 3 (23). — С. 4246.

2. Ван Юнцян. «Сделано в Китае» — не значит «плохо» // Китай. — 2007. — № 11(25). — С. 18-19.

3. РайлянА.А. Потребительское право России. Основные положения. — СПб.: Юридический центр Пресс, 2005. — С. 33-46.

4. Булатецкий Ю.Е. Потребительское право: курслекций. — М.: Норма, 2008. — С. 44.

Коротко об авторе_____________________________________________Briefly about the author

Маркова O.A., канд. юрнд. наук, доцент, Читинский институт (филиал) Байкальского государственного университета экономики и права markova2007@bk.ru

O. Markova, Candidate of Law Sciences, Assistant Professor, Chita Institute — the branch of Baikal University of Economics and Law

Научные интересы: гражданское право, пред- Scientific interests: civil law, entrepreneurial law, принимательское право, семейное право, междуна- familylaw родное частное право

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.