Научная статья на тему 'Заикание: история и обзор современного состояния проблемы'

Заикание: история и обзор современного состояния проблемы Текст научной статьи по специальности «Медицина и здравоохранение»

CC BY
1945
185
Поделиться
Ключевые слова
ЗАИКАНИЕ / STUTTERING / ДИДАКТИЧЕСКИЙ ПОДХОД / DIDACTIC APPROACH / ПСИХОТЕРАПИЯ / PSYCHOTHERAPY / МЕЖСТРУКТУРНЫЕ ВЗАИМООТНОШЕНИЯ ГОЛОВНОГО МОЗГА / INTERRELATIONS OF STRUCTURES RELATIONSHIPS OF BRAIN / РИТМ / RHYTHM / ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ / FEEDBACK / ПСИХОФАРМАКОТЕРАПИЯ / PSYCHOPHARMACOTHERAPY

Аннотация научной статьи по медицине и здравоохранению, автор научной работы — Фесенко Юрий Анатольевич, Лохов Михаил Иванович

В обзорной статье рассмотрены вопросы этиологии, патогенеза, методов лечения заикания в историческом и современном аспекте. Кратко описаны наиболее распространенные методики коррекции заикания, дана оценка их достоинств и недостатков. Освещена проблема подходов к лечению (коррекции) заикания. Представлен новый авторский комплексный способ лечения заикания у детей и взрослых, основанный на диагностике с использованием метода градиентной кросскорреляции и на положении, что все расстройства речи являются следствием первичного поражения мозговых структур и нарушения взаимодействия между структурами, обеспечивающими речевые процессы. По результатам этой диагностики проводятся комплексные лечебные мероприятия, эффективность которых выше, чем при других способах лечения, а кроме этого, они устраняют сопутствующие нарушения памяти, двигательные расстройства и ведут к компенсации психопатологической симптоматики. Библиогр. 49 назв.

Похожие темы научных работ по медицине и здравоохранению , автор научной работы — Фесенко Юрий Анатольевич, Лохов Михаил Иванович,

STUTTERING: HISTORY AND OVERVIEW OF THE PRESENT STATUS OF THE PROBLEM

In a review article considers the questions of etiology, pathogenesis, methods of treatment of stuttering in historical and contemporary perspective. Briefly describes the most common methods of correction of stuttering. Assess the advantages and disadvantages of these correction methods. Deals with the problem of approaches to treatment (correction) of stuttering. Presents new upstream comprehensive method for the treatment of stuttering in children and adults, based on diagnosis using the method of gradient crosscorrelation and on the position that all speech disorders are a consequence of the primary lesion of brain structures and disturbance interaction between the structures of speech processes. The results of this diagnostics provides integrated therapeutic measures, whose effectiveness is higher than in other methods of treatment, and, in addition, they eliminate related memory impairment, movement disorders and lead to compensation psychopathological symptoms. Refs 49.

Текст научной работы на тему «Заикание: история и обзор современного состояния проблемы»

УДК 616.8-08

Ю. А. Фесенко1,2, М. И. Лохов3

Вестник СПбГУ. Сер. 11. 2015. Вып. 3

ЗАИКАНИЕ:

ИСТОРИЯ И ОБЗОР СОВРЕМЕННОГО СОСТОЯНИЯ ПРОБЛЕМЫ

1 СПб ГКУЗ «ЦВЛ "Детская психиатрия" имени С. С. Мнухина», Российская Федерация, 197376, Санкт-Петербург, Песочная наб., 4

2 Санкт-Петербургский государственный педиатрический медицинский университет, Российская Федерация, 194100, Санкт-Петербург, Литовская ул., 2

3 Научно-исследовательский институт экспериментальной медицины Северо-Западного отделения РАМН, Российская Федерация, 197376, Санкт-Петербург, ул. акад. Павлова, 12

В обзорной статье рассмотрены вопросы этиологии, патогенеза, методов лечения заикания в историческом и современном аспекте. Кратко описаны наиболее распространенные методики коррекции заикания, дана оценка их достоинств и недостатков. Освещена проблема подходов к лечению (коррекции) заикания. Представлен новый авторский комплексный способ лечения заикания у детей и взрослых, основанный на диагностике с использованием метода градиентной кросскорреляции и на положении, что все расстройства речи являются следствием первичного поражения мозговых структур и нарушения взаимодействия между структурами, обеспечивающими речевые процессы. По результатам этой диагностики проводятся комплексные лечебные мероприятия, эффективность которых выше, чем при других способах лечения, а кроме этого, они устраняют сопутствующие нарушения памяти, двигательные расстройства и ведут к компенсации психопатологической симптоматики. Библиогр. 49 назв.

Ключевые слова: заикание, дидактический подход, психотерапия, межструктурные взаимоотношения головного мозга, ритм, обратная связь, психофармакотерапия.

STUTTERING: HISTORY AND OVERVIEW OF THE PRESENT STATUS OF THE PROBLEM

Yu. A. Fesenko1,2, M. I. Lokhov3

1 Deputy chief physician of the St. Petersburg «Rehabilitation Center "Children psychiatry" named after S. S. Mnukhin», 4, Pesochnaya nab., St. Petersburg, 197376, Russian Federation

2 St. Petersburg State Pediatric Medical University,

2, Litovskaya ul., St. Petersburg, 194100, Russian Federation

3 Institute of Experimental Medicine of the NorthWest Branch of the Russian Academy of Medical Sciences, 12, ul. akad. Pavlova, St. Petersburg, 197376, Russian Federation

In a review article considers the questions of etiology, pathogenesis, methods of treatment of stuttering in historical and contemporary perspective. Briefly describes the most common methods of correction of stuttering. Assess the advantages and disadvantages of these correction methods. Deals with the problem of approaches to treatment (correction) of stuttering. Presents new upstream comprehensive method for the treatment of stuttering in children and adults, based on diagnosis using the method of gradient crosscorrelation and on the position that all speech disorders are a consequence of the primary lesion of brain structures and disturbance interaction between the structures of speech processes. The results of this diagnostics provides integrated therapeutic measures, whose effectiveness is higher than in other methods of treatment, and, in addition, they eliminate related memory impairment, movement disorders and lead to compensation psychopathological symptoms. Refs 49.

Keywords: stuttering, didactic approach, psychotherapy, interrelations of structures relationships of brain, rhythm, feedback, psychopharmacotherapy.

Заикание — давно известная патология речи. Впервые оно упоминается еще в Библии: «И сказал Моисей Господу: О, Господи! Человек я не речистый, .. .я тяжело говорю и косноязычен». Древнегреческий историк Геродот (484-425 гг. до н. э.) описал своеобразную речь царя Батта: «Говорит быстро, невнятно, спотыкается, недоговаривает окончания слов». Это описание дало другое название заиканию, широко распространенному на Западе, — «баттаризм». Одно из первых дошедших до

нас медицинских описаний нарушений речи принадлежит Гиппократу (460-337 гг. до н. э.), который считал причиной речевых расстройств поражение мозга, вызванное чрезмерным количеством слизи. История заикающегося Демосфена описана греческим писателем и философом Плутархом (46-127 гг. н. э.) в сочинении «Сравнительные жизнеописания», получившем широкую известность в Европе эпохи Возрождения. Демосфен тренировался в ритмике речи на берегу моря под шум прибоя. Он набирал в рот мелкую гальку и шагал, произнося звуки таким образом, чтобы удары гальки во рту совпадали с ритмом прибоя. Можно сказать, что Демосфен использовал естественный метроном для отработки ритмичной слоговой речи. Древнегреческий ученый-энциклопедист Аристотель (384-322 гг. до н. э.) первым связал расстройства речи с нарушением анатомии речевых органов и заложил тем самым основы «анатомического» направления в логопедии. «Для расчленения звуков и речи ... нужен мягкий и широкий язык, ибо, будучи таковым и к тому же свободным... Это яснее всего обнаруживают те, у которых он не вполне свободен; они шепелявят и картавят» [1]. Такой же точки зрения придерживался и крупнейший древнеримский врач и естествоиспытатель Клавдий Гален (130-200 гг. н. э.): «Образование звуков речи производится языком при участии зубов, губ и носовых отверстий, далее при участии твердого нёба, зева и собственной уздечки языка. Оттого у лиц, подверженных заиканию или косноязычию, замечается страдание какого-либо из поименованных органов» (цитируется по [2]).

Хотя термин «логопедия» появился лишь в конце XIX в., основные ее направления были описаны средневековым ученым и врачом Абдаллах Ибн-Синой — Авиценной (980-1037 гг.) в «Каноне врачебной науки». Как и его предшественники, Авиценна пишет о значении органов артикуляции и в самом акте речи, и в развитии ее патологии. Наряду с этим он признает возможность речевых патологий, вызванных поражением центральной нервной системы: «Иногда немота и другие повреждения речи происходят от повреждения в мозгу» (цитируется по [3]). Авиценна дал практически современные логопедические рекомендации для коррекции заикания: «Такому человеку следует, собираясь начать говорить, сделать глубокий вдох и широко расправить грудь, причем он должен говорить не спеша» [3, 4].

Как видим, приемам логопедии по коррекции речи почти тысяча лет! И они с тех пор практически не изменились.

В начале XIX в. нарушения речи у детей объяснялись отсутствием надлежащего обучения и были отданы под контроль педагогам. Однако и педагоги попали под влияние открытия локализации речевых функций в коре головного мозга, сделанного во второй половине этого столетия Брока и Вернике. Так, большие заслуги в разработке методов лечения заикания принадлежат педагогу А. ОШ^шапп, который, используя свой опыт работы учителя глухонемых, большое внимание уделял тренировке плавной речи. При этом он полагал, что сам процесс речевых упражнений тренирует взаимодействие между речевыми центрами мозга. Врач Н. О^шапп считал, что в основе заикания лежит поражение центральных механизмов речи. Вместе с тем он ошибочно предположил, что моторные центры речи формируются после рождения ребенка, поэтому «путем вмешательства можно как бы заново построить данные центры» (О^шапп, 1898, цитируется по [5]). Н. виг-шапп был всего лишь в шаге от открытия патогенеза заикания. Речевые центры, конечно, не формируются после рождения ребенка. Формируются функциональ-

ные взаимоотношения между речевыми и другими регулирующими структурами мозга, на которые можно и необходимо оказывать воздействия в ходе речевой терапии. Отечественный врач И. А. Сикорский одним из первых назвал заикание детской болезнью, связав его с периодом развития речи у детей: «Девять десятых всех случаев заикания приходится на тот период, когда развитие речи не закончено» [2, 5]. Причину заикания он также видел в патологии моторных речевых центров головного мозга и рекомендовал включить заикание в медицинские учебники по детским болезням. Врач А. ЫеЬшапп считал, что судорожное состояние мышц, возникающее при заикании, происходит от центральной гиперестезии — повышенной чувствительности к внешним раздражителям. Поэтому больного необходимо отвлечь от речевого процесса для устранения вмешательства этих раздражителей в генетически запрограммированный речевой механизм.

Учеником А. ЫеЬшапп был отечественный психиатр Г. Д. Неткачев, изучавший заикание в начале XX в. Он относил заикание к психоневрозам, в основе которых лежат бессознательные страхи раннего детства. Происходит случайная связь страхов с речевой функцией, как с самой слабо развитой в генетическом отношении и поэтому в большей степени подверженной внешним влияниям, в том числе процессу обучения, не всегда адекватному степени развития мозговых структур. Внедряясь в душевную жизнь ребенка, страх постепенно захватывает мышление, чувства и приводит к патологическому развитию личности в целом. Задача лечения взрослого больного заиканием заключается в перевоспитании личности с помощью психотерапевта [6, 7].

В вопросах патогенеза заикания Неткачев был близок взглядам немецкого психиатра Ное£пег. Он различал три стадии развития болезни. Первая стадия характеризуется физиологическими повторениями слогов у начинающего говорить ребенка (по Ное£пег — первичная ассоциативная атаксия, т. е. первичное нарушение координации движений мышц речевого аппарата). Вторая стадия — стадия вторичной диссоциативной атаксии, в которой находит отражение запаздывание или нарушение (в результате поражения мозга) развития и тонкой дифференци-ровки произвольных функций двигательного речевого аппарата. На обеих стадиях может появиться заикание. Третью стадию развития заикания Ное£пег назвал ассоциативной афазией. Говорящий начинает осознавать патологию речи. Он пытается изменить произношение. Рефлекторное возбуждение усиливает концентрацию внимания на речи, вследствие чего возникают вторичные тактильно-моторные и акустические нарушения [5].

Сегодня приводятся разные цифры, характеризующие количество страдающих заиканием людей, — от 1 до 5% [5, 8-10]. Все авторы единодушны в том, что среди лиц мужского пола заикание встречается в 4 раза чаще, чем среди лиц женского пола, а также в том, что в 90-95% случаев заикание возникает в возрасте от 2до 7 лет.

В исследованиях по генетике заикания установлено, что конкордантность по заиканию родных братьев и сестер составляет 18%, дизиготных близнецов — 32%, а монозиготных близнецов — 77% [11-14]. Степень риска для детей заикающегося мужчины была оценена так: для девочек — 9%, для мальчиков — 22%. Те же показатели для детей заикающейся женщины: 17% и 36% соответственно [11].

К. КМё с сотрудниками обследовали более 400 заикающихся и их семьи [13]. Они установили, что вероятность возникновения заикания среди родственников

увеличивается в 4 раза, если в семье есть хотя бы один заикающийся. Риск значительно возрастает, когда заикаются родители. У заикающихся женщин потомков с заиканием больше, чем у заикающихся мужчин. Таким образом, заикание генетически наследуется по вертикали. Приведенные результаты подтверждаются другими многочисленными данными [15-18].

Судя по литературным данным [19-21 и др.], в настоящее время даже в крупных специализированных лечебных учреждениях эффективность лечения заикания не превышает 60%. В логопедических группах детских садов эта эффективность низка из-за невозможности применить комплексные методики. Во многих лечебных учреждениях нашей страны и во всех логопедических дошкольных группах используются исключительно дидактические методики, без учета достижений современной психологической науки. Более того, не применяются даже те немногие средства, полученные и апробированные современной психофармакологией для лечения пограничных расстройств. Существует и большой разрыв между психиатрической, психотерапевтической и логопедической практикой. За последние 40 лет нам удалось обнаружить только три работы, в которых делались попытки перекинуть мост между психофизиологией и логопедией [8, 22, 23], но в них основное внимание уделялось электрофизиологическим аспектам заикания и практически не затрагивались вопросы обучения при его лечении.

Наиболее эффективные современные методики лечения заикания

Система реабилитации взрослых заикающихся по В. М. Шкловскому. В системе объединены и тесно взаимосвязаны работа логопеда, психиатра, психотерапевта и невролога. Реализация данной системы предусматривает пребывание заикающихся в стационарных условиях. Курс лечения рассчитан на 2,5-3 месяца и включает 4 этапа: диагностический (тщательное изучение каждого заикающегося неврологом, психиатром, психотерапевтом, психологом, логопедом, нейропси-хологом; в результате чего устанавливается диагноз и намечается план лечения); перестройка патологических речевых навыков и нарушенных отношений личности (проводятся логопедические занятия по отработке речевых техник; аутогенная тренировка и личностно-ориентировочная психотерапия, сеансы внушения в бодрствующем состоянии, индивидуальная и групповая психотерапия); закрепление достигнутых результатов (тренировка речи в обычной для заикающегося жизненной обстановке); диспансеризация и профилактика рецидивов (пациенты получают необходимые консультации, организуются встречи заикающихся, осуществляется диспансерное наблюдение с целью избежать рецидивов) [20].

Система Н. М. Асатиани и Н. А. Власовой. Система комплексной медико-педагогической реабилитации взрослых заикающихся, проводимая в условиях стационара, имеет свои отличительные особенности. В основу данной системы положен подход, разработанный Н. А. Власовой. Курс реабилитации включает комплекс медико-педагогических мероприятий, имеющих медикаментозное, психотерапевтическое, логопедическое и логоритмическое воздействие. Проводится тщательное медицинское и логопедическое обследование, в результате которого осуществляется дифференциальная диагностика и определяется план индивидуальной работы в рамках комплексного медико-педагогического метода.

Курс реабилитации в условиях стационара длится 45 дней и подразделяется на несколько этапов: подготовительный (организуется «режим молчания» и режим «ограничения речи», на фоне которых проводятся психологические, психотерапевтические и логопедические занятия); этап активной терапии (систематические коллективные и индивидуальные занятия с логопедом, специализированная аутогенная тренировка, индивидуальная психотерапия и медикаментозное лечение); этап активных тренировок (пациенты тренируют свою речь за пределами стационара); заключительный этап (подготовка пациентов к наиболее сложной для них речевой ситуации — публичному выступлению перед многолюдной аудиторией).

Логопедическая работа, предусмотренная данной системой, базируется на поэтапной отработке различных видов речи: сопряженной, отраженной, чтения стихов и прозы, вопросно-ответной и спонтанной. Проводится работа по постановке диафрагмального дыхания, развитию навыков рациональной голосоподачи, артикуляции. Немаловажное место в системе занимает логопедическая ритмика. Особенностью данной системы комплексного воздействия на взрослых заикающихся является обязательная дифференциация заикающихся с учетом клинической принадлежности, а также сочетание психотерапии, лекарственной терапии, логопедических и логоритмических занятий, функциональных тренировок, лечебной физкультуры, физиотерапии и общеукрепляющего лечения [24, 25].

Система Ю. Б. Некрасовой. Для реабилитации подростков и взрослых, страдающих тяжелой формой логоневроза (заиканием), Ю. Б. Некрасовой на основе метода эмоционально-стрессовой терапии К. М. Дубровского была создана методика логопсихотерапии.

Суть этой методики состоит в вызывании, усилении и закреплении состояния готовности к речи, а также в обучении пациентов свободе смены психических состояний, что способствует полноценной коммуникации.

Авторская методика предполагает три основных этапа: пропедевтический этап (строится на динамической психотерапевтической диагностике, в основе которой лежит метод библиотерапии, позволяющий выявить личностные черты пациента и на основе этого «портрета неповторимости» выстроить стратегию и тактику последующей логопсихотерапевтической работы); в основе второго этапа — метод эмоционально-стрессовой психотерапии К. М. Дубровского, который представляет собой подготовленное пропедевтическим этапом публичное индивидуально-групповое воздействие психотерапевтического и педагогического содержания с целью «снятия» симптомокомплекса заикания через «реконструкцию личности»; третий этап — активная групповая логопсихотерапия: ежедневные 8-9-часовые занятия (в течение 2-3 месяцев), основная цель которых — формирование саногенных психических состояний, приводящих через последовательное вызывание и прикрепление их к стойким новообразованиям личности (библиотерапия, символотера-пия, кинезитерапия, психотерапевтические беседы и специальная система речевых упражнений в форме коммуникативного тренинга) [26, 27].

Система Л. 3. Арутюнян (Андроновой). Система комплексной реабилитации заикающихся, предложенная Л. З. Арутюнян (Андроновой), определяется автором как комплексная методика устойчивой нормализации речи при заикании.

Коррекционная работа ведется по трем направлениям: логопедическая работа, направленная на устранение речевых судорог; психотерапия, направленная на редук-

цию чувства тревоги в связи с актом речи; психологическая работа, направленная на осознание своего состояния и уверенности в реальной возможности выздоровления.

Особенностью данной логопедической методики является синхронизация речи с движениями пальцев ведущей руки, определяющими ритмико-интонационный рисунок фразы. Первоначально такая речь реализуется в замедленном темпе. Применение метода синхронизации движения пальцев руки и речи в замедленном темпе позволяет заикающимся с первых же занятий иметь речь без судорожных запинок.

Основной курс реабилитации занимает 24 дня (2 дня подготовительных, день дестабилизации и 21 день логопедических занятий). Затем в течение года проводится пять поддерживающих микрокурсов (каждый по пять дней), первый — через месяц, остальные с интервалом два месяца.

В первые 3 дня происходит дестабилизация УПС (устойчивого патологического состояния), мобилизация внутренних резервов, изменение отношения пациента к себе и своему дефекту, перевод его из состояния пассивного страдания в состояние человека, активно борющегося с недугом. На основном этапе у пациентов вырабатывается новый речедвигательный навык посредством синхронизации речи с движениями пальцев руки; речь связывается с чувством спокойствия, правильным интонированием, мимикой, в функциональных тренировках закрепляется новый речевой стереотип. Большое внимание уделяется развитию воображения, речевого мышления, оперативной памяти. Эта работа в полной мере развертывается на поддерживающих микрокурсах. На заключительном этапе новый речевой навык автоматизируется и закрепляется в разнообразных условиях общения; окончательно преодолеваются вторичные наслоения заикания (страх речи, навязчивые мысли, уловки); происходит переход к естественной речи без «опоры на руку». При подтверждении речевого здоровья объективными данными пациенты снимаются с диспансерного учета спустя год после логопедических занятий [28].

Парадоксальная дыхательная гимнастика А. Н. Стрельниковой. В логопедической работе над речевым дыханием заикающихся широко используется парадоксальная дыхательная гимнастика А. Н. Стрельниковой. В гимнастике основное внимание уделяется вдоху. Вдох производится очень коротко, мгновенно, эмоционально и активно. Главное, по мнению А. Н. Стрельниковой, это уметь затаить, «спрятать» дыхание. Важно научиться сочетать двигательную гимнастику с произнесением различных звуков на вдохе. «Затаенное» дыхание вырабатывается специальной тренировкой: производится короткий вдох с наклоном, дыхание максимально задерживается, пациент, не разгибаясь, вслух считает до восьми, постепенно количество произнесенных на одном выдохе «восьмерок» увеличивается. Важно, по мнению А. Н. Стрельниковой, научиться чувствовать «схваченное в кулак» дыхание и проявить выдержку, повторяя вслух максимальное количество «восьмерок» на крепко задержанном дыхании [29].

Использование компьютеров и электронных устройств для лечения заикания

Маскирование обратной связи (MAF — Masking auditory feedback) «белым шумом». Этот метод позволяет уменьшить заикание на величину от 35% при 85 дБ до 55% при 90 дБ [30, 31]. Оказалось, что увеличение громкости шума позволя-

ет улучшить плавность речи. Шум громкостью до 85-90 дБ не должен вызывать отрицательных последствий для слуха. Согласно старой гипотезе, заикающиеся могут говорить плавно, когда они не слышат собственную речь. Это спорно, потому что у многих заикающихся блоки появляются еще до того, как они сами себя услышали.

Маскирование обратной связи синусовыми шумами. Эта технология может быть более эффективной, чем применение «белого шума», причем при низкой громкости. Она была использована в устройстве Edinburg Master в начале 80-х годов. Устройство позволяет уменьшить заикание без предварительной подготовки пациента, каких-либо усилий с его стороны. В отличие от методов DAF и FAF (см. ниже), MAF может избавить заикающихся от «тихих» блоков (т. е. тонических судорог при попытке начать фразу) [31]. Кроме того, переносной Edinburg Masker являлся способом устранения страхов и беспокойств у заикающегося. Edinburg Master, может быть, и не в силах мгновенно научить беглой и плавной речи, но он позволяет обеспечить «забывание» заикания, что, безусловно, положительно сказывается на качестве речи.

Задержка акустической обратной связи (DAF — Delayed auditory feedback). При использовании метода DAF голос пациента выводится на наушники с задержкой на доли секунды. Исследования выявили, что задержка в диапазоне 50-75 мс позволяет уменьшить заикание на 60-80% при нормальной и ускоренной речи. Задержка в 195 мс оказалась чуть более эффективной, чем 75 мс. DAF оказывается немного эффективнее, когда пациента просят говорить быстрее, чем обычно, что является стрессовой ситуацией. В то же время он менее эффективен при телефонных разговорах и более эффективен при громком чтении.

Вышеприведенные исследования проводились без какой-либо предварительной подготовки или медицинского воздействия. Сейчас DAF широко применяется в различных программах лечения заикания. При использовании длинных задержек (90-220 миллисекунд) заикающиеся учатся протягивать гласные и уменьшать скорость речи. Это позволяет практически полностью устранить даже тяжелое заикание, но может вызвать отсутствие в речи эмоционального оттенка. После исправления речи на долгих задержках устройство настраивается на менее длительные, которые увеличивают скорость речи до тех пор, пока она не станет нормальной. Методы лечения с использованием DAF эффективны для школьников [32] и взрослых [33].

Изменение частоты обратной связи (FAF — Frequency-shifted auditory feedback). Метод заключается в сдвиге частоты тона голоса пациента в наушниках относительно его нормального голоса. Подобно DAF, этот метод немедленно уменьшает заикание на 60-80% при нормальной и быстрой речи. Для повышения эффективности FAF обычно комбинируют с DAF, особенно в случаях тяжелого заикания. Показано, что если в результате применения DAF речь пациента улучшилась на 60%, то при комбинировании его речь улучшится на 80% [7, 34].

Основное преимущество FAF перед задержкой и маскированием состоит в том, что этот метод не затрудняет речь в процессе его использования, так как пациент слышит свою речь в реальном времени и без шума. FAF эффективен при чтении, публичной речи и телефонных разговорах. Эффективность FAF не связана с трудностью речевой ситуации.

Метрономы

S. Stager et al. в 1997 г. [31] обнаружил, что при использовании метронома речь исправилась у всех десяти из исследуемых им пациентов, когда они говорили очень медленно — 92 слога в минуту (это примерно в три раза медленнее нормальной речи). Были выдвинуты три гипотезы с целью объяснить, почему устройства, подобные метрономам, позволяют исправить качество речи: 1) они замедляют речь, и хотя с помощью метронома и можно научить говорить заикающихся быстро, все же речь на более медленной скорости дает больший эффект; 2) разбиение слов на слоги уменьшает заикание; 3) ритмика оказывает положительный эффект.

Недостатки и достоинства описанных способов лечения заикания

Выше мы кратко описали все доступные нам к середине 2014 г. и достойные внимания методики лечения заикания. Некоторые из авторов не употребляют термина «лечение», а предпочитают оставаться в рамках «исправления речи», т. е. дидактических направлений. Другие прямо (и справедливо!) говорят о лечении заикания. Как бы то ни было, в подавляющем большинстве комплексных методик используются психотерапевтические способы воздействия, вмешательство невролога и соответственно применение фармакологических препаратов, что позволяет говорить именно о лечении.

Остановимся на двух наиболее нашумевших в середине 1970-х годов и до сих пор пользующихся популярностью направлениях в коррекции заикания. Их создали логопеды, ученицы известного психиатра и психотерапевта К. М. Дубровского, — Л. З. Андронова (в настоящее время Арутюнян) и Ю. Б. Некрасова. К. М. Дубровский в то время (начало 60-х годов) активно внедрял в практику методику терапевтических трансов в состоянии бодрствования, автором которой был американец М. Эриксон. Мгновенное излечение тяжелого заикания на одном сеансе казалось торжеством психотерапии: без всяких логопедических тренировок, речевых упражнений, вдохов и выдохов люди, только что с великим трудом произносившие свою фамилию, начинали говорить легко и свободно.

Однако позже оказалось, что полученный результат держится недолго: лишь 25% вылеченных больных смогли сохранить здоровую речь. У остальных наблюдался рецидив — самый страшный бич всех психотерапевтических и инструментальных методик. Поэтому основные усилия учениц К. М. Дубровского были направлены на сохранение достигнутых результатов. Первым в модификации одномоментной системы Дубровского представлялось необходимым ее пролонгирование, т. е. увеличение времени непосредственного контакта с психотерапевтом. По этому пути пошли обе исследовательницы, хотя Л. З. Андронова об этом нигде не упоминает. Ю. Б. Некрасова прямо пишет, что ставит цель добиться «особого пролонгированного психологического состояния» [27]. Тем не менее продолжительность контактов с психотерапевтом в обеих методиках составляет не менее года, а столь длительное воздействие не проходит бесследно. Психотерапевт начинает выполнять роль «поводыря», без которого больные просто не могут обойтись. Поэтому в обеих методиках предусмотрены мероприятия, постепенно передающие роль психотерапевта самому больному, а также ряд отвлекающих средств, меша-

ющих больному «зациклиться» на личности психотерапевта (у Некрасовой — это библиотерапия, работа с телом, символотерапия; у Андроновой — синхронизация речи с движениями пальцев руки, аутотренинг, разбивка лечения на «микрокурсы»).

В обеих рассматриваемых методиках ничего не говорится ни о применении психофармакологии, ни об объективных способах предварительного обследования больных, ни о наблюдении больных неврологом. Нами между тем неоднократно было показано, что по крайней мере у 90% детей заикание связано с минимальной дисфункцией мозга (МДМ) [35-39]. Конечно, с возрастом последствия резидуаль-ных поражений мозга сглаживаются, но никогда не исчезают полностью. Поэтому постоянный врачебный контроль и психофармакотерапия в лечебном процессе у подростков и взрослых заикающихся, с нашей точки зрения, является обязательным.

Таким образом, обе обсуждаемые методики основаны на силе личностного воздействия психотерапевта, чего, к сожалению, недостаточно при лечении заикания.

В комплексных системах лечения В. М. Шкловского, Н. М. Асатиани и Н. А. Власовой задействовано сочетанное применение логопедических, психотерапевтических и психофармакологических форм воздействия на больных в условиях стационара с последующим диспансерным наблюдением, что имеет большое значение для предотвращения рецидивов. Обе системы предусматривают тщательное предварительное медицинское обследование больных с участием невролога и психотерапевта, назначение предварительного курса лечения.

Методика А. Н. Стрельниковой, как и инструментальные методы, «работает» только в сочетании с другими воздействиями на мозг, т. е. в составе других комплексных способов лечения заикания. В противном случае их действие кратковременно и быстро проходяще.

Положительным моментом многих логопедических методик является использование ритмики для налаживания правильного функционирования мышечного речевого аппарата. Давно известно, что в самых тяжелых случаях заикание облегчается пением или слоговой речью. Ритмической работе придают большое значение и некоторые современные логопеды [40-45].

Обобщая сказанное, заметим, что все способы коррекции заикания направлены на лечение исключительно взрослых больных. Ни в одном из авторских описаний не приводятся данные об эффективности лечения и данные катамнеза. Относительным критерием сравнения может служить частота повторных обращений для прохождения лечения. По нашим данным, основанным на лечении более 500 взрослых больных от 17 до 57 лет, 80% из них в разное время безуспешно лечились чисто дидактическими, чисто психотерапевтическими или инструментальными способами и только 15% — комплексными. В половине случаев у лиц, подвергавшихся комплексным способам лечения, наблюдалось довольно продолжительное, хотя и временное улучшение речи (от 1 до 3 лет). У пациентов, не проходивших комплексного лечения, улучшение речи наблюдалось лишь в 10% случаев и держалось недолго [46].

Проблема лечения заикания с психофизиологических позиций к концу прошлого столетия оставалась совершенно не разработанной, что стимулировало нас

на проведение исследований в этом направлении. В результате многолетней работы нам удалось получить новые интересные данные и на их основе создать новую методику психофизиологической коррекции речи у детей и взрослых, страдающих заиканием. На основании указанной методики Минздравом СССР были выпущены «Методические рекомендации» [47] и выдан патент на новый способ коррекции речи [48]. Однако не все важные практические моменты в изданных рекомендациях были освещены должным образом ввиду небольшого объема сообщений. Поэтому в 1994 г. издательством «Наука» на эту тему была выпущена научная монография [44], но ее тираж и сугубо научное изложение не смогли удовлетворить всех интересующихся проблемой. За прошедшие годы нами проводились исследования в области пограничных психических расстройств, поскольку заикание даже в самом раннем возрасте несет в себе многие общие черты расстройств этой группы. В частности, у детей раннего школьного возраста в 50-70% случаев заиканию сопутствует нарушение внимания и гиперактивность [35, 36, 39, 49]. Это способствовало усовершенствованию нового способа лечения.

Новый способ лечения заикания, разработанный нами и проверенный к настоящему времени более чем на 4000 больных (детей и взрослых), показал большую эффективность лечения — до 90% полного восстановления или значительного улучшения речи [35, 37, 38]. Этот способ применим при различных речевых нарушениях и основан на положении, что все расстройства речи являются следствием первичного поражения мозговых структур (резидуально-органических) и нарушения взаимодействия между структурами, обеспечивающими речевые процессы. Соответственно выбранный нами путь устранения патологии речи лежит через интенсивную психофармакологическую активизацию резервов мозга и восстановление нарушенного структурного взаимодействия при помощи направленных внешних воздействий через обратную связь.

В процессе предварительного обследования больных регистрируется электроэнцефалограмма (ЭЭГ). На основании компьютерного анализа ЭЭГ (метод градиентной кросскорреляции) выясняются связи между пораженными и сохраненными речевыми структурами мозга, определяется частотная характеристика связей, при которых наблюдаются наиболее значимые корреляции. Выбранная основная (или кратная ей) частота обозначается как кодовая (КЧ) и навязывается мозговым структурам через обратную внешнюю связь при помощи портативного внешнего источника, генерирующего световые и звуковые импульсы. КЧ усиливает связь между пораженными и сохраненными структурами мозга, что в условиях активизации их деятельности с помощью вводимых по определенной схеме психофармакологических средств приводит к компенсации пораженных структур. Используемые на этом фоне специальные логопедические приемы (ритмизованная речь на КЧ) и суггестивные воздействия (одномоментный метод снятия заикания, релаксация, аутотренинг, игровые методики и т. п.) способствуют коррекции расстройств речи.

Используется внешний источник ритма — метроном. Навязывание внешнего ритма с частотой 80-100 ударов в минуту само по себе способствует нормализации речи, а использование на этом фоне слога усиливает процесс нормализации рече-образования. Слог как «кирпичик» речи остается неповрежденным и в том случае, когда работа всей речевой системы нарушена из-за сбоя во взаимодействии между структурами мозга.

В качестве медикаментов применяются главным образом неспецифические активаторы резервов мозга (ноотропы, нейропротекторы) и противосудорожные средства по показаниям и под контролем ЭЭГ [35, 37, 39].

Основной курс реабилитации включает 20-25 групповых сеансов не реже 3 раз в неделю по 3-4 ч каждый и постоянные индивидуальные занятия не менее 6-8 ч ежедневно. Индивидуальные занятия продолжаются и после окончания основного курса в течение 2-3 месяцев. Основанием для заключения об окончательной реабилитации служит не только устранение основного дефекта речи, но и положительная динамика ЭЭГ.

По сравнению с используемыми в настоящее время методиками новый авторский способ коррекции речи имеет ряд существенных преимуществ. Наш способ:

— основан на объективном психофизиологическом обследовании больного, выявлении нарушений взаимосвязей между пораженными и сохраненными структурами мозга, выявлении действительных частотных характеристик этих взаимосвязей и выборе на основе указанных характеристик частоты обратной связи (кодовой частоты);

— базируется на активном использовании собственных резервов головного мозга, на способности его к саморегуляции, а не на подавлении внешних вторичных проявлений, что принципиально отличает его от применяемых сегодня медикаментозных способов, использующих транквилизаторы и иные седативные средства;

— использует в качестве базы для логопедических занятий слоговую речь на кодовой частоте как ритмическую основу языковых функций;

— помимо исправления речи устраняет сопутствующие нарушения памяти, двигательные расстройства и компенсирует психопатологическую симптоматику;

— обладает самой высокой эффективностью лечения и самым низким количеством рецидивов на отдаленных сроках после лечения (количество полных реабилитаций и значительных улучшений речи у детей составляет 90%, у взрослых — 80%; рецидивы при катамнезе 1-3 года — 10-15% и 15-20% соответственно).

Литература

1. Аристотель. О частях животных. М.: Изд. Акад. наук, 1937. 320 с.

2. Сикорский И. А. О заикании. Киев, 1889. 135 с.

3. Селиверстов В. И. Из прошлого и настоящего логотерапии // Нарушения речи и голоса у детей. М.: Просвещение, 1975. С. 124-135.

4. Селиверстов В. И. Заикание у детей: психокоррекционные и дидактические основы логопедического воздействия. М.: ВЛАДОС, 2000. 208 с.

5. Власова Н. А., Беккер К. П. Этиология заикания // Заикание. М.: Медицина, 1978. С. 11-15.

6. Неткачев Г. Д. Новый способ лечения заикания и его противники. М.: Изд-во МГУ, 1911. 85 с.

7. Armson J., Foote S., Witt C. et al. Effect of frequency altered feedback and audience size on stuttering // Europ. J. Disord. Communic. 1997. Vol. 32, N 3. P. 359-366.

8. Белякова Л. И. Патофизиологические механизмы заикания // Заикание. М.: Медицина, 1978. С. 59-81.

9. Homzie M., Lindsey J. Language and the young stutterer: A new look at old theories and findings // Brain Lang. 1984. Vol. 22. P. 232-252.

10. Kehoe T. D. Stuttering: Science, therapy and practice // Internet doc. 1997. URL: http://www. neuroguide.com.

11. Andrews G., Harris M. "tte syndrome of stuttering // Clinics in developmental medicine. London: Heinemann, 1964. P. 71-95.

12. Kidd K. Genetic models of stuttering // J. Fluency Disord. 1980. Vol. 5. P. 187-201.

13. Kidd K., Heimbuch R. C., Records M. A. Vertical transmission of susceptibility to stuttering with sex-modified expression // Proc. Nat. Acad. Sci. USA. Biol. Sci. 1981. Vol. 78. P. 606-610.

14. Andrews G., Howie P., Donza M., Guitar B. Stuttering: speech pattern characteristics under fluency-inducing conditions // J. Speech Hear. Res. 1982. Vol. 25. P. 208-216.

15. Ambrose N., Cox N., Yairi E. The genetic basis of persistence and recovery in stuttering //J. Speech Lang. Hear. Res. 1997. Vol. 40, N 3. P. 567-580.

16. Comings D. et al. Polygenic inheritance of Tourette syndrome, stuttering, attention deficit hyperactivity, conduct, and oppositional defiant disorder // Amer. J. Med. Genet. 1996. Vol. 67. P. 264-288.

17. Felsenfeld S. Epidemiology and genetics of stuttering // Nature and treatment of stuttering: new directions. Boston: Allyn & Bacon, 1996. P. 135-162.

18. Janssen P., Kloth S. et al. Genetic factors in stuttering // J. Fluency Dis. 1996. Vol. 21. P. 105-106.

19. Карвасарский Б. Д. Неврозы. М.: Медицина, 1990. 576 c.

20. Шкловский В. М. Заикание. М.: Медицина, 1994. 248 c.

21. Беккер К., Совак М. Логопедия. М.: Медицина, 1981. 288 с.

22. Данилов И. В., Черепанов И. М. Патофизиология логоневрозов. Л.: Медицина, 1970. 134 с.

23. Скляров О. П. Элементы теории ритма речи на основе физической феноменологии его нарушений: автореф. дис. ... д-ра физ. наук. СПб, 1999. 32 с.

24. Асатиани Н. М. и др. Данные клинико-физиологического исследования детей дошкольного возраста, страдающих заиканием // Дефектология. 1978. № 1. С. 25-30.

25. Власова Н. А. О заикании детей дошкольного возраста // Педиатрия. 1974. № 7. С. 82-85.

26. Дубровский К. М. Методика директивного группового внушения. Киев, 1966. С. 233-235.

27. Некрасова Ю. Б. Лечение творчеством. М.: Смысл, 2006. 233 с.

28. Андронова Л. 3., Лохов М. И. Способ лечения заикания. А. с. № 1049065 (СССР). Опубл. 23.10.1983 // Бюл. изобрет. 1983. № 39.

29. Щетинин М. Н. Дыхательная гимнастика А. Н. Стрельниковой. М.: Метафора, 2007. 128 с.

30. Kalinowski J., Armson J. et al. Effect of frequency-altered feedback on stuttering frequency at normal and fast speech rates // J. Speech Hear. Res. 1994. Vol. 37. P. 6-17.

31. Stager S., Ludlow C. L., Gordon C. et al. Fluency changes in people who stutter following a double blind trial of clomipramine and desipramine //J. Speech Hear. Res. 1997. Vol. 38. P. 516-525.

32. Ryan B. P., Van Kirk B. Programmed stuttering treatment for children: Comparison of two establishment programs through transfer, maintenance, and follow-up // Journal of Speech and Hearing Disorders. 1995. Vol. 38. P. 61-75.

33. Ryan B. P., Van Kirk B. The establishment, transfer, and maintenance of fluent speech in 50 stutterers using delayed auditory feedback and operant procedures // Journal of Speech and Hearing Disorders. 1974. Vol. 39. P. 3-10.

34. Ingham R. Stuttering and behavior therapy. San Diego: College-Hill Press, 1984. 560 p.

35. Лохов М. И., Фесенко Ю. А. Заикание и логоневроз. Диагностика и лечение. СПб.: СОТИС, 2000. 288 с.

36. Лохов М. И., Фесенко Ю. А., Рубин М. Ю. Плохой хороший ребенок. Проблемы развития, нарушения поведения, внимания, письма и речи. СПб.: ЭЛБИ-СПб, 2003. 320 с.

37. Лохов М. И., Фесенко Ю. А., Щугарева Л. М. Заикание: неврология или логопедия? СПб.: ЭЛБИ-СПб., 2005. 600 с.

38. Лохов М., Фесенко Ю. Речь ребенка: формирование, нарушение и коррекция. Saarbrücken: LAMBERT Academic Publishing, 2011. 244 с.

39. Лохов М. И., Фесенко Ю. А. Коррекция заикания и других речевых расстройств детского возраста. СПб.: ДЕТСТВО-ПРЕСС, 2010. 160 с.

40. Хватцев М. Е. Логопедия. М.: Гос. уч.-пед. изд-во, 1937. 273 с.

41. Рычкова Н. А. Логопедическая ритмика для детей дошкольного возраста с невротической и неврозоподобной формами заикания // Клиника и терапия заикания. М.: Знание, 1984. С. 34-39.

42. Волкова Г. А. Логопедическая ритмика. М.: Просвещение, 1985. 191 с.

43. Белякова Л. И., Дьякова Е. А. Заикание: учебное пособие. М.: В. Секачев, 1998. 304 с.

44. Лохов М. И., Миссуловин Л. Я., Фесенко Ю. А. Заикание: возможности педагогической коррекции // Вестн. Ленингр. гос. ун-та им. А. С. Пушкина. 2013. Т. 3 (Педагогика). № 3. С. 48-58.

45. Фесенко Ю. А., Миссуловин Л. Я., Лохов М. И., Лалаева Р. И. Психологическая и педагогическая коррекция заикания. СПб.: Ленингр. гос. ун-та им. А. С. Пушкина, 2012. 164 с.

46. Лохов М. И. Психофизиологические механизмы коррекции речи при заикании. СПб.: Наука, 1994. 190 с.

47. Вартанян Г. А., Лохов М. И., Мовсисянц С. А. и др. Комплексный способ психофизиологической коррекции речи у детей: метод. рекомендации МЗ СССР. М.; Л., 1988. 26 с.

48. Лохов М. И. Патент № 2065736 на изобретение «Способ коррекции речи». Зарегистрирован 27.08.1996.

49. Лохов М. И., Фесенко Ю. А. Заикание у детей как следствие минимальной дисфункции мозга (этиология, патогенез, лечение) // Теоретические проблемы нарушений плавности речи: коллект. моногр. / под. ред. Ю. О. Филатовой. М.: Национальный книжный центр, 2012. С. 60-71.

References

1. Aristotel'. O chastiakh zhivotnykh [On the parts of animals]. Moscow, Izd. Akad. nauk Publ., 1937. 320 p. (In Russian)

2. Sikorskii I. A. O zaikanii [About stuttering]. Kiev, 1889. 135 p. (In Russian)

3. Seliverstov V. I. Iz proshlogo i nastoiashchego logoterapii [From the past and present speech therapy]. Narusheniia rechi igolosa u detei [Disorders of speech and voice in children]. Moscow, Prosveshchenie Publ., 1975, pp. 124-135. (In Russian)

4. Seliverstov V. I. Zaikanie u detei: psikhokorrektsionnye i didakticheskie osnovy logopedicheskogo vozdeistviia [Stuttering in children: psycho-and didactic bases of speech therapy effects]. Moscow, VLADOS Publ., 2000. 208 p. (In Russian)

5. Vlasova N. A., Bekker K. P. Etiologiia zaikaniia [The reason for the stuttering]. Zaikanie [Stuttering]. Moscow, Meditsina Publ., 1978, pp. 11-15. (In Russian)

6. Netkachev G. D. Novyi sposob lecheniia zaikaniia i ego protivniki [A new method of treatment of stuttering and its opponents]. Moscow, Izd-vo MGU Publ., 1911. 85 p. (In Russian)

7. Armson J., Foote S., Witt C. et al. Effect of frequency altered feedback and audience size on stuttering. Europ. J. Disord. Communic. 1997, vol. 32, no. 3, pp. 359-366. (In Russian)

8. Beliakova L. I. Patofiziologicheskie mekhanizmy zaikaniia [Pathophysiological mechanisms of stuttering]. Zaikanie [Stuttering]. Moscow, Meditsina Publ., 1978, pp. 59-81. (In Russian)

9. Homzie M., Lindsey J. Language and the young stutterer: A new look at old theories and findings. Brain Lang. 1984, vol. 22, pp. 232-252.

10. Kehoe T. D. Stuttering: Science, therapy and practice. Internet doc., 1997. Available at: http://www. neuroguide.com

11. Andrews G., Harris M. The syndrome of stuttering. Clinics in developmental medicine. London: Heinemann, 1964, pp. 71-95.

12. Kidd K. Genetic models of stuttering. J. Fluency Disord., 1980, vol. 5, pp. 187-201.

13. Kidd K., Heimbuch R. C., Records M. A. Vertical transmission of susceptibility to stuttering with sex-modified expression. Proc. Nat. Acad. Sci. USA. Biol. Sci., 1981, vol. 78, pp. 606-610.

14. Andrews G., Howie P., Donza M., Guitar B. Stuttering: speech pattern characteristics under fluency-inducing conditions. J. Speech Hear. Res., 1982, vol. 25, pp. 208-216.

15. Ambrose N., Cox N., Yairi E. The genetic basis of persistence and recovery in stuttering. J. Speech Lang. Hear. Res., 1997, vol. 40, no. 3, pp. 567-580.

16. Comings D. et al. Polygenic inheritance of Tourette syndrome, stuttering, attention deficit hyperactivity, conduct, and oppositional defiant disorder. Amer. J. Med. Genet., 1996, vol. 67, pp. 264-288.

17. Felsenfeld S. Epidemiology and genetics of stuttering. Nature and treatment of stuttering: new directions. Boston, Allyn & Bacon, 1996, pp. 135-162.

18. Janssen P., Kloth S. et al. Genetic factors in stuttering. J. Fluency Dis., 1996, vol. 21, pp. 105-106.

19. Karvasarskii B. D. Nevrozy [Neuroses]. Moscow, Meditsina Publ., 1990. 576 p. (In Russian)

20. Shklovskii V. M. Zaikanie [Stuttering]. Moscow, Meditsina Publ., 1994. 248 p. (In Russian)

21. Bekker K., Sovak M. Logopediia [Speech therapy]. Moscow, Meditsina Publ., 1981. 288 p. (In Russian)

22. Danilov I. V., Cherepanov I. M. Patofiziologiia logonevrozov [Pathophysiology of logoneurosis]. Leningrad, Meditsina Publ., 1970. 134p. (In Russian)

23. Skliarov O. P. Elementy teorii ritma rechi na osnove fizicheskoi fenomenologii ego narushenii: avtoref. dis. ... d-ra fiz. nauk [Elements of the theory of speech rhythm on the basis of physical phenomenology of its disorders. Thesis of Doct. Diss.]. St. Petersburg, 1999. 32 p. (In Russian)

24. Asatiani N. M. i dr. Dannye kliniko-fiziologicheskogo issledovaniia detei doshkol'nogo vozrasta, stradaiushchikh zaikaniem [These clinical and physiological studies of children of preschool age, afflicted with a stammer]. Defektologiia [Defectology], 1978, no. 1, pp. 25-30. (In Russian)

25. Vlasova N. A. O zaikanii detei doshkol'nogo vozrasta [About stuttering preschool children]. Pediatriia [Pediatrics], 1974, no. 7, pp. 82-85. (In Russian)

26. Dubrovskii K. M. Metodika direktivnogo gruppovogo vnusheniia [The technique of group policy suggestion]. Kiev, 1966, pp. 233-235. (In Russian)

27. Nekrasova Iu. B. Lechenie tvorchestvom [Treatment creativity]. Moscow, Smysl Publ., 2006. 233 pp. (In Russian)

28. Andronova L. Z., Lokhov M. I. Sposob lecheniia zaikaniia. A. s. N 1049065 (SSSR). Opubl. 23.10.1983 [A method for the treatment of stuttering. Copyright certificate N 1049065 (USSR). Publ. 23.10.1983]. Biul. izobret. [Bulletin of Inventions], 1983, no. 39. (In Russian)

29. Shchetinin M. N. Dykhatel'naia gimnastika A. N. Strel'nikovoi [Breathing exercises by A. N. Strelniko-va]. Moscow, Metafora Publ., 2007. 128 p. (In Russian)

30. Kalinowski J., Armson J. et al. Effect of frequency-altered feedback on stuttering frequency at normal and fast speech rates. J. Speech Hear. Res., 1994, vol. 37, pp. 6-17.

31. Stager S., Ludlow C. L., Gordon C. et al. Fluency changes in people who stutter following a double blind trial of clomipramine and desipramine. J. Speech Hear. Res., 1997, vol. 38, pp. 516-525.

32. Ryan B. P., Van Kirk B. Programmed stuttering treatment for children: Comparison of two establishment programs through transfer, maintenance, and follow-up. Journal of Speech and Hearing Disorders, 1995, vol. 38, pp. 61-75.

33. Ryan B. P., Van Kirk B. The establishment, transfer, and maintenance of fluent speech in 50 stutterers using delayed auditory feedback and operant procedures. Journal of Speech and Hearing Disorders, 1974, vol. 39, pp. 3-10.

34. Ingham R. Stuttering and behavior therapy. San Diego, College-Hill Press, 1984. 560 p.

35. Lokhov M. I., Fesenko Iu. A. Zaikanie i logonevroz. Diagnostika i lechenie [Stuttering and logoneuro-sis. Diagnosis and treatment]. St. Petersburg, SOTIS Publ., 2000. 288 p. (In Russian)

36. Lokhov M. I., Fesenko Iu. A., Rubin M. Iu. Plokhoi khoroshii rebenok. Problemy razvitiia, narusheniia povedeniia, vnimaniia, pis'ma i rechi [Bad good child. Problems of development, behavior disorders, attention, writing and speech]. St. Petersburg, ELBI-SPb Publ., 2003. 320 p. (In Russian)

37. Lokhov M. I., Fesenko Iu. A., Shchugareva L. M. Zaikanie: nevrologiia ili logopediia? [Stuttering: neurology or speech therapy?]. St. Petersburg, ELBI-SPb Publ., 2005. 600 p. (In Russian)

38. Lokhov M., Fesenko Iu. Rech' rebenka: formirovanie, narushenie i korrektsiia [The child's speech: the formation, violation and correction]. Saarbrücken, LAMBERT Academic Publishing, 2011. 244 p. (In Russian)

39. Lokhov M. I., Fesenko Iu. A. Korrektsiia zaikaniia i drugikh rechevykh rasstroistv detskogo vozrasta [Correction of stuttering and other speech disorders childhood]. St. Petersburg, DETSTVO-PRESS Publ., 2010. 160 p. (In Russian)

40. Khvattsev M. E. Logopediia [Speech therapy]. Moscow, Gos. uch.-ped. izd-vo Publ., 1937. 273 p. (In Russian)

41. Rychkova N. A. Logopedicheskaia ritmika dlia detei doshkol'nogo vozrasta s nevroticheskoi i nevrozopodobnoi formami zaikaniia [Logopedic rhythmics for children of preschool age with neurotic and neurosis-like forms of stuttering]. Klinika i terapiia zaikaniia [Clinic and therapy of stuttering]. Moscow, Znanie Publ., 1984, pp. 34-39. (In Russian)

42. Volkova G. A. Logopedicheskaia ritmika [Logopedic rhythmics]. Moscow, Prosveshchenie Publ., 1985. 191 p. (In Russian)

43. Beliakova L. I., D'iakova E. A. Zaikanie [Stuttering: a tutorial]: uchebnoe posobie. Moscow, V. Sekachev Publ., 1998. 304p. (In Russian)

44. Lokhov M. I., Missulovin L. Ia., Fesenko Iu. A. Zaikanie: vozmozhnosti pedagogicheskoi korrektsii [Stuttering: possibilities of pedagogical correction]. Vestn. Leningr. gos. un-ta im. A. S. Pushkina [The Journal Vestnik Leningrad. state University them. A. S. Pushkin], 2013, vol. 3 (Pedagogic), no. 3, pp. 48-58. (In Russian)

45. Fesenko Iu. A., Missulovin L. Ia., Lokhov M. I., Lalaeva R. I. Psikhologicheskaia i pedagogicheskaia korrektsiia zaikaniia [Psychological and pedagogical correction of stuttering]. St. Petersburg, Leningr. gos. unta im. A. S. Pushkina Publ., 2012. 164 p. (In Russian)

46. Lokhov M. I. Psikhofiziologicheskie mekhanizmy korrektsii rechi pri zaikanii [Psychophysiological mechanisms of speech correction at stuttering]. St. Petersburg, Nauka Publ., 1994. 190 p. (In Russian)

47. Vartanian G. A., Lokhov M. I., Movsisiants S. A. i dr. Kompleksnyi sposob psikhofiziologicheskoi korrektsii rechi u detei: metod. rekomendatsii MZ SSSR [A comprehensive method of psycho-physiological correction of speech in children: method. the recommendation of the USSR Ministry of health]. Moscow, Leningrad, 1988. 26 p. (In Russian)

48. Lokhov M. I. Patent N2065736 na izobretenie «Sposob korrektsii rechi». Zaregistrirovan 27.08.1996 [Patent no. 2065736for the invention "Method of correction of speech". Registered 27.08.1996]. (In Russian)

49. Lokhov M. I., Fesenko Iu. A. Zaikanie u detei kak sledstvie minimal'noi disfunktsii mozga (etiologiia, patogenez, lechenie) [Stuttering in children as a consequence of the minimum dysfunction of the brain (etiology, pathogenesis, treatment)]. Teoreticheskie problemy narushenii plavnosti rechi: kollekt. monogr. [Theoretical problems of violations of the smoothness of speech: collective monography]. Ed. by Iu. O. Filatova. Moscow, Natsional'nyi knizhnyi tsentr Publ., 2012, pp. 60-71. (In Russian)

Статья поступила в редакцию 11 ноября 2014 г.

Контактная информация

Фесенко Юрий Анатольевич — доктор медицинских наук, профессор кафедры клинической психологии СПб ГПМУ, заместитель главного врача СПб ГКУЗ «Центр восстановительного лечения "Детская психиатрия" имени С. С. Мнухина», главный детский психиатр Санкт-Петербурга

Лохов Михаил Иванович — доктор биологических наук, старший научный сотрудник

Fesenko Yuriy A. — Doctor of Medicine, Professor of Department of clinical psychology of St. Petersburg State pediatric medical University, Deputy chief physician of the St. Petersburg «Rehabilitation Center "Children psychiatry" named after S. S. Mnukhin», Chief child psychiatrist of St. Petersburg»

Lokhov Mikhail I. — Doctor of Medicine, Senior Researcher