Научная статья на тему 'Великолукская женская учительская семинария (1909-1918 гг. )'

Великолукская женская учительская семинария (1909-1918 гг. ) Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
229
74
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Великолукская женская учительская семинария (1909-1918 гг. )»

Л. В. Сепесева

Великолукская женская учительская семинария (1909—1918 гг.)

После отмены крепостного права (1861 г.) не только ускорилось экономическое развитие России, но и стала быстро расти сеть учебных заведений, прежде всего начальных школ. Большая роль в этом деле принадлежала земствам, которые среди прочих направлений своей деятельности занималось и развитием образования. Задача школьного строительства стала для земств одной из самых неотложных, поэтому среди других типов начальных школ (министерских, цер-ковно-приходских) земские школы вскоре стали численно преобладать. Это объективно потребовало и организации подготовки учительских кадров, создания специальных педагогических учебных заведений — учительских семинарий.

В первые годы существования (с 1865 г.) Псковское земство относилось к группе земств, которые не имели собственных семинарий, а содержали своих стипендиатов в других учебных заведениях. Но это не решало проблемы обеспечения учителями сельских школ, и в декабре 1866 г. в губернском земском собрании появилась идея открытия собственной учительской семинарии в Пскове. Потребовалось, однако, целых восемь лет, прежде чем эта благородная мысль стала реальностью. Псковская мужская учительская семинария — первое педагогическое учебное заведение губернии — открылась 1 сентября 1874 г. Учились в ней преимущественно сыновья крестьян, становившиеся после завершения учебы учителями земских школ. Семинария ежегодно, начиная с 1878 г. делала выпуски и обеспечивала кадрами сельские школы.

Но по-прежнему, даже в начале ХХ в. большинство учителей в земских школах губернии составляли женщины, окончившие либо прогимназии, или же епархиальные

Сепесева Людмила Валентиновна — студентка исторического факультета ПсковГУ.

училища, гораздо реже — гимназии, а многие вообще не имели специального образования. Специальных учебных заведений для подготовки к педагогической деятельности женщин в стране не существовало, не считая, конечно, Высших женских курсов, откуда редко кто ехал учительствовать в деревню. Женское образование с конца XIX в. (высшее и среднее) получало все большее распространение, увеличивалось и число земских школ, потребность в кадрах учителей не уменьшалась. И в конце 1907 г. Министерство народного просвещения выработало проект женских учительских семинарий, внесенный для рассмотрения в Государственную думу. Основной задачей их определялось «приготовление учительниц для начальных училищ», принимались на обучение «девицы не моложе 14 лет, причем никаких вероисповедных ограничений» не устанавливалось, «для практических упражнений учениц в преподавании» при каждой семинарии создавалось начальное училище. Срок обучения, как и в мужских семинариях, устанавливался четырехлетний, совпадали и программы подготовки. «Если проекту суждено стать законом, — писал с надеждой «Вестник Псковского губернского земства», — мы от души пожелали бы, чтобы Псковская губерния не была обойдена открытием женской учительской семинарии в ближайшее же время».1

Речь, таким образом, шла об открытии в губернии еще одного педагогического учебного заведения, на этот раз женской учительской семинарии. Но по вопросу о месте ее разгорелись споры. Об открытии семинарии в Торопце ходатайствовало Торопецкое уездное земство, и это ходатайство было поддержано губернским земским собранием. Великолукское же земское собрание направило руководству Петербургского учебного округа самостоятельное ходатайство о том, чтобы эта семинария была открыта не в Торопце, а в Великих Луках. Торопецкое зем-

ство уведомило округ, что для семинарии есть возможность снять помещение в городе за 700 руб., из которых 300 руб. внесет городская дума, а остальные 400 руб. согласны уплатить Псковское губернское и Торопецкое уездное земства. Великолукское земство такого обязательства пока что не представило, но руководство учебного округа все же не исключало возможности открытия семинарии в Великих Луках. Оно сообщило, что «выбор города для учреждения женской учительской семинарии еще окончательно не сделан», и что «может быть лучше будет открыть ее в Великих Луках». Во всяком случае, к рассмотрению были приняты оба ходатайства, но окончательное решение вопроса затянулось.

Только в августе 1908 г. из Петербурга пришло сообщение, что «ввиду решения Министерства народного просвещения об открытии в пределах Петербургского учебного округа только одной семинарии, наибольшая необходимость в ее открытии признана за Вологодской губернией». Следовательно, в 1908 г. предпочтение было отдано другой губернии, но надежда открыть семинарию в одном из уездных городов Псковской губернии — Торопце или Великих Луках — оставалась. «Мы же со своей стороны можем только пожелать, — писал «Вестник Псковского губернского земства», — чтобы после Вологодской губернии первой кандидатурой на открытие женской учительской семинарии была наша губерния».2

Мечты оказались не напрасными: 26 июля 1909 г. вопрос об открытии семинарии решился в пользу Великих Лук, где она и начала действовать с 14 октября того же года.3 Специального здания для семинарии, конечно, не было, и городская дума в преддверии ее открытия занялась подысканием подходящего съемного помещения. Свои услуги предложила Елизавета Николаевна Яковлева, владелица двухэтажного дома на Козобродской улице: она сдала для семинарии весь верхний этаж, половину нижнего и сарай для дров. Всего в распоряжении семинарии оказалось в результате 10 комнат. 17 августа 1909 г. между Е. Н. Яковлевой и городской думой был заключен контракт на аренду означенного дома: арендную плату вносили в равных частях городская дума

и уездное земство — в общей сложности 800 руб. в год. С 1913 г. арендная плата увеличилась до 1300 руб. в год.4 Семинария находилась в подчинении попечителю Петербургского учебного округа, а все расходы на нее делились между МНП, городом и земством.

В семинарию принимались «девицы в возрасте от 14 до 16 лет», для поступления кандидатам необходимо было сдать приемные испытания по нескольким предметам: русскому языку (письменно), географии и истории (устно). Кроме представления общепринятых в учебных заведениях документов (метрического свидетельства о рождении и крещении, документа о предыдущем обучении, о звании), здесь требовались также удостоверение о прививке оспы и свидетельство «о доброй нравственности» от приходского священника. И конечно, поступающие подвергались полному и тщательному медицинскому осмотру, после чего имевшим противопоказания для исполнения в будущем обязанностей учительниц (заикание, косноязычие, заразные болезни, слабости органов зрения и слуха), в приеме отказывалось. Воспитанницы, принятые в казенные стипендиатки, должны были по окончании обучения прослужить в должности учительниц не менее четырех лет.5

Наемное здание, в котором работала семинария, было приспособленным и не во всем отвечало необходимым требованиям: помещений не доставало, из-за отсутствия вентиляции не проветривалось (если становилось душно, то приходилось открывать дверь в соседнюю комнату), отопление было печным, освещение — керосиновым.6 Учебное заведение нуждалось в типовом помещении, и специальное здание для семинарии было построено на юго-западном конце Дворцовой площади к 1913 г. Оно было большим, светлым и теплым — двухэтажным, с электрическим освещением, водопроводом, канализацией, центральным отоплением от собственной котельной. Но работать в нем семинарии довелось недолго: вскоре началась Первая мировая война, здание было занято под госпиталь, и ей пришлось вернуться на прежнее место — в дом Яковлевой, где семинария и работала вплоть до окончания войны (1918 г.).

Мебель для семинарии приобреталась на средства, выделенные Государственным

казначейством — ежегодно ей выделялось в пределах 31 тыс. руб. Часть средств уходила на комплектование библиотек — фундаментальной и ученической: ежегодно на приобретение книг и учебной литературы затрачивалось от 200 до 600 руб. Имелись также физический кабинет и класс естественных наук, неплохо оборудованные приборами, инструментами и учебными пособиями: в 1913 г. их числилось по описи 2698 шт., а к 1917 г. выросло до 3500 шт.7 Как и предусматривалось проектом, в 1910 г. для прохождения практической части обучения при семинарии была открыта так называемая «образцовая школа» — двухклассное начальное училище с пятилетним сроком обучения. В этой же школе производилась подготовка для поступления в семинарию.8

В семинарию поступали прежде всего уроженки различных уездов Псковской губернии, но ежегодно подавали заявления и жители других местностей России, например, Зарайского уезда Рязанской губернии, Полоцкого уезда Витебской губернии, Курляндии, Бессарабского уезда и др. Основную массу поступавших составляли выпускницы гимназий и прогимназий, но были и такие, кто окончил средние специальные учебные заведения (Свято-Владимирскую учительскую школу в Петергофе, Якобштадтское Мариинское женское училище и др.).9 Ежегодно желающих поступить набиралось до 70-90 чел., из которых приемные испытания проходили 20-30 чел. В общей сложности на всех четырех курсах ежегодно обучалось от 103 до 110 чел.10 Хотя в семинарию принимались девушки независимо от сословной принадлежности, больше всего учениц происходили из семей крестьян (90 %), за ними шли мещане, изредка встречались выходцы из семей казаков и почетных граждан, и крайне редким явлением было поступление дочерей дворян.11 Воспитанницы носили специальную форму: темно-зеленые платья с пелериной и широкополые шляпы.

Большой проблемой для семинарии являлось отсутствие общежития. Оборудовать его непосредственно в здании, арендуемой ею, не было возможности из-за тесноты, для аренды еще одного здания не было средств, поэтому воспитанницы проживали на част-

ных квартирах (за исключением великолучан, проживавших с родителями). Наем обходился недешево: приходилось ежемесячно платить из собственных средств 12-15 руб. Чаще всего на частных квартирах семинаристки проживали группами, порой в тесноте: число учениц увеличивалось, а квартир для найма в городе больше не становилось. Воспитанницы, хорошо зарекомендовавшие себя в учебе, отличавшиеся примерным поведением, а также остро нуждавшиеся, могли рассчитывать на получение казенных стипендий. Они были трех размеров — по 8, 12 и 15 руб. в месяц, но чаще всего выдавались в одном размере — 15 руб. Стипендии на жизнь явно не хватало, т. к. размер ее был таким, что только хватало для оплаты наемной квартиры.12 В качестве поощрения ученицам также вручались похвальные листы и священные книги.

Воспитанницы в течение всех лет изучали как общеобразовательные дисциплины (русский и церковно-славянский языки, историю, рисование, физику, рукоделие, космографию, арифметику, геометрию, географию, естественную историю, алгебру, географию, естествоведение, черчение), так и педагогические (педагогику, методику арифметики, «гигиена и оказание первой помощи»). Обязательными предметами также являлись Закон Божий, гимнастика и физические упражнения, пение и музыка. Отдельным курсом шло «сельское хозяйство», что соответствовало условиям будущей деятельности воспитанниц: почти все они становились сельскими учительницами, и должны были владеть основами сельскохозяйственных знаний. В зимнее время они получали теоретические знания по садоводству, огородничеству и пчеловодству, а летом полученные навыки отрабатывались на практике в огороде и саду, или же ученицы командировались в одну из сельскохозяйственных школ.13 Необходимая медицинская помощь им оказывалась врачом семинарии, в его отсутствие — земским врачом, лекарства они получали бесплатно по рецепту врачей. В случае серьезного заболевания, когда требовалось лечение в стационаре, учениц помещали в Великолукскую земскую больницу за плату 30 коп. в сутки. Трижды в неделю проводился медицинский осмотр семинаристок.

В семинарии очень строго следили за дисциплиной учениц, но как следует из отчетных документов, серьезных проступков они не совершали. Если все же правила поведения нарушались, то наиболее эффективным средством воздействия считалось обращение к родителям14.

Воспитанницы регулярно посещали библиотеки — фундаментальную и ученическую. Внеклассное чтение под руководством наставниц являлось одним из дополнительных видов работы с ученицами: наставницы оказывали им помощь в подборе необходимых пособий, давали необходимые разъяснения по содержанию прочитанного. Так, большим специалистом в этом деле считалась преподаватель В. Д. Любимова, под руководством которой также издавался литературный журнал: в нем помещались исключительно произведения учениц. Кроме того, устраивались литературные вечера, в праздничные дни ученицы занимались под руководством учителя музыки Н. И. Дунаева пением. Как отмечается в отчетах, все внеклассные занятия семинаристки посещали охотно, относились к делу серьезно и с любовью15.

По праздникам в семинарии устраивались вечера и балы. А 6 декабря 1916 г. под руководством наставниц была устроена вечеринка, в которой участвовали ученицы, исполняя сценку «Сказка о спящей красавице и семи богатырях»; проходило также чтение литературного журнала, была поставлена «живая картина» «Хаджи-Абрек» по произведению М. Ю. Лермонтова. Наиболее масштабным был вечер в связи с празднованием в 1913 г. 300-летия царствования Дома Романовых. Мероприятия начались 20 февраля торжественной панихидой по всем членам Дома Романовых, а 21 февраля состоялась торжественная литургия «Государю Императору Николаю Александровичу». В тот же день ученицам продемонстрировали киноленту об истории династии Романовых, наставница истории В. Н. Грановская сделала доклад. Ученицы подготовили стихотворения «Смерть Ивана Сусанина», «В Ипатьевском монастыре» и «Бородинская битва». По завершению торжественных мероприятий были устроены танцы, продолжавшиеся до часу ночи. Проводились и мероприятия иного рода. Например, 17 фев-

раля 1913 г. состоялся вечер в пользу малоимущих учениц, состоявший из постановки сказки «Сон Услады», выступления хора, исполнившего «Во саду ли, в огороде», а хор учениц исполнил песню «Бандура»16.

Для учениц преподаватели организовывали различные познавательные экскурсии и поездки, чаще всего — весной и летом, изредка — зимой. Так, в 1913 г. они посетили Торопец, осмотрев там лесопильный и скипидарный заводы, с образовательной целью ездили в Москву, Петербург и Крым, по окончании выпускных экзаменов 1916 г. состоялась поездка в Новоржев, Псков, Остров и Пушкинские места — Святые горы, Ми-хайловское, Тригорское и Врев. Несколько учебных экскурсий под руководством наставницы О. А. Кононовой было организовано непосредственно в Великих Луках: на электростанцию кинематографа «Рекорд», в рентгенкабинет Великолукской общины сестер милосердия, на телефонную станцию при уездной земской управе. В 1917 г. семина-ристки встретили праздник Святой Пасхи в Москве , в том же году планировали посетить Петроград, но из-за трудностей перехиваемо-го времени поездка была отменена17.

Поскольку учительская семинария являлась женской, то и коллектив преподавателей и служащих тоже был по преимуществу женским, хотя встречались в его среде и мужчины. В учебном заведении работали квалифицированные специалисты с высшим образованием — воспитанницы Петербургской частной женской гимназии Е. М. Геда, Петербургского педагогического института, Керченского Кушниковского института и др., но большинство педагогов заканчивали Петербургские высшие педагогические курсы. Исключение составляли лишь законоучитель Д. В. Харлов, окончивший Псковскую духовную семинарию, и учитель пения П. А. Михайлов, получивший подготовку на Петербургских курсах пения и таких же курсах при Императорской певческой капелле. В 1913 г. многие педагоги получили награды в виде особого юбилейного знака в честь 300-летия Дома Романовых, награждались они также наперсным крестом и др. Ежегодно в семинарии работало в среднем 12 педагогов, а всего за 9 лет деятельности учебного заведения в

нем на преподавательских должностях побывало 24 чел. (по разным причинам педагоги увольнялись или переводились в другие учебные заведения)18.

Начальницей семинарии почти с момента ее открытия (с 12 августа 1910 г.) являлась Зинаида Васильевна Массино, француженка по национальности (имеются упоминания, что первым начальником был некто Ле-бедев)19. З. В. Массино родилась в 1871 г. в Новгороде, являлась высокообразованным человеком: окончила Сиротский Николаевский институт в Петербурге и педагогические курсы при нем, знала французский и немецкий языки, в 1902-1910 гг. являлась воспитательницей в Василеостровской женской гимназии, откуда и была переведена в Великие Луки, отдав здешней учительской семинарии 14 лет жизни. Другие педагоги тоже приходили в Великолукскую семинарию, уже имея педагогический опыт. Например, С. А. Щавин-ская ранее преподавала в женской гимназии в Минске, П. А. Михайлов (учитель пения) — в Великолукском железнодорожном училище и т. д. Работали также преподавателями Е. А. Жондецкая, Л. И. Кармалина, В. Д. Любимова, Н. М. Иванова, А. А. Константинова и др. Некоторые преподаватели помимо ведения учебных предметов заведовали ученическими кабинетами. Так, за работу библиотеки отвечала учительница В. Н. Грановская, физического кабинета — учитель физики и математики О. А. Кононова, естественно-научного кабинета — Е. Н. Талызина20.

Педагоги осуществляли постоянный надзор на успеваемостью и поведением воспитанниц, посещением ими богослужений, наблюдали за чистотой в классных помещениях и опрятностью воспитанниц, сопровождали их при посещениях театра, концертов и вечеров. Серьезное внимание обращалось на преподавание рукоделия и домоводства, способствовавших развитию глазомера, гибкости пальцев, терпения, аккуратности и бережливости и вырабатывавших любовь к труду.

По окончании установленного срока обучения ученицы сдавали выпускные экзамены, и в торжественной обстановке им вручались Свидетельства (аттестаты) и Святое Евангелие. За все время деятельности семинарии (с первого выпуска в 1913 г. и послед-

него в 1918 г.) ежегодно выпускалось от 16 до 39 чел., а всего было выпущено (подсчитано по отчетам) 154 учительницы21.

С началом Первой мировой войны некоторых преподавателей-мужчин призвали на военную службу (например, в 1915 г. учителя музыки и пения Н. И. Дунаева), их уроки пришлось замещать другими. Коллектив семинарии посильно участвовал в оказании помощи действующей армии: так, к празднику Святой Пасхи в 1915 г. было собрано и отправлено в армию 220 комплектов белья, зимой 1916 г. — еще 60 комплектов теплого белья. В период каникул 1916 г. силами нескольких учениц было изготовлено 800 компрессов и 480 респираторов, а 14 октября того же года семинарию посетила Императрица Александра Федоровна с дочерьми. Неоднократно производились сборы средств на приобретение необходимых вещей для армии, а перед Новым городом и Рождеством в адрес министра народного просвещения В. М. Ше-вякова было 50 руб. на подарки воинам22.

После Октябрьской революции правила приема в семинарию несколько изменились: теперь в 1-й класс принимались лица, окончившие высшие начальные училища, в декабре 1917 г. была отменена форменная одежда, запрещалось занимать учительские должности женам действующих священников. Всеми делами семинарии продолжал ведать педагогический совет, но в 1918 г. образовался наряду с ним и более узкий по составу коллегиальный орган — Исполнительная коллегия. Семинария переживала трудные времена из-за дороговизны продовольствия и предметов первой необходимости, поэтому в 1918 г. была увеличена стипендия — до 25-30 руб. в месяц. На помощь пришел и Великолукский упродком, который выдавал нуждавшимся бесплатные продовольственные пайки, а за наличный расчет — галоши и сапоги23.

В 1918 г. семинария возвратилась в построенное для нее в 1913 г. здание, а в 1919 г. она была преобразована в трехгодичные педагогические курсы Наркомпроса РСФСР, начальное училище при ней — в трудовую школу. В сентябре 1922 г. на их базе был открыт педагогический техникум, в 1937 г. преобразованный в педучилище (действовал до начала Великой Отечественной войны).

Примечания

Вестник Псковского губернского земства. 1908. № 5. С. 7

Вестник Псковского губернского земства. 1908. № 12. С. 6; № 48. С. 7-8

Вестник Псковского губернского земства. 1909. № 42. С. 4

ГАПО. ф. 659. оп. 2. д. 15. л. 13-15.

Там же. Оп. 1. Д. 7. л.14-15.

Там же. Д.11. л. 4 ; д. 28. л. 5-6.

Там же. Д Там же. Д Там же. Д Там же. Д Там же. Д Там же. Д Там же. Д Там же. Д Там же. Д Там же. Д Там же. Д Там же. Д Там же. Д Там же. Д Там же. Д Там же. Д Там же. Д

11. л. 30; д. 28. л. 39; д. 21. л. 4; д. 11. л. 2. 5. л. 10.

4. л. 1-4, 7-9, 16, 28-30, 33, 41, 79.

1. л. 1; д. 21. л. 3; д. 28. л. 2.

11. л. 28; д. 21. л. 34-35; д. 28. л. 35. 11. л. 2, 26; д. 21. л. 4, 30-31; д. 28. л. 3, 30.

5. л. 8-9

11. л. 3; д. 21. л. 5; д. 28. л. 4

11. л. 3-5; д. 21. л. 5; д. 28. л. 4-5.

28. л. 5; д. 11. л. 5-6.

11. л. 6; д. 28. л. 5-7; д. 39. л.1-6.

11. л. 1.

2. л. 65. 5. л. 2-3. 11. л. 2.

21. л. 4, 7; д. 28. л. 6.

35. л. 30; д. 42. л. 1, 3; д. 45. л. 4; д. 48. л. 12-13, 42-43, 47-48.

Женская учительская семинария в Великих Луках

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.