Научная статья на тему 'ЮЖНОЕ НАПРАВЛЕНИЕ ЕВРОПЕЙСКОЙ ПОЛИТИКИ ЕС: СТРАТЕГИЧЕСКАЯ СОСТАВЛЯЮЩАЯ'

ЮЖНОЕ НАПРАВЛЕНИЕ ЕВРОПЕЙСКОЙ ПОЛИТИКИ ЕС: СТРАТЕГИЧЕСКАЯ СОСТАВЛЯЮЩАЯ Текст научной статьи по специальности «Политологические науки»

CC BY
102
12
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ЕВРОПЕЙСКИЙ СОЮЗ / EUROPEAN UNION / СРЕДИЗЕМНОМОРСКИЙ СОЮЗ / РЕГИОН СРЕДИЗЕМНОМОРЬЕ / УГЛЕВОДОРОДНОЕ СЫРЬЕ / АРАБСКАЯ ВЕСНА / ARAB SPRING / ЕВРОМЕД / UNION OF THE MEDITERRANEAN / EUROPEAN / MEDITERRANEAN REGION / HYDROCARBON MATERIAL

Аннотация научной статьи по политологическим наукам, автор научной работы — Квариани Анастасия Зурабовна

В статье автор анализирует инициативу на южном направлении ЕПС политики соседства - средиземноморскую политику, в том числе, Средиземноморский союз. Автор демонстрирует значимость региона Средиземноморья и корреляцию с политикой ЕС на этом направлении, взаимное влияние на идентичность, изучает акторов инициативы, их интересы в данном взаимодействии, описывает результаты работы проекта и делает прогнозы о дальнейшем развитии.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

South direction of European Neighborhood Policy of EU: strategiccomponent

The article analyzes the initiative in the south of the European Neighborhood Policy - Union for the Mediterranean. The author demonstrates the importance of the Mediterranean region and the correlation with the EU policies in this area, reciprocal influence on identity, exploring actors of the initiative, their interests in this interaction, describes the results of the project and makes the further forecast of development.

Текст научной работы на тему «ЮЖНОЕ НАПРАВЛЕНИЕ ЕВРОПЕЙСКОЙ ПОЛИТИКИ ЕС: СТРАТЕГИЧЕСКАЯ СОСТАВЛЯЮЩАЯ»

А.Э. КВАРИАНИ аспирант, факультет политологии, кафедра сравнительной политологии МГУ имени М.В. Ломоносова1

Южное направление Европейской политики ЕС: стратегическая составляющая

С развитием международных отношений в ХХ-ХХ1 вв. стали появляться новые акторы, такие как Европейский Союз (ЕС). Как новому развивающемуся субъекту мировой политики ЕС потребовались новое геополитическое пространство и новые модели создания идентичности, чтобы строить и демонстрировать свою многостороннюю стратегию в рамках международных отношений. Эта модель подразумевала как привлечение новых членов ЕС и ассоциированных государств, так и создание новых форм взаимодействия, что подразумевало наличие определённых новых проблем (миграционных, демографических, энергетических и др.). Одним из новых и уникальных проектов стала так называемая «Европейская Политика Соседства» (ЕПС) - инициатива, направленная на выстраивание взаимодействия с соседними государствами. Евро-средиземноморское партнерство стало одной из первых программ, по сути давших начало тому, что впоследствии получило название «ЕПС». Зародилось это направление на Барселонской учредительной конференции министров иностранных дел (Барселона 27-28 ноября 1995 г.), где была сформулирована долгосрочная задача по созданию Средиземноморского союза.

Взаимодействие Европейского Союза и государств Средиземноморья представляет собой многовекторную проблему в контексте современных международных отношений, комплексный характер которой вытекает из многообразия связей ЕС и Средиземноморья, а также разнотипности по многим параметрам объектов взаимодей-

Квариани А.З., е-таН: nastella@inbox.ru

ствия. Кроме того, сам Средиземноморский регион- это сложная структура, имеющая определенную геополитическую, историческую и культурную идентичность.

Более полная картина Средиземноморского региона невозможна без обзора его геополитического значения «моста» между Европой, Азией и Африкой, средиземноморскими и черноморскими государствами. Это - обширный морской бассейн с множеством проливов и каналов от самых крупных и известных (Гибралтарский, Босфор, Дарданеллы, Суэцкий, Коринфский) до небольших (Отранто, Мессинский, Мальтийский, Тунисский, Бонифачо и др.). Каждый из них имеет особый международно-правовой статус. Через них проходят важнейшие мировые водные пути.

В таких проливах установлен транзитный проход: свобода судоходства и полетов с целью непрерывного и быстрого транзита через пролив, а также для целей входа, выхода или возвращения из государства, граничащего с проливом. Осуществление транзитного прохода судов и летательных аппаратов регулируется общепризнанными международными правилами. Они обязаны без промедления следовать через пролив или над ним, воздерживаться от любой угрозы силой или ее применения против суверенитета и территориальной целостности государств, граничащих с проливом, воздерживаться от любой деятельности, несвойственной обычному порядку непрерывного

1

транзита .

В проливах, перекрытых территориальными морями, в соответствии с Женевской конвенцией о территориальном море и прилежащей зоне 1958 г.2 действует режим мирного прохода через территориальные воды прибрежного государства. При этом какое-либо приостановление мирного прохода в проливах не допускается. В соответствии с Конвенцией 1982 г. в проливах иностранным судам, военным кораблям и летательным аппаратам не должно чиниться

1

Игнатенко Г.В. Международное право. М., 1999, с. 255.

2Конвенция о территориальном море и прилежащей зоне. [Электронный ресурс] URL:

http://ppt.ru/newstext.phtml?id=27083 (дата обращения 20.01.2016). 16

препятствий при транзитном проходе и пролете (Гибралтар, Бонифачо, Корсиканский и прочие проливы).

К проливам с национально-правовым режимом относятся в основном проливы со статусом внутренних вод, которые реже используются для международного судоходства. Право на проход иностранных судов через такие проливы предоставляется только по усмотрению прибрежного к данному проливу государства и на устанавливаемых им условиях.

Согласно Конвенции, относительно обеспечения свободного плавания по Суэцкому каналу 1888 г. и законодательным актам Египта, этот канал открыт для прохода всех торговых и военных судов без различия флага, как в мирное, так и военное время. Запрещается использование зоны канала для создания военно-морских баз. Блокада его признается как недопустимая.

Правовой режим Коринфского канала регламентируется национальным законодательством Греции и рядом двусторонних договоров, предусматривающих льготные условия прохода через канал. В частности, по греко-американскому соглашению (1953 г.) американским кораблям предоставляется право беспрепятственного прохода через канал1. В целом, регулирование прохода по водам Средиземного моря - сложный процесс с множеством особых дополнений для каждого отдельного субъекта права. С учетом значимости Средиземноморья для международного сообщения, установлен в целом достаточно либеральный режим прохода.

Будучи издавна стратегическим транспортным путем, в ХХ в. Средиземноморье стало еще и «нефтяным конвейером», объектом внимания держав, а также ресурсом экономики развивающихся стран. Воды Средиземного моря соединяют инвесторов, добытчиков, экспортеров, импортеров «черного золота» и газа. Неевропейские экспортеры - Алжир, Египет, Ливия (есть запасы в Тунисе); к ним может присоединиться еще Израиль. Суэц связывает среди-

1 Центр Морского права. Справочная информация: Международно-правовой режим Средиземного моря. [Электронный ре-сурс]URL: http//http://www.sea-law.ru/index.php? op-

tion=com_content&task=view&id=126&Itemid=76 (дата обращения 20.01.2016)

земноморские пути с Красным морем, Персидским заливом, где расположены поставщики нефти: Катар, Саудовская Аравия, Объединенные Арабские Эмираты, Кувейт. Ирак, Иран, Судан. Босфор и Дарданеллы открывают путь в Черное море, к таким нефтедобытчикам, как Россия, Румыния, Болгария, а опосредовано через трубопроводы к нефтеносным шельфам Каспия (Азербайджан, Казахстан, Иран). Через Гибралтар поддерживается связь с Нигерией, Венесуэлой, Мексикой", Анголой, Канадой.

В средиземноморских странах Южной Европы есть месторождения нефти и газа (в основном в Италии, немного в Испании и Франции), но их явно недостаточно, и Европа в целом (за исключением Североморской добычи Норвегии и Великобритании) остается основным импортером нефти. По вопросам разработки месторождений нефти и газа в Средиземноморском регионе возникают новые споры. Так, после открытия крупных месторождений нефти и газа на шельфе Греции и Кипра Турция потребовала допустить ее к участию в разработке месторождения, т.к. по ее заявлениям она может также иметь права на этот шельф. Претензии заявил и Египет. Еще один «острый узел» - новые месторождения в Израиле «Левиафан» и «Тамар»; по поводу них в спор с Израилем за права на владение шельфом и добычу на нем могут вступить Египет и Ливан.

Израиль выступил с инициативой строительства газопровода, ведущего в Европу через Средиземноморские страны - Кипр, Грецию, Италию. ЕС, в свою очередь, готов инвестировать в проект несколько миллиардов, надеясь ослабить свою зависимость от поставок газа и нефти из России. В то же время транспортировку газа из России намечено сместить ближе к Средиземноморью (через Турцию - «Турецкий поток»), чтобы заменить ненадежные украинские маршруты доставки «голубого топлива» в Европу, а также предложить альтернативу заблокированному ЕС «Южного потока.

Значительные запасы нефти и газа имеют для Европы стратегическое значение. Общий объем импорта нефти и природного газа в Европу через Средиземное море составляет примерно 65% от потребляемых объемов. ЕС планирует увеличить поставки нефти и газа с южного побережья Средиземного моря (стран Магриба, Израиля,

Ливии), а также через Суэц - из Катара, Саудовской Аравии, возможно Ирана.

Средиземноморский регион - место сосредоточения военных баз НАТО, а также США и некоторых других государств. США располагают военными базами в Турции, Италии, Болгарии, Румынии, Греции, Испании, Израиле, Косово, Португалии1. По мнению экспертов, военные базы нужны США для поддержания геополитической сети предупреждения угроз и успешного проведения локальных операций. Военные базы Великобритании располагаются на Кипре и Гибралтаре. На Северном Кипре остаются турецкие военные базы. В Средиземном море США держит свой 6-й военный флот (штаб ВМФ США в Неаполе). Здесь военно-морские базы, а также учебные и ремонтно-технические пункты (Таранто, Специя, Анкона, Бриндизи, Неаполь, Гаэта, Ла-Маддалена). В Виченца (Италия) -крупная военно-воздушная база США2.

США намеревались переносить основные силы своего ВМФ в Юго-Восточную Азию, но события в Ливии, Сирии и Египте, активность военно-морских сил Китая и России в этом регионе, заставили уделить снова внимание Средиземноморью. Для сравнения, ВМФ России имел лишь пункт материально-технического обеспечения в Тартусе (Сирия), который" обслуживали 50 российских военных моряков3. Былого присутствия, подобного СССР, давно нет. Тем не менее, Россия направляла к берегам Сирии несколько военных судов в период угрозы начала операции США в ближневосточной стране. Переход Крыма и Севастополя в состав России усилил ее позиции на Черном и Средиземном морях. Россия предполагает основать свою военную базу на Кипре, чтобы уменьшить дисбаланс с военно-морскими силами НАТО.

1 Байков А.А. Геополитика Американских военных баз // Национальная безопасность. 2011. № 1-2, с. 9.

Соловьев В., Иванов В. Военно-базовая удавка // Независимая газета [Электронный ресурс] URL: http//http://nvo.ng.ru/nvo/2004- 01-23/8_bases.html (дата обращения 20.01.16)

3Военные базы РФ за границей. Справка [Электронный ресурс] URL: http://ria.ru/spravka/20100215/209344182.html (дата обращения 20.01.16).

Значимость североафриканского региона для безопасности Европы не ограничивается вопросами добычи и транспортировки энергоносителей. Много других сопутствующих и относительно самостоятельных переменных. Средиземноморский союз может позитивно влиять на безопасность южных границ ЕС и НАТО. Эксперты утверждают, что Европейский союз к 2008 г. фактически создал вокруг своих границ буферную зону, состоящую из союзов со своими соседями, обеспечивающую некоторые гарантии безопасности.

Южная составляющая ЕПС оказалась наиболее масштабной и наполненной особыми противоречиями в отношении общей безопасности. Постоянно беспокоила проблема палестино-израильского и шире арабо-израильского конфликта. Не прекращалось противостояние государств, разделяемых политизированным толкованием религиозных догматов по оси «сунниты-шииты», «радикальный ислам - умеренный ислам». «Арабская весна» 2011 г. и последовавшие затем события в Египте (свержение Мубарака, приход к власти «Братьев-мусульман», победа фельдмаршала Абдул-Фатаха ас-Сиси), Ливии (свержение Каддафи, разгул стихии боевиков), Бахрейне (подавление массовых волнений шиитов), Израиле (массовые выступления народных масс), Турции (противостояние на площади Таксим в 2013 г.), Сирии (гражданская война) обострили ситуацию. Усилились конфликты внутри государств (Ливия, Сирия, Египет, Турция) и между ними (Арабо-Израильский конфликт, Саудовская Аравия - Сирия, Саудовская Аравия - Иран). Образовался опасный очаг ИГИЛ в Ираке, Сирии и Ливии, искры от которого могли перекинуться в Тунис, Алжир.

Свою лепту в обострение противоречий внесли и европейцы, в частности победа левых сил в Греции на парламентских выборах в 2015 г. События на Украине в 20142015 гг. наложили отпечаток не только на политику Восточного партнерства, но также и на средиземноморскую политику ЕС. Обострилась идеологическая и информационная борьба, войны за идентичности, привлекая внимание исследователей и общественности к Средиземноморской политике ЕС.

Неконтролируемая миграция с африканского побережья и Сирии вырастала до угрожающих размеров. В 1990-

е гг. приток иммигрантов в страны ЕС составлял до 1 млн. человек в год, но начиная с 2000 г. он увеличился до 2 млн. человек, что было связано с расширением ЕС на Восток и Юг, а затем с войнами в Ливии и Сирии. По прогнозам, к 2050 г. численность трудоспособного населения в Европе снизится на 18%, а доля населения в возрасте старше 65 лет увеличится до 60%1. Средиземноморское направление - важный путь притока рабочих рук и замещающей миграции. Но отсюда идет и основной поток мигрантов-нелегалов в ЕС.

ЕС выстраивает долгосрочные отношения с государствами-соседями путем подготовки комплементарных условий соседства, расширяя при этом рынки сбыта своих товаров и услуг, закрепляя маршруты доставки энергоносителей, обеспечивая военную безопасность. Программы Политики соседства ЕС строились по географическим направлениям - север (Северное измерение - Норвегия и Исландия, не входящие пока в ЕС), восток (Восточное партнерство - Азербайджан, Армения, Грузия, Молдавия, Украина, Белоруссия) и юг - (средиземноморские государства Балкан, Азии и Африки).

Считается, что авторство изначального проекта Средиземноморского союза принадлежит личному советнику Саркози А. Гэно, который впоследствии занял в правительстве Саркози пост специального советника при Президенте республики. Важная цель проекта - продвижение Франции на ключевые позиции в европейском диалоге со средиземноморским регионом, не входящим в ЕС, лидерство в технологическом развитии североафриканских стран и прямой доступ ЕС к газовым месторождениям Северной Африки через газопровод, который в будущем сможет доставлять африканский природный газ в Европу.

Париж полагал, что в случае успеха проекта, Франция могла бы стать лидером в средиземноморском регионе, а впоследствии и лидером ЕС, ключевой фигурой мировой политики, значительно укрепив свои геополитические позиции. Но у этого проекта впоследствии появился конкурент - инициатива Восточного партнерства ЕС, которая продвигалась Польшей, Швецией, и была поддержана

1 Third Annual Report on Immigration and Integration. Commission of European Communities. Brussels. 2007

Германией. Франция осознавала, что необходимо сбалансировать позиции внутри ЕС и потому активно продолжала лоббировать проекты на южном направлении.

Для Германии протежирование восточного направления являлось более приоритетным. Она вносила коррективы в Средиземноморский проект, предусматривая равное участие всех стран ЕС в диалоге со средиземноморскими партнерами. В результате поисков компромисса, Европейская комиссия опубликовала в 2004 г. документ, в котором содержалось обоснование корректировки отношений со средиземноморскими партнерами.

Согласно этому документу1, Барселонская декларация и взятые в 1995 г. сторонами обязательства явились фундаментом новой инициативы ЕС для Средиземноморья (политика ЕвроМед, от слова «медиана», «средиземная»). Оставались в силе политический диалог, экономическое сотрудничество, взаимодействие в культурной и гуманитарной сферах, а также добавленная к Барселонской декларации в 2005 г. «IV глава», касающаяся вопросов миграции, социальной интеграции, правосудия и безопасности. Европейская комиссия подтвердила все ранее взятые на себя обязательства, как в рамках двусторонних отношений, так и в рамках Европейской политики соседства2. С января 2005 г. действует Большая арабская зона свободной торговли (GAFTA). В ее рамках Европа либерализиру-ет отношения со странами Средиземноморья, при этом не оставляя без внимания двухсторонние экономические контакты между странами-партнерами, чтобы создать стратегическое пространство со своими южными соседями и ускорить сближение, наладить долгосрочные поставки энергоресурсов.

Все вышеназванные переменные должны оцениваться в контексте соперничества в распределении и обмене ресурсами ЕС по разным интеграционным направлениям (Восточная Европа и Средиземноморье), а также борьбы разных политических и экономических интеграционных образований (НАТО, ЕС, Таможенный союз, Евразийский

1 Communication from the Commission of the European Parliament and the Council. Barcelona process: Union for the Mediterranean. Commission of the European Communities. 20/05/08COM(2008)319. Brussels, 2008.

2 Мохова И.М. Французская инициатива Средиземноморского Союза / Институт Ближнего Востока. М. 2008.

экономический союз) за стратегическое пространство. Наряду с преимуществами от реализации программы Ев-роМед, присутствуют и определенные проблемы, которые касаются, как отношений ЕС с партнерами, так и внутрирегиональных отношений на Ближнем Востоке и на севере Африки.

В первую очередь, камнем преткновения стала конкуренция стран Северной Африки за некое лидерство в рамках нового союза. Государства очень остро интересовались вопросами размещения штаб-квартир той или иной структуры союза, а также получения определенного статуса. Кроме того, арабские страны не устраивало участие Израиля в программах ЕвроМед: по их мнению, инициативу нельзя было использовать в качестве плацдарма для нормализации арабо-израильских отношений, внося в нее тем самым серьезные политические противоречия. Это шло вразрез с основной целью учредительного документа союза, а именно целью достижения мира, безопасности и стабильности в регионе.

Препятствием в этом вопросе является также и социальные различия в рамках глобальной дихотомии «Север-Юг». Нагляден пример - расстановка акцентов в документах Союза: если для ЕС актуальными долгосрочными целями являются охрана природы, развитие образования, науки, поиск альтернативных источников энергии, то для североафриканских стран первоочередные задачи - борьба с безработицей, бедностью, радикальным исламизмом, обеспечение продовольствием.

Таким образом, можно сделать вывод, что изначально Барселонский процесс был нацелен на открытие новых рынков сбыта, поставки энергоресурсов, усиление позиций европейских стран в североафриканском и ближневосточном регионе за счет налаживания контактов с соседями и помощи им в развитии своего общества. Из заявленных целей реализовались торговля и энергетика; интеграция и улучшение уровня жизни партнеров осталось на втором плане.

В новой программе развития Средиземноморского союза (ЕвроМед) акценты несколько изменены. Но, по сути, новая модель отношений и новый подход не сильно изменили характер отношений, сохранив нацеленность европейских стран на реализацию своих собственных страте-

гических и экономических интересов, и очень часто за счет интересов стран-партнеров из Северной Африки.

Из-за большого количества проблем между отдельными странами, ЕС так и не смог согласовать вопросы развития. Небольшого прогресса удалось добиться в торговой сфере: создана Арабская зона свободной торговли, но она объединила лишь небольшую часть стран-партнеров. В конечном итоге, регион за прошедшие годы не только не стал стабильным, но превратился в источник крупных военных конфликтов в ходе так называемой Арабской весны.

Усилились противоречия в Средиземноморском союзе, сохранилась ориентация в основном на двусторонние отношения, нежели на последовательную координацию политики с учетом интереса всех государств, участвующих в средиземноморском интеграционном образовании.

Противоречия накапливались и по линии сохранения и конструирования идентичностей. Если два других направления ЕПС (северное и восточное) разрабатывались, чтобы учитывать общую («зонтичную»), хотя не единую и довольно аморфную, европейскую идентичность, то в средиземноморской политике соседства необходимо было принимать во внимание множественную («мозаичную»,

«мультикультурную») идентичность, т.к. сотрудничали

1

разнородные в цивилизационной отношении государства . В направлении «размывания» европейской идентичности действовала и массовая миграция, что особенно сильно проявилось в 2015 г.

Цивилизационные и конфессиональные различия государств-участниц Средиземноморского союза обусловливают множественную и аморфную идентичность. ЕС пытается внедрять в сознание жителей балканских и восточных стран свои представления и ценности. Как показал опыт внешней политики США, западные идеалы далеки от восточных. Если внедрять их насильно с помощью изменения правительств, общество способно принимать их только частично. С другой стороны, культура арабских стран оказывала заметное влияние особенно на Испанию, Францию, Португалию, Мальту, Италию. Развитие Средиземноморского союза особенно усиливало влияние Фран-

1 Капицын В.М. Управление идентификациями как фактор международных отношений // Социально-гуманитарные знания. 2010. № 2. С 262275.

ции, но в то же время способствовало «размыванию» французской и в целом европейской идентичностей. В

этом направлении действовала общая тенденция распро-

1

странения мультикультурализма .

ЕС включился в программы социокультурного сотрудничества в рамках ЕвроМед, имеющие сильное влияние на плюрализацию идентичностей: «Роль женщин в экономике», «Молодежь», «Евро-Средиземноморское аудиовизуальное сотрудничество».

Что касается европейской идентичности, то с проведением ЕПС она все больше «размывается» и «расслаивается». Наряду с соединением национально-государственных идентичностей европейских стран надстраивается общеевропейская идентичность2. Но подобное происходит и с идентичностью арабских стран Средиземноморья, о чем свидетельствуют события «арабской весны». ЕПС приводит к появлению преждевременных иллюзий у ряда стран Южной" Европы и порождению «маргинальных» идентичностей, примыкающих к общеевропейской идентичности, в частности, у черноморских государств (Турции, Украины, Молдавии, Грузии, Греция, Кипр). А Средиземноморский союз порождает еще новые маргинальные наслоения идентичности в средиземноморских странах, не только балканских, но также азиатских и африканских (Алжир, Тунис, Ливия, Египет), азиатских (Сирия, Ливан).

Претензии на приближение к европейской идентичности при всем цивилизационном различии Европы, Африки и Азии все же не лишены оснований. Создание Средиземноморского союза рассматривается как ступень межциви-лизационного процесса, предусматривающего превращение данного региона в реальный фрагмент европейской цивилизации3. При этом «размывается» общеевропейская

1Яшкова Т.А. Сравнительная политология. М.: Дашков и К. 2015. С. 558-565.

2 Александрова Н.В. К вопросу о формировании европейской идентичности // Политическая экспертиза. [Электронный ресурс] URL: http://www.politex.info/content/view/485/30/ (дата обращения 13.03.2016).

3 Алиев О. Палка о двух концах: Какая роль в «арабской весне» принадлежит проектам «Средиземноморский" союз» и «Средиземноморский" диалог»? // Regionplus. 2011. № 14, с. 22.

идентичность по причине значительной миграции и натурализации в Европе выходцев из стран Магриба, Турции, Египта, Сирии, распространения ислама. В ряде европейских городов (Париж, Лондон, Марсель) есть кварталы, где вся жизнь (дом, торговля, работа, учеба, кино) связана с арабским языком. Средиземноморское направление ЕПС способствует тому, что идентичности неевропейских государств «прорастают» в самосознании Европы. Дала сбой миграционная политика мультикультурализма, осложняется интеграция мигрантов.

Развитие отношений ЕС со Средиземноморским регионом зависит от многих факторов, а именно от баланса и расстановки сил внутри региона, темпа распространения и сдерживания экстремизма ИГИЛ и других формирований, окончания и последствий военных действий в Сирии и создание новых двухсторонних инициатив, особенно направленных на урегулирование вопросов поставки углеводородного сырья. Необходимо перенести акценты инициативы с политических на функциональные, что даст возможность ЕС сконцентрировать усилия на развитии определенных региональных проектов, которые не вызывают разногласий между европейскими и арабскими партнерами. Их целью выступает создание адаптированных к культурным, экономическим и социальным особенностям средиземноморского региона механизмов социально-экономической субрегиональной интеграции.

Квариани А.З. Южное направление Европейской политики ЕС: стратегическая составляющая. В статье автор анализирует инициативу на южном направлении ЕПС политики соседства - средиземноморскую политику, в том числе, Средиземноморский союз. Автор демонстрирует значимость региона Средиземноморья и корреляцию с политикой ЕС на этом направлении, взаимное влияние на идентичность, изучает акторов инициативы, их интересы в данном взаимодействии, описывает результаты работы проекта и делает прогнозы о дальнейшем развитии.

Ключевые слова: Европейский союз, Средиземноморский союз, регион Средиземноморье, углеводородное сырье, Арабская весна, ЕвроМед.

Kvariani A.Z. South direction of European Neighborhood Policy of EU: strategic component. The article analyzes the initiative in the south of the European Neighborhood Policy - Union for the Mediterranean. The author demonstrates the importance of the Mediterranean region and the correlation with the EU policies in this area, reciprocal influence on identity, exploring actors of the initiative, their interests in this interaction, describes the results of the project and makes the further forecast of development.

Key words: European Union, Union of the Mediterranean, European, Mediterranean region, Hydrocarbon material, Arab spring.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.