Научная статья на тему 'Военный оркестр как фактор развития Российской провинциальной музыкальной культуры: на примере оркестра Терского казачьего войска'

Военный оркестр как фактор развития Российской провинциальной музыкальной культуры: на примере оркестра Терского казачьего войска Текст научной статьи по специальности «Искусствоведение»

CC BY
402
55
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ВОЕННАЯ МУЗЫКА / ОРКЕСТР ТЕРСКОГО КАЗАЧЬЕГО ВОЙСКА / ВЛАДИКАВКАЗ / ГОРОДСКАЯ МУЗЫКАЛЬНАЯ КУЛЬТУРА / MILITARY MUSIC / ORCHESTRA OF TERSKY COSSACK ARMY / VLADIKAVKAZ / CITY MUSICAL CULTURE

Аннотация научной статьи по искусствоведению, автор научной работы — Батагова Т.Э.

Важным фактором развития музыкальной культуры Владикавказа были военные оркестры. Деятельность владикавказских военных оркестров Терского казачьего войска и Апшеронского пехотного полка выступала катализатором роста и развития городской музыкальной среды. Военные музыканты принимали активное участие в учебно-воспитательной и благотворительной жизни города. Концертная, гастрольная, музыкально-театральная, просветительская формы участия оркестра Терского казачьего войска становились неотъемлемыми составляющими культурной жизни полиэтнического провинциального города. К концу XIX началу XX века во Владикавказе сформировалась развитая городская музыкальная культура с устойчивой слушательской аудиторией, богатой музыкальной концертно-театральной жизнью, слоем музыкан-тов-профессионалов и музыкантов-любителей.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

MILITARY ORCHESTRA AS FACTOR OF DEVELOPMENT OF THE RUSSIAN PROVINCIAL MUSICAL CULTURE: ON THE EXAMPLE OF ORCHESTRA OF TERSKY COSSACK ARMY

Military orchestras were an important development factor of musical culture of Vladikavkaz. The activity of the Vladikavkaz military orchestras Tersky Cossack army and the Apsheron infantry regiment acted as the catalyst of growth and development of urban musical environment. Military musicians took active part in teaching, educational and charitable life of the city. Concert, tour, musical and theatrical, educational forms of participation of Tersky Cossack army orchestra became the integral components of cultural life of the multiethnic provincial town. By the end of XIX early XX century in Vladikavkaz the urban musical culture has been developed with a steady audience, rich musical concert and theater life, a layer of professional and amateur musicians

Текст научной работы на тему «Военный оркестр как фактор развития Российской провинциальной музыкальной культуры: на примере оркестра Терского казачьего войска»

^ Культурология ВНТг 1

5. Losev A. F., Takho-Godi M. A. Nature esthetics: the nature and its style functions at Romain Rolland. Moscow, Akademizdatcenter "Nauka" RAS, 2006. 419 p.

6. Mamardashvili M. K. Vremya i prostranstvo teatral'nosti [Time and space theatrics]. Teatr. 1989, no. 4, pp. 105-108.

7. Ratiani I. G. Vzaimosviaz' iskusstv v kul'ture Gruzii: Na primere nemogo kino 1912-1934. Diss. kand. kul. [Interrelation of arts in culture of Georgia: the example of silent cinema. Cand. cult. st. diss.]. Moscow, 2004. 209 c.

8. Rodina T. A. Aleksandr Blok i russkii teatr nachala XX veka [Alexander Blok and Russian theater of the beginning of the 20 century]. Moscow, v, 1972 312 p.

Статья выполнена в рамках проекта РГНФ 16-04-50044 «История осетинской музыки. Генезис и эволюция композиторского творчества»

ОЕННЫЙ ОРКЕСТР КАК ФАКТОР РАЗВИТИЯ РОССИЙСКОЙ ПРОВИНЦИАЛЬНОЙ МУЗЫКАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ: НА ПРИМЕРЕ ОРКЕСТРА ТЕРСКОГО КАЗАЧЬЕГО ВОЙСКА

УДК 78:930.85 Т. Э. Батагова

Московский государственный институт культуры

Важным фактором развития музыкальной культуры Владикавказа были военные оркестры. Деятельность владикавказских военных оркестров — Терского казачьего войска и Апшеронского пехотного полка — выступала катализатором роста и развития городской музыкальной среды. Военные музыканты принимали активное участие в учебно-воспитательной и благотворительной жизни города. Концертная, гастрольная, музыкально-театральная, просветительская формы участия оркестра Терского казачьего войска становились неотъемлемыми составляющими культурной жизни полиэтнического провинциального города. К концу XIX — началу XX века во Владикавказе сформировалась развитая городская музыкальная культура с устойчивой слушательской аудиторией, богатой музыкальной концертно-театральной жизнью, слоем музыкантов-профессионалов и музыкантов-любителей.

Ключевые слова: военная музыка, оркестр Терского казачьего войска, Владикавказ, городская музыкальная культура.

Т. E. Batagova

Moscow State Institute of Culture, Ministry of Culture of the Russian Federation (Minkultury), Bibliotechnaya str., 7, 141406, Khimki city, Moscow region, Russian Federation

MILITARY ORCHESTRA AS FACTOR OF DEVELOPMENT

OF THE RUSSIAN PROVINCIAL MUSICAL CULTURE:

ON THE EXAMPLE OF ORCHESTRA OF TERSKY COSSACK ARMY

Military orchestras were an important development factor of musical culture of Vladikavkaz. The activity of the Vladikavkaz military orchestras — Tersky Cossack army and the Apsheron infantry regiment — acted as the catalyst of growth and development of urban musical environment. Military musicians took active part in teaching, educational and charitable life of the city. Concert, tour, musical and theatrical, educational forms of participation of Tersky Cossack army orchestra became the integral components of cultural life of the multiethnic provincial town. By the end of XIX — early XX century in Vladikavkaz the urban musical culture has been developed with a steady audience, rich musical concert and theater life, a layer of professional and amateur musicians. Keywords: military music, orchestra of Tersky Cossack army, Vladikavkaz, city musical culture.

БАТАГОВА ТАТЬЯНА ЭЛЬБРУСОВНА — доктор искусствоведения, профессор кафедры оркестрового дирижирования факультета музыкального искусства Московского государственного института культуры

BATAGOVA TATYANA ELBRUSOVNA - Full Doctor of History of Arts, Professor of Department 121

of orchestral conducting, Faculty of musical arts, Moscow State Institute of Culture

e-mail: batagon@mail.ru © Батагова Т. Э., 2016

История русской военной музыки уходит корнями во времена Киевской Руси. Ратные музыканты, служившие в княжеских дружинах, выполняли разнообразные функции: участвовали в боях, при помощи музыкальных сигналов корректировали их ход, составляли основу княжеских церемоний и ритуалов. Начиная с XVI века подготовкой и управлением деятельностью военных музыкантов стали заниматься на государственном уровне, для чего в 1547 году царским указом был организован Приказ Большого дворца. Пётр I, проведя военную реформу и создав регулярную русскую армию и флот, чётко регламентировал состав и характер деятельности военных оркестров (1711). В Петровскую эпоху утвердились в практике военно-государственной жизни военные ритуалы и церемонии с обязательным участием военных музыкантов. Воодушевляющую и дисциплинирующую функции музыки ценили великие русские полководцы. Генералиссимус Александр Васильевич Суворов считал, что «музыка в бою нужна и полезна. Музыка удваивает, утраивает армию... Хороший и полный хор музыкантов возвышает дух солдат, расширяет шаг, это ведёт к победе, а победа - к славе!» [цит. по: 2, с. 83].

В XIX веке началась профессионализация военных музыкантов. Будущие русские военные капельмейстеры обучались в классе военной инструментовки Петербургской консерватории, классе военных капельмейстеров Варшавского музыкального института, провинциальных музыкальных училищах Русского Императорского музыкального общества. Отечественных музыкантов всё же катастрофически не хватало, поэтому в течение всего столетия, и особенно в первой его половине, военными дирижёрами нередко работали иностранцы — чехи, австрийцы, немцы. Свидетельством повы-

шения внимания к профессиональной подготовке и работе воинских музыкальных подразделений стал ряд реформ 18601870-х годов, среди которых — использование в музыкантских полках вольнонаёмных и сверхсрочных служащих.

Положительным нововведением стало, например, учреждение в 1873 году должности инспектора музыкальных хоров Морского ведомства, на которую был назначен Н. А. Римский-Корсаков.

«Должность моя, — писал в "Летописи моей музыкальной жизни" композитор, — заключалась в инспектировании всех музыкантских хоров морского ведомства по всей России, то есть в наблюдении за капельмейстерами и за назначением оных, за репертуаром, за качеством инструментов и т.д., а также в составлении учебной программы для вновь учреждаемых стипендиатов и в посредничестве между морским министерством и консерваторией. <...> В музыкантских хорах меня встречали как начальство: на вытяжку. Я заставлял проигрывать при себе их репертуар, ловил фальшивые ноты, описки в партиях, которых было весьма много, осматривал инструменты и, сообразно с потребностями, хлопотал о заказах новых и добавочных» [8, с. 105, 107].

Исследователи выделяют три главные общественные функции русской военной музыки: служебно-строевую, общественно-церемониальную и культурно-просветительскую [14, с. 6-7]. К середине XIX века использование военной музыки на полях сражений постепенно ограничивалось, а общественно-церемониальная и культурно-просветительская деятельность оркестров постепенно вышла на первый план. Многочисленные военные оркестры, наряду с помещичье-усадебными и любительскими капеллами, превращались в центры провинциальной городской музыкальной культуры. Как отмечает

В. Тутунов, «после отмены крепостного права тенденция выхода военной музыки за пределы воинской части, наметившаяся ещё в 30-40-х годах, стала быстро развиваться, и к концу третьей четверти XIX века общедоступные концертные выступления военных оркестров получили широкое распространение» [14, с. 214].

Один из ярких примеров «выхода военной музыки за пределы воинской части» в истории русской музыкальной культуры демонстрирует деятельность оркестра Терского казачьего войска. В 1863 году был отдан специальный приказ об организации оркестров во всех полках гвардии и Кавказской армии, а также гренадерских полках. Оркестр, а по старому названию «музыкантский хор», Терского казачьего войска находился во Владикавказе, городе, основанном как русская военная крепость недалеко от осетинского аула Дзауджикау 6 мая 1784 года. Уже в первые годы существования в крепости находилось место культурным развлечениям и музыкально-танцевальному досугу. Так, в воспоминаниях декабриста А. Ган-геблова, прибывшего во Владикавказскую крепость в октябре 1826 года, говорится о балах, устраиваемых комендантом крепости полковником Н. П. Скворцовым. За музыкальную часть балов отвечали два хора — музыкантов (то есть оркестр) и певчих: «Хор музыкантов, человек в тридцать, почти весь из роговых инструментов домашнего полкового изделия. Хор певчих тоже из такого числа голосов, и голосов весьма недурных. Тем и другим хором заправляет офицер, выслужившийся из армейских полковых музыкантов, человек по-своему даровитый; все бальные танцы сочинены им» [3, с. 34-35].

В 1860 году Владикавказ получил статус города1, а в 1863 году он превратился

1 В этом же году из частей Кавказского линейного войска было сформировано Терское казачье войско.

в административный центр Терской области. Владикавказ рос и развивался, благодаря строительству Военно-Грузинской дороги вышел на первенствующие позиции среди городов Северного Кавказа. Корреспондент «Терских ведомостей» в 1870 году с удовлетворением отмечал: «Владикавказ с каждым днём растёт и улучшается. <...> Нельзя сказать также, чтобы у нас было скучно. Здесь два раза в неделю играет в общественном саду хор казачьей музыки, нас посещают странствующие по свету таланты» [10].

Оркестры, или по традиции тех лет «музыкантские хоры», были в полках всех казачьих войск — Терского, Донского, Кубанского, Оренбургского, Уральского и других. Атаман Терского казачьего войска генерал-майор М. А. Караулов в 1912 году в своей книге о терских казаках писал, что «войсковой музыкантский хор Терского Казачьего Войска состоит в прикомандировании к Войсковому Штабу, начальник которого пользуется по отношению к хору правами полкового командира. Непосредственное заведывание хором возлагается (с правами командира сотни) на одного из офицеров, состоящих в распоряжении войскового начальства. Хор содержится по штату и комплектуется нижними чинами строевого разряда, с допуском также казаков приготовительного разряда и малолетков. Отслужившие свой обязательный срок музыканты могут оставаться на сверхсрочную службу на особых основаниях. В состав хора допускаются и вольнонаёмные музыканты» [4, с. 288].

В репертуар оркестра Терского казачьего войска входила военно-прикладная музыка, звучавшая во время строевой службы, на смотрах, учениях, парадах. Кроме того, оркестр принимал участие во всех важных городских мероприятиях. Терцы, наряду с музыкантами

Апшеронского пехотного полка, в летнее время регулярно выступали в ротонде общественного сада Владикавказа.

Репертуарный список Терского музыкантского хора, с самого начала включавший танцевально-бытовые миниатюры, постепенно пополнялся серьёзной симфонической музыкой — симфониями, увертюрами, симфоническими картинами.

Музыканты выступали в городских благотворительных концертах, музыкально-театральных постановках городского театра, открытого в 1871 году.

Выступления казачьих музыкантов становились украшением музыкальных программ: «В концерте любителей музыки в пользу учащихся ремесленного училища будет исполнено хором певчих несколько пьес, аранжированных нашим любителем и знатоком пения В. Хламовым. В концерте примут участие Абаев, Фальбе с оркестром Терского казачьего войска» [11].

Музыка военных оркестров сопровождала балы, церковные службы, народные гуляния, встречи именитых гостей, военные парады и даже такие мероприятия, как древонасаждения. Войсковые музыканты Терского казачьего войска - хор, оркестр - принимали участие в торжественных мероприятиях в честь прибытия во Владикавказ русских императоров: Александра II (19 сентября 1871 года), Александра III (18-20 сентября 1888 года), Николая II (4 декабря 1914 года).

Николай II во Владикавказе «почтил своим присутствием Терский Войсковой Казачий Круг, который состоялся у собора. Войсковой старшина поднёс Царю хлеб-соль, и под звуки Русского гимна "Боже, Царя храни", а затем марша Терского Казачьего Войска Император обошёл Войсковой Круг» [7]. Необычный концерт в честь государя был дан в саду наказного атамана Терского казачьего войска генерал-лейтенанта С. Флейшера.

Терский казак - композитор М. П. Коло-тилин, регент хора конвоя главнокомандующего Кавказским военным округом, зачисленный в 1-й Сунженско-Владикав-казский полк, «организовал блестящий концерт в саду атамана, рассадив певчих и музыкантов хора на деревьях, что придало особую оригинальность концерту и понравилось императору» [6].

Военное командование заботилось о состоянии музыкантских хоров, о чём свидетельствует тот факт, что в 1872 году наказной атаман Терского казачьего войска возбудил ходатайство об увеличении денежных отпусков на содержание музыкантского хора [5]. Коллективом руководили квалифицированные музыканты, сначала приглашённые капельмейстеры-иностранцы, позже — отечественные музыканты. До 1870 года войсковым музыкантским хором дирижировал капельмейстер Шмидт, с 1870 года — чешский музыкант Иосиф Фальбе. В 1890-х годах капельмейстером войска был некий Пиорковский, о таланте которого свидетельствует факт, отмеченный в книге Ивана Кияшко «Войсковые певческий и музыкантский хоры Кубанского казачьего войска (1811-1911 годы)»: «в Ессентуках во время празднования войскового праздника Кубанского войска, когда бывший на этом празднике капельмейстер Терского войскового хора Пиорковский, за отсутствием капельмейстера Бауэра, продирижировал войсковым хором несколько пьес, которые при этом были выполнены так безукоризненно, с таким вкусом, что хор был просто неузнаваем и заслужил всеобщее одобрение присутствовавших на празднике» [5].

В начале XX века за дирижёрским пультом оркестра Терского казачьего войска стояли такие музыканты, как дирижёр, скрипач, педагог К. А. Воут (1909), известный русский дирижёр итальянского про-

исхождения И. А. Труффи (1913) и И. В. Сафонов (1915), скрипач, дирижёр, младший сын директора Московской консерватории В. И. Сафонова. Оркестр выступал с собственными концертными программами, с гастролёрами-солистами, участвовал в оперных спектаклях городского театра. Летом коллектив гастролировал на курортах Кавказских Минеральных Вод, вызывая восторги слушателей: «Публика положительно изумлялась ему [оркестру. — Т. Б.], подчас даже сравнивала со знаменитыми оркестрами Штрауса и Гунгля и недоумевала, каким образом наши терские казаки могли быть доведены до такой виртуозности, блеска и даже шика в исполнении пьес» [12].

Во Владикавказе, ставшем центром формирования осетинской интеллигенции, шло постепенное приобщение осетин к городской буржуазной культуре в её европейских формах. В Терской области, как и повсеместно «в России формировалась система взаимодействия между различными народами на основе ведущей роли русской нации» [9, с. 80]. Представители осетинской интеллигенции принимали активное участие в заседаниях музыкальных и театральных кружков, посещали концерты, театральные спектакли.

Знаменательно, что в музыкальных спектаклях городского театра в качестве художника выступал основоположник осетинской литературы Коста Хетагуров (1859-1906). Он для Осетии «был и остаётся не просто национальным классиком, но культовой фигурой, формирующей важные направления духовной жизни народа» [1, с. 233]. К. Хетагуров писал декорации к опереттам «Хаджи-Мурат», «Цыганский барон» (1887), «Дети капитана Гранта» (1888).

В репертуар Владикавказского антре-призного театра входили не только драматические, но и музыкальные спектакли

— водевили, оперетты и даже оперы. В музыкальных постановках городского театра участвовал и оркестр Терского казачьего войска, на вечерах и концертах постоянно выступал талантливый скрипач, ученик Г. Венявского, прапорщик Сунженского полка Терского казачьего войска Султанбек Абаев (1845-1888), который совмещал военную службу с активной концертной деятельностью и педагогической работой во Владикавказском реальном училище, Владикавказской классической прогимназии.

Для музыкально-драматических вечеров и концертов выделялись самые престижные помещения города — залы Общественного собрания, Городского театра, Коммерческого клуба, Клуба чиновников. В Общественном собрании, открытом в 1860 году, с 1870 года проводились еженедельные литературные чтения (по понедельникам), концерты, лекции, музыкальные вечера (по пятницам). В Коммерческом клубе, существующем с 1882 года, по воскресеньям устраивались танцевальные вечера, по средам — музыкальные. В музыкальных вечерах Общественного собрания и Коммерческого клуба принимал участие Терский казачий оркестр, исполняя как симфонические пьесы «строгого» концертного репертуара, так и пьесы бытового развлекательного характера. Если учесть, что исследователями «культурно-досуговая деятельность <...> классифицируется как деятельность художественно-педагогическая» [13, с. 186], можно смело утверждать, что военный оркестр терских казаков абсолютно преобразил духовно-интеллектуальную жизнь владикавказцев.

Владикавказ, заложенный как крепость в XVIII веке, превратился к началу XX века в подлинный торгово-экономический, интеллектуальный и культурный центр Северного Кавказа. С первых дней существования Владикавказа как военной кре-

пости музыка входила в его повседневную жизнь, являясь составляющей не только военного быта, но и культурного общения и досуга. Как утверждал основатель евразийского движения Н. С. Трубецкой, «жизнь и развитие всякой культуры состоит из непрерывного возникновения новых культурных ценностей» [15, с. 61].

В городской культуре русских городов XIX века такой ценностью стало музыкальное искусство военных оркестров. Один из них — оркестр Терского казачьего войска, постепенно расширяя ареал своего влияния, превращался в важнейший фактор культурной и музыкально-общественной жизни Терской области.

Примечания

1. Батагова Т. Э. Воздействие творчества и духовного облика Коста Хетагурова на развитие осетинской музыки // Вестник Московского государственного университета культуры и искусств. 2010. № 2. С. 233-238.

2. Газетов В. И. Социолого-сравнительный анализ развития военно-музыкальной культуры за рубежом // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия: Социология. 2010. № 4. С. 83-91.

3. История Владикавказа (1781-1990 гг.) : сборник документов и материалов / [составители М. Д. Бетоева, Л. Д. Бирюкова]. Владикавказ : Северо-Осетинский университет : Северо-Осетинский объединённый музей истории, архитектуры и литературы, 1991. 1014 с.

4. Караулов М. А. Терское казачество. Москва : Вече, 2007. 318 с.

5. Кияшко И. И. Войсковые певческий и музыкантский хоры Кубанского казачьего войска (1811-1911 годы). Исторический очерк столетия их существования // Из истории Кубанского казачьего хора : материалы и очерки / В. Г. Захарченко ; Администрация Краснодарского края, Государственное научно-творческое учреждение «Кубанский казачий хор». Краснодар : Диапазон-В, 2006.

6. Корсакова Н. Михаил Петрович Колотилин — терский казак и композитор. К вопросу об авторстве музыки кубанского гимна // Из истории Кубанского казачьего хора : материалы и очерки / В. Г. Захарченко ; Администрация Краснодарского края, Государственное научно-творческое учреждение «Кубанский казачий хор». Краснодар : Диапазон-В, 2006.

7. Мезенцев А, Киреев Ф. Русские Государи во Владикавказе [Электронный ресурс] // Монархист : [вебсайт]. Электрон. дан. URL: http://monarhist.info/history-glimpse/russkie-gosudari-vo-vladikavkaze (дата обращения: 25.05.2016).

8. Римский-Корсаков Н. Летопись моей музыкальной жизни. Москва : Музыка, 1980. 454 с.

9. Селиверстова С. Н. Межэтническая толерантность как феномен культуры // Вестник Московского государственного университета культуры и искусств. 2010. № 2. С. 78-81.

10. Терские ведомости. 1870. 9 августа.

11. Терские ведомости. 1876. № 52.

12. Терские ведомости. 1879. № 45.

13. Тихоновская Г. С. Художественно-педагогические основания технологии создания культурно-досуго-вых программ // Вестник Московского государственного университета культуры и искусств. 2015. № 6 (68). С. 185-189.

14. Тутунов В. История военной музыки России : учебное для студентов учебных заведений по специальности 051100 «Дирижирование» (История исполнительского искусства) / под общ. ред. Е. С. Аксёнова. Москва : Музыка, 2005. 490 с.

15. Цветкова С. Г. Ценностная основа идеологии евразийства // Вестник Московского государственного университета культуры и искусств. 2013. № 3 (53). С. 59-62.

References

1. Batagova T. E. Vozdeistvie tvorchestva i dukhovnogo oblika Kosta Khetagurova na razvitie osetinskoi muzyki [Impact of creativity and spiritual shape Costa of Khetagurov on development of the Ossetian music]. Vestnik Moskovskogo gosudarstvennogo universiteta kul'tury i iskusstv [Bulletin of the Moscow State University of Culture and Arts]. 2010, no. 2, pp. 233-238.

2. Gazetov V. I. Sociological and Comparative Analysis of The Foreign Military Musical Culture Development. Bulletin of Peoples' Friendship University of Russia. Series: Sociology. 2010, no. 4, pp. 83-91. (In Russian)

3. Betoeva M. D., Biryukova L. D., compilers Istoriia Vladikavkaza (1781-1990 gg.) : sbornik dokumentov i materialov [History of Vladikavkaz (1781-1990) : collection of documents and materials]. Vladikavkaz, Publishing

house of North Ossetian university: North Ossetian joint museum of history, architecture and literature, 1991. 1014 p.

4. Karaulov M. A. Terskoe kazachestvo [Terek Cossacks]. Moscow, Publishing house "Veche", 2007. 318 p.

5. Kiyashko I. I. Voiskovye pevcheskii i muzykantskii hory Kubanskogo kazach'ego vojska (1811-1911 gody). Istoricheskii ocherk stoletiia ikh sushchestvovaniia [Military singing and musicians choirs of the Kuban Cossack army (1811-1911). Historical sketch of the century of their existence]. Zakharchenko V. G. Iz istorii Kubanskogo kazach'ego khora : materialy i ocherki [From history of the Kuban Cossack chorus: materials and issues]. Krasnodar, Publishing house "Diapazon-B", 2006.

6. Korsakova N. Mikhail Petrovich Kolotilin - terskii kazak i kompozitor. K voprosu ob avtorstve muzyki kubanskogo gimna [Mikhail Petrovich Kolotilin - Terek Cossacks and composer. On the question of authorship of the Cuban national hymn music]. Zakharchenko V. G. Iz istorii Kubanskogo kazach'ego khora : materialy i ocherki [From history of the Kuban Cossack chorus: materials and issues]. Krasnodar, Publishing house "Diapazon-B", 2006.

7. Mezentsev A., Kireev F. Russkie Gosudari vo Vladikavkaze [Russian Rulers in Vladikavkaz]. Available at: http://monarhist.info/history-glimpse/russkie-gosudari-vo-vladikavkaze (accessed: 25.05.2016).

8. Rimsky Korsakov N. Letopis' moei muzykal'noi zhizni [Chronicle of my musical life]. Moscow, Publishing house "Music", 1980. 454 p.

9. Seliverstova S. N. Mezhetnicheskaia tolerantnost' kak fenomen kul'tury [Interethnic tolerance as culture phenomenon]. Vestnik Moskovskogo gosudarstvennogo universiteta kul'tury i iskusstv [Bulletin of the Moscow State University of Culture and Arts]. 2010, no. 2, pp. 78-81.

10. Terskie vedomosti. 1870. August, 9.

11. Terskie vedomosti. 1876. № 52.

12. Terskie vedomosti. 1879. № 45.

13. Tikhonovskaya G. S. Artistic and pedagogical foundations of technologies of creation of cultural and leisure programs. Vestnik Moskovskogo gosudarstvennogo universiteta kul'tury i iskusstv [Bulletin of the Moscow State University of Culture and Arts]. 2015, no. 6 (68), pp. 185-189. (In Russian)

14. Tutunov V. Istoriia voennoi muzyki Rossii [History of military music of Russia]. Moscow, Publishing house "Music", 2005. 490 p.

15. Tsvetkova S. G. Tsennostnaia osnova ideologii evraziistva [Valuable fundamentals of ideology of eurasianism].

Vestnik Moskovskogo gosudarstvennogo universiteta kul'tury i iskusstv [Bulletin of the Moscow State University of Culture and Arts]. 2013, no. 3 (53), pp. 59-62.

Московский государственный институт культуры

В статье рассматриваются особенности широкого пласта современной музыки, востребованной в самых разных кругах. Делается попытка выявить сущность современной электронной музыки и на основе анализа технических достижений и общих процессов в искусстве и культуре обозначить особенность современного этапа её развития. Отмечается, что обсуждение электронной музыки как некоего обособленного объекта исследования вводит в некоторое заблуждение, потому что не существует единого сообщества электронных музыкантов и слушателей, но есть различные, порой непересекающиеся аудитории по всему миру.

Ключевые слова: электронная музыка, электроника, электроакустика, современная музыка, дигитализация, постмодернизм.

ФЕОКТИСТОВ ФЁДОР ПЕТРОВИЧ — аспирант кафедры теории культуры, этики и эстетики социально-гуманитарного факультета Московского государственного института культуры

FEOKTISTOV FEDOR PETROVICH - doctoral student of the Department of the theory of culture, ethics and aesthetics, Faculty of Social Sciences and Humanities, Moscow State Institute of Culture

e-mail: helloitsmeff@gmail.com © Феоктистов Ф. П., 2016

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.