Научная статья на тему 'Забытые страницы отечественного византиноведения: И. Е. Троицкий о проблеме государственно-церковных взаимоотношений в Византии'

Забытые страницы отечественного византиноведения: И. Е. Троицкий о проблеме государственно-церковных взаимоотношений в Византии Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
209
86
Поделиться
Ключевые слова
ИСТОРИОГРАФИЯ / ГОСУДАРСТВО И ЦЕРКОВЬ В ВИЗАНТИИ

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Блиев Владимир Русланович

В статье на основе малоизвестных отечественной историографии источников реконструируются представления крупного византиниста И.Е. Троицкого о характере государственно-церковных отношений в Византии и его теория отношений между христианской церковью и государством в целом.

Похожие темы научных работ по истории и историческим наукам , автор научной работы — Блиев Владимир Русланович,

Forgotten pages of native historiography of Byzantium: I. E. Troitsky about problem of mutual relations between the state and church in Byzantium

In this article author gives reconstruction of ideas of outstanding byzantinist I. E. Troitsky about character of relations between state and church in Byzantium and his theory of mutual relations between church and state in general on the base of sources, which are little known to native historiography.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Забытые страницы отечественного византиноведения: И. Е. Троицкий о проблеме государственно-церковных взаимоотношений в Византии»

ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ ОМСКИЙ НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК №3 (78) 2009

УДК 930.1

В. Р. БЛИЕВ

Омский государственный университет им. Ф. М. Достоевского

ЗАБЫТЫЕ СТРАНИЦЫ

ОТЕЧЕСТВЕННОГО

ВИЗАНТИНОВЕДЕНИЯ:

И. Е. ТРОИЦКИЙ О ПРОБЛЕМЕ ГОСУДАРСТВЕННО-ЦЕРКОВНЫХ ВЗАИМООТНОШЕНИЙ В ВИЗАНТИИ

В статье на основе малоизвестных отечественной историографии источников реконструируются представления крупного византиниста И.Е. Троицкого о характере государственно-церковных отношений в Византии и его теория отношений между христианской церковью и государством в целом.

Ключевые слова: историография, государство и церковь в Византии.

Проблема взаимоотношений государственной власти с властью церковной традиционно является одной из наиболее обсуждаемых в российских общественно-политических и научных кругах. При этом не менее традиционно признается преемственность характера этих взаимоотношений от Византии, и, следовательно, вопросы государственно-церковного взаимодействия в Византии остаются предметом научной и публицистической полемики.

Уже отмечалось, что «в истории отечественной исторической науки наиболее значительный вклад в изучение проблемы отношений христианской церкви и государства внесла историография второй половины XIX — начала XX веков» [1]. Но, хотя за прошедшее десятилетие многое сделано для того, чтобы включить в историографический контекст наследие дореволюционной российской науки, и в частности ее церковно-исторического направления [2], которое после октября 1917 г. было по политическим мотивам предано забвению, данный процесс нельзя считать завершенным. За рамками исследований, в частности, оказались взгляды такого крупного ученого, как Иван Егорович Троицкий (1832—1901 гг.), который считается «истинным родоначальником академического византинизма, его главным насадителем и распространителем» [3] в стенах Санкт-Петербургской духовной академии и заслужил с легкой руки академика В. Г. Васильевского, с чьим именем связывают расцвет петербургской школы византиноведения [4], почетное наименование «ипата1 русских византологов» [5]. Тем более непонятно невнимание к идеям И. Е. Троицкого, хотя он являлся представителем не только духовно-академического, но и светского византиноведения, до известной степени объединяя их2.

Проблемам церковно-государственных взаимоотношений в Византии Иван Егорович посвятил заключительную главу своей фундаментальной работы «Арсений, патриарх Никейский и Константинопольский, и арсениты: к истории Восточной церкви в XIII веке» [6]3. Но, учитывая, что этот труд носит конкретно-исторический характер и рассматривает церковно-общественную жизнь Византии преимущественно XIII века (с отдельными экскурсами до

середины IX в.), реконструировать взгляды И. Е. Троицкого на государственно-церковные взаимоотношения применительно ко всей истории Византии можно, только привлекая дополнительные источники. К их числу относятся его лекции, научная значимость которых уже признавалась [7], но даже это обстоятельство не послужило толчком для их изучения.

И. Е. Троицкий исходит из того, что в византийской истории «главным нервом» церковно-государственных взаимоотношений была тенденция к «взаимной ассимиляции» [8] церкви и государства4, институтов, имевших принципиально противоположные основания5. «Ненормальность» [9] этих отношений шла также от их неопределенности [10]. Такой вывод строится на анализе исторической динамики церковно-государственных взаимоотношений.

В истории их развития И. Е. Троицкий видит действие двух действующих сил (в его терминологии — традиций): церковной, где превалировало чувство сознательной свободы и самостоятельности и где постоянные гонения первых трех веков вызвали вражду как по отношению к государству вообще, так и к его главе в частности, и государственной, «унаследованной от старого (т.е. языческого. Добавлено мной. — В. Б.) Рима, где религия была учреждением государственным, а потому состояла в подчинении у государства» [11]. И.Е. Троицкий считает, что с IV в. христианство становится государственной религией [12]. Но, несмотря на это, он полагает, что до Юстиниана Великого (527 — 565 гг.) «государственные традиции уступали церковным, но уже при Юстиниане I энергии их уравновешиваются, затем традиции государственные стали более и более возвышаться над церковными» [13]. На следующий этап эволюции государственно-церковных отношений (до сер. IX в.) приходится наиболее жесткое противостояние государственного и церковного элементов, выразившееся в форме иконоборчества. Пример иконоборческой политики светской власти позволяет автору ярче продемонстрировать пагубность подчинения духовного светскому. Такой подход И. Е. Троицкого приводит его к выводу, что основной причиной иконоборчества было стремление императорской власти смяг-

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

чить враждебность мусульман к христианам для облегчения внешнеполитического положения империи, т.к. первые воспринимали иконопочитание не иначе как идолопоклонство, «что еще больше усиливало их ненависть к христианам» [14]. Все же, несмотря на усиление государственного давления на церковь, к концу второго периода (527— 867 гг.) ведущую роль продолжают играть «церковные традиции« [15]. Это приводит, по заявлению И.Е. Троицкого, к тому, что в период правления Василия Македонянина (867 — 886 гг.) в Византии вырабатываются базовые принципы взаимоотношений между церковью и государством.

Среди них первым И. Е. Троицкий выделяет «принцип отдельности церкви от государства» [16]. Доказательствами реальности этого принципа выступают: наличие у церкви собственной особой организации, администрации, законов и суда, имущества. Таким образом, церковь «решала свою специальную задачу своими специальными средствами» [17]. Следующим определяющим принципом является «принцип свободы церкви от государства» [18]. «Государство признавало за церковью право иметь свободное учение и богослужение, признавало право на свободу организации и администрации, на свободу суда и приведение в исполнение своих приговоров» [19]. Венчает схему принципов И. Е. Троицкого принцип независимости церкви от государства, базировавшийся на тезисе «о божественном происхождении церкви; это было Богом установленное общество, и потому учение его, устройство и управление были для государства неприкосновенными» [20].

Однако реализация этих принципов оказалась невозможной из-за стремления церкви и государства к взаимному слиянию [21], что вело к частым ограничениям и нарушениям установленных теоретических оснований. Формальным ограничением принципа отдельности церкви от государства стало наличие общего центра, власти императора, по воззрениям которого церковь являлась составной частью государства и была подчинена ему [22].

Ограничение принципов свободы и независимости церкви от государства шла путем ограничения свободы учительства с церковной кафедры, которое было разрешено только Константинопольскому патриарху, а все остальное духовенство должно было испрашивать у него разрешения и передавало на цензуру свои проповеди. К этой же сфере относится запрещение частных богословских споров и частных собраний для обсуждения богословских вопросов [23].

Фактическое нарушение принципа отдельности церкви от государства выражалось, по мнению И. Троицкого, в слиянии церковного и государственного законодательства и предоставлении судам «права руководствоваться теми или другими сообразно целесообразности применения тех или других к данному случаю» [24]6. Также нарушение этого принципа проявлялось в смешивании систем светского и духовного управления, «как это видно из замещения патриаршего престола государственными сановниками» и родственниками императора [25]7. Под это же нарушение подпадает отождествление церковной и государственной собственности в глазах императорской власти, которое позволяло императорам, по мере необходимости, изымать церковное имущество без необходимости его возврата [26].

Нарушение принципа свободы и независимости церкви от государства выражалось в стремлении императоров подчинить церковную догматику своим политическим видам, как, например, при иконоборчестве и униях, и в стремлении эксплуатировать цер-

ковный авторитет для государственных и династических нужд. Также нарушения этих принципов проявлялись в давлении императоров на институт патриаршества, которое выражалось в возведении и устранении патриархов административным порядком и в насилии над личностями патриархов [27].

Таким образом, И. Е. Троицкий приходит к выводу, что «принципы, определявшие отношения между церковью и государством, установленные на теоретической почве, на практике были ограничены и постоянно нарушаемы со стороны государственной власти» [28].

Однако и церковная власть, по мнению И. Е. Троицкого, нарушала принципы отдельности, свободы и независимости государства от церкви. Принцип независимости нарушался тем, что государство не могло выбирать между религиями и должно было быть православным. Принцип свободы нивелировался невозможностью для империи стать государством нехристианским. Но наиболее показательным для оценки взглядов И. Е. Троицкого является объяснение им нарушения принципа отдельности государства от церкви. По его справедливому замечанию, «любое государство в средние века не могло существовать отдельно от церкви» [29].

Таким образом, И. Е. Троицкий заключает: «взаимные нарушения установленных принципов» вели к тому, что «слияние церкви и государства шло быстро и безостановочно, и чем дальше, тем быстрее и полнее». «Грани между церковным и государственным стушевывались постепенно, и, наконец, Средневековая Византия представила из себя любопытное зрелище государства, проникнутого церковью, и церкви, терявшейся в государстве» [30].

Казалось бы, представлена целостная картина церковно-государственного взаимодействия, но при ближайшем рассмотрении возникает вопрос о реальности заявленных принципов церковно-государственного взаимодействия применительно к византийской истории. Как уже отмечалось выше, сам И. Е. Троицкий признавал невозможность раздельного существования государства и церкви в средневековом обществе. К тому же приводя примеры нарушений системы церковно-государственных отношений в Византии в одном курсе лекций [31], в другом он через них характеризует церковно-государственное взаимодействие [32]. Данное противоречие можно снять, если допустить, что теоретическая модель государственно-церковного взаимодействия, заявленная И. Е. Троицким как «византийская», в действительности отражает его взгляды на принципы церковно-государственного взаимодействия, подходящие для современного ему общества. Следовательно, ее нужно рассматривать в русле полемики по данной проблематике, остро разгоревшейся в отечественной публицистике в последней трети XIX в. и связанной с серьезной перестройкой моделей государственно-церковных взаимоотношений в Европе и ощущавшейся потребностью их реформирования в Российской империи8.

Рассматривая конкретно византийскую ситуацию, И.Е. Троицкий указывал, что главной причиной диссонанса в церковно-государственных отношениях была их неопределенность из-за отсутствия строгого и точного разграничения сфер церковной и государственной [33]. А эта проблема, в свою очередь, не была разрешена из-за особенностей византийской политической системы [34], которая, используя слабость церкви, подчиняла ее своим интересам.

Вопросу причин слабости церкви, ее внутренней разобщенности в определенной степени посвящен

ОМСКИЙ НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК № 3 (78) 2009 ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ

ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ ОМСКИЙ НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК №3 (78) 2009

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

отмеченный выше труд И. Е. Троицкого «Арсений...». Влияние этой работы на отечественное церковное византиноведение нельзя недооценивать. По всей видимости, именно она оказала определяющее воздействие на становление концепции византинизма выдающегося русского византиниста И. И. Соколо-

о « V 1Л

ва9, т.к. он в начале своей научной деятельности10

взял за основу тезис о торжестве «монашества над

белым, духовенством, в деле занятия высших мест, в

иерархии и, следовательно, в управлении церковью»

[35]11. Но о значении влияния монашества на византий-

12

скую историю в частности12 и о характере церковно-

13

государственного взаимодействия в целом13 он имел мнение, диаметрально противоположное взглядам И. Е. Троицкого.

Однако если взгляды И. И. Соколова получили уже широкое освещение в современной историографии, то работа И. Е. Троицкого «Арсений... » и его лекции по церковно-исторической проблематике до настоящего времени привлекают гораздо меньше внимания исследователей отечественного византиноведения, чем они того заслуживают, хотя современники признавали их научную новизну и актуальность [36], связанную, в первую очередь, с разработкой концептуальной модели церковно-государственного взаимодействия, модели, которая легла в основу теоретических построений последующих историков церковноисторического направления, критически относившихся к византийской практике государственноцерковных отношений. Для современной науки также важна сама система принципов отношений между церковью и государством, выработанная И. Е. Троицким, и время ее презентации общественности (начало 80-х гг. XIX в.), что подтверждает ее новаторский характере.

Таким образом, реконструированная в этой статье модель церковно-государственных взаимоотношений может считаться одной из первых в рамках критического подхода к этой проблеме в отечественной историографии. Таким образом, можно констатировать, что взгляды И. Е. Троицкого не только внесли важный вклад в развитие отечественной византинистики, но и могут служить источником по проблеме церковногосударственного взаимодействия в целом, т.к. носят универсальный характер. И, учитывая важность, с которой сейчас рассматриваются вопросы церковногосударственных отношений и их история, они вправе рассчитывать на внимание со стороны историков и общественности, каким они пользовались сто лет назад.

Примечания

1 В. Г. Васильевский преподнес в дар И.Е. Троицкому второй выпуск своих «Русско-византийских исследований» с надписью <^яахю тфv ри£дохоАд^ДО (Пер. с греч.: ипату византологов. Добавлено мной. — В. Б.) от автора». Смысл этого наименования открывается по аналогии. Византийский философ XI в. Михаил Пселл именовался в источниках «ипатом философов», т.к. стоял во главе философского движения в Византии того времени [37].

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

2И. Е. Троицкий—доктор богословия и ординарный (с 1875 г.), а с 1886 г. заслуженный ординарный профессор Санкт-Петербургской духовной академии, в которой он преподавал с 1861 по 1899 гг. [38]. В то же время в 1874 г. советом Санкт-Петербургского университета он был приглашен на кафедру церковной истории, которую занимал (с 1884 г. в звании ординарного профессора) до 1898 года [39].

3Работа публиковалась частями в Христианском чтении за 1867— 1872 гг. и отдельно: СПб., 1873; СПб.: Тип. Департамента уделов, 1875.

4См.: «Связь эта (между государством и церковью в Византии. Добавлено мной. — В. Б.) обуславливалась, прежде всего, общностью тенденций империи и церкви к универсальному господству; отсюда естественно являлась общность интересов, выражавшаяся в том, что при расширении пределов империи, расширялся круг действия церкви и, наоборот, при обращении какой-либо народности к христианству империя приобретала, хотя бы на время прочных союзников» [40]. Здесь и далее при цитировании использована современная орфография.

5 См.: «Церковь имела своей задачей устроение вечного спасения своих чад посредством нравственного их усовершенствования и, следовательно, опиралась на моральный принцип. Задача государства состояла в устроении их временного, материального благосостояния, материальными же средствами, и, следовательно, оно опиралось на принцип утилитарный. Но известно, что духовное и материальное благо, польза и нравственность не всегда идут рука об руку, а чаще находятся в прямом противоречии друг с другом» [41].

6В качестве примера И. Е. Троицкий приводит 7 и 10 новеллы Льва Мудрого.

7 В первом случае И. Е. Троицкий приводит в пример Константинопольских патриархов Тарасия (785 — 806 гг.), Никифора (806 — 815 гг.) и Фотия (858 — 867, 877 — 886 гг.), а во втором — примерами являются патриархи Стефан (886 — 893 гг.) и Феофилакт (933-956 гг.)

8В этом случае целесообразно сравнивать взгляды И. Е. Троицкого с идеями Т. В. Барсова и И. С. Бердникова, выступавшими с критикой подобных взглядов. См. подробнее: Барсов Т. Ф. Различные системы взаимных отношений церкви и государства // Странник. — 1872. — Т. 1. Январь. — С. 141-178; Он же: О началах взаимных отношений церкви и государства // Странник. -1871. — Т. 4. — С. 223 — 270. Бердников И.С. Новое государство и его отношение к религии (К вопросу о свободе совести). — Казань, 1904.

9 Соколов Иван Иванович (1865— 1939) — доктор церковной истории, один из крупнейших отечественных византинистов. О нем см. подробнее: Зарин С. И. И. Соколов: К двадцатипятилетию его научной и учебно-литературной деятельности // Исторический вестник, 1915. — Т. СXLII. Октябрь. — С. 229 — 237; Лебедева Г.Е. Ученый и время: И.И. Соколов // Соколов И.И. Состояние монашества в Византийской церкви с середины IX до начала XIII в. (842— 1204). Опыт церковно-исторического исследования. — СПб., 2002.

10Напомним, что его магистерская диссертация «Состояние монашества в Византийской церкви с половины IX до начала XIII века. Казань, 1894» полностью укладывается в хронологические рамки рассматриваемого труда И. Е. Троицкого и тематически близко с ним связана.

пТекст выделен курсивом самим И. И. Соколовым, что еще раз доказывает важность для него этого тезиса.

12По его мнению, главная заслуга монашества в том, что иноки «были ревностными охранителями православной веры, крепкими защитниками церковного учения» [42] и ограничивали произвол государственных властей в отношении церкви [43]. На взгляд И. Е. Троицкого, «рознь между (церковной. Добавлено мной. —

В. Б.) иерархией и монашеством на Востоке повела к преобладанию государства над той и другим» [44].

13И. И. Соколов являлся одним из основателей и горячим сторонником концепции «симфонии» церкви и государства в Византии.

Биографический список

1. Воробьева Н.Н. Проблема взаимоотношений христианской церкви и государства в Римской империи ! — ][У вв. в освещении отечественной историографии второй половины XIX — начале XX в. : дис... к. и. н. — Омск : ОмГУ, 2004. — С. 5.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

2. Воробьева Н.Н. Проблема взаимоотношений...— С. 9—10.

3. Соколов И.И. Византинологическая традиция в Санкт-Петербургской духовной академии. Историческая справка. Часть II. // Христианское чтение. — 1904. — Февраль. — С. 306.

4. Медведев И.П. Петербургское византиноведение. Страницы истории / И. П. Медведев. — СПб. : Алетейя, 2006. — С. 107—190.

5. Тарасова В.А. Высшая духовная школа России в конце XIX — начале XX. История императорских православных духовных академий. — М. : Новый хронограф, 2005. — С. 539.

6. Троицкий И.Е. Арсений, патриарх Никейский и Константинопольский, и арсениты: к истории Восточной церкви в XIII веке // Христианское чтение. 1872. — Декабрь. — С. 600 — 663.

7. Соколов И.И. Византинологическая традиция... — С. 315.

8. Троицкий И.Е. Лекции по истории восточной церкви / Издатель П. Верещагин. — Написано от руки, лит. — [СПб.]. : Литография Гробовой, 1885. — С. 226.

9. Троицкий И.Е. Лекции по истории восточной церкви... — С.103.

10. Троицкий И.Е. Арсений... — С. 654.

11. Троицкий И.Е. Лекции по истории восточной церкви... — С. 168.

12. Троицкий И.Е. Лекции по истории церкви / Написано от руки, лит. — СПб.: Литография С.Ф. Яздовского, 1892. — С. 17.

13. Троицкий И.Е. Лекции по истории восточной церкви... — С. 181.

14. Троицкий И.Е. Лекции по истории восточной церкви... — С. 192— 193.

15. Троицкий И.Е. Лекции по истории восточной церкви... — С. 202.

16. Троицкий И.Е. Лекции по истории восточной церкви... — С. 203.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

17. Троицкий И.Е. Лекции по истории восточной церкви... — С. 205.

18. Троицкий И.Е. Лекции по истории восточной церкви... — С. 205.

19. Троицкий И.Е. Лекции по истории восточной церкви... — С. 205.

20. Троицкий И.Е. Лекции по истории восточной церкви... — С. 206.

21. Троицкий И.Е. Арсений... — С. 657.

22. Троицкий И.Е. Лекции по истории восточной церкви... — С. 267.

23. Троицкий И.Е. Лекции по истории восточной церкви... — С. 268.

24. Троицкий И.Е. Лекции по истории восточной церкви... — С. 269.

25. Троицкий И.Е. Лекции по истории восточной церкви... — С. 270.

26. Троицкий И.Е. Лекции по истории восточной церкви... — С. 270.

27. Троицкий И.Е. Лекции по истории восточной церкви... — С. 271.

28. Троицкий И.Е. Лекции по истории восточной церкви... — С. 272.

29. Троицкий И.Е. Лекции по истории восточной церкви... — С. 272.

30. Троицкий И.Е. Лекции по истории восточной церкви... — С. 272.

31. Троицкий И.Е. Лекции по истории восточной церкви...

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

32. Троицкий И.Е. Лекции по истории церкви... — С. 17—19.

33. Троицкий И.Е. Арсений... — С. 657.

34. Троицкий И.Е. Арсений... — С. 661—662. Он же: Лекции по истории восточной церкви... — С. 139.

35. Соколов И.И. Византинологическая традиция... — С. 313.

36. Соколов И.И. Византинологическая традиция... — С. 315 — 316.

37. Соколов И.И. Византинологическая традиция... — С. 316 — 317.

38. Родосский А. Биографический словарь студентов первых XXVIII курсов Санкт-Петербургской духовной академии 1814 — 1869. — СПб. : Тип. И.В. Леонтьева, 1907. — С. 496 — 487.

39. Чистович И. Санкт-Петербургская духовная академия за последние тридцать лет (1858—1888). — СПб. : Синодальная типография, 1889. — С. 149.

40. Троицкий И.Е. Лекции по истории восточной церкви... —

С. 138.

41. Троицкий И.Е. Арсений... — С. 654— 655.

42. Соколов И.И. Состояние монашества в Византийской церкви с середины IX до начала XIII в. (842—1204): опыт церковноисторического исследования. — СПб. : Абышко, 2003. — С. 396.

43. Соколов И.И. Состояние монашества... — С. 394.

44. Троицкий И.Е. Арсений... — С. 654.

БЛИЕВ Владимир Русланович, аспирант кафедры всеобщей истории.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Статья поступила в редакцию 19.12.2008 г.

© В. Р. Блиев

Книжная полка

Хроменкова, Н. И. История архивов России [Текст] : конспект лекций / Н. И. Хроменкова. — Омск : ОмГТУ, 2009. - 88 с. - ISBN 978-5-8149-0691-5.

Цель учебного пособия — дать студентам углубленное, целостное представление об истории формирования и деятельности архивов России, преемственности практики концентрации, хранения и использования документов российских архивов в дореволюционный период и в новейшее время. Авторы издания ставят перед собой задачу — научить студентов самостоятельно выявлять и оценивать с использованием методов научного анализа характерные черты и особенности складывания и деятельности архивов в контексте общей истории Отечества.

Лекции и контрольные вопросы призваны помочь студентам, обучающимся с использованием дистанционной технологии, усвоить дисциплину «История архивов России». Дополнительную информацию студенты могут получить в списке литературы. Структура и содержание лекций соответствуют Госстандарту высшего профессионального образования.

Конспект лекций предназначен для студентов специальности «Историко-архивоведение» дистанционной и заочной форм обучения.

По вопросам приобретения — (3812) 65-23-69 E mail: libdirector@ omgtu.ru

ОМСКИЙ НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК № 3 (78) 2009 ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ