Научная статья на тему 'Языковая политика в Камеруне в колониальный и постколониальный периоды'

Языковая политика в Камеруне в колониальный и постколониальный периоды Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
646
166
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ЯЗЫКОВАЯ ПОЛИТИКА / КАМЕРУН / ФРАНЦУЗСКИЙ / АНГЛИЙСКИЙ / ГЕРМАНСКИЙ / КОЛОНИАЛЬНЫЙ И ПОСТКОЛОНИАЛЬНЫЙ ПЕРИОДЫ / МЕСТНЫЕ ЯЗЫКИ / LANGUAGE POLICY / CAMEROON / FRENCH / ENGLISH / GERMAN / COLONIAL AND POST-COLONIAL PERIODS / INDIGENOUS LANGUAGES

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Блажевич Юлия Сергеевна, Куксова Елена Леонидовна, Рядинская Оксана Петровна

Статья посвящена вопросу языковой политики в Камеруне в разные периоды его исторического развития. Анализируются различия колониального «стиля правления» под протекторатом и мандатным управлением. Сравниваются особенности языковой политики немецкой, британской и французской колониальных администраций в различные периоды становления Камеруна как государства. Подробно рассматриваются языковая ситуация и политика в современном Камеруне в административной и образовательной сферах, а также СМИ и религии.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Language Policy in Cameroon in Colonial and Post-Colonial Periods

The article is devoted to the problem of language policy in Cameroon in various stages of its historical development. The differences in the “styles of administration” under protectorate and mandate are analyzed. The peculiarities of language policies promoted by German, British and French colonial administrations are compared on various stages of the formation of Cameroon as a state. Also the authors make a detailed analysis of the language situation in the modern Cameroon. The language policy in administrative and educational domains, as well as in mass media and religion is considered.

Текст научной работы на тему «Языковая политика в Камеруне в колониальный и постколониальный периоды»

cation (IUE) et Deutsche Gesellschaft für Technische Zusammenarbeit (GTZ) [Study on mother tongue education and bilingual education in sub-Saharan Africa: Association for the Development of Education in Africa (ADEA), UNESCO Institute for Education (UIE) and German Technical Cooperation]. Libreville, Gabon, Biennale de l'ADEA, 2009, pp. 62-96.

2. ADEA. Guide de politique sur l'intégration des langues et cultures africaines dans les systèmes éducatifs [ADEA. Policy Guide on the Integration of African Languages and Cultures in Education Systems]. Tunis, ADEA, 2010. 205 p.

3. Efurosibina A. Les problèmes majeurs dans l'enseignement en LMC: trois expériences au Nigeria [Major problems in LMC teaching: three experiences in Nigeria]. In: Vers une culture multilingue de l'éducation [Towards a multilingual culture of education]. Hambourg, Institut de l'UNESCO pour l'éducation, 1995, pp. 281-317.

4. Cummins J. Teaching for Transfer: Challenging the two Solitudes Assumptions in Bilingual Education. In: Encyclopedia of Language and Education. Vol. 5: Bilingual Education. New York, Springer Science + Business Media LLC, 2008, pp. 65-75.

5. Ulrike J. Multicompetence Approaches to Language Proficiency Development in Multilingual Education. In: Encyclopedia of Language and Education. Vol. 5: Bilingual Education. New York: Springer Science + Business Media LLC, 2008, pp. 91-103.

6. Durk G. Benefits of Linguistic Diversity and Multi-lingualism. Cultural Diversity as an Asset for Human Welfare and Development, available at: https://www. semanticscholar.org/paper/Cultural-diversity-as-an-asset-for-human-welfare-%E2%80%9D-Gorter/ b02ae3746ce0ea1fd2c709a4fa7928a106610862 (accessed December 03, 2018).

7. Galdamès V., Alidou H., Jung I., Büttner T. L'Ecole vivante: enseigner la langue maternelle dans un programme d'education bilingue [The Living School: Teaching the mother tongue in a bilingual education program]. Niamey, INWENT-2PEB/GTZ, 2004, 211 p., pp. 132-134.

8. Gadelii K. Annotated Statistics on Linguistic Policies and Practices in Africa, available at: https://www. sprak.gu.se/digitalAssets/1310/1310354_annotated-statistics.pdf (accessed December 03, 2018).

26 октября 2018 г.

УДК 81'272

ЯЗЫКОВАЯ ПОЛИТИКА В КАМЕРУНЕ В КОЛОНИАЛЬНЫЙ И ПОСТКОЛОНИАЛЬНЫЙ ПЕРИОДЫ

Ю.С. Блажевич, Е.Л. Куксова, О.П. Рядинская

DOI 10.18522/2072-0181-2018-96-4-120-125

Как известно, высокая степень языкового, культурного и этнического многообразия в государстве обязательно ведет к необходимости проведения активных действий в области языковой политики и языкового планирования. В этой связи Камерун представляет собой ценный объект для исследования, поскольку на его территории представлена настоящая «мозаика» языков и культур. «Пестрота» языковой картины Африки во многом

Блажевич Юлия Сергеевна - доцент кафедры иностранных языков и профессиональной коммуникации Белгородского государственного университета, 308015, г. Белгород, ул. Победы, 85, e-mail: blazhevich@bsu.edu.ru, т. 8(4722)301253;

Куксова Елена Леонидовна - старший преподаватель кафедры второго иностранного языка Белгородского государственного университета, 308015, г. Белгород, ул. Победы, 85, т. 8(4722)301244;

Рядинская Оксана Петровна - доцент кафедры иностранных языков и профессиональной коммуникации Белгородского государственного университета, 308015, г. Белгород, ул. Победы, 85, e-mail: oryadinskaya@bsu.edu.ru, т. 8(4722)301253.

затрудняет проведение полной классификации ее языков» [1]. «Лингвистический Атлас» (1983) M. Dieu и P. Renault был одной из первых серьезных работ по классификации камерунских языков и этносов, в которой были выделены 239 языков [2]. В обновленной версии энциклопедии «Этнолог» G.F. Simons и C.D. Fennig [3] значатся 274 живых автохтонных языка. В любом случае, по приблизительным оценкам, в Камеруне проживает около 200 этнических групп и насчи-

Yuliya Blazhevich - Belgorod State National Research University, 85 Pobedy Street, Belgorod, 30815, e-mail: blazhev-ich@bsu.edu.ru, tel. +7(4722)301253;

Elena Kuksova - Belgorod State National Research University, 85 Pobedy Street, Belgorod, 30815, e-mail: lena.gon-chukova@yandex.ru, tel. +7(4722)301244;

Oksana Ryadinskaya - Belgorod State National Research University, 85 Pobedy Street, Belgorod, 30815, e-mail: oryadin-skaya@bsu.edu.ru, tel. +7(4722)301253.

тывается от 250 до 300 языков, принадлежащих к трем макросемьям: афразийской, нило-сахар-ской и нигеро-конголезской.

Хотя вопросы языковой политики в странах «Черной Африки» уже становились объектом научного исследования, например, в работах В.Т. Клокова, В.А. Виноградова, Ж. Багана, Ю.И. Стрябковой и др., осуществленные к настоящему моменту исследования нельзя назвать исчерпывающими, так как языковая ситуация в Африке (и Камеруне, в частности) меняется, выстраивая новые возможные сценарии развития. В этой связи авторы ставят перед собой задачу рассмотреть важнейшие экстралингвистические причины языковой ситуации в Камеруне в различные периоды становления государства, сравнить особенности колониального «стиля правления» Германии, Англии и Франции, главным образом, в области языковой политики, а также проанализировать существующую языковую ситуацию и проводимую языковую политику в современном Камеруне.

Считается, что первые контакты между местным населением Камеруна и европейцами произошли в 1472 г., когда на побережье высадились португальские мореплаватели, которые и дали название этой местности Rio dos Camaröes (пер. с португальского - «Река Креветок»). На смену им пришли первые исследователи и торговцы из других европейских стран (Голландии, Англии, Германии и др.).

В 1843 г. свои школы в Камеруне основали британские проповедники из Лондонского Баптистского Миссионерского Общества (The Baptist Missionary Society of London) под руководством Джозефа Меррика (Joseph Merrick). Обучение в них велось на английском языке и дуала. К 1887 г., когда британские миссионеры переехали в Конго, в их школах было 280 учеников, владеющих языками дуала и английским [4].

В 1884 г. был объявлен протекторат Германии в Камеруне. Это означало, что данные территории были приобретены на основе «двусторонних договоров с представителями правящей верхушки местных племен с обязательством взятия их территории под имперскую защиту» [5, с.348].

Как отмечает С.В. Фокин, германской колониальной политике были характерны четкие, отточенные способы проникновения на новые территории и средства закрепления на них. «Этапность действий заключалась в первоначальном проникновении в изученные немецкими первопроходцами районы Заморья герман-

ских миссионеров и купцов, которые создавали торговые фактории и миссионерские станции католических и евангелистских обществ, а затем последующее закрепление и расширение захваченных территорий с помощью военно-силовых средств» [5, с. 349]. Данные территории становились протекторатами и имели собственное предназначение. Так, Камерун служил для торговли и плантационного хозяйства.

Немецкие миссионеры, прибывшие на смену британским, также пытались использовать местные языки для обучения и проповедования, но в 1897 г. колониальная администрация законодательно запретила использование местных языков в школах, объявив немецкий язык единственным языком обучения. Ситуацию спас закон, изданный тремя годами позже. Он разрешал вести миссионерскую деятельность на местных языках. И поскольку такие языки, как булу, баса, эвондо (яунде), дуала, мунгака широко изучались и использовались в распространении христианства, а бамун и фульбе - для исламизации, автохтонные языки продолжали играть важную роль в социокультурной жизни камерунцев, что в свою очередь способствовало их сохранению и развитию [5].

По итогам Первой мировой войны территория Камеруна была разделена между Францией и Великобританией. Восточный Камерун отошел к Франции, а Западный - к Англии. Последний был, в свою очередь, разделен на Северный Камерун (включен в провинцию Северная Нигерия) и Южный Камерун (Южная Нигерия). В Восточном Камеруне, занимавшем 4/5 всей страны, языком управления был французский, а в Западном - английский.

На территории Камеруна под британским мандатом практиковалась политика косвенного или «непрямого управления», характерная для многих колоний и протекторатов Великобритании. Она предполагала использование двух уровней колониального управления: верховная власть принадлежала генерал-губернатору, а управление населением происходило через туземную администрацию. Хотя местная администрация и была наделена рядом полномочий, например, могла проводить судебные разбирательства и выполнять роль полиции, собирать налоги и иметь собственный бюджет, ее власть была ограничена. Благодаря такому взаимодействию через туземную власть местные камерунские языки стали незаменимым средством общения на службе британской администрации. Наряду с

английским языком, в школах изучали языки ду-ала, бафут, кеньянг и мунгака [5].

В противоположность британской политике, французская политика «прямого управления» была направлена на низложение власти верховных вождей племен и деревень. Происходило насильственное насаждение французского языка и культуры. Целью было ассимилировать колонизированные народы, тем самым расширить территорию метрополии. Действенным средством для этого служило распространение культуры метрополии и подавление местных культур. На территориях под французским мандатным управлением существовал постоянный конфликт между миссионерами, обучающими местное население на камерунских языках, и французской колониальной администрацией. Власти принципиально придерживались дискриминационной политики по отношению к камерунским языкам. Школы, обучение в которых велось на французском языке, получали специальные дотации от администрации (спустя три года после прихода новой администрации на французском языке уже обучалось 30 тыс. камерунских детей вместо 3 тыс.). Обучение на местных языках было запрещено. Это привело к тому, что в 1920 г. в Бамун, прекратили свое существование 47 школ, из-за того, что обучение проходило на родном языке бамун, а в 1922 г. были закрыты 1800 школ американских пресвитерианских миссий, в которых использовали язык булу. Декреты правительства Франции (1938 г.) устанавливали исключительное использование французского языка в системе образования (в том числе в колониях), а также запрещали местные языки. Их использование было разрешено только в христианских и кора-нических школах, поскольку подобные школы не считались «учреждениями просвещения» [5].

О негативных последствиях такой языковой политики во французских африканских колониях можно судить по тому факту, что уровень грамотности во Французской Западной Африке, по данным на 1958 г., составлял лишь 8 %, в то время как в британских колониях (например, в Гане), достигал 52 %. Такая плачевная ситуация объяснялась как обучением на неродном языке, особенно на начальном этапе, затрудняющим усвоение материала, так и применением методики, которая не учитывала интерференцию со стороны родных языков. Более того, просвещение во французских колониях носило избирательный характер, при котором происходил массовый отсев учащихся. В школу принимались в основном

дети африканской элиты: вождей, высокопоставленных чиновников и военачальников [6].

Несмотря на то, что в 1960 г. Французский Камерун обрел независимость, его языковая политика оставалась экзоглоссной, при которой официальные функции в государстве выполняют исключительно «импортированные» языки. Возможно, к моменту выбора официальных языков не существовало единого местного языка, способного служить «для широкого межэтнического общения на уровне всей страны или, по крайней мере, на уровне значительных географических или административных областей» [7]. Местный язык мог получить статус официального, в случае, если он «используется «.. .большинством населения того или иного района, не вызывая ривалистических настроений. В Камеруне несколько языков частично отвечают этому принципу, но районы, где ими могли бы пользоваться в учебном процессе, составляют лишь часть территории страны. Любая попытка распространить языки за пределы их собственного ареала может быть воспринята соседними народностями как посягательство на их культурную самобытность» [8, с. 79-80].

Вопреки de juro равным правам двух официальных языков, французский язык в Камеруне доминирует как по количеству граждан, являющихся франкофонами (70-80 % населения, восемь из десяти провинций), так и по сферам употребления. Отмечается его главенствующее положение в политико-административной деятельности, средствах массовой информации, науке и образовании. Столица Камеруна Яунде и крупнейший экономический центр г. Ду-ала, находятся во франкоязычных регионах. Армия также в большинстве своем франкоязычна [9, с. 208].

Спокойствие в стране то и дело нарушает так называемая «английская проблема», причина которой коренится в состоявшемся разделе территории Камеруна по окончанию Первой мировой войны. При получении независимости в 1961 г. южная часть британского (англоязычного) Камеруна («Южный Камерун») воссоединилась с французским Камеруном. Была образована Федеративная Республика Камерун. Позже, в 1972 г., федеративная система в стране была упразднена, и Камерун был провозглашен унитарным государством. Президент Ахмад Ахид-жо считал этот переход «средством укрепления единства камерунской нации как политического сообщества» [10, с. 141]. При этом «официальный билингвизм (французский и английский

языки в качестве государственных) и культурно-языковое многообразие населения (автохтонные языки) расценивались не как угроза размежевания, а как главное богатство и залог процветания нации». С тех пор «многие англофоны высказывают недовольство своим статусом, ссылаясь на дискриминацию в политической, административной и социально-экономической сферах» [10, р. 141].

Политические и общественные деятели англоязычного Камеруна часто используют эту болезненную тему для того, чтобы манипулировать общественным мнением на пути достижения своих целей. Х.М. Турьинская подчеркивает, что в общественном сознании англофонов всячески «культивируются комплекс жертвы и желание вернуть утраченные позиции, конвертируемые в символический и материальный капитал» [там же]. В то же время существуют реальные факты, указывающие на попытки вытеснения английского языка из существующих сфер его влияния и навязывания французского языка. На территории бывшего «французского Камеруна» французский язык является обязательным предметом и языком обучения, а английский язык - вторым обязательным языком. К сожалению, на территории бывшего «британского Камеруна», где французский язык до сих пор оставался предметом обязательным для изучения только в начальной школе и где образовательный процесс осуществлялся на английском, наблюдается тенденция постепенного навязывания французского языка. В 2016 г. правительство приняло решение о введении в школах англоязычного региона преподавания на французском языке в ущерб английскому, а также о переводе юридического делопроизводства с английского языка на французский. Такой необдуманный поступок вызвал массовые протесты в англоязычном городе Баменда в Западном Камеруне [11].

Что касается ситуации с местными языками, то они используются в семейно-бытовой сфере и устном народном творчестве и, как правило, в пределах пространственно-территориального размещения соответствующих этноязыковых общностей. До 70-х гг. ХХ столетия местные языки не имели официального статуса и практически игнорировались. В 1974 г. они получили статус «национальных», благодаря чему открылись важные проекты как по классификации и разработке письменности многочисленных языков, так и по исследованиям, направленным на постепенное внедрение наиболее распространенных автохтонных языков в обра-

зовательную систему. Самым выдающимся проектом стал PROPELCA (Programme de Recherche Opérationeelle pour l'Enseignement des Langues au Cameroun), стартовавший в 1977 г. В рамках PROPELCA была разработана концепция «три-лингвизма» - обучения детей родному языку с начальной школы наряду с одним из официальных языков, к которым в более старших классах присоединялся еще один язык (либо второй официальный, либо наиболее распространенный местный язык). Альтернативная концепция, модель «квадрилингвального» планирования, в которой предполагается изучение четырех языков: языка проживания, родного языка, одного из шести наиболее распространенных языков (фульбе, бети-фанг, дуала, баса, фефе и мунгака) и одного из официальных языков, не находит такой широкой поддержки, как «трилингвальная» модель PROPELCA [12].

В 1996 г. в Конституции появилась статья о развитии и поддержке национальных языков, что, в свою очередь, привело к принятию закона о преподавании родного языка в начальной и средней школе в 1998 г. Основной задачей образовательной системы в соответствии с ним является «образование (воспитание) граждан, осознающих собственные культурные корни, но при этом открытых миру и относящихся с уважением к общим интересам и общему благу» («la formation de citoyens enracinés dans leur culture, mais ouverts au monde et respectueux de l'intérêt général et du bien commun»). С 2008 г. во многих школах появился пилотный проект - новый школьный предмет «Национальный язык и культура» [13]. На уроках ученики младшей и средней школ не только изучают родной язык, но и больше узнают о своей культуре: традиционной кухне, музыке и танцах, обычаях и традициях [14].

К сожалению, стране не хватает учителей, которые могли бы обучать детей на родном языке, поэтому этот предмет пока не может стать обязательным. Чтобы воплотить идею обязательного обучения родному языку, правительство приглашает к сотрудничеству негосударственные организации la Francophonie, le CERDOTOLA (Centre international de recherche et de documentation sur les traditions et les langues africaines), l'ELAN (Ecoles et langues nationales), которые оказывают поддержку в подготовке специалистов и разработке научно-методической базы [14].

Что касается языковой политики в средствах массовой информации, то первым камерунским языком на радио стал язык эвондо (яунде)

в 1956 г. С 1961 г. было принято решение проводить обучающие радиопередачи на самых распространенных языках межэтнического общения. Каждый новый министр культуры, сменяющий своего предшественника, непременно заменял один из языков вещания на свой родной, поэтому об объективности выбора языков радиовещания говорить не приходилось. С 1978 г. радиостанциям провинций (с 2008 г. именуемые «регионы») рекомендовалось радиовещание не только на официальных, но и на местных языках. Применение этнических языков на радио также служило практическим целям - давало возможность в случае чрезвычайных ситуаций предупредить население об опасности на понятном для них языке. С 2000 г. были разрешены частные радиостанции, благодаря чему также значительно увеличилось количество радиопередач на камерунских языках. В настоящее время радиовещание ведется на французском, английском, и арабском языках, а также на 15 местных языках - баса, бамилеке, дуала, фула, хауса, шоа и др. Телевидение в Камеруне работает с 1986 г. При этом 2/3 передач ведутся на французском языке, а остальные - на английском. Судя по всему, время трансляции на камерунских языках выделяется в рамках франкоязычных и англоязычных каналов. Газеты и журналы в республике выходят в основном на французском и английском языках, а также на пиджин-инглиш [12].

В религии использование языков зависит по большей части от места проживания прихожан и доступности перевода духовных книг. Если в сельской местности служба ведется на наиболее распространенном для данного района языке, то в городах богослужение может проходить как на французском языке (например, в баптистских церквях), так и на камерунских языках (чаще в католических и пресвитариан-ских церквях). Языком богослужения в мечетях традиционно является классический арабский, а французский, английский и фульфульде служат для внутреннего общения и трактования Корана внутри общины.

Таким образом, анализ языковой политики в Камеруне в разные периоды его исторического развития показал, что в настоящий момент существуют два языка, обладающие высоким статусом - французский и английский, статус камерунских языков остается низким, так как они не задействованы в официальных сферах. Проводимая в Камеруне языковая политика de jure поддерживает языковой плюрализм, но de facto способствует еще большему укрепле-

нию позиций французского и ассимиляции всех

остальных языков.

ЛИТЕРАТУРА

1. Багана Ж., Хапилина Е.В., Блажевич Ю.С. Английские заимствования в территориальных вариантах французского языка Африки: монография. М.: ИНФРА-М, 2014. 105 с. С. 30.

2. Dieu M., Renaud P. Atlas linguistique du Cameroun (ALCAM). Paris/Yaounde: ACCT, CERDOTOLA-DGRST, 1983.

3. Simons G.F., Fennig C.D. Cameroon // Ethnologue: Languages of the World. Dallas, Texas: SIL International, 2018 [Электронный ресурс]. URL : https:// www.ethnologue.com/country/CM (дата обращения 18.09.2018).

4. Echu G. Colonialism and linguistic dilemmas in Africa: Cameroon as a paradigm (revisited) // Quest: An African Journal of Philosophy. 1999. № XIII (1-2). P. 19-26.

5. Фокин С.В. Колониальная политика Германии в 1871-1941 гг.: дис. ... д-ра. истор. наук. М., 2004. 424 с.

6. Клоков В.Т. Языковая политика во франкоязычных странах Африки Саратов: Изд-во Сарат. унта, 1992. 130 с.

7. Виноградов В.А. Языковая ситуация в странах Африки. М.: Наука, 1975. 267 с. С. 180.

8. Виноградов В.А. Языковая политика в Камеруне // Проблемы языковой политики в странах Тропической Африки. М.: Наука, 1977. С. 65-85.

9. De Feral C. Le français au Cameroun. Approximations, vernacularisation et camfranglais // Le français dans l'espace francophone. Paris: eds. Robillard D., de Beniamino M., 1993. T. 1. P. 205-218.

10. Турьинская Х.М. Англоязычные камерунцы: риторика и стратегия идентичности // Проблема идентичности: кросс-культурный диалог. Сборник мат-лов междунар. науч. конф. (г. Ярославль, 21-22 июня 2012 г.). Ярославль: Ярославский государственный университет им. П. Г. Демидова, 2012. С. 140-143.

11. Степушова Л. Камерун повторяет украинский сценарий // ПРАВДА.Ру. 2016. 24 окт. [Электронный ресурс]. URL: https://www.pravda.ru/world/re-stofworld/africa/24-11-2016/1318786-cameroon-0/ (30.09.2017).

12. Rosendal T. Multilingual Cameroon Policy, Practice, Problems and Solutions // Gothenburg Africana Informal Series, 2008. № 7. P. 38-40.

13. Республика Камерун // ФГБУ «Главэксперт-центр». [Электронный ресурс] URL: http://nic. gov.ru/ru/inworld/EU/Cameroun (дата обращения: 30.09.2017).

14. Tchouakak А. Les langues locales aux programmes scolaires au Cameroun // SciDev.Net. 2016. 10 окт. [Электронный ресурс]. URL: http://www. / afrique-sub-saharienne/education/actualites/langues-

locales-programmes-scolaires-cameroun.html (дата обращения: 30.09.2017).

REFERENCES

1. Baghana J., Khapilina E.V., Blazhevich Yu.S. Angli-yskiye zaimstvovaniya v territorial'nykh variantakh frantsuzskogo yazyka Afriki: monografiya. [English Loans in Territorial Variants of the French language of Africa: monograph]. Moscow, INFRA-M, 2014, 106 p., p. 30.

2. Dieu M., Renaud, P. Atlas linguistique du Cameroun (ALCAM). Paris/Yaounde, ACCT, CERDOTOLA-DGRST, 1983.

3. Simons G.F., Fennig C. D. Ethnologue: Languages of the World, available at: https://www.ethnologue. com/country/CM (accessed September 18, 2018).

4. Echu G. Quest: An African Journal of Philosophy, 1999, no. XIII (1-2), pp.19-26.

5. Fokin S.V. Kolonial'nayapolitika Germanii v 18711941 gg.: dis. ... dok. istor. nauk [Colonial Policy of Germany during the years 1871-1941. Dissertation for the degree of Doctor of History], Moscow, 2004, 424 p.

6. Klokov V.T. Yazykovaya politika vo frankoyazych-nykh stranakh Afriki [Language Policy in French-speaking Countries of Africa]. Saratov, Saratov State Univ. Press, 1992. 130 p.

7. Vinogradov V.A. Yazykovaya situatsiya v stranakh Afriki [Linguistic Situation in African Countries]. Moscow, Nauka, 1975, 267 p., p. 180.

8. Vinogradov V.A. Yazykovaya politika v Kamerune [Language Policy in Cameroon]. In: Problemy ya-zykovoy politiki v stranakh Tropicheskoy Afriki

[Problems of Language Policy in the Countries of Tropical Africa]. Moscow, Nauka, 1977, pp. 65-85.

9. De Feral C. Le français au Cameroun. Approximations, vernacularisation et camfranglais [French in Cameroon. Approximations, vernacularization and French]. in : Le français dans l'espace francophone [The French in the French-speaking area]. Paris, eds. Robillard D., de Beniamino Moscow, 1993, vol. 1, pp. 205-218.

10. Tur'inskaya Kh.M. Angloyazychnyye kameruntsy: ritorika i strategiya identichnosti [English-speaking Cameroonians: Rhetoric and Strategy of Identity]. In: "Problema identichnosti: kross-kul'turnyy dialog". sbornik materialov mezhdunarodnoy nauchnoy konferentsii [Proc. Int. Sci. Conf. "Problem of Iden-titty: Crosscultural Dialogue"]. Yaroslavl , Yaroslavl State University named by. P. G. Demidova. Yaroslavl, 2012, pp. 140-143.

11. Stepushova L. Kamerun povtoryayet ukrainskiy stse-nariy [Cameroon repeats Ukrainian Scenario], available at: https://www.pravda.ru/world/restofworld/ africa/24-11-2016/1318786-cameroon-0/ (accessed September 30, 2017).

12. Rosendal T. Gothenburg Africana Informal Series, 2008, no. 7, pp. 38-40.

13. Respublika Kamerun [The Republic of Cameroon], available at: http://nic.gov.ru/ru/inworld/EU/Camer-oun (accessed September 30, 2017).

14. Tchouakak A. Les langues locales aux programmes scolaires au Cameroun [Local Languages is School Curricula in Cameroon], available at: http://www. / afrique-sub-saharienne/education/actualites/langues-locales-programmes-scolaires-camerounhtml (accessed September 30, 2017).

Данное исследование выполнено в рамках гос. задания № 34.5629.2017/БЧ.

8 ноября 2018 г.

УДК 1751.81

ВЛИЯНИЕ АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКА НА ФУНКЦИОНИРОВАНИЕ

КОРЕННЫХ ЯЗЫКОВ НИГЕРИИ

Т.Г. Волошина

DOI 10.18522/2072-0181-2018-96-4-125-129

Актуальность данной статьи видится в рассмотрении спорных теоретических вопросов исследования в русле функционирования территориального варианта английского языка Нигерии и оказания влияния на функционирование многих языковых

Волошина Татьяна Геннадьевна - кандидат филологических наук, доцент Белгородского государственного университета, 308015, г. Белгород, ул. Победы, 85, e-mail: tatianavoloshina@rambler.ru, т. 8(4722)301244.

групп коренных народов Нигерии. Целью работы является выявление степени воздействия английского языка на статус коренных языков Нигерии. Перспективы развития рассматриваемой проблематики видятся в применении теоретического материала для составления практических

Tatiana Voloshina - Belgorod State National Research University, 85 Pobedy Street, Belgorod, 30815, e-mail: tati-anavoloshina@rambler.ru, tel. +7(4722)301244.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.