Научная статья на тему 'Взаимоотношения водоплавающей дичи, чаек, куликов и некоторых хищников на гнездовьях в открытых ландшафтах СССР'

Взаимоотношения водоплавающей дичи, чаек, куликов и некоторых хищников на гнездовьях в открытых ландшафтах СССР Текст научной статьи по специальности «Биология»

CC BY
138
43
Поделиться

Аннотация научной статьи по биологии, автор научной работы — Формозов А. Н.

Третье издание. Первая публикация в 1970. 2-е изд.: Формозов А.Н. 1981. Взаимоотношения водоплавающей дичи, чаек, куликов и некоторых хищников на гнездовьях в открытых ландшафтах СССР//А.Н.Формозов. Проблемы экологии и географии животных (сборник статей). М.: 312-318.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Взаимоотношения водоплавающей дичи, чаек, куликов и некоторых хищников на гнездовьях в открытых ландшафтах СССР»

ISSN 0869-4362

Русский орнитологический журнал 2007, Том 16, Экспресс-выпуск 361: 744-749

Взаимоотношения водоплавающей дичи, чаек, куликов и некоторых хищников на гнездовьях в открытых ландшафтах СССР

А. Н. Формозов

Третье издание. Первая публикация в 1970*

Одна из важнейших задач, стоящих перед биологами, изучающими охотничьих животных,— поиски путей повышения биологической продуктивности охотничьих угодий. Для правильного её решения совершенно необходимо точное знание качества отдельных типов угодий и их комплексов, требований к среде различных видов дичи, биотических отношений этих видов, особенностей их поведения и т.д. Этология, наука о поведении,— отстающий раздел в работах многих биологов, изучающих промысловых животных. Я хотел бы обратить внимание на некоторые стороны поведения и взаимоотношений разных видов птиц.

Давно известно, что речные и нырковые утки, населяющие озёра и болота в степной и лесостепной зоне Западной Сибири и Северного Казахстана, очень часто помещают гнёзда не у водоёмов, а в стороне от них. Это особенно характерно для кряквы Anas platyrhynchos, шилохвости A. acuta, серой утки A. strepera, широконоски A. clypeata, чирка-трескунка A. querquedula. Гнёзда этих видов мы не раз находили на расстоянии до 200-800 м от ближайших водоёмов. П.П.Сушкин (1908) в Казахстане нашёл гнездо шилохвости в 6 км от воды, И.А.Долгушин (1960) - гнездо турпана Melanitta fusca в 1 км от озера и т.д.

На первый взгляд, условия укрытия для гнёзд в степи хуже, чем у заросших берегов озёр, так как вдали от них уткам приходится насиживать яйца под защитой низкой, довольно редкой злаковой растительности или на солонцах среди редких солянок. Причина предпочтения степи как места гнездования, видимо, в относительно меньшей опасности нападения хищников, уничтожающих кладки яиц. Деятельность камышовых луней Circus aeruginosus и серых ворон Corvus cornix в начале лета сосредоточена преимущественно у прибрежной полосы водоёмов и в их тростниковых зарослях. Камышовый лунь на изученных нами озёрах летом так тесно связан с гнездовьями водоплавающих (уток, лысух, поганок), что его можно использовать в качестве

* 2-е изд.: Формозов А. Н. 1981. Взаимоотношения водоплавающей дичи, чаек, куликов и некоторых хищников на гнездовьях в открытых ландшафтах СССР // А.Н.Формозов. Проблемы экологии и географии животных (сборник статей). М.: 312-318.

индикатора. По количеству этих хищников, летающих над прибрежными зарослями, можно определить степень заселённости озера дичью. Если в часы охоты хищника в поле зрения можно увидеть 5-7 болотных луней, озеро богато населено дичью, 1-2 луня — озеро умеренно населено.

Обыкновенный ёж Erinaceus europaeus и обыкновенный хомяк Cri-cetus cricetus, часто разоряющие наземные гнёзда птиц в кустарниках и зарослях высоких трав, в открытую степь заходят редко, но охотно селятся у внешней кромки тростникового окаймления озёр и степных речек. Барсука Meles meles плоские берега озёр привлекают обилием медведок и сверчков; охотясь за ними, хищник иногда наталкивается на гнёзда уток и поедает яйца. Далеко в открытую степь он не ходит.

Успешное гнездование уток в степи во многих случаях (если не в большинстве) обеспечивается также деятельностью больших кроншнепов Numenius arquata, чибисов Vanellus vanellus, больших веретенников Limosa limosa, а местами и кречёток Chettusia gregaria. Эти птицы очень энергично охраняют свои гнездовые участки и птенцов, успешно изгоняя камышовых Circus aeruginosus и степных C. cyaneus луней, крупных чаек, ворон и коршунов Milvus migrans непрерывными атаками в воздухе. Чибисы, веретенники и кречётки обычно гнездятся колониями и нападают на опасных посетителей сообща. Кроншнепы гнездятся одиночными парами или разреженными колониями, но радиус участка, который защищает каждая пара, достигает 300-400 м. Чибисы и кроншнепы прилетают весной рано и очень рано начинают свои брачные игры над участками, выбранными для гнездования; вскоре к ним присоединяются и веретенники. Кряквы и шилохвости — рано гнездящиеся утки — могут, ориентируясь на характерные признаки брачного поведения этих куликов, выбрать надёжную «защиту с воздуха». Позднее гнездящиеся серые утки, широконоски и чирки-трескунки ещё застают пение токующих веретенников, последние воздушные игры чибисов и кроншнепов, что также помогает им разобраться в распределении полезных для них птиц по степи, примыкающей к водоёмам. Иногда достаточно одной пары кроншнепов, чтобы метрах ста от их гнезда почти на голом солончаке начала нести яйца кряква. Часто случается, что утка-наседка, спугнутая человеком, бросает гнездо, но её ничем не укрытая кладка многие дни остаётся нетронутой — так надёжно защищают её вместе со своими гнездовыми участками чибисы, кроншнепы и веретенники. Броски кроншнепа на камышового луня или крупную чайку так смелы и повторяются столь непрерывно, что сбивают с взятого курса даже заметившего добычу хищника и мешают ему вернуться. Эти особенности поведения куликов выгодны для уток и в очень ответственный период перехода выводков от гнезда на водоёмы. Только огари Tadorna ferruginea и пеганки T.

tadorna успешно защищают своих утят при переходе по суше, так как их ведут и охраняют самец и самка, обладающие лёгким, сильным полётом. Другим видам уток приходится труднее.

В годы, когда в степи в результате зимнего размножения уже с весны много мелких грызунов (Microtus, Lagurus), на местах, обильных зверьками, сосредоточивается много пернатых хищников-мышеедов. Например, в 1946 году по сравнению с предшествующим годом в Кус-танайской области количество степных и луговых Circus pygargus Луней увеличилось в 30 раз, а болотных сов Asio flammeus — в 50. Хотя эти птицы редко нападают на выводки уток, всё же в 1946 г. мы обнаружили в зобу у самки степного луня трёх маленьких утят широконоски, у другой — одного утёнка и ещё одного у болотной совы (вид уток не определён). Камышовый лунь особенно опасен для гнёзд и выводков, так как при обилии добычи съедает только голову утят. Мы нередко находили обезглавленных утят, брошенных в воду у кромки тростников. У пойманной взрослой кряквы или шилохвости нередко съедает всего 100-150 граммов, т.е. ничтожную часть добычи, остальное бросает.

У экологов существует такое понятие — «буферные виды». Казалось бы, обилие мелких грызунов должно служить «буфером» и снижать вероятность поедания лунями-мышеедами утят во время их переходов по степи. Но резкое увеличение численности луней приводит к противоположному результату, особенно там, где утки ведут свои выводки по участкам степи, не охраняемым куликами. Ширина полосы, занятой гнездовьем куликов, изменяется в зависимости от характера котловины озера или долины реки, их рельефа, почвы и растительности в пределах 100-200 м и более; она иногда подразделяется на несколько зон. В самой дальней от воды гнездятся кречётки; кроншнепы занимают следующую зону до 1 км шириной; ещё ближе к воде, в полосе шириной 100-300 м, располагаются смешанные колонии чибисов и веретенников, а у самого берега узкую полоску занимают поручейники Tringa stagnatilis и травники T. totanus, которые тоже принимают участие в общем преследовании хищных птиц и крупных чаек. Особенно энергично и шумно нападают на нарушителей спокойствия чибисы. На озере Джаркуль (Кустанайская обл.) однажды ранним утром сотрудница нашей экспедиции видела, как чибисы преследовали волка Canis lupus.

«Там, где чибисов много и они не напуганы,— писал П.П.Сушкин (1908, с.210),— то стоит крикнуть одному из них — и около охотника собирается несколько этих несносных птиц, которые буквально лезут в лицо, преследуют и не дают подойти к какой-нибудь хоть несколько осторожной птице. В таких случаях приходится или бросать охоту, или приняться за стрельбу чибисов, чтобы на другой день охотиться

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

без помехи». С таким неприязненным отношением к чибисам (из-за их «назойливости»), нередким среди наших охотников, нужно давно покончить и перейти к охране и привлечению этих птиц. Казахи давно знают о роли чибисов в жизни уток. «Кызгыш очень горячий, утки гнёзда бережёт,— говорят они. Доброй славой у них пользуется и кроншнеп, бдительный и осторожный даже ночью, когда по его тревожному крику можно узнать о приближении волка, лисы или другого хищника, что всегда важно для пастуха-скотовода. Недаром у казахов эта птица называется «джалкше» — «ночной пастух». Гнёзда кроншнепов бесспорно нужно взять под охрану во всей широкой полосе лесостепи и степи Западной Сибири и Казахстана.

Ю.Коскимиес (1951), разбирая вопрос о гнездовании некоторых видов пластинчатоклювых в смешанных колониях крачек, озёрных Larus ridibundus и сизых L. canus чаек Финляндии, предложил называть последние виды «индикаторными» по отношению к уткам и крохалям. Но выбор последними места для гнезда происходит не только и не столько потому, что «птицы-индикаторы» видны и слышны издалека, а прежде всего в поисках соседей, живущих колониально и дружно защищающих свои гнездовые участки, что выгодно тяжеловесным, медлительным турпанам, гагам Somateria mollissima, большим крохалям Mergus merganser и некоторым другим. Гнездовые колонии нескольких видов крачек, малых Larus minutus, озёрных и сизых чаек с лёгким и достаточно маневренным полётом на различных водоёмах СССР от дельты Волги и озёр Казахстана до берегов Белого моря служат местами, очень привлекательными для гнездования ряда видов водоплавающих птиц — поганок, речных и нырковых уток, отличающихся тяжёлым взлётом и ограниченной способностью отражать нападение хищников с более сильным и ловким полётом. Очень успешно гнездование речных и нырковых уток проходит на топких обсыхающих участках степных озёр Казахстана, где кроме крачек и чаек, близко от них, гнездятся ходулочники Himantopus himantopus, степные тиркушки Glareola nordmanni (колонии в десятки и сотни пар), поручейники и чибисы. Поздно гнездящиеся виды — серая утка, широконоска, хохлатый нырок Aythya fuligula размещают свои гнёзда под защитой мелких чаек и крачек (чёрных Chlidonias niger, белокрылых Ch. leuco-pterus, речных Sterna hirundo и чайконосых Gelochelidon nilotica). На участках таких обширных смешанных колоний хохлатые нырки и серые утки образуют тоже своего рода колонии. Нам в Северном Казахстане случалось осматривать десятки почти незамаскированных гнёзд хохлатых нырков, расположенных на расстоянии 5-8 м одно от другого и находящихся рядом с гнездовьями мелких чаек, и не встречать разорённых. Однако в тех случаях, когда в колонии сизых чаек в небольшом числе гнездились чайки-хохотуньи Larus cachinnans, видимо,

они разоряли некоторые из гнёзд уток. От нападений лисиц Vulpes vulpes, барсуков, горностаев Mustela erminea такие смешанные колонии защищают большие участки мелководий и очень топких грязей. Там, где крачки и мелкие чайки гнездятся на сплавинах и плавучих наносах старых стеблей тростника, рогоза и т.п., их колонии привлекают на гнездовье черношейных Podiceps nigricollis и серощёких P. grisegena поганок и отчасти лысух Fúlica atra. И в таких колониях гибели кладок от нападений луней и ворон, как правило, не бывает. Наоборот, около большой колонии черношейных поганок, появившейся в 1946 г. в устье речки Аксуат-Карасу (Кустанайская обл.), где не гнездились ни крачки, ни чайки, на ближайшей отмели и наносах тростника было множество яиц, расклёванных воронами.

Ворона — один из опаснейших разорителей гнёзд водоплавающих птиц, особенно в ландшафтах, глубоко изменённых хозяйственной деятельностью. Например, очень высокий процент утиных кладок, уничтожаемых воронами в пойме Оки, в значительной степени обусловлен тем, что её луга давно очищены от перелесков, мозаики пятен кустарников, а трава их ежегодно полностью выкашивается. В весеннее время на оголённых лугах уткам трудно найти укрытия для гнёзд. Кроме того, на реке Оке, так же как на Волге и Каме, давно уже резко сократились гнездовья чибисов и речных крачек, а кроншнепы совсем не гнездятся, и ворон некому отгонять. Летом 1917 г. на заливных лугах Северной Двины мы застали ещё значительные гнездовья кроншнепов, сизых чаек, а местами веретенников и куликов-сорок Haema-topus ostralegus. Вороны у этих гнездовий боялись появляться; найденные нами утиные гнёзда имели полные кладки. На лесистых островах у западного побережья Белого моря смешанных гнездовых колоний нет, и вороны уничтожают почти 100% гнёзд гаги, хотя они укрыты здесь лучше, чем в других местах. Наоборот, на открытых каменистых островах гнездование этой птицы идёт почти без помех: расположенные на них колонии сизых чаек и полярных крачек Sterna paradisaea «должны рассматриваться как важнейшие сторожа гагачьих гнёзд. Охрана гнездовий названных птиц — залог успеха охраны гагачьих колоний» (Флинт 1955, с. 59).

На одном из лесистых островков Финского залива, близ Хельсинки, в 1958 году во время экскурсии Международного орнитологического конгресса мы нашли несколько расклёванных воронами кладок гаги и одну - большого крохаля. На островах Мурманского побережья, где гнездится много крупных чаек (серебристых Larus argentatus, морских L. marinus, полярных L. hyperboreus) и поморников Stercorarius, а с материка нередко прилетает ворон Corvus corax, процент разорённых гнёзд гаги хотя и меньше, чем на лесистых островах, всё же довольно велик, так как все перечисленные птицы при удобном случае расклё-

вывают яйца, а защита со стороны колоний сизых чаек и полярных крачек в этих условиях часто оказывается недостаточной. На таких островах необходимо регулировать численность крупных чаек.

Интересный опыт с целью привлечения уток и обеспечения безопасности их кладок был по инициативе Ю.А.Исакова осуществлён в лесной зоне, на Рыбинском водохранилище (Дарвинский государственный заповедник). На одном острове очистили 8 га от поросли молодых сосенок, сняли дёрн с трёх бугров, расчистили ряд небольших площадок до песка, положили плавник и т.п. В 1951 г., до начала опыта, на острове гнездилось 11 пар сизых чаек, 3 — чибисов, 2 — шилохвости и 3 — широконоски. В 1955 г., кроме 54 пар чаек двух видов и 3 пар малых крачек Sterna albifrons, на острове гнездилось 8 пар чибисов, 2 пары куликов-сорок и 2 пары больших кроншнепов, т.е. значительно увеличилось количество видов и особей, успешно отгоняющих хищников; это повлекло за собой заметную концентрацию уток: число видов увеличилось до 7 (т.е. в 3 раза), а количество гнездящихся особей более чем в 6 раз: шилохвость — 11 пар, хохлатый нырок — 10, кряква - 5, широконоска - 4, свиязь Anas penelope - 2, серая утка - 1; всего 33 пары (Немцев 1956). Этот опыт применения биологического метода привлечения уток на гнездовье и защиты их от хищников во время насиживания, бесспорно, заслуживает дальнейшего усовершенствования и самого широкого распространения.

Охарактеризованные биоценотические связи уток и прибрежных птиц необходимо изучать с исчерпывающей полнотой и умело использовать в целях охраны дичи и наиболее выгодного распределения гнездовий ценных видов.

Литература

Долгушин И.А. 1960. Птицы Казахстана. Алма-Ата, 1: 1-469. Немцев В.В. 1956. Охотничье-промысловые водоплавающие птицы Рыбинского водохранилища и пути их хозяйственного освоения // Тр. Дарвинского заповедника 3: 91-292.

Сушкин П.П. 1908. Птицы Средней Киргизской степи // Материалы к познанию

фауны и флоры Российской империи. Отд. зоол. 8: 1-804. Флинт В.Е. 1955. К биологии обыкновенной гаги // Бюл. МОИП. Отд. биол. 60, 4: 53-62.