Научная статья на тему 'Восстановление канонизации святых в русском православии (1964-1990)'

Восстановление канонизации святых в русском православии (1964-1990) Текст научной статьи по специальности «Религия. Атеизм»

CC BY
192
61
Поделиться
Ключевые слова
CВЯТОЙ / КАНОНИЗАЦИЯ / РЕВОЛЮЦИЯ / ПРЕЕМСТВО

Аннотация научной статьи по религии и атеизму, автор научной работы — Семененко-басин Илья Викторович

Работа посвящена восстановлению в русской православной традиции канонизации святых. Церковь ответила на вызов, брошенный ей атеистической советской властью. Прославляя новых святых, Церковь указывала и указывает на непрекращающееся преемство святости в России.

RENEWAL OF CANONIZATION OF SAINTS IN THE RUSSIAN ORTHODOXY (1964-1990)

The paper is devoted to the issue of reviving the canonization of saints in the Russian Orthodox tradition. The church responded to the challenge of the atheistic Soviet re-gime. Glorifying the new saints the Church has been pointing out unceasing continuity of holiness in Russia.

Текст научной работы на тему «Восстановление канонизации святых в русском православии (1964-1990)»

УДК 281.93

СЕМЕНЕНКО-БАСИН Илья Викторович,

кандидат исторических наук, доцент Центра изучения религий Российского государственного гуманитарного университета. Автор 29 научных публикаций, в т.ч. одной монографии

ВОССТАНОВЛЕНИЕ КАНОНИЗАЦИИ СВЯТЫХ В РУССКОМ ПРАВОСЛАВИИ (1964-1990)

Работа посвящена восстановлению в русской православной традиции канонизации святых. Церковь ответила на вызов, брошенный ей атеистической советской властью. Прославляя новых святых, Церковь указывала и указывает на непрекращающееся преемство святости в России.

Святой, канонизация, революция, преемство

Изучение церковно-государственных отношений, сложившихся в СССР, предполагает обращение не только к истории институций, но также и к истории функционирования символического языка традиционной религиозности в условиях XX века. Настоящая работа посвящена прославлению (канонизации) русских святых в советскую эпоху. Отмечу, что в процессе восстановления канонизаций русских святых большую роль сыграли как Русская православная церковь Московского патриархата (далее - РПЦ-МП), так и Русская православная церковь за границей (далее - РПЦЗ).

Согласно теории сакрального, разработанной столетие тому назад в этнологических трудах Эмиля Дюркгейма, религия выражает взаимосвязи людей, а потому объектом поклонения в конечном счете является коллективное Я общества1. Если символы сакрального по своей природе социальны, приходится признать, что в СССР в условиях насильственной модернизации общества не должно было остаться места для благочестивых практик патриархального общества.

Иные, по сравнению с теорией Дюркгейма, подходы к феномену святости выстроил в начале XX века Георг Зиммель, представитель «философии жизни». Немецкий исследователь рассматривал святых людей как знаки отношения трансцендентного к душе и к церковной общине, причем человек представлялся Зим-мелю нуждающимся существом, жаждущим обладать Богом2. Вероятно, именно живое чувство верующего человека, стремящегося пережить отношение к себе со стороны трансцендентного начала, и оказалось фактором сохранения и возрождения культа национальных святых в России.

Вскоре после революции 1917 года поместный собор в Москве прославил двух святителей: Иосифа, митрополита Астраханского (1597-1671) и Софрония Кристалевского, епископа Иркутского (1704-1771)3. Это событие 1918 года долго казалось последней канонизацией в России...

За границей СССР, в русской диаспоре, на протяжении XX века публиковались книги и статьи о русских святых, собирались и публи-

КУЛЬТУРОЛОГИЯ. ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ

ковались сведения о неканонизированных подвижниках, живших незадолго до революции, о новомучениках и исповедниках советского вре-мени4. Именно в русском зарубежье, в РПЦЗ, стало возможным возобновление канонизации русских святых; административный центр РПЦЗ к этому времени находился на территории США. Первым русским святым, канонизированным уже после пика антирелигиозных гонений, стал о. Иоанн Сергиев (Кронштадский). В 1964 году архиерейский собор РПЦЗ причислил его к лику святых5.

Дальнейшая история канонизаций русских подвижников была связана с церковнодипломатической активностью первых лиц РПЦ-МП. Именно международная деятельность сделала возможной канонизацию в 1970 году в Москве православного миссионера в Японии, Токийского архиепископа Николая Касаткина (1836-1912)6. Тем временем в советской России ощущались последствия смены поколений; с 1960-х годов традиционные верующие, носители памяти исторической России, постепенно начали уступали приходившим в Церковь более молодым людям (последние носители старой социокультурной формации и ментальности уходили из жизни в течение 1980-х).

Канонизации 1964 и 1970 годов открыли череду прославлений, которые РПЦ-МП и РПЦЗ совершали независимо друг от друга. В РПЦЗ в 1970 году состоялась канонизация русского миссионера Германа Аляскинского (1760-1837), одновременно прославленного также и Американской автокефальной православной церковью. В 1971 году архиерейский собор РПЦЗ постановил начать подготовку к канонизации новомучеников и исповедников, а в 1978 году канонизировал Ксению Петербургскую, широко почитаемую в России юродивую7. А в РПЦ-МП в 1977 году по просьбе Американской автокефальной православной церкви состоялась канонизация православного миссионера Иннокентия Вениаминова (1797-1879), служившего епископом на Аляске. Кроме того, в 1978 году Синод РПЦ-МП канонизировал харьковского архиепископа Мелетия Леонтовича (1784-1840).

В 1981 году, после десятилетней подготовки, архиерейский собор РПЦЗ канонизировал новомучеников и исповедников российских во главе с последним русским царем Николаем II и патриархом Тихоном8. Фактически, состоялась канонизация не столько конкретных лиц, сколько самого феномена мученичества в коммунистическом государстве; Церковь напоминала о российских мучениках современному миру, не определив точного именного списка собора новомучеников.

Переломным в новейшей истории русского православия оказался конец 1980-х годов, когда в России начались существенные перемены политической ситуации и общественного сознания. В Троице-Сергиевой лавре под Москвой по случаю праздника 1000-летия крещения Руси состоялся поместный собор, канонизировавший девять русских святых XIV-XIX веков. РПЦ-МП смогла предоставить государству и обществу часть своего обширного исторического фонда, способного обогатить социальную культуру в переломную эпоху9. В 1988 году свою первую канонизацию святых провела также Русская древлеправославная церковь, одна из старообрядческих церквей России. Собор этой церкви прославил иконописца Андрея Рублева, Максима Грека, митрополита Московского Макария, патриарха Московского Гермогена, протопопа Аввакума.

Канонизации 1988 года в РПЦ-МП положили начало обширной работе по прославлению русских святых, для этих целей в 1989 году Синод образовал особую Комиссию по канонизации святых. А в мае 1990 году Синод РПЦЗ, задетый активностью Московского патриархата, канонизировал старца Паисия Величковского, Амвросия Оптинского и старцев Оптиной пустыни - знаменитой обители дореволюционной России. Впрочем, как раз к этому времени центр активности в деле канонизации русских святых окончательно переместился из административного центра РПЦЗ в Москву.

Ко второй половине 1980-х годов Московский патриархат и РПЦЗ пришли уже с некоторым опытом канонизации святых. Если Церковь в диаспоре имела возможность прославить

жертв антирелигиозных гонений XX века, то Церковь внутри СССР вынужденно обращала свой взор только к прошлому. Для канонизации святых в Московском патриархате оказался важен внешнеполитический фактор, просьбы со стороны православных Церквей США и Японии. Несмотря на все препятствия, канонизации святых в русском православии были восстановлены, Церковь ответила на один из вызовов, брошенных ей атеистическим режимом.

В контексте социальной истории отечества представляется важным, что восстановление

во второй половине XX века канонизации русских святых способствовало закреплению в сознании православных христиан России норм, ценностей, ориентиров и запретов, на основании которых происходит саморегуляция религиозного сообщества и формируется его картина мира. Следует признать прославление (канонизацию) святых особой формой деятельности, отвечающей глубинной потребности человека обнаружить и пережить святое в личном и коллективном опыте, обнаружить священное в человеческой истории.

Примечания

1 Durkheim E. Les forms elementaires de la vie religieuse. Paris, 1912. P. 295.

2 Зиммель Г Проблема религиозного положения // Его же. Избр.: в 2 т. М., 1996. Т. 2. С. 651-661.

3 Священный Собор Православной Российской Церкви 1917-1918 гг.: Обзор деяний. Вторая сессия / под ред. Г. Шульца. М., 2001. С. 460.

4 Польский М., прот. Новые мученики Российские. Jordanville, 1949-1957. Т. 1-2; Andreyev I. Russia's Catacomb Saints. Platina, California, 1981.

5 Русская православная церковь заграницей. 1918-1968 / под ред. А.А. Сологуб. N.Y., 1968. Т. I. С. 366371.

6 Саблина Э. 150 лет Православия в Японии. История Японской Православной Церкви и ее основатель святитель Николай. М.; СПб., 2006.

7 Широков С., свящ. Валаамский монастырь и Американская православная миссия. История и духовные связи. М., 1996. С. 91-117; Книга о святой блаженной Ксении Петербургской / сост. В.И. Козаченко. М., 2003.

8 Киселев А. Пути России. Jordanville, 1990. С. 143-146.

9 Семененко-Басин И.В. Агиология эпохи перемен: святые в российском обществе конца XX века // Вестн. Помор. ун-та. 2008. № 14: Сер.: Гуманит. и соц. науки. С. 119-123.

Semenenko-Bassin Ilya

RENEWAL OF CANONIZATION OF SAINTS IN THE RUSSIAN ORTHODOXY (1964-1990)

The paper is devoted to the issue of reviving the canonization of saints in the Russian Orthodox tradition. The church responded to the challenge of the atheistic Soviet re-gime. Glorifying the new saints the Church has been pointing out unceasing continuity of holiness in Russia.

Контактная информация: e-mail: vivere.est@gmail.com

Рецензент - Соловьева А.Н., кандидат философских наук, доцент кафедры культурологии и религиоведения, старший научный сотрудник Поморского государственного университета имени М.В. Ломоносова