Научная статья на тему 'Внутрисемейное насилие: судебно-медицинский анализ'

Внутрисемейное насилие: судебно-медицинский анализ Текст научной статьи по специальности «Прочие медицинские науки»

CC BY
916
124
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
судебно-медицинская практика / домашнее насилие

Аннотация научной статьи по прочим медицинским наукам, автор научной работы — Дмитриева О. А., Федченко Т. М.

Судебно-медицинская практика в полной мере позволяет изучить все стороны гендерного насилия. Исследовали судебно-медицинские заключения (788) и 400 анонимных карт-опросников. От общего количества обратившихся в судебно-медицинскую амбулаторию более 12,7% составили лица, пострадавшие от домашнего насилия. Такое насилие может быть разовым, повторяющимся и хроническим, нередко влечет за собой физический вред, психологические срывы и хроническое чувство страха вплоть до тяжелых депрессий. Показано, что проблема домашнего насилия требует объединения усилий судебно-следственных, судебно-медицинских, медицинских и общественных организаций.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Внутрисемейное насилие: судебно-медицинский анализ»

Признак Причина смерти

1 2 3 4

Возраст 32 32 32 32

алкоголь 0 0 0 0

ЛС 3 3 3 3

ОРИТ 0 0 0 0

Отек легких 1 1 1 1

ЖидкПол 0 0 0 0

БледнКож 1 1 1 1

КВК 2 2 2 2

Странг 0 0 0 0

ОтекМозг 1 1 1 1

Коэф. -17,2 -41,6 -64,1 -15,9

Сумма: 8,6 -9,3 -34,5 9,5

Признак Причина смерти

1 2 3 4

Возраст 49 49 49 49

алкоголь 0 0 0 0

ЛС 9 9 9 9

ОРИТ 5 5 5 5

Отек легких 2 2 2 2

ЖидкПол 0 0 0 0

БледнКож 1 1 1 1

КВК 1 1 1 1

Странг 0 0 0 0

ОтекМозг 2 2 2 2

Коэф. -17,2 -41,6 -64,1 -15,9

Сумма: 17,1 28,5 -11,1 26

ные покровы, КВК ликвора: зональность 2, форма 2, число

2, размер 1, кластер = 1 (результат получен за 40 мин).

На причину смерти (+28,5) оказала влияние ятрогенная гиповолемия, допущенная на начальных этапах лечения в ЛПУ

Таким образом, судебно-медицинская оценка премортального периода должна быть направлена на

установление непосредственной причины смерти, танато-генеза, а также на выявление дефектов лечебной помощи. Традиционное судебно-медицинское исследование трупа из лечебного учреждения следует дополнить выявлением ряда значимых признаков и расчетом дискриминантных уравнений.

Литература:

1. Пермяков Н.К. Патологияреанимации и интенсивной терапии. М. Медицина - 1985. - 288 с.

2. Тимофеев И.В. Патология лечения Руководство для врачей. СПб, - 1999. - 656 с.

3. Томилин В.В. Руководство по судебной медицине. М. Медицина - 2001. - С. 559-560.

4. Воропаев А.В.,Диллис А.С. Анализ комиссионных судебно-медицинских экспертиз по материаламуголовных и гражданских дел в отношении медицинских работников Иркутской области // Материалы 6 Всероссийского съезда судебных медиков. М. Тюмень. 2005. - С.59.

5. Зилъбер А.П. Кровопотеря и гемотрансфузия. Принципы и методы бескровной хирургии. Петрозаводск - 1999. - 120 с.

6. Шифман Е. М.Преэклампсия, эклампсия, HELLP-синдром. Петрозаводск ИнтелТек, - 2003. - 429 с.

7. Епинетов М. А. Результаты кардиомониторного наблюдения влияния перфторана на электрокардиографические потенциалы в условияхэкспериментального повреждениямиокарда//Химико-фармацевтическийжурнал. - 2005. - №4. - С.10-12.

8. Finfer S. A comparison ofalbumin and salineforfluid resuscitation in the intensive care unit //N Engl JMed - 2004. - 350: 2247-2256.

9. FengX., Liu J., Yu M. Hydroxyethyl starch, but not modified fluid gelatin, affects inflammatory response in a rat model ofpolymicrobial sepsis with capillary leakage //Anesth Analg - 2007. - 104: 624-630.

Ю.ХаркевичД. А. Фармакология: Учебник для студентовмедицинских институтов; 4 изд. М. Медицина, - 1993. - 544 с.

11. Imm A., Carlson R.W. Fluid resuscitation in circulatory shock // Crit Care Clin - 1993. 9: 313-333.

12. Левитэ E. М., Бобринская И. Г., Чернова Е. А. Операционная кровопотеря: измерение, лечение //Российский медицинский журнал.

- 2006. - №3. - С.16-20.

13. Инглиш В.А., Инглиш Р.Е., Уилсон И.Г. Инфузионная терапия в периоперационном периоде // Update in Anesthesia. - 2006. - № 12.

- С. 3-12.

14. Витер В.И., Швед Е.Ф., Вавилов А.Ю. Способ оценки массы тела по размерным антропометрическим показателям в диагностике давности смерти //Проблемы экспертизы вмедицине. - 2005. - №4. - С. 9-12.

15. Малышев В.Д. Интенсивная терапия; подред. В.Д. Малышева. М. Медицина. - 2002. - 584 с.

16. Марино П.Л. Интенсивная терапия; подред. А.И.Мартынова; пер. с англ. доп. М. ГЭОТАР. - 1998. - 639 с.

© О.А. Дмитриева, Т.М. Федченко, 2009 УДК 340.6

О.А. Дмитриева, Т.М. Федченко ВНУТРИСЕМЕЙНОЕ НАСИЛИЕ: СУДЕБНО-МЕДИЦИНСКИЙ АНАЛИЗ

Кафедра судебной медицины с основами права (зав.кафедрой - проф. О.А. Дмитриева)

ГОУ ВПО «Владивостокский государственный медицинский университет» Росздрава Судебно-медицинская практика в полной мере позволяет изучить все стороны гендерного насилия. Исследовали судебно-медицинские заключения (788) и 400 анонимных карт-опросников. От общего количества обратившихся в судебно-медицинскую амбулаторию более 12,7% составили лица, пострадавшие от домашнего насилия. Такое насилие может быть разовым, повторяющимся и хроническим, нередко влечет за собой физический вред, психологические срывы и хроническое чувство страха вплоть до тяжелых депрессий. Показано, что проблема домашнего насилия требует объединения усилий судебно-следственных, судебно-медицинских, медицинских и общественных организаций.

Ключевые слова: судебно-медицинская практика, домашнее насилие.

INTRAFAMILY VIOLENCE: THE MEDICOLEGAL ANALYSIS

O.A.Dmitrieva, T.M.Fedchenko Medicolegal practice to the full allows to study all parties of gender violence. Investigated the medicolegal conclusions (788) and 400 anonymous cards-questionnaires. From total addressed in a medicolegal ambulance station more than 12,7 % the persons who have suffered from house violence have made. Such violence can be single, repeating and chronic, quite often involves physical harm, psychological failures and chronic feeling of fear up to heavy depressions. It is shown, that the problem of house violence demands association of efforts judicial-investigatory, medicolegal, medical and public organisations.

Key words: medicolegal practice, house violence.

Судебная медицина, являясь междисциплинарной областью знаний, аккумулирует вместе правовые и медицинские вопросы, и занимает ведущее место среди доказательств в формировании судебных решений по криминальным событиям при посягательствах на жизнь, здоровье и половую неприкосновенность человека. Соответствие результатов судебно-медицинских исследований приговору суда среди других элементов системы доказательств составляет при убийствах 84.9%, причинении тяжкого вреда здоровью 89,5%, половых преступлениях 89,32%, по всем видам преступлений - 89,5% [9].

Судебно-медицинская практика в полной мере позволяет изучить все стороны гендерного насилия и предложить превентивные меры профилактики в борьбе со столь негативными явлениями в жизни общества. По мнению большинства авторов [2, 5, 7, 12, 15], гендерное насилие начинается с семьи. В Декларациях ООН (1993, 1994) дается следующее определение домашнему насилию: это эмоциональное, физическое или сексуальное насилие, совершаемое сознательно или неосознанно в отношении членов семьи и других домочадцев. Статистика свидетельствует об усилении напряжённости внутрисемейных отношений, о росте конфликтных ситуаций в семьях [1,

3, 4, 10, 14]. Почти половине всех особо жестоких убийств предшествует длительная конфликтная ситуация в семье. По заключению И.Хакамады [13], семейное насилие - это один из видов скрытой дискриминации.

Домашнее насилие глубоко сокрыто в недрах семьи, являясь высоко латентным. Матери и отцы боятся огласки, разрушения семьи и по разным причинам не сообщают в правоохранительные органы о случившемся.

Выделяются следующие виды домашнего насилия: физическое - систематическое применение силы (избиение, попытки удушения, укусы, бросание в человека предметов, пинки и толчки), угрозы применения холодного или огнестрельного оружия; сексуальное (в том числе, изнасилование в браке) - и другие действия, включающие принуждение к занятию сексом с партнером или другими лицами, унижающее достоинство женщины и/или категорический отказ от безопасного секса; психологическое (эмоциональное и вербальное насилие): угрозы, брань, оскорбления, унизительные комплименты, запрет работать вне дома, изолирование от родителей и друзей; экономическое - отказ в деньгах с ограничением возможности достичь экономической самостоятельности, например, получить работу [6, 10].

Такое насилие может быть разовым, повторяющимся и хроническим, нередко влечет за собой физический вред, психологические срывы и хроническое чувство страха вплоть до тяжелых депрессий. Судебно-медицинская экспертиза необходима в каждом случае, когда имеется какое-либо повреждение для решения основных вопросов - давности и механизма образования повреждения, степени тяжести вреда здоровью, а также специальных вопросов в зависимости от конкретной ситуации (связь нанесенного повреждения с прерыванием беременности, возникновением хронического заболевания или переход имевшегося заболевания в более тяжелую форму). До-

машнее насилие обычно классифицируется по объекту, так как жертвой могут быть любые члены семьи: со стороны родителей по отношению к детям, одного супруга по отношению к другому, детей и внуков по отношению к престарелым родственникам [4, 10, 15].

Таким образом, внутрисемейное насилие, являясь одним из распространенных инструментов порабощения, требует изучения со стороны судебно-следственных, судебно-медицинских и общественных организаций.

Мы исследовали судебно-медицинские заключения (788), произведенные в ГУЗ «Приморское краевое бюро судебно-медицинской экспертизы» в 2007 году по поводу внутрисемейного насилия (в данной статье рассматривается только аспект физического насилия, особенности сексуального насилия опубликованы нами ранее [7, 12]) и 400 анонимных карт-опросников обратившихся в амбулаторное отделение ГУЗ «ПК бюро СМЭ» по другим причинам (ДТП, разбойное нападение и т.п.). Математическая обработка полученных результатов проводилась методами вариационной статистики на компьютере IBM PC/АТ с использованием профильного программного пакета GB STAT GRAPHIC.

От общего количества обратившихся в судебно-медицинскую амбулаторию (6208) - более 12,7% составили лица, пострадавшие от домашнего насилия. По соотношению внутри исследуемой группы получены следующие данные: насилие, направленное против супруги(а) или партнерши(а) - 38%; насилие в отношении престарелых

- 26%; жестокое обращение с детьми - 22%; насилие в отношении младших родственников (братьев, сестер) - 9%; насилие в отношении взрослых некровных родственников (невестки, золовки) - 5%. Результаты такого насилия могут иметь медицинские, судебно-медицинские, социальные последствия. Как правило, если уже имело место физическое насилие, то с каждым последующим разом возрастает частота его повторения и степень жестокости; насилие и оскорбительное поведение чередуются с обещаниями измениться и извинениями; при попытке порвать отношения наблюдается эскалация опасности для жертвы.

На наш взгляд, целесообразно рассматривать домашнее насилие по особенностям повреждений и механизму их причинения у выделенных групп потерпевших (дети, женщины, лица пожилого и старческого возраста).

Насилие в отношении детей является первым типом домашнего насилия, получившим признание как «серьезная социальная проблема» с тех пор, как в 1962 году Г. Кемп опубликовал статью о «синдроме избиваемого ребенка», впоследствии названном «синдромом жестокого обращения с ребенком» (Child abuse and neglect, синдром CAN). Случаи жестокого обращения с детьми в семье сопоставимы с травмой, полученной в результате теракта в связи с тем, что помимо телесных повреждений, могут развиваться серьезные психические расстройства, нарушающие контакт с ребенком и являющиеся самостоятельными признаками вреда здоровью [1, 4, 10]. В подобных случаях экспертиза должна быть всегда комиссионной с участием специалистов различного медицинского профиля. При наличии повреждений без вреда здоровью, или

даже без них, дети должны определяться в группу риска для последующего медицинского наблюдения, в том числе врачом-психиатром.

Повреждения у детей, в основном 9-15 лет (72%) отличаются значительным разнообразием, поскольку наряду с ремнями различных моделей (в том числе и с большими металлическими вставками и пряжками), используются резиновые дубинки и шланги, пластмассовые провода, предметы спортивного инвентаря (бейсбольные биты, хоккейные клюшки и т.п.), а удары наносятся по любым частям тела, включая лицо (кровоподтеки, ушибленные или скальпированные раны). Шланги и провода используются родителями не только для нанесения ударов, но и для связывания рук и ног детям, при удушении.

У детей, пострадавших от домашнего насилия обнаруживаются повреждения любой локализации. Если на судебно-медицинский прием обращается и мама, и ребенок (нередко бросающийся в ее защиту), то повреждения носят однотипный характер. Например, если мужчина привык бить свою жену кулаком по лицу, то и подросшего сына он может «воспитывать» таким же образом. Поэтому, достаточно часто у малолетних и несовершеннолетних потерпевших обнаруживаются кровоподтеки и ссадины на лице, переломы лицевого скелета (чаще костей носа) и легкие формы черепно-мозговой травмы. Такие повреждения влекут за собой легкий вред здоровью или вред здоровью средней тяжести по признаку кратковременного или длительного расстройства здоровья. При ударном воздействии кулака взрослого мужчины в область головы ребенка мы наблюдали и тяжелые черепно-мозговые травмы, вплоть до смертельных. Другой довольно распространенный механизм получения повреждений детьми возникает при отбрасывании. В этом случае образуются кровоподтеки, ссадины, раны различной локализации, переломы длинных трубчатых костей, что зависит как от силы удара, так и от наличия предметов окружающей обстановки. Даже при отсутствии свидетелей на основании данных следственного эксперимента и судебно-медицинской экспертизы возможна полноценная реконструкция событий.

Проблема нежелательной беременности и нежелательного потомства определяет и последующее отношение к родившимся детям. Новорожденные и малолетние из асоциальных семей содержатся в антисанитарных условиях, питаются продуктами, несоответствующими возрасту (например, макароны и щи для 5-месячного ребенка, картофель на воде - для 2-х месячного), оставляются без присмотра и еды на несколько дней, укладываются спать вместе с домашними животными в домовых пристройках. Учитывая то, что ребенок не в состоянии принять меры к самосохранению по малолетству и беспомощности, такое поведение матери может быть приравнено к с умышленному причинению вреда здоровью (ст. 125 УК РФ «Оставление в опасности»).

«Медицинские критерии определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека» [8] в п. 6.2.10 указывают на последствия «других форм неблагоприятного воздействия (обезвоживание, истощение, перенапряжение организма), вызвавшее угрожающее жизни состояние». Это крайне важное положение позволило в следующем наблюдении определить вред здоровью как тяжкий по признаку опасности для жизни.

Наблюдение 1. Мальчик К., 3 мес. При патронаже участковый педиатр отмечает: «...ребенок находится в истощенном состоянии, подкожно-жировой слой отсутствует. Кости обтянуты кожей, глаза выпучены, ловит воздух ртом, кожа бледно-серо-желтого цвета, голодный вид. К. госпитализирован в тяжелом состоянии. В стацио-

наре выставлен диагноз: «Дистрофия по типу гипотрофии третьей степени». Во время первого кормления ребенок пищу не воспринимал, не удерживал даже объем смеси в 5 мл. Его поили и кормили специальными растворами через назогастральный зонд. В дальнейшем был переведен на энтеральное питание адаптированными смесями и с прибавкой в весе через 25 суток выписан домой. Вред здоровью расценен как тяжкий, согласно п. 6.2.10 Приказа Минздравсоцразвития России от 24.04.08 г. № 194н.

В Семейном Кодексе РФ (ст.69) говорится о том, что возможно лишение родительских прав в случаях совершения умышленного преступления против жизни или здоровья своих детей.

Наблюдение 2. К., регулярно избивался родителями. К 14 годам перенес несколько черепно-мозговых травм. Подросток самостоятельно обратился к участковому, рассказав, что его постоянно избивают родители. После медицинского обследования и стационарного лечения, назначена судебно-медицинская экспертиза. Вред здоровью был определен как легкий по признаку кратковременного расстройства здоровья менее 3-х недель (К. перенес легкую черепно-мозговую травму - сотрясение головного мозга). Во время судебного разбирательства мальчик упал в судорожном припадке. Комиссионной судебно-медицинской экспертизой установлено, что в результате повторных черепно-мозговых травм у К. развились необратимые изменения в веществе головного мозга и прогрессирующая эпилепсия. Вред здоровью был изменен на тяжкий по признаку стойкой утраты общей трудоспособности не менее чем на одну треть. Мальчик признан необучаемым, способным только к неквалифицированному труду.

Заметим, что ст.56 Семейного Кодекса РФ требует того, чтобы должностные лица организаций или иные граждане, которым стало известно о злоупотреблениях в отношении ребенка, сообщали об этом в органы опеки и попечительства.

Домашнее насилие в отношении женщин изучалось с точки зрения социума и психологии [3, 11, 6, 14]. В последнее время такие исследования появились и на криминологическом и судебно-медицинском материале [4, 12, 15, 16]. Основная возрастная группа 20-45 лет. Как и в группе детей, пострадавших от домашнего насилия, наиболее часто встречается тупая травма (89%), повреждения острыми предметами (6%), незначительный процент случаев - термические и химические ожоги, огнестрельные повреждения. При оценке тяжести вреда здоровью преобладали повреждения, не повлекшие за собой вред здоровью (кровоподтеки, ссадины и поверхностные раны

- 72%), повреждения, причинившие легкий вред здоровью (ушибленные раны, непроникающие колото-резаные раны, легкие формы черепно-мозговой травмы - 21%), вред здоровью средней тяжести и тяжкий вред здоровью - 5% и 2% соответственно. Если в первых эпизодах домашнего насилия обнаруживаются лишь ссадины и кровоподтеки, то со временем безнаказанность с одной стороны, необра-щаемость в правоохранительные органы или недостаточная их реакция - с другой, приводит к более серьезным повреждениям, в том числе - несовместимым с жизнью (тяжкие по признаку опасности для жизни).

Наблюдение 3. Гр-ка Е. в течение 8 лет, с регулярностью 2-4 раза в год осматривалась судебно-медицинскими экспертами после избиения мужем, который наносил удары руками и ногами по голове и туловищу. За это время она трижды перенесла легкую черепно-мозговую травму в виде сотрясения головного мозга и закрытый перелом костей правого предплечья. Несмотря на то, что гр-н Е. неоднократно подвергался административным наказа-

ниям, он продолжал избивать жену. Через 5 лет супруги разошлись, но продолжали проживать в одной квартире. Бывший муж периодически, «как обычно наносил удары Е. руками и ногами по голове и туловищу». Один из таких «обычных» ударов повлек за собой ушиб головного мозга тяжелой степени, от которого гр-ка Е. скончалась в больнице через 3 дня, не приходя в сознание.

Особенности повреждений у лиц пожилого возраста связаны с инволютивными особенностями организма. Потерпевшие от домашнего насилия лица пожилого и старческого возраста в 77% имели более одного хронического соматического заболевания (болезни сердечнососудистой системы (70,2%), ЦНС (48,3%), эндокринной (14,8%), дыхательной (4,0%), мочевыделительной (3,1%). При наличии сопутствующих заболеваний одинаковое по силе физическое воздействие ведет к различным последствиям в зависимости от возраста потерпевшего и состояния его здоровья. Общеизвестно длительное «цветение» кровоподтеков у стариков, увеличение сроков заживления ссадин и ран, легкость возникновения переломов при остеопорозе, что должно учитываться при определении степени тяжести вреда здоровью. На фоне сосудистых заболеваний головного мозга у представителей этой группы обнаруживались признаки органического поражения с когнитивными расстройствами, проявляющимися туго-подвижностью мышления, нарушениях фиксационной памяти, ослаблении активного внимания, что затрудняло контакт с ними.

Выделенные нами две небольшие группы потерпевших от домашнего насилия (младшие родственники (братья, сестры) - 9%; взрослые некровные родственники (невестки, золовки) - 3%) хоть и немногочисленны, но, требуют внимания в связи с большим количеством мигрантов различного вероисповедания со специфическим внутрисемейным укладом. Пострадавшие из этих групп требуют наблюдения психолога и психотерапевта в связи с тем, что для них более характерны психологические и психические, чем физические последствия домашнего насилия.

Наблюдение 4. Малолетний Л., 9 лет, постоянно подвергался физическому насилию со стороны своих старших сводных сестер 18 и 19 лет. Мать, обнаружив множественные мелкие «пятна» на теле ребенка обратилась к педиатру, затем - к аллергологу. Только при изменении цвета пятна на зеленый и желтый возникло подозрение на травматическое их происхождение. При судебно-медицинском осмотре обнаружены множественные кровоподтеки туловища и конечностей округлой и неправильно-округлой формы, в диаметре от 1 до 2,5см, багрово-фиолетового, сине-зеленого и зелено-желтого цвета. Следствием установлено, что старшие сестры подвергали Л. унижениям, оскорблениям, щипали в области груди и половых органов, так как не хотели проживать совместно с новыми членами семьи другой национальности, а мальчик стеснялся в этом признаться матери.

Несмотря на то, что судебно-медицинская экспертиза в делах о домашнем насилии не является особым видом экспертиз, обнаруженные особенности и социальная значимость изучаемого явления свидетельствуют о необходимости не только совершенствования методики экспертизы, но и четкого взаимодействия с медицинскими, правоохранительными и общественными организациями. Возможно, настало время, чтобы в штате бюро судебномедицинской экспертизы было организовано консультирование психолога или психотерапевта для профилактики долговременных последствий внутрисемейного насилия.

Анализ внутрисемейной агрессии только по данным судебно-медицинской амбулатории краевого центра не позволяет в полной мере судить о размахе насилия в отношении по сути бесправных членов семьи и степени жестокости по отношении к ним. Подобное насилие в сельских районах, где женщины подвергаются еще большему риску частично связано с более жесткими представлениями о ролях мужчин и женщин, и еще более латентно [11]. Таким образом, проблема домашнего насилия требует изучения и объединения усилий судебно-следственных, судебно-медицинских, медицинских и общественных организаций.

Литература:

1. Асанова Н.К. Руководство по предупреждению насилия над детьми: 'Учебное издание для психологов, детских психиатров, психотерапевтов, студентовпедагогическихВУЗОВ. -М.:Издателъскийгуманитарный центрВЛАДОС, 1997.

2. Горшеев А.Н., Кривилевич Е.Б., Лохматкина Н.В., Поспелов Ю.К. Оценка готовности медицинских работников к оказанию помощи женщинам, пострадавшим от физического насилия в семье // Тихоокеанский медицинский журнал. - 2005. - №2. - С.46-50.

3. Ерохина Л.Д. Социальная аномия современного российского общества //Гарантии прав человека в России: проблемы и решения: материалы международной научно-практической конференции «Социально-правовые аспекты защиты прав человека в РФ»/под ред.Л.Д. Ерохиной. -Владивосток:ТГЭУ, 2008. - С. 25-45.

4. Криминология. Учебник для вузов /подред А.И.Долговой. - М., 2005.

5. Лысова A.B., Щитов Н.Г. Злоупотребление алкоголем как фактор семейного насилия // Транскультуральная психиатрия и психология, Владивосток-Томск, 1999.

6. Насилие в семье. Как бороться с ним государству /Подред. М.Шулер. - М., Глас. - 1999.

7. Пиголкин Ю.И., Федченко Т.М.,Дмитриева О.А. Изнасилование: судебно-медицинский аспект. Владивосток: Интертех. - 2001.

8. Приказ Минздравсоцразвития России от 24.04.2008г. Ns 194н «Об утверждении медицинских критериев определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека».

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

9. Решетень В.П. Значение судебно-медицинской экспертизы при оценке преступлений, связанных с посягательствами на жизнь, здоровье и половую неприкосновенность человека. Автореф...канд.мед.наук. - Ижевск, 2001.

10. Сборник документов / Американская ассоциация юристов. Программа правовых инициатив для стран Центральной Европы и Евразии. Программа по защите прав женщин. - М., 2005.

11. Свистунова Л.П. Независимый взгляд на систему государственной поддержки защиты прав женщины /Гарантии прав человека в России: проблемы и решения:материалы международной научно-практической конференции «Социально-правовые аспекты защиты прав человека вРФ»/подред.Л.Д. Ерохиной. -Владивосток:ТГЭУ, 2008. - С.268-277).

12. Сексуальное насилие: теории, подходы и методы исследования/Ю.И. Пиголкин, О.А. Дмитриева, Н.Г. Щитов, Г.Б. Дерягин. - М.: ООО «МИА», 2008.

13. Хакамада И. Интервью 24 марта 2005г. Напечатано в Отчете выполнения положений коныенции ООН «О ликвидации форм дискриминации в отношении женщин». - М.:Олимпус, -С.31

14.Хрестоматия по курсу «Основы гендерных исследований»/подред О.А. Ворониной. - М., 2000. - С.388.

15. Шульга В.И. Домашнее насилие и статистика бытовой преступности/Гарантии прав человека в России: проблемы и решения: материалы международной научно-практической конференции «Социально-правовые аспекты защиты прав человека в РФ»/под ред.Л.Д. Ерохиной. -Владивосток:ТГЭУ, 2008. - С.253-265.

16. ЩитовН.Г. Социология наказания. Часть 1. Основные социологические теории. Владивосток.ДВГУ. 2001

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.