Научная статья на тему 'Влияние автора на смыслотворчество читателя (на примере рассказов А. Платонова)'

Влияние автора на смыслотворчество читателя (на примере рассказов А. Платонова) Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
566
129
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
А. Платонов / автор / читатель / интенциональность / предположение / рецепция / образ

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Загороднюк Александр Николаевич

В работе рассматривается проблема взаимоотношения автора и читателя в расска-зах Андрея Платонова. На основании рецептивно-коммуникативной модели «автор-герой-читатель» определяются особенности коммуникации и взаимоотношений междуАндреем Платоновым и читателем, а также специфика воплощения образа автора и об-раза читателя в художественном произведении.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Влияние автора на смыслотворчество читателя (на примере рассказов А. Платонова)»

культурной элитой стереотипичные неоромантические черты «Прекрасной дамы» разных моделей - эротизм, мистику, гениальность, красоту, страдание, одиночество, но актуализировал экзотический национальный колорит. Важным прообразом его Дамы стала Тереза Санчес де Сепеда и Агумада (св. Тереза). Однако М. Волошин трансформировал образ испанской святой, сделав ее «духовной дочерью» беса Г абриаха. Образ Черубины де Г аб-риак представлял собой новую модель Прекрасной Дамы, сформированную на основе синтеза имевшихся. В результате она целый год царила на русском Парнасе, пока мистификация не была раскрыта.

Таким образом, женские амплуа рубежа XIX - ХХ веков являлись индивидуальными и яркими синтезирующими преломлениями типичных моделей романтического образа Прекрасной Дамы. Они воплотились как в художественной образности, так и в самосознании и социокультурной самопрезентации женщин, а также в сознании, художественном творчестве и жизнетворчестве мужчин.

Список литературы

1. Бердяев Н. А. Судьба России. - М.: Советский писатель, 1990.

2. Бердяев Н. А. Самопознание. - [Электронный ресурс]: http://humanities.edu.ru/ db/msg/41167.

3. Блок А. А. Сочинения: в 6 т. - Л.: Худож. лит., 1980-1983.

4. Летина Н. Н. Российский хронотоп в культурном опыте рубежей (XVIII -XX вв.): монография. - Ярославль: Изд-во ЯГПУ им. К. Д. Ушинского, 2009.

5. Павлова К. Стихотворения. - [Электронный ресурс]:

http://www.russianforever.com/stixiya/authors/ pavlova/all.html#kak-serdcu-vashemu.

6. Соловьев В. С. Три свидания. - [Электронный ресурс]: http://www.stihi-rus.ru/1/Solovev/88.htm

А. Н. Загороднюк

Влияние автора на смыслотворчество читателя (на примере рассказов А. Платонова)

В работе рассматривается проблема взаимоотношения автора и читателя в рассказах Андрея Платонова. На основании рецептивно-коммуникативной модели «автор-герой-читатель» определяются особенности коммуникации и взаимоотношений между Андреем Платоновым и читателем, а также специфика воплощения образа автора и образа читателя в художественном произведении.

Ключевые слова: А. Платонов, автор, читатель, интенциональность, предположение, рецепция, образ.

Андрей Платонов создал в своих произведениях неповторимый стиль. Язык произведений Платонова является ярким примером совмещения в рамках одного текста языков духовности и быта, результатом синтеза различных жанров. Главную роль в этом процессе играет автор.

159

В современном литературоведении активно изучаются категории образ автора и образ читателя. Работа Р. Барта «Смерть автора» (1968) обосновала значимость рассмотрения проблем автора и читателя в единстве. Таким образом, степень необходимости изучения категории образ читателя была актуализирована до уровня автора [1, с. 384]. Дж. Принс выделил внутритекстового «читателя» в литературную категорию и пришел к выводу о существовании внутреннего диалога между автором и читателем в самом тексте произведения, а не только в процессе его прочтения [8, с. 7]. Р. Ингарден, один из основоположников рецептивной эстетики, разработал понятие интенциональности, ставшей основополагающей для современной теории читателя. Это понятие возникло под влиянием феноменологии Э. Гуссерля и явилось философским обоснованием коммуникативной сущности искусства, объясняющим активный, творческий характер читательского восприятия. Интенциональность - это направленность, устремленность сознания на предмет, позволяющие личности создавать, а не только пассивно воспринимать окружающий вещный мир, наполняя его «своими» содержанием, смыслом и значением. Рецептивная эстетика приняла идею о творческой роли личности в познании мира и поставила в центр внимания проблему бытия произведения как результата коммуникации между автором и читателем [4, с. 77].

Образ автора изучается в философско-эстетическом аспекте - как проблема, связанная с взаимодействием автора и героя в эстетической деятельности, на языковом уровне - как «индивидуально-словесная речевая структура, пронизывающая строй художественного произведения и определяющая взаимосвязь и взаимодействие всех его элементов», с литературоведческой точки зрения - как структурный элемент художественной системы, как одна из форм выражения авторского сознания [3, с. 152].

А. Левидов замечает, что читатель вступает с писателем в диалог посредством художественного образа: «Автор - образ - читатель - единая система, в центре которой находится художественный образ, важнейшая промежуточная «инстанция» в общении читателя с автором, когда он читает и автора с читателем, когда он творит. Именно здесь - в художественном образе — встречаются их творческие пути» [5, с. 326]. По мнению Н. К. Бонецкой, читателю важно помнить, прежде всего, об исходных, первичных, однозначно ясных художественных значениях и смыслах, идущих от автора, от его творческой воли: «Смысл, вложенный в произведение автором, есть величина принципиально постоянная» [2, с. 251].

Для определения отношений автора и читателя основоположники рецептивной эстетики ввели особый термин - «горизонт ожидания». По определению Х.-Р. Яусса, придумавшего этот термин, «горизонт ожидания» - это «комплекс эстетических, социально-политических, психологических и прочих представлений, определяющих отношение читателя к произведению, обуславливающий как характер воздействия

160

произведения на общество, так и его восприятие обществом». В упрощенном виде, «горизонт ожидания» - это то, чего ожидает от произведения читатель, садясь за книгу. Свой «горизонт ожидания» есть и у автора, который конституирует в своем сознании образ имплицитного читателя и старается вступить с ним во взаимодействие [7, с. 203].

При чтении текстов Андрея Платонова читатель попадает в совершенно особый, необычный мир, который нельзя воспринимать ни как реальный, ни как фантастический. Этот мир странным образом соотнесен с тем миром, который мы привыкли называть повседневным, но сам он не представляет собой ни конкретно-историческое, ни символически-абстрактное пространство.

«Г оризонт ожидания» читателя произведений Платонова редко совпадает с авторским по причине резких поворотов сюжетной линии, особого стиля писателя. Кроме того, при изучении образности в произведениях Платонова важным оказывается такой компонент, как предположение -оно становится основным средством анализа платоновского языка, одним из элементов понимания смысла произведения читателем. Платонов считал, что «...читатель нуждается не в том, чтобы гладко и почти неощутимо воспринимать привычные фразы, а наоборот, в том, чтобы ощущать в языке и в идеях автора сопротивление и брать их с борьбой. Всё новое воспринимается с усилием, и не надо освобождать читателя от этого усилия, пища тоже жуётся и срабатывается в организме».

Исследователи неоднократно подчеркивают сложность структуры платоновского текста: «Платонов степенью своей абстракции порой как бы совсем выходит из «литературы» в область, где тщетно говорить о «приемах» и искать обычные литературоведческие подпорки: сюжет, фабула, образы.» [6, с. 290].

Нашему современнику в произведениях Андрея Платонова что-то может показаться наивным или несколько прямолинейным, но читатель поймет и по достоинству оценит искреннюю заботу писателя о литературе, его стремление рассказать о народных истоках искусства, его гуманизм и глубокую веру в светлый разум человека и проповедь активного и действенного реализма.

С индивидуальностью автора связано самое главное в произведении. Если считать, что читательская цель состоит в как можно более глубоком проникновении в произведение, то следует признать, что образ автора -неотъемлемый, едва ли не важнейший аспект произведения, который имеет прямое воздействие на читателя, чей образ также зависит от личности «исследователя» художественного текста.

Список литературы

1. Барт Р. Избранные работы: Семиотика. Поэтика. - М., 1994.

2. Бонецкая Н.К. «Образ автора» как эстетическая категория // Контекст. - М., 1986. - С. 251 - 252.

161

3. Виноградов В. В. Проблема автора в художественной литературе // Виноградов В. В. О теории художественной речи. - М., 1971. - С. 105 - 211.

4. Гайденко П.П. Проблема интенциональности у Гуссерля и экзистенциалисти-ческая концепция трансценденции // Современный экзистенциализм. - М., 1966. -С. 77 - 107.

5. Левидов А. М. Автор — образ — читатель. - Л.: Изд-во ЛГУ, 1983.

6. Маркштайн Э. Дом и котлован, или Мнимая реализация утопии // Андрей Платонов. Мир творчества. - М.: Современный читатель, 1994. - С. 284 - 302.

7. Яусс Г.-Р. К проблеме диалогического понимания // Вопросы философии. -1994. - № 12. - С. 97 - 106.

8. Prince G. Introduction to the Study of the Narratee // Reader-response criticism / ed. by J. Tompkins. - Baltimore-London: Johns Hopkins university press, 1980. - Pp. 7 - 25.

Н. А. Старостина-Трубицына

“Прямо удивляешься, как эта маленькая женщина смогла все это пережить”: литературно-антропологический анализ опыта российских эмигранток в междувоенной Франции в произведениях Н. А. Тэффи

В статье анализируется эмигрантская проза Н. А. Тэффи как литературноантропологические размышления о сложности сохранения русской культуры на чужбине, о трансформации гендерных стереотипов и распаде патриархальной структуры российской семьи на основе разработок интерпретативной антропологии Клиффорда Г ирца. Обращается внимание на то, что в прозе писательницы ярко выражено уважение перед российскими соотечественницами. Вместе с тем проза Тэффи отражает пересмотр жестких гендерных ролей в российской семье. Рассказы Тэффи подчеркивают, как часто обретение независимости и свободы требует бунта против доминантных гендерных ролей и культуры патриархата.

Ключевые слова: литературно-антропологический анализ, Н. А. Тэффи, русская диаспора в Париже, пересмотр гендерных ролей, междувоенная Франция

Женский опыт в эмиграции - тема важная, но не достаточно исследованная историками. После Революции 1917 года более 40 000 эмигрантов из бывшей Российской империи оказались в Париже [6; 7; 10; 11; 13]. Выдающиеся писатели, поэты, ученые, общественные деятели, военные и чиновники должны были приспосабливаться к чужой стране и другой культуре. Литературоведы и историки предпочитают изучать опыт адаптации И.А. Бунина, Д.С. Мережковского, П.П. Милюкова и других значительных деятелей русской литературы: как следствие, мужской опыт получил преимущественное внимание исследователей. Ученые редко применяют гендерный анализ для рассмотрения опыта истории русской общины в Париже и зачастую представляют русских в Париже как группу, которая сталкивалась с одними и тем же проблемами и приобретала один и тот же опыт вне зависимости от гендерных различий. Вместе с тем гендер-

162

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.