Научная статья на тему 'Варварская кавалерия в римской армии середины i В. До Н. Э'

Варварская кавалерия в римской армии середины i В. До Н. Э Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
440
87
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Гончаров А. В.

What was the role of barbarian cavalry in the Roman army, starting with the Gallian war waged by Caesar? Barbarian military forces enriched Roman military science with new tactics and made it possible to win not only separate battles but also whole campaigns.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

BARBARIAN CAVALRY IN THE ROMAN ARMY IN THE MIDDLE OF THE 1st CENTURY B.C

What was the role of barbarian cavalry in the Roman army, starting with the Gallian war waged by Caesar? Barbarian military forces enriched Roman military science with new tactics and made it possible to win not only separate battles but also whole campaigns.

Текст научной работы на тему «Варварская кавалерия в римской армии середины i В. До Н. Э»

А.В.ГОНЧАРОВ (Москва)

ВАРВАРСКАЯ КАВАЛЕРИЯ В РИМСКОЙ АРМИИ СЕРЕДИНЫ I В. ДО Н.Э.

На протяжении первой половины I в. до н.э. Римская республика продолжала стремиться к расширению своих границ. В то же время армия стала играть заметную роль во внутренней жизни Рима, нередко являясь для полководцев средством достижения своих политических целей. Профессионализация римской армии, основы которой были заложены в реформе Гая Мария, положила начало выделению ее в отдельную социальную группу, имеющую собственные корпоративные интересы. Все это сделало армию одним из важнейших институтов государства, необходимость изучения которого очевидна.

Значительное увеличение территории Республики, удаленность театров военных действий от Италии, внутригосударственные социальные проблемы привели к тому, что мобилизационные ресурсы одного Римского полиса стали недостаточны для ведения завоевательных войн. Одним из способов решения проблемы, наряду с профессионализацией армии и предоставлением прав гражданства италийским общинам, стало привлечение в армию варварских контингентов'. Первые проявления этой тенденции можно отнести к концу III в. до н.э.2 В дальнейшем войска варварского происхождения получили в римской армии широкое распространение.

Особенно ярко это проявилось в середине I в. до н.э., в то время, когда одной из наиболее значительных фигур политической жизни Рима являлся Гай Юлий Цезарь. В эпоху Цезаря из варваров формировались вспомогательные части легкой пехоты, и даже целые легионы (например, V легион «жаворонков» Цезаря (Suet. Iul. 24), или легионы галатского тетрарха Дейотара (Anon. Bell. Alex. 34; 69), в составе армий Доми-ция Кальвина и Цезаря действовавших против Фарнака). Но наиболее сильно процесс «варваризации» затронул кавалерию.

В современной историографии это аспект не получил должного развития для времени с середины I в. до н.э.3 Однако, если обратиться непосредственно к письменным источникам, в первую очередь, к сочинениям Юлия Цезаря и его последователей4, то вряд ли будет справедливым не учитывать значение варварской кавалерии в военной истории Рима периода Галльской и Гражданской войн5. Это обстоятельство вызывает необходимость более тщательного изучения вопросов, связанных с данной проблематикой, то есть, с ролью варварских конных контингентов в структуре римской армии, этническим составом, системой управления ими, а также значением, которое варварская конница сыграла в войнах эпохи Цезаря, и влиянием, оказанного ей на общие тенденции развития римского военного искусства.

В структуре римской армии периода Республики можно выделить три типа кавалерийских подразделений. Первый - конница в составе легионов (equites legionarii). Второй - кавалерия, предоставляемая римскими союзниками (socii), которая именовалась equites alarii6. Третий - конные части вспомогательных войск (auxilia), формируемые главным образом из всадников неиталийского происхождения. Ко времени Цезаря союзная кавалерия перестала существовать7, а название alarii было распространено на вспомогательные войска. Таким образом, римская кавалерия с данного времени стала делиться на легионную и вспомогательную8.

В источниках, описывающих события I в. до н.э. не приводится, описания римской конницы, что существенно затрудняет анализ вопроса о месте варваров в ее структуре. Традиционно считается, что в период Республики службу в легионах, в том числе, и в качестве equites legionarii несли граждане Рима, а варварская конница составляла части auxilia. Цезарь на страницах «Записок о Галльской войне» неоднократно сообщает, что требовал от покоренных галльских племен прислать в его армию вспомогательные кавалерийские части (Caes. B. G. III. 20; IV. 6; V. 58; VI. 4; VII. 28; VIII. 11)9.

Это является свидетельством того, что equites alarii формируются из варваров.

Некоторые сообщения «Записок...» позволяют также предположить, что кавалеристы-варвары входили и в состав equites legionarii10. Обычно Цезарь весьма подробно описывает, какие силы он поручал тому или иному легату для выполнения отдельных боевых задач. В источнике отмечены случаи, когда отряду придавались дополнительные кавалерийские части (Caes. B. G. III. 1,11; V. 18; VI. 32). Однако несколько раз сообщается, что выделялись только легионы (Caes. B. G. III. 7, 11; V. 24; VII. 40, 57; VIII. 30), т. е. части тяжелой пехоты. Дальнейшее описание действий этих отрядов свидетельствует, однако, что они имели и кавалерию (Caes. B. G. III. 7, 19; V. 26, 47; VII. 41,61; VIII. 36), очевидно, составленную из equites legionarii11. Так, в рассказе об отряде Квинта Сабина и Луция Котты (зима 54-53 гг. до н.э.), насчитывавшего один легион и пять когорт (Caes. B. G. V. 24) - это как раз тот случай, когда Цезарь не отметил включение в состав отдельного отряда конных подразделений - есть данные об испанских кавалеристах на римской службе (Caes. B. G. V. 26). Скорее всего, всадники-испанцы, не являвшиеся римскими гражданами, тем не менее, входили в состав легиона. В противном случае Цезарь отметил бы, что отряду Сабина и Котты были приданы вспомогательные конные части.

Косвенным подтверждением того, что легионная кавалерия имела в своих рядах варваров, может служить и другой пассаж из сочинения Цезаря. Речь идет о переговорах, которые состоялись между ним и Ариовистом в ходе первой галльской кампании 58 г. до н.э. В качестве своей охраны Цезарь использовал посаженных на коней пехотинцев наиболее преданного ему X легиона (Caes. B. G. 1.42). Причина подобных действий объяснена самим полководцем. Сделано это из-за требований вождя германцев, который потребовал, чтобы охрана и его, и Цезаря состояла исключительно из кавалерии12. Цезарь же, по его словам, «не решался доверить жизнь свою галльской коннице» (Caes. B. G. I. 42). Вынужденное «превращение» во всадников пехотного подразделения свидетельствует, что численность собственно римской конницы в армии Цезаря была настолько мала, что не позволяла сформировать достаточно сильный охранный контингент. Вероятно, уже в начале войны подавляющую часть кавалерии Цезаря, в том числе, и equites legionarii, составляли варвары.

Еще одним аргументом в пользу тезиса о привлечении варваров в легионную кавалерию является упоминание Цезарем декуриона (decurio) галльской (выделено мной. -

A. Г.) конницы Луция Эмилия (Caes. B. G. I. 23). Звание декуриона (командира десятка) характерно именно для легионной кавалерии13.

Таким образом, несмотря на то, что привлечение в легионы неграждан являлось серьезным нарушением римской традиции14, можно сделать вывод о том, что кавалеристы-варвары могли быть включены в число equites legionarii. Для Цезаря подобные действия являлись характерными. Как свидетельствуют некоторые источники, он формировал целые легионы из не имевших гражданства галлов (Suet. Iul. 24), предоставляя его post factum отличившимся в боях. Это, в свою очередь, может служить аргументом в пользу предположения, что испанские и галльские конники из состава легионной кавалерии Цезаря впоследствии получили римское гражданство, как это произошло с legio V Alaudae (Suet. Iul. 24).

Кроме уже упоминавшихся equites legionarii и alarii, т. е. легионной и вспомогательной конницы, в римской армии эпохи Цезаря кавалеристы, наряду с пешими отрядами, входили так же в состав преторской15 когорты (cohors praetoria), личной охраны полководца16. Конные части cohors praetoria формировались из ветеранов-доброволь-цев (evocati)17 и адъютантов полководца (contubernales) из числа молодых римских аристократов. Вполне вероятно, что и варвары могли быть включены в состав преторской когорты. Именно в качестве преторианцев можно рассматривать отряд в 400 германских всадников, который «он (Цезарь. - A. Г.) с самого начала войны держал при себе» (Caes. B. G. VII. 13). Численность варварской кавалерии cohors praetoria достигала в некоторых случаях 900 человек (Caes. B. C. I. 41).

Необходимо также остановиться на внутренней структуре и системе управления кавалерийских частей, составленных из варваров.

М. М. Покровский полагал, что вспомогательная кавалерия имела такое же структурное деление и такие же командные должности, как и легионная, при этом должности декурионов в ней занимали римляне18. Однако это мнение не подтверждается данными источников. Трудно предположить, чтобы римские офицеры (Луций Эмилий, декурион галльской конницы, упоминавшийся выше19, судя по имени, римский гражданин) командовали столь мелкими подразделениями варварских частей. Численность вспомогательной варварской кавалерии в армии Цезаря в период Галльской войны была около 4-5 тыс. В таких условиях было необходимо 400-500 римских офицеров, чтобы обеспечить управление войсками. Следует учитывать и то что, состав equites а1аги постоянно менялся (неоднократные требования Цезаря конницы от покоренных и союзных племен могут быть объяснены как тем, что по истечении определенного срока, скорее всего, одной кампании, вспомогательные галльские войска распускались по домам, так и потерями, понесенными ими в сражениях). Вряд ли у полководца имелось достаточно времени каждый раз с прибытием галльского или германского пополнения производить организационное деление прибывших и назначать командиров мелких отрядов. Эффективность организованной таким образом кавалерии должна была значительно снизиться, так как нарушалась привычная для варваров военная организация, что с неизбежностью приводило к отказу от привычной тактики. Сомнительно также, что римские декурионы могли эффективно управлять незнакомыми солдатами, принадлежащими к другому народу и говорящими на другом языке. Поэтому более вероятным является предположение: вспомогательные варварские контингенты сохраняли привычную для них структуру и были организованы по племенному признаку. Его косвенно подтверждает то, что Цезарь не использовал в отношении вспомогательной кавалерии терминов римской военной организации, не приводит он и названий ее организационных единиц, ограничиваясь только указаниями численности.

Все вышесказанное делает возможным (с большой или меньшей долей уверенности) судить о том, что непосредственное управление отдельными частями вспомогательной конницы осуществляли военачальники варварского происхождения20. В качестве доказательства можно привести сообщение об отряде вспомогательной галльской кавалерии из племени ремов, попавших в засаду при несении сторожевой службы. Античный автор говорит, что «при этом они (ремы. - А. Г.) потеряли начальника конницы, князя своей общины Вертиска...» (Саеэ. В. в. VIII. 12). Формирование equites а1аги по племенному признаку во главе с местной знатью доказывает и фрагмент о Думнориге, про которого Цезарь сообщает, что он «был как раз командиром вспомогательного конного отряда, присланного эдуями...» (Саеэ. В. в. I. 18). Варваров во главе конницы Цезарь упоминает неоднократно (Саеэ. В. в. V. 7; VI. 5; VII. 12). Для времени Гражданской войны также имеются свидетельства о варварах, назначенных на невысокие командные должности в кавалерии, при этом как в армии Цезаря (Саеэ. В. С. III. 59), так и его противников (Саеэ. В. С. III. 4)21. На основании данных источников напрашивается вывод о том, что подобная практика не являлась исключением, постепенно превращаясь в общепринятую вне зависимости от личности полководца.

Этнический состав варварской конницы на римской службе в указанный период являлся чрезвычайно разнообразным. В некоторых случаях можно проследить зависимость между национальной принадлежностью варварских частей, привлеченных тем или иным полководцем, и географическим расположением театра военных действий. Так, в период Галльской войны большую часть кавалерии Цезаря составляли галлы22. Упоминаются также германцы (Саеэ. В. в. VII. 13; VII. 65)23 и испанцы (Саеэ.

В. в. V. 26) - жители территорий, расположенных относительно недалеко от места событий. Во время боевых действий в Азии против Фарнака (47 г. до н.э.) в армии Цеза-

ря отмечены всадники из Галатии и Каппадокии (Anon. Bell. Alex. 17;34;68),а кавалерия помпеянцев в африканских кампаниях 49 и 46 гг. до н.э. практически полностью состояла из жителей Африки (Caes. B. C. II. 25; Anon. Bell. Afr. 3; 19).

Существуют свидетельства о том, что этнический состав варварской кавалерии зависел и от причин политического характера. Например, лучшую часть конницы Марка Лициния Красса в битве при Каррах (53 г. до н.э.) составляли галлы, посланные его политическим союзником по «первому триумвирату» Цезарем (Plut. Crass. 17). Показательна национальная принадлежность конных частей Цезаря и Помпея в период кампании 48 г. до н.э. Кавалерия Цезаря была составлена из галлов, набранных в Цизальпинской и Трансальпийской Галлии (App. B. C. II. 70), где Цезарь пользовался поддержкой населения. В описании конницы Помпея, приведенном Цезарем (Caes. B.

C. III. 4), названо 11 различных народностей, фактически все они происходили из Восточного Средиземноморья - региона, где в то время преобладало влияние Помпея24.

Активное привлечение варварской конницы на римскую службу в первую очередь объясняется ее высокими боевыми качествами25. Другой причиной было то, что кавалеристы из местных племен, за счет хорошего знания территории, где велись боевые действия, являлись незаменимыми для осуществления разведывательной деятельности и успешного ведения маневренной войны.

Существенным элементом, привнесенным варварами в тактику римской армии стало взаимодействие кавалерии с легковооруженными26. Цезарь подробно описывает такой способ сражения, принятый германцами, отмечая его как «особый» (Caes. B. G. 1.48), что свидетельствует о том, что ранее римлянам это не было известно. Подобные действия можно наблюдать и у других народов, с которыми приходилось сталкиваться римлянам: галлов (Caes. B. G. VII. 18; VIII. 36), нумидийцев (Caes. B. C. II. 25; Anon. Bell. Afr. 13-14). В данном случае эффективность тактики заключалась в том, что легковооруженные с помощью метательных снарядов расстраивали ряды противника, создавая для кавалерии возможность успешной атаки (Caes. B. G. II. 10). Если же противник вынуждал конницу отступать, она могла укрыться за пешими, и, пользуясь передышкой, перестроиться для новой атаки (Caes. B. G. 1.48). Особенно эффективным такой прием был против кавалерии (Anon. Bell. Afr. 71). Впоследствии Цезарь нередко использовал сочетание конницы и легковооруженных, усиливая иногда свою конницу отрядами антесигнанов (antesignani) из числа легионеров, имевших специальное, облегченное вооружение (Caes. B. C. III. 75; III. 84). Еще одним новым тактическим приемом, привнесенным варварами, стало применение конных лучников (гип-потоксотов). Появление гиппотоксотов в армии Помпея в период Гражданской войны Цезарь отмечает как особенный факт (Caes. B. C. III. 4), подчеркивающий значение таких войск.

Свидетельства, имеющиеся в произведениях Цезаря и его последователей, говорят о значении варварской кавалерии в римской армии, начиная с периода Галльской и Гражданской войн. Варвары, составляя теперь большую часть вспомогательной кавалерии, «проникали» и в состав конных частей легионов, и даже в cohors praetoria. Это позволяло усилить римскую кавалерию. И, хотя главную роль в военной организации Рима по-прежнему играло пешее войско, конница перестала выполнять только вспомогательные функции, характерные для более раннего периода. Теперь она не только решала исход отдельных сражений, но и оказывала существенное влияние на результаты отдельных кампаний. Новые тактические приемы, привнесенные варварами, обогатили военное дело Рима, в первую очередь, в той части, которая относилась к взаимодействию разных родов войск. В середине I в. до н.э. привлечение варваров на службу приняло массовый характер, и это позволяет говорить о начале процесса «варваризации» римской армии, что ярко проявилось в последующие периоды истории Рима.

ПРИМЕЧАНИЯ

1. Под термином «варвары» здесь и далее следует понимать народы неиталийского происхождения - кельтов, иберов, африканцев и т. д.

2. Ливий (Liv. XXIV. 49) сообщает, что впервые варварские войска появились в римской армии в 213 г. до н.э.

3. Среди работ, посвященных данной теме, следует, прежде всего, отметить: Dixon K. R., Southern P. The Roman Cavalry. London, 1992; Speidel M. P. Riding for Caesar: The Roman Emperors’ Horse Guards. Cambridge, 1994; McCall J. B. The Cavalry of the Roman Republic: Cavalry Combat and Elite Reputations in the Middle and Late Republic. New York, 2001. Отечественные историки этот вопрос практически не рассматривали. Частично вопросы, связанные с кавалерией времен Цезаря, рассмотрены в устаревшем труде Дж. Денисона с дополнениями Г. Брикса (Денисон Дж., Брикс Г. История конницы. М., 2001) и носящей научно-популярный характер книге В. В. Тараторина (Тараторин В. В. Конница на войне: история кавалерии с древнейших времен до эпохи Наполеоновских войн. Минск, 1999). Впрочем, обе указанных работы лишь в своей небольшой части касаются кавалерии времен Цезаря.

4. Сочинения Цезаря «Записки о Галльской войне» и «Записки о гражданской войне», а также труды его последователей «Александрийская война» и «Африканская война» безусловно, являются главными источниками по указанной теме. Сведения этих источников, учитывая неполноту историографии, стали основой для предлагаемой статьи. Авторство VIII книги «Записок о Галльской войне» принадлежит не Цезарю, а его соратнику Авлу Гирцию (Покровский М. М. Примечания к «Запискам Юлия Цезаря и его продолжателей о Галльской войне, о Гражданской войне, об Александрийской войне, об Африканской войне» //Записки Юлия Цезаря и его продолжателей о Галльской войне, о Гражданской войне, об Александрийской войне, об Африканской войне. Гай Саллюстий Крисп. Сочинения. М., 2001. С. 642-643). Однако это произведение структурно входит в работу Цезаря, что позволяет, ссылаясь на текст Цезаря, не делать дополнительных указаний авторства Гирция. Вопросы авторства «Александрийской войны» и «Африканской войны» рассмотрены М. М. Покровским (Покровский М. М. Примечания... С. 650, 653).

5. Под термином «Галльская война» здесь и далее следует понимать завоевание Галлии Цезарем (58-51 гг. до н.э.), включающее в себя походы в Германию и Британию, а также подавление восстания Верцингеторикса. Термин «Гражданская война» применяется для обозначения гражданской войны в Риме 49-45 гг. до н.э.

6. Термин alarii происходит от слова alae («крылья»), которым римляне обозначали фланги боевого порядка. Во времена республики алами назывались крупные (около 300 человек) подразделения союзной или вспомогательной кавалерии (Покровский М. М. Военное дело у римлян... С. 431). Цезарь термин alarii применяет и по отношению к пешим вспомогательным частям (Caes. B. G. I. 51).

7. В результате Союзнической войны 91-88 годов до н.э. большинство общин Италии получили права римского гражданства, что привело к исчезновению «союзных» войск.

8. Вопрос же о сохранении в постмарианской армии Рима легионной кавалерии является дискуссионным. Часть исследователей придерживается мнения, что легионная кавалерия была упразднена (Моммзен Т. История Рима. СПб. 1994. Т. 2. С. 143; Конопли П. Греция и Рим. Энциклопедия военной истории. С. 224), другие полагают, что equites legionarii сохранились в структуре легиона (Тараторин В. В. Конница на войне... Минск, 1999. С. 125; Разин Е. А. История военного искусства. М., 1994. Т. 1. С. 350). Не останавливаясь подробно на данном вопросе, отметим, что вторая точка зрения представляется более убедительной.

9. Обычай требовать у зависимых народов вспомогательные контингенты был традиционной римской практикой и распространялся не только на галлов.

10. М. М. Покровский (см.: Покровский М. М. Военное дело у римлян... С. 431) считал,

что вся легионная кавалерия формировалась только из варваров.

11. Цезарю не было необходимости отмечать наличие кавалерии в отрядах, состоящих только из легионов, поскольку подразумевалось, что римский читатель, которому и были адресованы его записки, должен был знать, что в состав легиона входили конные контингенты.

12. Ариовист, скорее всего, опасался вероломного нападения римлян во время встречи с Цезарем. Сознавая опытность германской конницы, что отмечал и Цезарь (Caes. B. G. I. 48), и ее превосходство над римской, германский вождь таким требованием пытался обезопасить себя на случай предательства.

13. О структуре equites legionarii и командных должностях легионной кавалерии подробно пишет Полибий (Polyb. VI. 25).

14. После реформы Гая Мария условия допуска в легионы значительно упростились, тем не менее, служба в этих частях традиционно оставалась прерогативой граждан Рима. Однако, не понятно, распространялось ли это правило на легионную кавалерию.

15. В некоторых отечественных исследованиях она названа преторианской когортой (см., например: Разин Е. А. История военного искусства. Т. 1. С. 368.).

16. Покровский М. М. Военное дело у римлян... С. 433.

17. О том, что evocati служили в коннице, сообщается в упоминавшемся выше отрывке о предоставлении германцам лошадей, принадлежавших римлянам (Caes. B. G. VII. 65).

18. Покровский М. М. Военное дело у римлян... С. 431.

19. Скорее всего, именно этот пассаж (Caes. B. G. I. 23) и позволил М. М. Покровскому сделать предположение о римской структуре и римских командирах во вспомогательных галльских войсках.

20. У Цезаря встречаются упоминания префектов (praefecti) (Caes. B. G. I. 23; III. 26), которых можно рассматривать как командиров частей вспомогательной конницы (Покровский М. М. Военное дело у римлян... С. 431). Однако, источник говорит, что praefecti могли командовать и пехотой (Caes. B. G. III. 26). В более ранние времена префекты (римского происхождения) командовали частями союзников (Polyb. VI. 26; Liv. XXXI. 2; XXXIII. 36) В целом упоминание такой должности Цезарем не позволяет сделать вывод о римском командовании отдельными частями equites alarii.

21. Примечательно, что в период Гражданской войны противники Цезаря использовали и вспомогательные конные отряды, сформированные из рабов (Caes. B. C. I. 24; III. 4; Anon. Bell. Afr. 19).

22. Следует отметить, что кельтами Цезарь называет только одну из трех народностей (кельты, белги, аквитаны), населявших Галлию (Caes. B. G. I. 1). В дальнейшем под названием «кельты (галлы)», согласно историографической традиции, понималось все население Галлии.

23. Германские конники стали широко применяться Цезарем в период военных действий против Верцингеторикса, когда практически вся Галлия восстала против римлян. Однако есть свидетельство о том, что германский конный отряд из 400 всадников состоял при Цезаре с самого начала войны (Caes. B. G. VII. 13).

24. Аппиан, подробно описывая войско Помпея (App. B. C. II. 71), указывает еще большее количество этнических групп - 23. Однако, исходя из текста источника, нельзя с определенностью сказать, какие из них предоставляли конницу.

25. Известны случаи, когда отряды галльских и германских всадников выходили победителями в столкновениях с противником, в несколько раз превосходившим их в численности (Caes. B. G. I. 15; IV. 12; Anon. Bell. Afr. 6)

26. Значение этого вопроса для изучения тактики римской кавалерии отмечал еще Г. Дельбрюк (Дельбрюк Г.История военного искусства в рамках политической истории. СПб, 1994. Т. 1. С. 329).

A.V.GONCHAROV

BARBARIAN CAVALRY IN THE ROMAN ARMY IN THE MIDDLE OF THE 1st CENTURY B.C.

What was the role of barbarian cavalry in the Roman army, starting with the Gallian war waged by Caesar? Barbarian military forces enriched Roman military science with new tactics and made it possible to win not only separate battles but also whole campaigns.

Причерноморье

Т.Н.ВЫСОТСКАЯ (Симферополь)

О ВРЕМЕНИ ГИБЕЛИ ПОЗДНЕСКИФСКОГО ГОСУДАРСТВА В КРЫМУ

В последние десятилетия в литературе утвердилось мнение о гибели позднескифского государства в Крыму в III в.н.э. от готского нашествия. Его разделяли и мы1. Оно основывается с одной стороны на свидетельствах древних авторов, указывающих на вторжение готов в Северное Причерноморье в III в.н.э., с другой — на археологическом материале, полученном в результате раскопок городищ, время гибели которых суммарно совпадает с данными письменных источников.

Но есть и другие суждения. А.И.Айбабин, например, принимая во внимание находку на Неаполе скифском фрагмента гуннского котла V в.н.э.,2 предположил, что тогда же был разрушен и сам город3.

Раскопками последних лет в центральном, юго-западном, южнобережном Крыму и других районах Северного Причерноморья открыты новые поселения и могильники, что вызвало появление подчас противоречивых мнений в оценке событий III в.н.э. В одной и той же работе то готам, то аланам приписывается разгром позднескифского государства4.

Вместе с тем прежняя точка зрения о гибели поздних скифов под натиском готов или гото-аланских племен в III в.н.э. остается доминирующей5. Более дифференцированный подход к этой дате сложен, так как монетные находки на позднескифских городищах крайне скудны и, по сути, отсутствуют, и основным датирующим материалом верхнего слоя памятников продолжает оставаться керамика, главным образом фрагменты амфор.

В последний период жизни позднескифских городищ торговые связи резко сокращаются и от былого разнообразия привозных амфор (в частности, по данным, полученным на Усть-Альминском городище) остается три основных вида:6 это светлоглиняные узкогорлые сосуды типа Д (по Д.Б.Шелову, рис. — 1,1а), широкогорлые красноглиняные амфоры с конической ножкой и сложнопрофилированными ручками (рис. 2, 2а) и так называемые «мирмекийские» амфоры (рис. 3, 3а).

Аналогичный набор керамических находок встречается и на других позднескифских городищах и селищах7.

Чаще всего датируются такие сосуды суммарно — П-Ш вв.н.э.8 Однако эта дата требует некоторого уточнения. Так, широкогорлые амфоры (рис. 2) А.В.Бураков относит к III в.н.э.,9 И.Т.Кругликова полагает, что они производились на Боспоре в

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.