Научная статья на тему 'За землю, за волю, за лучшую долю'

За землю, за волю, за лучшую долю Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
218
67
Поделиться

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Мясников Иван Петрович

Данный материал содержит тщательно сделанную реконструкцию событий Восстания на его юго-западном «фронте».

Текст научной работы на тему «За землю, за волю, за лучшую долю»

УДК 94(470.51) “1918”

Мясников Иван Петрович myasnikov-ivan@yandex.ru

Мясников И.П. работает учителем истории в с. Вавож, Удмуртия. Является руководителем кружка краеведов. Вместе с учениками совершает экспедиции по местам боёв Гражданской войны. Опубликовал несколько статей по этой теме. Данный материал содержит тщательно сделанную реконструкцию событий Восстания на его юго-западном «фронте».

ЗА ЗЕМЛЮ, ЗА ВОЛЮ, ЗА ЛУЧШУЮ ДОЛЮ...

(Восстание в Сюмсинской волости Малмыжского уезда Вятской губернии)

Тревожный год

1917 год, начавшийся мирно и спокойно, неожиданно перевернул всю жизнь граждан России. Не остались в стороне и жители Сюмсинской волости.

28 февраля (по старому стилю) в город Малмыж, в то время уездный центр, по телеграфу поступило сообщение о беспорядках в Петрограде. Эти сведения не были оглашены и только среди обывателей пошли слухи о какой-то революции в северной столице. Однако, после отречения Николая II от престола 3 марта, пришлось обнародовать поступающие сведения. Информация быстро распространилась по волостям..

Поступившие известия взволновали жителей села Сюмси и окрестных деревень. Многие ожидали, в первую очередь, окончания затянувшейся мировой войны и возвращения мужиков с фронта. Втайне стали поговаривать о долгожданном наделении землей всех желающих за счет государства. Интеллигенция возбужденно обсуждала вероятность введения политических свобод: свободы слова и печати, свободы собраний и манифестаций. Душой этих мечтаний была Александра Михайловна Несмелова, учительница Сюмсинского земского училища. Являясь активным членом партии эсеров, она в своих выступлениях последовательно отстаивала линию своей партии, опиравшейся в первую очередь на крестьянство. Авторитет ее так вырос в глазах местного населения, что в марте 1917 года, в ходе выборов делегатов на съезд Малмыжского уездного Земства1, за нее проголосовало большинство избирателей. [1]

9 апреля 1917 года на экстренной сессии Земства собралось 62 человека. Из них 13 были гласными (депутатами) земского уездного собрания, 31 представитель от сельского населения (по одному от волости) и 18 - от общественных организаций. Впервые на сессии присутствовали две женщины, только сейчас получившие равные с мужчинами права избирать и быть избранными.

1 Земства - органы местного самоуправления в дореволюционной России, прообраз Советов. www.idnakar.ru 67 ИДНАКАР 1 (16) 2013

Земское собрание приняло решение о создании в волостях пропагандистских кружков и расширении политической агитации среди местного населения. Собравшиеся поддержали обращение в губернское земство о возвращении на рабочие места ссыльных учителей, которым предполагалось доверить организацию агитационной работы. Получило поддержку и предложение издавать свою газету, которую назвали «Малмыжская жизнь». Кроме этого, сессия избрала уездным комиссаром Временного правительства В. Н. Шкляева, исполнявшего ранее обязанности судьи. Начальником уездной милиции, формируемой вместо полиции, назначили А. П. Рженицина. В завершение работы съезда, из 62 собравшихся тайным голосованием были избраны 5 гласных (депутатов) в губернское земское собрание. Не удивительно, что среди них была и Александра Михайловна, запомнившаяся всем собравшимся смелостью суждений и решительность своих действий.

С чувством исполненного долга, делегаты съезда разъехались по своим волостям. Многие верили, что наконец-то власть оказалась в руках защитников трудового народа, ждали улучшения жизни. Но время показало, что, несмотря на усилия демократически настроенного населения на местах, при существующем в то время буржуазном правительстве, в котором, по-прежнему, руководили дворяне и буржуазия, почти ничего не изменилось в стране. Земское движение не смогло добиться реформ, о которых мечтало население. Временное правительство их начало откладывало до созыва Учредительного собрания, а выборы в него не назначались.

*

Нерешённые экономические и политические вопросы, стоящие перед страной, привели к октябрьским событиям. В боях Красных с верными Временному правительству частями приняли участие и мобилизованные солдаты из крестьян Сюмсинского уезда. Еще в начале 80-х годов прошлого века в селе Зон жила Ефросинья Калинина. Односельчане говорили, что она вдова солдата, убитого при штурме Зимнего дворца (Официально утверждается, что всего среди Красноармейцев и матросов, штурмовавших Зимний, погибло 6 человек).

В результате вооруженного восстания верховная власть в стране перешла к Советам рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. Первым шагом новой власти было объявление долгожданных выборов в Учредительное собрание. Уже 3 - 5 декабря выборы прошли по всем волостям Вятской губернии. По Сюмсинской и Муки-Каксинской волостям особенно успешно работали представители партии эсеров. И вновь душой избирательной компании стала А.М. Несмелова. Итогом выборов стала безусловная победа этой партии - только по Малмыжскому уезду за ее список кандидатов отдали голоса 67,5% избирателей. Из 16 мест в Учредительном собрании, предназначенных для Вятской губернии, эсеры получили 11! Большевикам досталось всего 4 места [2, с. 77].

Нежелание большинства собравшихся народных представителей немед-

ленно приступить к решению вопросов о прекращении войны и наделении крестьян землей, а также их стремление взять власть в свои руки, послужили поводом к роспуску Учредительного собрания советским правительством. Депутаты-большевики и левые эсеры были включены в состав советского правительства, а депутаты от мелкобуржуазных партий разъехались по губерниям. Некоторые из них стали готовить свержение ненавистной им власти большевиков, по их мнению, незаконно захвативших власть.

Тем временем, 5 - 8 января 1918 года, Первый съезд Советов Вятской губернии принял решение об установлении советской власти на всей ее территории. На основании этого постановления 18 февраля власть Советов была провозглашена и на территории Сюмсинской волости. Первым председателем во-лисполкома был избран Иван Иванович Шмыков. Практически установление новой власти шло не по инициативе населения, а сверху, по указанию вышестоящих органов. Это первое время служило причиной нежелания сюмсинцев признавать новый орган власти.

Но все же советская власть привлекала трудящихся, и, в первую очередь, крестьян. И привлекала тем, что, едва закрепившись в столице, она объявила о намерении решить наболевшие вопросы. Декреты о Мире и Земле потрясли умы людей. Поначалу большая часть трудового населения встретила их с воодушевлением и безоговорочно перешла на сторону новой власти. На пользу большевикам сыграл их временный союз с левыми эсерами, так как в Сюмсин-ской волости было значительное количество сторонников этой партии и практически не было большевиков. Созданный волостной совет представлял собой волостное правление, но под новой вывеской; первое время в этом учреждении работали прежние лица. И лишь постепенно им на смену стали приходить сторонники диктатуры большевиков и беднейшего крестьянства.

Сюмсинские повстанцы

Жители села надеялись, что наконец-то они станут хозяевами на своей земле. Но введение 9 мая 1918 года продовольственной диктатуры оттолкнуло от большевиков зажиточное крестьянство, не желавшее отдавать хлеб государству по назначенным Народным комиссариатом продовольствия низким ценам. И чем ближе приближалась уборочная страда, тем сильнее проявлялось недовольство крестьян. Даже многие, вернувшиеся с войны солдаты, выступавшие на фронте за большевиков, перешли в лагерь их противников.

Разъяснять же политику государства крестьянам представители уездного совета не могли, потому что сами ее не понимали. Члены партии эсеров были настроены против введения твердых цен и всячески добивались принятия решения о свободных ценах, в первую очередь, на хлеб. Более понятными для крестьян были требования эсеров передать земли в общественное пользование, а не государству, как предлагали большевики. Поэтому партия эсеров стала ведущей политической силой в волостях Малмыжского уезда. Большевики прак-

тически контролировали только уездный центр. Назревал конфликт между бывшими союзниками. С одной стороны - большевики, опиравшиеся на рабочий класс и беднейшее крестьянство, и с другой стороны - левые эсеры, опиравшиеся на зажиточных крестьян и значительную часть крестьян-середняков.

25 мая 1918 года левые эсеры получили сильного союзника в борьбе с большевиками - Чехословацкий корпус, поднявший мятеж против Советской власти. Он был сформирован из военнопленных солдат австро-венгерской армии, пожелавших сражаться на стороне России и ее союзников за независимое чехословацкое государство. Корпус, после заключения мира с Германией, был направлен во Францию через Сибирь. Растянувшись от Пензы до Владивостока вдоль Транссибирской железнодорожной магистрали, части корпуса захватили жизненно важные районы России. Сорок пять тысяч мятежных чехов и словаков присоединили к себе недовольных большевиками эсеров, монархистов и меньшевиков - рождалась Белая Армия.

С началом Гражданской войны и потерей для центральных и западных губерний возможностей по доставке сибирского и поволжского хлеба, возросла роль Вятской губернии как источника продовольствия. Советская власть начинает работу по заготовке хлеба в уездах губернии. Так 11 июня Народный Комиссариат по продовольствию решает (из-за разгона местными крестьянами продовольственного отряда и убийства агента закупочной комиссии) послать в Малмыжский уезд военно-продовольственный отряд в 400 человек с 9 пулемётами под командованием Карпова. С отрядом выехал инструктор Народного Комиссариата Глоба [3, с. 513]. Правда, к заготовкам хлеба отряд приступил только 23 июля. Для работы в волостях было сформировано 2 реквизиционных отряда. Южный из района Вятских Полян под руководством инструктора Ло-бастова двинулся в волости восточной части уезда (район Вавож - Селты -Сюмси). Северный отряд - продвигался по Сибирскому тракту. Его руководитель, инструктор Кладов, должен был встретить первый отряд в селе Кильмезь. В результате работы продовольственного отряда с 16 июня по 1 августа только в Сюмсинской волости было заготовлено 3 100 пудов хлеба (49,6 т) [3, с. 539].

Для усиления хлебозаготовительной работы 25 июня в город Вятку прибыл Первый Московский продовольственный полк продовольственно-реквизиционной армии Народного Комиссариата продовольствия в составе 605 человек под командованием эсера Степанова. Он был направлен в Уржумский, а затем Малмыжский уезды. Продовольственный полк, страдавший отсутствием дисциплины и включавший представителей различных партий, благосклонно относился к сельской буржуазии, зачастую переваливая тяжесть продразверстки на середняков и деревенскую бедноту. Действуя от имени советской власти, Степанов фактически выступал против Советов и большевиков.

А в это время жаркие бои разгоравшейся гражданской войны громыхали далеко от Вятской губернии по линии железной дороги Самара - Златоуст. Ничто не предвещало катастрофы, хотя слабо дисциплинированные и плохо обученные красноармейцы Второй армии отступали с Урала на запад, к Уфе. Но

из-за предательства командующего армией Ф. Е. Махина, перебежавшего с частью штаба к белочехам, оборона города была сорвана. Положение усугубилось тем, что назначенный вместо него А. И. Харченко вслед за предшественником перелетел на самолете к противнику, прихватив с собой два миллиона рублей. Деморализованные красноармейские части, зажатые самарской и челябинской группировками белочехов, оставили 5 июля 1918 года Уфу и с боями отошли на север к Сарапулу.

Но исчерпав свои наступательные возможности, белочехи в конце июля завязли в боях в области на реки Белой. Истощены были силы и Второй армии, для пополнения которой необходимо было привлечь пополнение из прифронтовых уездов. Поэтому 2 августа Чрезвычайный Военно-революционный комитет объявил Вятскую губернию на военном положении. Была проведена частичная мобилизация коммунистов Ижевского и Воткинского заводов. В результате полученных подкреплений, положение Красной Армии на Каме, казалось, стало прочным. Но 6 августа чехословаки и белогвардейцы, высадив десант с Волги, заняли с боем город Казань, где находился штаб Восточного фронта. Белогвардейцам В.О. Каппеля достались богатые трофеи, пороховой завод и золотой запас России в слитках и золотой монете. В то же время, перерезав железную дорогу Москва - Сарапул, белые вновь поставили Вторую армию на грань катастрофы, лишив ее транспортных путей.

Не получая резервов из центра, штаб армии решил провести дополнительную мобилизацию на Ижевском заводе, чтоб восполнить недостаток в личном составе. По этому поводу 7 августа 1918 года состоялся митинг у здания Совета. Сразу же свой контроль над собранием установили эсеры и меньшевики. Опираясь на "Союз фронтовиков", прибывший почти в полном составе на митинг, они потребовали провести мобилизацию военнообязанных 23 возрастов и выдать оружие им не на фронте, а прямо на заводе. Отказ исполкома Ижевского Совета, не имевшего полномочий выполнить требование собравшихся, послужил одним из поводов к восстанию. В результате на Ижевском заводе начались бои. Заранее организованные отряды мятежников и присоединившихся к ним рабочие, служащие и ученики старших классов к вечеру 8 августа заняли город. Небольшой отряд красноармейцев и сторонников советской власти еще отстреливался до ночи, закрепившись у Михайловского собора, а затем прорвался из окружения и мелкими группами рассеялся в окрестных лесах.

Уже на следующий день повстанцы появились на границе Малмыжского уезда. Представители от Ижевска начали призывать население близлежащих волостей к выступлению против большевиков и продовольственных отрядов. На

2 В соответствии с Декретом о мобилизации оружие выдавалось солдатам лишь после распределения их по частям действующей армии, уже вблизи линии фронта. Это обычная мера там, где руководство страны стремится избежать вооружённого мародёрства и дезертирства с оружием. И в наши дни никто не вручает солдату автомат в военкомате. К тому же в любой армии вовсе не весь личный состав вооружён винтовками, ручное стрелковое оружие положено далеко не всем, ибо существуют различные виды войск и роды службы. (Прим. издателя)

руку восставшим сыграло известие о начавшейся в июле обязательной мобилизации в Красную Армию офицеров и медработников, а затем мужчин 1896-1897 годов рождения. И совсем испортило отношение к Советской власти введение военно-конской повинности. Занимавшиеся перевозками пассажиров и грузов по Сибирскому тракту жители уезда не желали лишаться своих лошадей, передавая их в Красную Армию. Все это еще больше настроило население против новой власти. Заколебались даже те, кто еще недавно на фронте выступал за политику большевиков.

Восстание в Малмыжском уезде готовилось заранее. Еще весной в Сюм-сях, Селтах и Вавоже появились члены Учредительного собрания правые эсеры Виноградов и К.С. Шулаков, призывавшие к передаче власти в руки Учредительного собрания. Им удалось наладить контакт с интеллигенцией и находившимися здесь бывшими офицерами. С началом Ижевско-Воткинского мятежа эти люди стали инициаторами вовлечения населения отдельных волостей в восстание.

Первыми против политики большевиков выступили жители Сюмсинской волости. Продотряд, работавший в Сюмсях, попытался вывезти собранный хлеб на пристань Медведок на реке Вятке. Но председатель волисполкома И. Федотов не смог, а может и не захотел, организовать крестьян, отказавшихся предоставить подводы, на вывозку хлеба. Об этом сообщили продовольственному комиссару, находившемуся в соседней волости. Ночью он привел в Сюмси вооруженный отряд с двумя пулеметами и скрытно расположил их на горе против здания волостного исполкома.

Днем, 12 августа, был собран волостной сход. У здания волисполкома стали собираться толпы крестьян. К полдню их собралось около двух тысяч.

Ведущую роль на сходе сразу же стали играть члены партии эсеров, заявившие, что только они являются защитниками интересов крестьян. От имени собравшихся выступали эсеры Смирнов Михаил Степанович (делегат от крестьян деревни Шулаки) и Виноградов Григорий Михайлович (делегат от крестьян деревни Гуртлуд). Обращаясь к продовольственному комиссару, они заявили, что необходимо обеспечить зерном голодающих волости и только потом вывозить излишки и отменить приказ о вывозке хлеба. Но тот отменить распоряжение отказался и, вынув револьвер, выстрелил в воздух. По этому сигналу пулеметчики, спрятанные в засаде, дали неприцельную очередь по толпе. Среди собравшихся началась паника. Оставив нескольких раненных и одного убитого, крестьяне разбежались. Опасаясь ареста, руководители выступления Смирнов С.М., Виноградов Г.М., Быков, Перевозчиков, Подлеских К.М., Бендаржевский и Смирнов М.Л. укрылись в лесах за рекой Кильмезь.

Напуганные такими действиями продотряда и оказавшись без руководителей, крестьяне подчинились. Уже через два дня по Сибирскому тракту на юг двинулись первые подводы с хлебом [4, с 555].

Но, подчинившись внешне, крестьяне не покорились и готовились к бою. Секретарь волисполкома, бывший урядник Ефим Зорин привез из Ижевска в

свою родную деревню Маркелово винтовки и патроны. Ему удалось собрать и вооружить небольшой отряд решительно настроенных крестьян. Первое время они не предпринимали активных действий из-за превосходства продотряда в численности и вооружении. Но после того, как продотряд ушел на Малмыж в связи с начавшимся там еще 9 августа мятежом Московского продовольственного полка под командованием Степанова, положение резко изменилось.

Сторонники большевиков были малочисленны, слабо организованы и беспечны. Воспользовавшись этим, в конце августа Ефим Зорин двинул свой отряд на Сюмси. Повстанцы вошли в село днем, когда все были на полевых работах. Разгромив Волисполком, сорвав и исколов штыками вывеску, повстанцы арестовали активистов советской власти. Председателя волисполкома И. Федотова, председателя ссыпного пункта М.С. Морсеева и военрука отправили под конвоем в Ижевск.

А тем временем восстание разгоралось. 20 августа ижевцев решили поддержать в Селтах, а 28 августа и в Вавоже. Началась агитация за присоединение к восстанию в Волипельгинской, Водзимоньинской и Кильмезской волостях. Ижевско-Воткинское восстание достигло границ Сюмсинской волости. Возникла угроза выхода восставших в тыл частям Красной Армии, ведущим бои за Казань. Необходимо было принимать решительные меры.

По просьбе помощника командующего 2-ой армией Максимова И.Ф. главным комиссаром продовольственных отрядов Зусмановичем Г.М. в Мал-мыж был направлен отряд, насчитывающий 400 бойцов, под командованием Михаила Никитича Г орелова. Этот отряд, прибывший 14 августа в Котельнич из Москвы, принял активное участие в разгроме мятежа Степанова. Перед отправкой на фронт он размещался в городе Уржум. 29 августа отряд прибыл в Малмыж, где приказом по 2-ой армии для его усиления были направлены ижевские и вятские комсомольцы из состава второго батальона 19-го Уральского полка, перебрасываемого из Вятки под Казань. Комсомольцы были распределены в основном по пулеметным расчетам и артиллерийским взводам.

*

2 сентября отряд в полном составе при двух орудиях и семи пулеметах двинулся на Вавож. Перед ним стояла задача, закрепившись в селе, вести разведку в направлении на Ижевск, препятствуя распространению восстания на территорию Малмыжского уезда. Заняв село Кильмезь, где красноармейцами был расстрелян местный Совет за «контрреволюцию», Горелов направил на Вавож только часть сил. Опасаясь удара со стороны Сюмсей, где появились отряды восставших крестьян, по Сибирскому тракту был направлен отряд в 30 штыков под командованием Торхова. 4 сентября красноармейцы заняли без боя село Сюмси. Повстанцы, не решившись вступить в бой, отошли к деревне Маркелово. [6, с. 103] В направлении этой деревни, для оказания помощи сюм-синцам, начинают выдвигаться боевые отряды Халдинской и Сям-Можгинской волостей. В связи с этим, на усиление Красного отряда в Сюмсях, 6 сентября

Гореловым направляется команда Казанского кавалерийского отряда в 19 сабель под командованием уездного военкома А.Г. Савинцева. Получив подкрепление, красноармейцы с боем заняли деревню Солодяны, после чего вернулись в Сюмси. 9 сентября в Сюмси из Халдинской волости, обойдя заставы мятежников, пробрался небольшой партизанский отряд из 6 человек под командованием волостного военного комиссара М.Е. Зорина. Он сообщил о начавшемся выдвижении на деревню Маркелово Узинского и Селтинского отрядов Народной Армии. Здесь из отрядов разных волостей началось формирование общего фронта против красных. Командование фронтом взял на себя бывший офицер Банников из деревни Банники Старо-Зятцинской волости. Первое время его помощником был житель Сюмсей Шабалин А.Т., также бывший офицер.[7]

10 сентября отряд Савинцева вступил в бой с перешедшими в наступление восставшими, которые, потеряв убитыми 4 человек, заняли 4 деревни. Из-за возникшей угрозы прорыва восставших на Сюмси, а также отступления отряда Г орелова из Вавожа, красноармейцы Савинцева отошли по Сибирскому тракту за реку Валу. Перед уходом на почте ими был снят телеграфный аппарат. [6, с. 111]

На следующий день после вступления в Сюмси отрядов Народной Армии, то есть 11 сентября, по инициативе вернувшихся в село из закильмезских лесов Смирнова М.С., Виноградова Г.М., Быкова, Перевощикова, Подлесских К.М. и Бендаржевского был созван волостной сход. Перед собранием выступил М.С. Смирнов. Он напомнил делегатам расстрел 12 августа и призвал вооружаться для защиты своего трудового хлеба. Его поддержал крестьянин деревни Солодяны Овечкин Федор Матвеевич. Он со слезами на глазах обратился к сходу: «Меня продовольственный отряд садил в тюрьму и требовал непосильную контрибуцию. И били. Поэтому надо сейчас встать как один против большевиков и прогнать этих мошенников, так как они сегодня били меня, а завтра будут бить вас».[8, с. 75]

Волостное собрание приняло решение поддержать Ижевское восстание и создать Сюмсинский Отряд Народной Армии, мобилизовав для этого мужчин пяти возрастов. Интеллигенция, собранная командующим Банниковым в Народном доме, приняла решение поддержать решение крестьян. В распоряжение Народной армии передавалась волостная больница во главе с врачом Александром Леоноровичем Гурко-Омелянским. Освобожденные от военной службы предложили свои услуги в качестве писарей при штабе отряда. В результате был сформирован отряд в составе четырех рот:

1 рота - командир Матвей Веприков из Сюмсей, отслуживший срочную службу в Семеновском полку;

2 рота - командир бывший прапорщик из Деревни Гуртлуд Виноградов

Г.М.;

3 рота - командир Калинин из деревни Моторки;

4 рота - командир Филимонов из Кильмезской волости.

**

Мобилизованным были выданы винтовки с одной обоймой патронов. Ни снаряжения, ни продовольствия в распоряжении организаторов восстания не было, поэтому новобранцам предписывалось иметь при себе продуктов на две недели и запасные лапти. Денежного содержания ни солдаты, ни офицеры не получали, в отличие от красноармейцев. Для управления отрядами Народной Армии в Сюмсях было создано два штаба: штаб командующего левой группой Банникова - начальник штаба Тетенькин Александр Васильевич, помощник начальника штаба - прапорщик Хлебников из Сям-Можги; штаб командующего правой группой Квакина - начальник штаба Смирнов Михаил Степанович из деревни Шулаки.

Ввиду отсутствия на волостном собрании представителей закильмезских сельских обществ, на Гуру, для организации отряда в поддержку восстания, был выслан отряд в 30 штыков под командованием Матюшина из деревни Большой Сардык. Крестьяне, в количестве до 800 человек, собравшиеся на сельском сходе под председательством Минея Мартемьяновича Шмыкова из деревни Шмыки, выразили сомнение в необходимости браться за оружие. От собрания в Сюмси и Селты для выяснения обстановки была направлена делегация в составе Мезенцева Григория Лупповича из деревни Зятцы, Шмыкова Андрея Дмитриевича и Шмыкова Аверьяна Петровича из деревни Шмыки. По их возвращению было принято решение вооружиться и организовать отряд Народной Армии.

В состав отряда подлежали обязательной мобилизации мужчины 1883 -1885 годов рождения. Мобилизация проходила под строгим контролем сформированного военного отдела под командованием Матюшина. По завершению мобилизации, Мезенцев Г.Л. возглавил сформированный отряд. Казначеем был избран Шмыков Прокофий Илларионович, а членом штаба Шмыков Василий Мартемьянович (оба из деревни Шмыки). Отряд, в количестве около 200 штыков, сразу же был направлен в распоряжение штаба в селе Сюмси.

Одновременно в северном направлении выступила группа в 12 человек во главе с членом штаба Шмыковым Василием Мартемьяновичем. Перед ними была поставлена задача: поддержать повстанцев Больше-Сардыкской волости Глазовского уезда, занявших село Порез и арестовавших местный волостной исполком. [8]

В результате внезапного появления отряда Шмыкова В.М., в Порезской волости был арестован член уездного продовольственного комитета Козвонин и 4 служащих того же комитета, производящих заготовку хлеба. У них было изъято в пользу Народной Армии 20 тысяч рублей продовольственных денег. [7, с. 116]

Отряд Шмыкова В.М. прикрывал Сюмсинскую волость с севера, в то же время угрожая прорывом восставших на город Вятку. Не получая подкрепления, он продержался в селе Порез до начала октября. И только с приходом из села Уни отряда красноармейцев в 250 штыков под командованием Данцера, повстанцы были разбиты и рассеяны в окрестных лесах.

А в это время передовые части повстанцев продвигались по Сибирскому тракту на село Муки-Какси. Опасаясь окружения, 11 сентября отряды Г орелова и Савинцева отступили на село Кильмезь. Воспользовавшись этим, части Народной Армии заняли переправы через реку Валу. 13 сентября передовые части повстанцев вошли в волостной центр Вихарево, что в трех километрах за Валой. Опасаясь прорыва противника на Малмыж, Горелов отступил по тракту к реке Вятка, оставив в селе Кильмезь Савинцева с 70 бойцами. Для подкрепления малочисленного отряда красноармейцев, он организовал боевую дружину из добровольцев Кильмезской волости в 40 штыков.

14 сентября в Вихареве, по инициативе пришедших из Сюмсей агитаторов, проходило волостное собрание. Главный вопрос повестки собрания - участие в восстании и формирование отряда в поддержку Народной Армии. Но неожиданно большинством голосов было принято решение: «всей волостью Белым не подчиняться, мобилизовать мужчин от 18 до 40 лет и просить оружие».

Из-за упорного нежелания крестьян воевать провалилась и мобилизация в Муки-Каксинской волости. Только небольшое количество добровольцев под командованием бывшего урядника Туева влилось в отряды повстанцев [9, с. 155]. По этой причине подошедшие из Сюмсей части Народной Армии не пошли на Кильмезь, а закрепились в селе Муки-Какси, выдвинув от каждой роты по одному взводу для сторожевой службы на южном берегу реки Вала.

Воспользовавшись нерешительностью действий повстанцев, Савинцев вновь занял Вихарево и начал формирование отряда добровольцев из местных крестьян. Уже 17 сентября вооруженные крестьяне стали нести дозорную службу, выдвигаясь в направлении реки Валы. Повстанцы попытались помешать этому, организовав 18 сентября ночной бой за Вихарево. Один отряд под командованием поручика Медведева наступал по Сибирскому тракту со стороны Муки-Каксей, а другой - под командованием Коротаева со стороны Вавожа вышел в тыл красноармейцам, перерезав тракт на Кильмезь у деревни Яшкино. Но атакой добровольческой дружины Вихаревской волости, под командованием Ильи Павловича Колотова, отряд мятежников был разбит, а окружение прорвано. Вавожский отряд, потеряв 10 человек убитыми, ранеными и попавшими в плен, отступил на Водзимонье.

Понесли потери и наступавшие по Сибирскому тракту, что вынудило их отойти за реку Валу, повредив за собой мост. Преследуя противника, 19 сентября красноармейцы под прикрытием артиллерийского огня попытались с ходу захватить и восстановить мост через реку, но под напором атакующего противника и из-за сильного ружейного огня вынуждены были отступить. Несмотря на неудачу, исполняющий обязанности командующего 2-ой армией Максимов И.Ф. приказом № 1 от 19 сентября поставил перед Гореловым задачу на продолжение наступления: «.. .занять и закрепить за собой переправы через реку Валу включительно от Вавожа до устья. Установить связь с отрядом Малыгина (в районе села Новые Зятцы); разведку производить включительно от направ-

ления Вавож - Венья до дороги Вихарево - Селты включительно»[10, с. 65]. На следующий день бой за переправу продолжился. Мост переходил из рук в руки два раза, но закрепиться на переправе красноармейцы не смогли. Окопы, занятые отрядом повстанцев численностью в 500 человек, были очень удобны и усилены несколькими пулеметами. Особенно мешал переправе своим прицельным огнем стрелок, укрывшийся на дереве вблизи моста. Таким образом, двухдневный бой 19 и 20 сентября окончился безрезультатно, и отряд Горелова (сам он в бою 19 сентября получил контузию, упав с моста вместе с лошадью) отошел на исходную позицию.

Дальнейшие действия носили характер пассивной обороны с обеих сторон, что было связано с разразившейся эпидемией испанской инфлюэнцы (современное название болезни - грипп). Только среди красноармейцев в районе Ви-харево - Кильмезь заболело 200 человек, из которых умерло 176. Несмотря на потери от заболеваний, Савинцев укреплял свой тыл и наращивал силы. Во все окрестные селения были направлены карательные отряды. Выявляя сочувствующих восстанию или просто не согласных с политикой большевиков, арестовывали их и отправляли в Вихарево. Здесь с ними был один разговор - расстрел. Среди казненных оказались и пятеро жителей деревни Красный Яр.

Укрепляли свои позиции и повстанцы. К Вале подходили новые отряды, подвозили оружие и патроны. Появились офицеры из Ижевска, взявшие командование в свои руки.

Таким образом, в начале сентября Ижевско - Воткинское восстание распространилось на Малмыжский уезд. Восставшие контролировали все волости севернее реки Вала. И все же, несмотря на слабую дисциплину и партизанщину, войска 2-ой армии добились некоторых успехов. Арская группа войск Азина совместно с 5-ой армией П.А. Славена 10 сентября освободила Казань, а группа Чеверева удерживала станцию Агрыз и линию железной дороги до станции Сюгинская. Это не позволило объединиться подразделениям Народной Армии из Казани и Ижевска по линии Казанбургской железной дороги.

После этого продвижение повстанцев севернее железной дороги по Сибирскому тракту на Казань потеряло смысл. Несмотря на это, повстанцы по инерции пытались наступать на запад. Но с назначением нового командующего Шорина Василия Ивановича, Вторая армия Красных перешла в решительное наступление по всему фронту. Приказом № 2 от 28 сентября отряду Горелова, преобразованному во 2-ой сводный полк, предписывалось: «. обеспечить фланг и глубокий тыл Азина и направление на Малмыж, для чего оказать Азину содействие во взятии Вавожа, закрепить за собой переправы через Валу от Ва-вожа до устья и выдвинуться вперед для захвата Сюмсей и установления связи с группой Малыгина.» [10, с. 67].

Затишье на фронте закончилось. Уже 2 октября красноармейцы, выдвигаясь от Вихарева к реке Вале, обстреляли разведку повстанцев. На следующий день конная разведка красноармейцев обнаружила секрет противника, но по-

3 Дорога Казань-Екатеринбург. (прим. издателя)

дойти к нему помешали болота. Солдаты противника, выдвигающиеся по лугу вперед перебежками, были обстреляны из пулеметов. В результате противник в панике отступил в лес.

4 октября в районе деревень Карманкино между Красными разведчиками и караулом повстанцев произошла перестрелка. В результате трехдневной разведки было выявлено наиболее слабое место в обороне отрядов Народной Армии. Тогда батальон И.П. Колотова приступил к подготовке переправы через реку Валу. Сколачивали из бревен плоты, собирали у местных жителей лодки. В качестве разведки боем, 6 октября на вражеский берег был направлен небольшой отряд добровольцев. Отделение пехоты, переправившееся через реку Валу у Карманкино, зашло в тыл противнику. Заставе повстанцев, оборонявшей берег реки Валы, было предложено сдаться. Они намеревались сложить оружие, но, из-за случайного выстрела со стороны красноармейцев, началась перестрелка. В результате противник был перебит, но на стрельбу поспешили подкрепления повстанцев. Подошедшими резервными отрядами переправа была сорвана и красноармейцы отошли за реку. В этом бою, разбросав все гранаты и расстреляв все патроны, попал в плен доброволец из местных крестьян Яким Вихарев.[11]

Современная карта района боевых действий

На следующее утро, по приказу Савинцева, по уже разведанному пути от Карманкино на Муки-Какси выдвинулась рота красноармейцев. На горе, у окраины села, они захватили заставу мятежников во главе с поручиком Медведевым. В связи с отсутствием руководителей повстанческих сил, находившихся на волостном съезде в Сюмсях, он являлся на тот момент командующим фронтом. Медведев сообщил, что отряды Народной Армии на Вале насчитывают до 3000 штыков. Однако это не испугало красноармейцев и, рассчитывая на внезапность, красные вступили в бой. Установив два пулемета на возвышенности, они открыли сильный огонь по противнику с тыла. Опасаясь полного окруже-

ния, повстанцы начали отходить. Но и рота красноармейцев, не имея связи с главными силами, после трехчасового боя вынуждена была отступить на Кар-манкино. Несмотря на отступление, задача, поставленная перед ротой, была выполнена. Воспользовавшись паникой среди восставших, Горелов главными силами занял мост по Сибирскому тракту и выдвинулся к Муки-Каксям.

Уже в 10 часов вечера 7 октября в оперативной сводке штаба Второй армии было записано: «Ижевское направление. В районе Кильмези, что по дороге Малмыж - Дебессы, наши части с боем заняли линию Водзимонье, Мокрецово, Вожешур, Муки-Какси...» [10, с. 75]

Заняв Муки-Какси, Савинцев приказал собрать местное население на сельский сход в доме священника. Но собравшихся мужчин просто выпороли и отправили под арест в деревню Вожектем, где располагался штаб полка. Отобрав полтора десятка человек, в том числе и сельского священника, красноармейцы расстреляли их в поле за деревней. Остальных арестованных под конвоем отправили в Кильмезь. Так на занятой у повстанцев территории начал действовать красный террор. Долго еще после боев, как память о грозном 1918-ом годе, вдоль Сибирского тракта видны были кресты на братских могилах местных крестьян и ижевских рабочих, пришедших к ним на помощь.

Потери повстанцев были огромны и, в первую очередь, из-за установки Красных в плен «мятежников» не брать. За время боев на реке Вале повстанцы потеряли убитыми и утонувшими в реке около 300 человек, и только пятеро были взяты в плен. [9, с. 167] В результате поражения на реке Вале, отряды Народной Армии, оторвавшись от наседавших на них красноармейцев, отступили по Сибирскому тракту. В Сюмси они вошли темной ночью, под проливным дождем, и заняли предоставленные комендантом квартиры. Сдавать село без боя командование не собиралось, поэтому передовые отряды были выдвинуты на линию Васькино - Русская Бобья - Вишорки. По вопросу организации обороны в помещении пожарной части состоялось собрание, затянувшееся на всю ночь. Неожиданно для командования фронтом, сюмсинцы отказались сражаться на улицах родного села, подвергая опасности своих близких. Пришлось принять другое решение. Село предлагалось оставить, не принимая боя. Однако при этом, все боеспособное население должно было эвакуироваться. Зная о жестокости красноармейцев по отношению к зажиточному населению, предлагалось выехать и местным предпринимателям.

Через два дня, утром 9 октября, части Народной Армии отступили в направлении деревни Маркелово. Несмотря на приказ, в селе осталось много повстанцев, решивших сложить оружие. Попрятавшись по домам, они ждали, что готовит им судьба. А в это время, имея в своем распоряжении 984 штыка, 5 орудий и 10 пулеметов, Горелов действовал осторожно. Его передовые части, опасаясь засад, медленно продвигались вперед. Считая Сюмсинскую волость враждебной, красноармейцы брали заложников во всех встречающихся по пути деревнях. По отношению к активным участникам боев они были безжалостны. Так, на линии передовых отрядов повстанцев, красными кавалеристами была

задержана группа молодых парней из деревни Старой (Удмуртской) Бабьи. Как «мятежники», захваченные с оружием в руках, они были расстреляны на месте и позднее погребены у Сибирского тракта вблизи деревни Русская Бабья.

Среди расстрелянных крестьян оказались: Григорий Иванович Рябов (20 лет), Гавриил Иванович Рябов (30 лет), Василий Флорович Вознесенский (20 лет), Иван Дмитриевич Козлов (28 лет), Матвей Николаевич Пинегин (20 лет), Александр Данилович Южаков (24 года), Василий Владимирович Воронов (20 лет), Степан Григорьевич Воронов (24 года), Николай Григорьевич Воронов (20 лет), Даниил Семенович Замиров (20 лет), Яков Филиппович Южаков (27 лет), Матвей Матвеевич Южаков (26 лет) и еще один (24 года), оставшийся неизвестным (по причине повреждения текста документа). Стремление очистить от враждебных отрядов и закрепить за собой занятую территорию вынуждало Горелова не спешить. Поэтому только после ухода повстанцев, со стороны деревни Русская Бобья к Сюмсям приблизилась конная разведка красных. На следующий день, 10 октября, в село вступил передовой отряд Второго сводного полка под командованием Савинцева. Командованию было отправлено донесение о том, что село Сюмси было занято с боем, хотя части противника находились в 12 километрах по дороге на Юбери [12, л. 215-216]. Всех попавших в плен с оружием в руках и задержанных по подозрению в организации восстания загнали во двор дома лесопромышленника А.М. Долбежева, где расположился штаб отряда, и безжалостно изрубили шашками. Среди казненных был и командир первой роты Сюмсинского отряда Народной Армии Матвей Веприков.

Несмотря на жестокость красноармейцев, в настроениях сюмсинцев наступил перелом. Многие считали, что служить можно и в Красной Армии. Вначале к красным потянулась молодежь, а затем люди и постарше. При этом некоторые из них еще совсем недавно, в качестве повстанцев, принимали участие в боях на реке Вале. Всего в отряд Савинцева добровольно вступили 17 жителей села. Многих из них мы можем назвать: Горев Андрей Яковлевич (погиб в годы Гражданской войны), Заболотских Павел Григорьевич (погиб в годы Гражданской войны), Максимов Иван, Шилов Александр, Шарипов, Шабалин Виктор Алексеевич (участник боев на Вале), Суворов Николай Степанович (участник боев на Вале), Кулигин Константин Степанович (участник боев на Вале), Ардашев Кузьма Сергеевич, Попков Федор Андреевич и Ульянов Александр Иванович [4, с. 555]. По всему чувствовалось, что Советская власть в селе восстанавливается всерьез и надолго. Начинает свою работу волостной совет. Ввиду отсутствия в селе начальника почтово-телеграфного отделения Молчанова, отступившего с повстанцами, на эту должность из села Вихарево был переведен Елизар Павлович Цветков (уроженец деревни Г урезь-Пудга Вавожского района). Ему предписывалось восстановить телеграфную связь для частей Красной Армии, действующих в районе Сюмсей, и организовать работу почтово-телеграфного отделения. После восстановления связи, в Сюмсях разместился штаб Второго сводного полка.

Тем временем в село Гура со стороны села Порез вошел отряд под ко-

мандованием латыша Данцера, продвигавшийся на соединение с полком Горелова в Сюмсях. Здесь в отряд добровольно вступили Тимофей Николаевич Туркин (в январе-июне 1919 года был командиром 2 роты 1 батальона 247 полка 28 стрелковой дивизии) и Шмаков Федор Павлович из деревни Бадзимлуд. Изъявил желание воевать в Красной Армии и Иван Викулович Кудрявцев из деревни Шмыки. Так, пополняя свои ряды местными добровольцами, красноармейцы постепенно вытесняли повстанцев за пределы Сюмсинской Волости.

Уже 14 октября отряд Савинцева продолжил наступление, заняв деревню Маркелово. Как «гнездо контрреволюции», деревня была разграблена и сожжена. Так, подавляя «мятеж», Второй сводный полк Горелова продвигался по Сибирскому тракту. Первое за неделю серьезное столкновение с повстанцами произошло 16 октября на окраине села Селты. С рассветом красноармейцы двинулись на село. У деревни Чаня-Бия они были встречены передовым отрядом повстанцев, вооруженных одним пулеметом и винтовками. Они не смогли долго продержаться под орудийным огнем и натиском красных, поэтому отступили к Селтам. Вечером этого же дня начался штурм села. Часть красноармейцев наступала с юго-запада, а другая по Сибирскому тракту с северо-запада с целью окружить противника. Отслужив молебен о даровании победы, отряды повстанцев вступили в бой. Из-за недостатка винтовок, многие шли в атаку с вилами и лопатами (Выделено издателем). Не имея достаточного количества патронов, на артиллерийский и пулеметный огонь красноармейцев они отвечали редкими выстрелами. В результате ожесточенного боя, не выдержав удара по флангам своих позиций, повстанцы в беспорядке отступили на село Узи. Эта победа стоила красноармейцам незначительных потерь - 9 раненых и ни одного убитого. Савинцев, закрепившись в Селтах, выдвинул в окрестные деревни группы красноармейцев для выяснения там обстановки и предотвращения внезапного нападения повстанцев с фланга и тыла. Из этих населенных пунктов были доставлены в штаб задержанные по подозрению в организации восстания.

В Селтах был создан трибунал, который рассматривал дела задержанных граждан. Перед выступлением отряда на Узи был проведен митинг, после которого отряд был выстроен возле церкви. Сюда были приведены «мятежники». Председатель трибунала зачитал приговор осужденным. Все они приговаривались к расстрелу. Здесь же, в присутствии отряда, приговор был приведен в исполнение. Чтобы случайной пулей не задеть присутствующих красноармейцев, осужденным приказывали ложиться на землю и выстрелом из винтовки убивали. Несколько человек было зарублено шашками.

Казни арестованных продолжались и в последующие дни, до конца ноября. Так, в числе пятерых казненных 17 ноября, оказался Петр Феоктистович Останин, 46 лет, из деревни Маркелово. Вместе с другими жертвами расстрела он был похоронен в церковной ограде села Селты. В настоящее время на месте захоронения находится памятник воинам-односельчанам, погибшим в Великой Отечественной войне [13]. Дальше из Селтов полк двинулся двумя отрядами. Один, под командованием Савинцева, двигался через Узи и Старые Зятцы на

Якшур-Бодью. Второй, под командованием Горелова, двигался через Новый Мултан, Узей-Туклю, Рябово и Нылгу на Большую Норью.

Таким образом, действуя широким фронтом, Красные к началу ноября вытеснили мятежников с территории Малмыжского уезда. Многие сюмсинцы под их напором вынуждены были навсегда покинуть родные места. Влившись в ряды Ижевско-Воткинской армии, они пережили горечь поражения. Часть из них, не смирившись, ушла за Каму и влилась в ряды формирующейся Сибирской армии Колчака.

Источники и библиография

1. Саламатов Н. На последнем земском съезде. // «Авангард». 1989, 21 ноября.

2. Зубарев С.П. За республику Советов. - Ижевск: «Удмуртия», 1970.

3. Установление и упрочение советской власти в Вятской губернии: Сборник документов. - Киров, 1957.

4. Ульянова А.И. Как мы завоевывали власть. Воспоминания. Рукописный фонд УдНИИ. Д. 122.

6. Удмуртия в период иностранной военной интервенции и гражданской войны. Сборник документов. Часть I. - Ижевск, 1960.

7. Ульянов А.И.. За власть Советов. //«Знамя». 1967, 23 декабря

8. Рябов И.М. Сюмси. Век за веком, за годом год. - Ижевск, 1999.

9. Дмитриев П.Н., Куликов К.И. мятеж в Ижевско-Воткинском районе. -Ижевск: «Удмуртия», 1992.

10. 2-я армия в боях за освобождение Прикамья и Приуралья. 1918 - 1919. Документы. - Устинов, 1987. С. 65.

11. Лапшин Ф. Вихаревцы. // «Сельская трибуна». 1966, 20 октября

12. ГАКО, ф. 876, оп. I, д. 92,

13.Зорин П. В мятежном 1918. //«Октябрь», 1981, 17 февраля

Автор статьи (на фото слева) во время экспедиции по местам боёв.

Видны следы окопов.