Научная статья на тему 'Время суток в описаниях преставлений русских святых XIV—XVI вв'

Время суток в описаниях преставлений русских святых XIV—XVI вв Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
236
68
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
АГИОГРАФИЯ / ВРЕМЯ СУТОК / ЛИТУРГИЧЕСКОЕ ВРЕМЯ / ПРЕСТАВЛЕНИЕ / СПАСЕНИЕ ДУШИ / HAGIOGRAPHY / TIME OF DAY / LITURGICAL TIME / DEATH / SALVATION OF SOUL

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Донской Глеб Генрихович

В статье исследуются указания на время суток в описаниях преставлений русских святых XIV—XVI вв. Автор пытается выяснить, какое время суток, по мнению древнерусских агиографов, могло быть признаком праведной кончины человека и служило утешением для скорбящих у смертного одра близких людей. Итогом исследования является вывод о том, что преставление в светлое время суток, доминирующее в житиях святых, являлось знаком к спасению души новопреставленного.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

THE TIME OF DAY IN THE DESCRIPTIONS OF THE DEATHS OF RUSSIAN SAINTS IN THE XIV-XVI CENTURIES

In this paper we study point to the time of day in the descriptions of Russian saints deaths XIV-XVI centuries. The author tries to figure out what time of day, according to ancient hagiography, could be a sign of a righteous man’s death and was a comfort to grieving relatives at the deathbed of saint. The outcome of the study is the finding that the death during the daylight hours, dominating the lives of the saints, is a sign of salvation of the soul deceased person.

Текст научной работы на тему «Время суток в описаниях преставлений русских святых XIV—XVI вв»

Вестник ПСТГУ

II: История. История Русской Православной Церкви.

2012. Вып. 1 (44). С. 7-16

Время суток в описаниях преставлений русских святых Х1У—ХУ1 вв.

Г. Г. Донской

В статье исследуются указания на время суток в описаниях преставлений русских святых ХГУ—ХУ1 вв. Автор пытается выяснить, какое время суток, по мнению древнерусских агиографов, могло быть признаком праведной кончины человека и служило утешением для скорбящих у смертного одра близких людей. Итогом исследования является вывод о том, что преставление в светлое время суток, доминирующее в житиях святых, являлось знаком к спасению души новопреставленного.

Древнерусские жития являют образец праведной жизни. Своеобразной кульминацией большинства агиографических произведений становится описание кончины праведника. Герой повествования проживает святую жизнь и удостаивается соответствующей кончины. В житиях описывается определенный «чин» приготовления к переходу в иной мир: святой дает последнее наставление близким, исповедуется, причащается и с молитвой переходит от земного мира к небесному. Тихое, благое преставление свидетельствует о праведной жизни почившего.

Есть мнение, что дата смерти человека в русской средневековой культуре является самой важной во всей человеческой жизни1. Молитвенное поминовение организуется в соответствии с датой кончины2. Агиограф фиксирует дату кончины для утверждения памяти святого.

Вопрос о значении точных указаний на время того или иного события в древнерусской литературе редко поднимался в современной историографии. Закономерности появления точных дат в летописях исследовал А. В. Лаушкин, который установил, что одной из причин фиксации летописцем точной даты была каноническая календарно-обрядовая необходимость (определение небесных покровителей ребенка, установление ежегодного поминовения усопшего и др.). В других случаях точные даты появляются при описании тех событий, которые в сознании летописцев наиболее явственно увязываются с действием Божиего Промысла. Летописцы стремятся через соотнесение даты события с со-

1 См.: Авдеев А. Г. Древнерусские святцы по лапидарным надгробным надписям конца ХУ — начала XVI века // Вопросы эпиграфики. Вып. 3. М., 2009. С. 325.

2 См.: Беляев Л. А. Русское средневековое надгробие. М., 1996. С. 247.

ответствующей вехой церковного года приподнять завесу над тайной Промысла, глубже понять сокровенный смысл произошедшего3.

На наш взгляд, подобная связь точных дат с действием Провидения характерна не только для летописей, но и для более широкого круга литературных жанров. Указание на час и время суток, вероятно, также вписывается в эту закономерность.

В пространных рассказах о преставлении русских святых ХІУ—ХУІ вв. можно встретить указания не только на дату, но и на час кончины человека, особенно если описание ведет очевидец события. «Преставися раб Божий старец Фотий <...> в лето 7062-го месяца марта 9, на паметь святыхъ великомученикъ 40, иже в Севастии, на 6-мъ часе дьни, в пяток, на 5 недели святаго поста»4, — так выглядит сообщение о смерти прп. Фотия Волоцкого. Далеко не все житийные рассказы о переходе в иной мир содержат столь полные сведения. Устойчивыми хронологическими единицами, при помощи которых описывается время преставления, являются год, число месяца, имя святого, на память которого пришлась кончина, календарно-литургический период и день недели. Указания же на час появляются не так часто.

Мы изучили 78 житийных рассказов о преставлении за ХІУ—ХУІ вв. Из них лишь 17 (22%) имеют прямое указание на время суток, когда произошло преставление святого5. Результаты исследования приведены в таблице.

Таблица

№ Имя святого Время суток Литургическое время

1. Антоний Сийский6 светающу понедельнику утреня

2. Арсений Тверской7 свитающе субботе —

3. Стефан Комельский8 осветающу дневию отпуст утрени

4. Иосиф Волоцкий9 с наступлением дня -

5. Пахомий Нерехтский10 3 час дня -

6. Фотий Волоцкий11 6 час дня -

3 См.: Лаушкин А. В. Точные датировки в древнерусском летописании Х—ХГГГ вв.: закономерности появления // Восточная Европа в древности и Средневековье. Время источника и время в источнике. ХУГ чтения памяти чл.-корр. АН СССР В. Т. Пашуто. М., 2004. С. 103.

4 БЛДР. Т.13. СПб., 2005. С. 426.

5 Следует сказать, что в таблице отмечены только те случаи, когда житийный рассказ содержит определенное указание на время преставления святого. Из контекста некоторых житий можно с большей или меньшей вероятностью заключить о том, что святой преставился ночью (Савватий Соловецкий, Нил Столбенский, Дмитрий Прилуцкий) или утром (Феодосий Новгородский). Ввиду дискуссионности подобных выводов указания на время преставления этих святых в данной таблице не отражены.

6 См.: Рыжова Е. А. Антониево-Сийский монастырь. Житие Антония Сийского. Сыктывкар, 2000.

7 См.: Житие Арсения Тверского // ПСРЛ. Т. 18. С. 409.

8 См.: Житие Стефана Комельского // ПДП. Т. 85. СПб., 1892. С. 18.

9 См.: Надгробное слово Досифея Топоркова в память преподобного Иосифа Волоцкого //Казакова Н. А. Вассиан Патрикеев и его сочинения. М.; Л., 1960, С. 296—297.

10 ГИМ. Синод., собр. № VI.

11 БЛДР. Т. 13. С. 426.

Окончание таблицы

№ Имя святого Время суток Литургическое время

7. Даниил Переяславский12 6 час дня -

8. Дионисий Глушицкий13 6 час дня -

9. Кассиан Босой14 10 час дня -

10. Александр Куштский15 11 час дня -

11. Пафнутий Боровский16 за час до захода солнца -

12. Акакий Тверской17 2 час ночи -

13. Герасим Болдинский18 7 час ночи утреня при чтении Евангелия

14. Макарий митр.19 13 час ночи20 заутреннее благовестие

15. Пётр митр.21 — вечерня

16. Корнилий Комельский22 — утреня воскресная

17. Алексей митр.23 - утреня

Как видим, указание на точное время суток присутствует в 14 памятниках (из 17), а указание на литургическое время встречается в два раза реже — только в семи. Оба варианта одновременно можно найти только в четырех житиях. Можно предположить, что точное время суток преставления святого для агиографов было важнее, чем соотнесение преставления с богослужебным временем.

Присмотримся внимательнее к этим указаниям.

Шестой час дня упоминается в трех житиях, в то время как все остальные указания точного часа преставления являются уникальными.

Относительно указаний на третий и шестой часы есть важная евангельская параллель: в третьем часу дня был распят Христос (Мк 15. 25), с шестого до девятого часа во время крестных страданий наступила тьма по всей земле (Мф 27. 45; Мк 15. 33; Лк 23. 44). Не исключено, что упоминание шестого часа является следствием желания агиографов найти в жизни своих героев дополнительное соответствие пути Спасителя.

12 См.: Сказание вкратце о преподобном старце Данииле Переяславском // Степенная книга царского родословия по древнейшим спискам. М., 2008. Т. 2. С. 340.

13 См.: Жития Дмитрия Прилуцкого, Дионисия Глушицкого и Григория Пельшемского. СПб., 2003. С. 138.

14 БЛДР. Т. 13. С. 424.

15 См.: Жития Иоасафа Каменского, Александра Куштского и Евфимия Сянжемского. СПб., 2007. С. 103.

16 См.: Рассказ о смерти Пафнутия Боровского // БЛДР. Т. 7. СПб., 1999.

17 БЛДР. Т. 13. С. 442.

18 БЛДР. Т. 13. С. 665.

19 См.: Сказание о последних днях жизни митрополита Макария // Отчеты о заседаниях Императорского общества любителей древней письменности в 1907—1910 гг. СПб., 1911. С. 27.

2013-й час ночи отражает переход в ХУГ в. от «косого» к постоянному по длительности часу. Самая длинная ночь зимой состояла из 17 часов (см.: Симонов Р. А. Косой, дневной, ночной час // Русская речь. № 4. 1993).

21 См.: Житие митрополита Петра // Прохоров Г. М. Русь и Византия в эпоху Куликовской битвы. Повесть о Митяе. СПб., 2000. С. 431.

22 БЛДР. Т. 13. С. 340.

23 См.: Житие митрополита Алексея // Степенная книга. Т. 2. С. 30.

Есть еще одна евангельская параллель, которая не так очевидна. Из 11 позиций таблицы, фиксирующих указания на светлое время суток, 9, как кажется, могут обнаруживать связь с евангельской притчей о работниках в винограднике. В притче говорится о том, как хозяин дома рано утром нанял работников для работы в винограднике, в течение дня он нанимал еще работников в три, шесть и девять часов, наконец, последний раз он нанял работников за один час до завершения работы — в одиннадцать часов. После окончания работы все получили одинаковую плату за труд (Мф 20. 1-16), что символизирует награду от Господа тем, кто честно поработал Ему. Если наше предположение правильно, то герои житий оказываются теми самыми евангельскими работниками, к которым выходит Господь, чтобы позвать их в Свой виноградник.

Как бы то ни было, повторим, что из 14 указаний на время суток в 11 идет речь о светлом, дневном времени. И это обстоятельство указывает на то, что светлое время суток, сопутствующее кончине святого, в представлениях агио-графов больше соответствовало схеме изображения святости, чем ночь.

В трех случаях говорится, что святой преставился на рассвете (аналогично можно истолковать сообщение об прп. Иосифе Волоцком, который оставил земную жизнь с наступлением дня). Начало дня, или рассвет, вероятно, имеет важный смысл в связи с переходом человека в иной мир. Свет символизирует Христа, спасение и жизнь вечную24.

Попытаемся выяснить роль светлого времени суток в общей картине преставления святого. В житийных рассказах о преставлении свет как символ божественной благодати и душевной чистоты встречается очень часто. Бытование позитивного значения светлого времени суток и света вообще в древнерусской литературе показал А. Р. Гущин25. Его исследование посвящено домонгольскому периоду русской истории, но в более позднее время символика света и светлого времени суток сохранилась. А. М. Ранчин исследовал литературный мотив явления чудесного огня и света над телами или могилами русских князей-страстотерпцев и показал роль этого явления как особого знака божественной благодати, свидетельствующей о святости героя повествования26. «В пределах христианской традиции огненный столп можно осознавать как божественную энергию»27, — пишет исследователь. Соединение огненного чуда с фигурой страстотерпца, возможно, вызвано другими глубокими причинами. Святой (особенно страстотерпец, принявший смерть в подражание Христу) — жертва, принесенная Богу28.

24 Христос в Евангелие говорит: «Азъ есмь свет миру» (Ин 8. 12). Подробнее о символике света в Священном Писании см.: ЛосскийВ. Н. Богословие света в учении свт. Григория Пала-мы // Лосский В. Н. Богословие и Боговидение. М., 2000. С. 82-111.

25 Гущин А. Р. В поисках начала суточного круга в домонгольской Руси: к постановке проблемы // Древнейшие государства Восточной Европы. 2006 г. Пространство и время в средневековых текстах. М., 2010. С. 297-308.

26 Ранчин А. М. Огненный столп в древнерусской агиографии: ветхозаветные и новозаветные истоки // Славяне и их соседи. Вып. 5. М., 1994. С. 57-65.

27 Там же. С. 62.

28 Там же.

Свв. Иоанн Дамаскин и Иоанн Лествичник, чьи богословские произведения были хорошо известны на Руси в Средние века, писали среди прочего о свете как знаке Божественного присутствия. Прп. Иоанн Лествичник, говоря о двадцатой ступени духовного совершенства, указывает, что «восшедший на нее принял в сердце своем свет»29. В другом месте слова игумена Синайской горы звучат так: «...чистота сердца получает просвещение. Просвещение же есть неизреченное действие, неведомым образом разумеваемое и невидимо зримое»30. Бог есть духовный свет (1 Ин 1. 5), Христос в Писании называется Солнцем правды (Мал 4. 2). Данные библейские значения света приводит прп. Иоанн Дамаскин в связи с объяснением поклонения на восток, где восходит солнце31.

В «Слове о законе и благодати» митрополита Илариона также можно найти сравнения света и божественной благодати: «...лепо бе благодати и истине на новы люди въсиати»32. Свет как свидетельство божественной благодати, явленной в связи с кончиной святого, присутствует и в монашеских житиях. В житии прп. Стефана Комельского говорится о том, что через год после преставления святого стали чудесным образом являться «не по едины нощи» горящие свечи над его могилой33. Автор жития объясняет это чудо так: «...яко же рече псалом-шикъ: “светъ восия праведнику”»34. Приведенная цитата из Псалтыри (96. 11) говорит о свете как символе вечной жизни. В житии Даниила Переяславского говорится о том, что преподобный видел над монастырской скудельницей, где погребали тела умерших в лесах и при дорогах, «светъ и свеща многи горяща»35. Это явление убедило прп. Даниила в праведности похороненных там людей и подвигло построить над скудельницей церковь36. Практически во всех житиях говорится о просветлении лица новопреставленного святого сразу по исходе души, что символизирует его душевную чистоту. Например, автор жития прп. Корнилия Комельского пишет: «Бяше же лице его видети светло и рещи, яко не умре святый, но спит, понеже непорочно име житие»37. И подобные повествования для житийной литературы типичны, если не сказать обязательны38. Таким образом, кончина праведника сопровождается явлением света как символа праведной жизни. В этом плане смерть в светлое время суток рассматривалась, скорее всего, как свидетельство праведности и знак спасения души человека.

В то же время ночь и тьма в древнерусской письменной культуре ассоциируются с отсутствием благодати, грехом и богооставленностью. «Зло не есть что-либо иное, как лишение добра, подобно тому, как и тьма есть лишение света, ибо

29 Иоанн Лествичник. Лествица, возводящая на Небо. М., 2001. С. 275.

30 Там же. С. 177.

31 Иоанн Дамаскин. Точное изложение православной веры. М., 2009. С. 364-365.

32 БЛДР. Т. 1. СПб., 1997. С. 38.

33 Житие Стефана Комельского. С. 19.

34 Там же.

35 Житие преподобного Даниила Переяславского чудотворца. С. 15.

36 Там же. С. 15.

37 БЛДР. Т. 13. С. 340.

38 См. жития прпп. Сергия Радонежского, Макария Калязинского, Евфросина Псковского, Саввы Крыпецкого, Александра Куштского, Иоасафа Каменского, Нила Столбенского, Мартиниана Белозерского, Макария Желтоводского, Кирилла Новоезерского и др.

благо есть духовный свет; равным образом и зло есть духовная тьма»39, — рассуждает прп. Иоанн Дамаскин о природе зла. Митрополит Иларион пишет: «Тогда тма бесослуганиа погыбе, и слово евангельское землю нашу осия»40. В житии прпп. Зосимы и Савватия Соловецких находим следующее повествование о связи темноты и нечистой силы: «Обретеся полкъ великъ зело нечестивых духовъ, темнообразныхъ бесовъ, и по воздуху множество ихъ, акы дыма темна»41. Не остается сомнений, что аналогии день-свет-спасение и ночь-тьма-погибель были очевидны для древнерусской культуры. Это, видимо, является причиной того, что в житийных рассказах о преставлениях мы почти не встречаем упоминаний о темном времени суток, хотя, разумеется, кончины нередко должны были происходить и тогда, когда солнце находилось ниже горизонта.

В тех повествованиях о переходе в иной мир, где все же идет речь о темном времени суток, агиографы скорее акцентируют внимание читателя не на судьбе души почившего, а на эмоциональном состоянии близких к нему людей.

Ученик прп. Пафнутия Боровского подробно описывает обстоятельства кончины своего учителя. В ходе повествования упоминается, что описываемые события происходят вечером во время обычного правила. После сообщения о кончине святого автор пишет: «. солнцу зашедшу душь наших преже единаго часа всемирнаго солнца зашествия»42. Завершение жизни человека в данном тексте сравнивается с заходом солнца и приобретает особо трагичный смысл для близких людей. Также можно отметить аналогию с евангельским повествованием. Тьма по всей земле сопутствовала распятию и крестным страданиям Хри-ста43. Изображая кончину на исходе дня, агиограф, таким образом, акцентирует внимание на скорби и горечи разлуки с близким человеком.

Русские летописцы часто связывали затмение солнца с кончиной того или иного известного человека. Вообще это природное явление считалось зловещим предзнаменованием44. Смерть человека и «гибель» светила имели явные черты символического сходства, что не могло оставить летописцев равнодушными45. Тьма, опустившаяся на землю после кончины святого, также глубоко символич-на. В этом плане интересен рассказ о преставлении прп. Даниила Переяславского из его жития. Сразу после сообщения о кончине святого автор жития пишет: «И вси плакаху доволно о лишении отца, яко и воздух того дни дряселуя бяше, тако же и солнцу гиблущу и оставшу, яко новотридневну месяцу, всемъ зрящимъ видящеся; и пакы наполнися, и светло бяше»46. В день кончины прп. Даниила

39 Иоанн Дамаскин. Точное изложение православной веры. С. 136.

40 БЛДР. Т. 1. С. 44.

41 Житие и чудеса прпп. Зосимы и Савватия // Минеева С. В. Рукописная традиция Жития прпп. Зосимы и Савватия Соловецких. Т. ІІ. М., 2001. С. 40-41.

42 Рассказ о смерти Пафнутия Боровского // БЛДР. Т. 7. СПб., 1999.

43 «И сделалась тьма по всей земле до часа девятого: и померкло солнце» (Лк 23. 44).

44 Лаушкин А. В. Стихийные бедствия и природные знамения в представлениях древнерусских летописцев ХІ-ХІІІ вв. // Русское Средневековье. 1998 год. Вып. 1: Книжная культура. М., 1998. С. 43.

45 Там же. С. 47.

46 Житие преподобного Даниила Переяславского чудотворца // Смирнов С. И. Житие преподобного Даниила Переяславского чудотворца. Повесть о обретении мощей и чудеса его. М., 1908. С. 72-73.

Переяславского (7 апреля 1540 г.) действительно наблюдалось солнечное затмение, как это описано в житии (частичное затмение)47.

В данном случае затмение солнца не выглядит как предзнаменование кончины преподобного, скорее наоборот, как ее следствие: автор жития сначала пишет о кончине святого, о всеобщей скорби и затем о затмении солнца. Точно известно, что апогей солнечного затмения пришелся по современной системе исчисления на 6 ч. 52 мин. утра, тогда как восход солнца был около 5 ч. утра48, а прп. Даниил Переяславский преставился в 6 часов49 дня по исчислению ХУГ в. При любой системе перевода часов ХУГ в. («косой», или постоянный, час) на нынешнее время получается, что затмение солнца было много раньше преставления прп. Даниила. Но автор жития намеренно создал анахронизм, где солнце «оплакивает» смерь святого, и складывается ошибочное впечатление, что сначала было преставление прп. Даниила, а затем солнечное затмение. Немаловажно употребление в данном тексте оборота «воздух того дни дряселуя бяше». Глагол «дряселовати» употребляется в древнерусском языке как в значении «темнеть», так и в значении «печалиться» 50. Таким образом, солнечное затмение усиливает акцент на скорби, подчеркивает и даже утрирует мотив всеобщего плача: небесное светило и воздух как будто присоединяются к тем, кто скорбит о кончине прп. Даниила.

Точное указание на ночной час преставления встречается только в трех исследованных нами агиографических памятниках. При этом в двух случаях указание на ночное время суток сопровождается сообщением о соответствующем литургическом времени. Митр. Макарий преставился в 13-й час ночи в заутреннее благовестие, а Герасим Болдинский в 7-м часу ночи, но во время утрени, когда читали Евангелие. Ночное время суток, таким образом, освещается утренним богослужением. Прп. Иосиф Волоцкий, по словам Досифея Топоркова, «скончался с наступлением дня Воскресения Господа Бога и Спасителя нашего Иисуса Христа»51. На первый взгляд кажется, что это сообщение не несет никакой смысловой нагрузки. Следует обратить внимание на то, что Досифей Топорков указывает на преставление преподобного с наступлением важнейшего дня в богослужебном цикле. Воскресение является самым торжественным днем в литургической неделе, соответственно, кончина в воскресение дополняет общую картину правильной смерти.

Следует отметить, что в монастырском богослужении рассматриваемого периода время служб 3-го, 6-го и 9-го часа, вероятно, совпадало с соответствующими суточными часами дня52. Таким образом, три сообщения о кончине в 6-й час дня и сообщение о кончине в 3-й час дня могут свидетельствовать не только о суточном времени, но и о соответствующей монастырской службе этих часов.

47 См.: Святский Д. О. Астрономия Древней Руси. М., 2007. С. 68-69.

48 Святский Д. О. Астрономия Древней Руси. С. 68.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

49 Сказание вкратце о преподобном старце Данииле Переяславском. С. 340.

50 Словарь русского языка ХГ-ХУГП вв. Вып. 4. М., 1977. С. 367.

51 Надгробное слово Досифея Топоркова в память преподобного Иосифа Волоцкого // Казакова Н.А. Вассиан Патрикеев и его сочинения. М.-Л., 1960. С. 297.

52 Симонов Р. А. Математическая и календарно-астрономическая мысль Древней Руси. По данным средневековой книжной культуры. М., 2007. С. 201-202.

Агиограф в рассказе о преставлении прп. Герасима Болдинского пишет: «Егда начаша чести Святое Евангилие, и чтуще: “Придете ко мне, вси труждаю-щеся и обременении, и аз покою вы”, — и тако предасть честную свою душу в руце Божии»53. Как видно из приведенного текста, автору жития важно донести до читателя не только то, что переход святого в мир иной произошел во время литургии и в начале евангельского чтения. Более важен сам текст Евангелия, в котором Господь призывает к Себе, в вечное блаженство, всех труждающихся и обремененных. Св. Герасим Болдинский, таким образом, как бы откликается на призыв Господа, и кончина выглядит как стремление праведника к своей награде.

Из семи указаний на литургическое время шесть сообщают об утрени, и только в одном житии митр. Петра говорится, что он преставился во время вечерни. Таким образом, важным моментом является кончина в начале нового богослужебного дня. Про митр. Алексия также говорится, что он преставился «въ время заутреняа молитвы»54. Преставление совпадает с началом нового дня и с утренним молитвенным правилом. Автор жития прп. Корнилия Комельского пишет, что герой повествования преставился «в пятую неделю въ время заутре-нии въскресныа»55. Здесь картина такая же, как и в произведении Досифея Топоркова. Отличие заключается только в том, что делается акцент на литургическом начале нового дня.

О преставлении митр. Макария сказано: «И въ томъ часе нача въ соборе бла-говестити заутреннее пение»56. Иными словами, кончина совпадает не только с началом нового дня, но и с началом утренней службы. Утро — начало нового дня, утреннее богослужение — начало дневной службы, также и преставление для праведника — начало новой, вечной жизни.

Автор жития митр. Петра, повествуя о кончине святителя, отмечает: «И всем вкупе мир дав, начат вечерню пети. И еще молитве сущи в устех его, душа от тела его исхождааше»57. Акцент, таким образом, сделан именно на литургическом времени.

В нескольких житийных рассказах говорится о преставлении в конце молитвенного правила, на отпусте. Так, на отпусте утреннего правила скончался прп. Стефан Комельский («божественному словословию утренему но отпусте пре-дастъ святую свою душю въ руце всехъ Бога»)58. Жизнь святого заканчивается с окончанием утреннего правила.

Актуально упоминание отпуста — чина на исход души, читаемого у одра умирающего. Последование на исход души от тела читается духовником от лица

53 БЛДР. Т. 13. С. 664.

54 Житие митрополита Алексия // Степенная книга царского родословия по древнейшим спискам. Т. 2. М., 2008. С. 30.

55 БЛДР. Т. 13. С. 340.

56 Кунцевич Г. Сказание о последних днях жизни митрополита Макария // Приложения. Отчеты о заседанияхъ императорского общества любителей древней письменности в 1907— 1910 году. СПб., 1911.

57 Житие митр ополита Петра // Прохоров Г. М. Русь и Византия в эпоху Куликовской битвы. Повесть о Митяе. СПб., 2000. С. 431.

58 Житие Стефана Комельского // ПДП. Т. 85. СПб., 1892. С. 18.

умирающего на смертном одре, оно направлено на облегчение страданий и приготовление души к встрече с Богом. Евфимий Турков в «житии» Феодосия Новгородского пишет: «Мы же глаголахом последнюю молитву и отпуст “Ныне от-пущаеши раба Своего Владыко по глаголу Твоему с миром”. Он же тремя духно-вении предав святую свою душу в руце Божии»59. Слова отпуста показывают, что смерть человека является проявлением Божией воли, а не следствием греховной природы человека. И в то же время являются благой вестью для умирающего праведника, предвозвещая ему долгожданную встречу с Богом и спасение души. Св. Акакий Тверской, по словам автора повести о преставлении, «егда же на отпусте кануна, и владыка аки уснулъ, и абие легко икнулъ на втором часу нощи60». С окончанием канона человек переходит в иной мир. Преставление, таким образом, выглядит как долгожданная награда за прижизненные труды и подвиги.

В рассказах о преставлении можно встретить сообщение о том, что герой повествования сам просит начать чтение чина на исход души. Автор жития прп. Кассиана Босого пишет: «Повеле у собя говорити вечерню, и потом повеле начати правило на исход души»61. В этом сообщении подчеркивается, что преподобный Кассиан чувствовал приближение кончины, но при этом сохранял ясность сознания и крепость духа. Далее в житии говорится: «На втором кануне третей песни и духъ Богу предаде... месяца февраля 11 на паметь священномученика Власья, в неделю сыропустную»62. Автор жития прп. Кассиана пишет, что святой преставился на третьей песни второго канона чина на исход души. Следует сказать, что в ХУІ в. чин на исход души содержал два канона63, из которых во втором делался больший акцент на облегчение страданий умирающего64. Агиограф внес данное сообщение, вероятно, потому, что хотел показать отсутствие долгих предсмертных мучений. С другой стороны, указание на то, что преподобный сам распорядился читать последование на исход души и умер в середине этого последования, акцентирует внимание читателя на легкости кончины.

Изображение конца жизни человека в древнерусских рассказах о преставлении включает различные формы изображения времени преставления, по которым можно судить об отношении средневековых авторов к смерти. Преставление в светлое время суток и на утрени, доминирующее в агиографических рассказах, скорее всего, является знаком к спасению души новопреставленного. В тех нескольких случаях, когда говорится о ночи или вечерни как времени кончины святого, точные указания на суточное или богослужебное время перекрываются указанием на молитву и даже на точное изложение слов молитвенного последования. Агиографы, очевидно, не стремятся акцентировать внимание чи-

59 Повесть о преставлении старца Феодосия бывшего архиепископа Великого Новгорода и Пскова // Кунцевич Г. Феодосий архиепископ Новгородский (1491-1563). Его «житие». СПб., 1900. С. 12.

60 БЛДР. Т. 13. С. 442.

61 Там же. С. 424.

62 Там же.

63 После церковной реформы ХУІІ в. эти каноны были помещены в разных последованиях (см.: Афанасий (Сахаров), еп. О поминовении усопших по уставу Православной Церкви. СПб., 1995. С. 135-137.

64Афанасий (Сахаров), еп. Указ. соч. С. 136.

тателя на том, что святой преставился именно ночью, и пытаются найти утешительные мотивы в указаниях на молитвенное правило. Кончина на отпусте, на вечерней или утренней службе, подразумевающая молитвенное бодрствование святого, показывает подчинение жизни человека воли Господа, что, безусловно, свидетельствует о его праведности. Соответственно, смерть ночью во время сна должна была рассматриваться как наиболее тягостная и, вероятно, требующая активной молитвы со стороны близких о спасении души новопреставленного.

Ключевые слова: агиография, время суток, литургическое время, преставление, спасение души.

The time of day in the descriptions of the deaths of Russian saints in the XIV—XVI centuries

G. Donskoy

In this paper we study point to the time of day in the descriptions of Russian saints deaths XIV—XVI centuries. The author tries to figure out what time of day, according to ancient hagiography, could be a sign of a righteous man’s death and was a comfort to grieving relatives at the deathbed of saint. The outcome of the study is the finding that the death during the daylight hours, dominating the lives of the saints, is a sign of salvation of the soul deceased person.

Keywords: hagiography, time of day, liturgical time, death, salvation of soul.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.