Научная статья на тему 'Уважительное обращение в европейских языках и проблема русского адрессива'

Уважительное обращение в европейских языках и проблема русского адрессива Текст научной статьи по специальности «Языкознание»

560
82
Поделиться
Ключевые слова
АДРЕССИВ / ВКЛЮЧАЮЩЕЕ МЕСТОИМЕНИЕ / ГОНОРАТИВ / ДЕЙКСИС / ИСКЛЮЧАЮЩЕЕ МЕСТОИМЕНИЕ / МАРКИРОВАННОСТЬ / ПАРАДИГМА / ПОЛУМЕСТОИМЕНИЕ / СУБСТАНТИВ

Аннотация научной статьи по языкознанию, автор научной работы — Шафиков С. Г.

В европейских языках существует стандартно-нейтральная система выражения уважительного отношения одного лица к другому лицу, представленная либо личным местоимением или полуместоимением, выраженным существительным, либо категорией адрессива. Русский язык значительно отличается от языков сравнения в использовании этой категории. Если в европейских языках имеется стабильная парадигма, закрепленная многовековой традицией, то в русском языке такая парадигма фактически отсутствует вследствие изменения общественного строя (в устной речи употребление «господского адрессива» вызывает «эффект отчуждения»), а также вследствие языковой ограниченности внедряемой в общественное сознание парадигмы (господин/госпожа/дама/господа).

CIVILITY IN EUROPEAN LANAGUGES AND RUSSIAN ADDRESS PROBLEM

European languages enjoy a standard system of expressing neutral civility towards a person or several persons represented by a personal pronoun or half-pronoun in the form of substantive, or by the category of address. Russian address differs considerably from other European languages in the way this category functions. While European languages have a stable paradigm supported by tradition, there is no such a tradition in Russian due to the recent social overturn which causes the effect of estrangement by the use of prerevolutionary forms of address [господин/госпожа/дама/господа] imposed on public conscience.

Текст научной работы на тему «Уважительное обращение в европейских языках и проблема русского адрессива»

УДК 81

УВАЖИТЕЛЬНОЕ ОБРАЩЕНИЕ В ЕВРОПЕЙСКИХ ЯЗЫКАХ И ПРОБЛЕМА РУССКОГО АДРЕССИВА

© С. Г. Шафиков

Башкирский государственный университет Россия, Республика Башкортостан, 450076 г. Уфа, ул Заки Валиди, 32.

Тел.: +7 (347) 251 64 52.

E-mail: sagit.shafikov@yandex.ru

В европейских языках существует стандартно-нейтральная система выражения уважительного отношения одного лица к другому лицу, представленная либо личным местоимением или полуместоимением, выраженным существительным, либо категорией адрессива. Русский язык значительно отличается от языков сравнения в использовании этой категории. Если в европейских языках имеется стабильная парадигма, закрепленная многовековой традицией, то в русском языке такая парадигма фактически отсутствует вследствие изменения общественного строя (в устной речи употребление «господского адрессива» вызывает «эффект отчуждения»), а также вследствие языковой ограниченности внедряемой в общественное сознание парадигмы (господин/госпожа/дама/господа).

Ключевые слова: адрессив, включающее местоимение, гоноратив, дейксис, щее местоимение, маркированность, парадигма, полуместоимение, субстантив.

исключаю-

Г оноратив представляет собой языковую категорию, связанную с выражением почтительного (уважительного) отношения одного лица к другому лицу или другим лицам. Степень почтительного отношения может варьироваться с помощью средств языка; при этом, как правило, в каждом языке имеется доминирующий, то есть нейтральный (официально-вежливый) способ выражения уважительного отношения.

Эту категорию можно интерпретировать в свете теории маркированности Дж. Гринберга, в соответствии с которой маркированным членом какой-либо оппозиции считается менее общий вариант. Например, сравнение прилагательных tall «высокий» и short «невысокий» в английском языке приводит к выводу о маркированном характере второго прилагательного относительно первого, что следует из сравнения вариантов: 1) How tall is Harry? 2) How short is Harry? В первом примере говорящий интересуется, какого роста Гарри, не строя предположений о том, высок он или невысок, в то время как из второго примера следует, что Гарри невысок ростом и говорящий интересуется, насколько Гарри не вышел ростом. Поэтому маркированным членом оппозиции здесь является прилагательное short. Рассуждая аналогичным образом, можно оценить оппозицию «фамильярный вариант» (обращения) - «вежливый вариант» (обращения) как маркированный слева.

Таким образом, в настоящее время язык придерживается стандартного (уважительного) варианта обращения к группе лиц до тех пор, пока имеется хотя бы одно лицо со стандартным восприятием этого варианта. Наоборот, фамильярное обращение к группе допустимо лишь после выяснения маркированности каждого отдельного представителя группы, то есть после выяснения допустимости фамильярного обращения по отношению к каждому представителю группы.

Однако современная маркированность уважительного варианта есть результат изменения знаков на шкале маркированности, которое произошло с течением времени. Например, в античном обществе все обстояло иначе, и местоимение tu («ты» в латинском языке) было равно пригодно при обращении и к императору, и к рабу. Аналогичным образом обстояло дело и в других древних культурах. Уважительная форма обращения стала развиваться позднее в связи с усложнением социума. В древне -русском языке тоже фиксируется обращение на «ты» к лицам любого социального статуса. При своем возникновении уважительные местоимения были редкостью, следовательно, они были маркированными, что противоположно их нынешнему состоянию. Однако впоследствии постепенно становится маркированной именно фамильярная форма, а уважительное местоимение - немаркированным членом оппозиции, вытесняя фамильярный варианту, что и произошло в английском языке, в котором you «вы» бесповоротно вытеснило thou «ты». Обращение к знати могло послужить образцом, что и привело к закреплению этих форм в речевом этикете так же, как это произошло с субстантивными формами обращения в большинстве языков, например обращение sir «сэр» может использоваться к любому представителю мужского пола, хотя первоначально это было титульное обращение. Дальнейшее распространение уважительных местоимений можно объяснить внедрением в широкие массы буржуазной идеи равенства всех сословий перед законом. Быть может, более раннее закрепление гражданских прав в английском законе Habeas corpus способствовало ускоренному вытеснению фамильярного thou вежливо-отстраненным you.

Стандартно-нейтральный гоноратив может выражаться в языках: 1) с помощью дейксиса, то есть местоименной или полуместоименной номинации, связанной с категорией лица и числа [1]; 2) с

помощью адрессива, то есть субстантивной номинации, которая может ставиться перед именем лица или употребляется отдельно [2].

1. Дейксис. Гоноративный дейксис служит наиболее стандартизованной формой выражения почтительности, заменяющей адрессив. Такая форма характеризуется асимметрией между грамматической формой и семантической составляющей связки <местоимение + глагол>. Согласование личного местоимения с глаголом проводится по грамматическим показателям, а связь с референтом, как правило, по семантическим показателям. Это можно продемонстрировать на материале, представляющем 10 европейских языков (итальянский, испанский, португальский, немецкий, русский, сербскохорватский, турецкий, французский, польский, английский).

В итальянском языке обращение на «Вы» выражается местоимением Lei, которое согласуется с глаголом в 3 л. ед.ч. Lei совпадает формально с местоимением 3 л. ед.ч. lei «она». Дело в том, что вежливое обращение Sua Signoria «Ваша Честь», принятое в средневековой Италии, позднее заменилось этим местоимением благодаря женскому роду существительного (ср. другие субстантивные формы, например Sua Sirinitá «Ваша светлость»). В разговорной речи личное местоимение может опускаться, например: Ha un amico? «У Вас есть друг?». В этом случае смысл распознается либо контекстуально, либо благодаря употреблению существительного, указывающего на лицо (il signore «синьор», la signora «синьора»). Поскольку такое указание звучит несколько отстраненно, такую форму вежливого обращения можно назвать отстраненной вежливостью. Отстраненная вежливость исключает собеседника из единой группы с говорящим благодаря использованию так называемого исключающего местоимения (местоимение третьего лица) в отличие от включающего местоимения (местоимение второго лица). Таким образом, в итальянском языке можно выделить 3 модели отстраненной вежливости с использованием, опущением или заменой исключающего местоимения существительным, которое в этом случае становится полуместоимением: 1) Che cosa fa Lei? «Что Вы делаете?» (дословно: «Что делает она?»); 2) Dove cena il signore? «Где Вы ужинаете?» (дословно: «Где ужинает синьор?»); 3) Quando torna al lavoro? «Когда вы возвращаетесь на место работы?» (дословно: «Когда <он/она> возвращается на работу?»). Употребление местоимения Lei (первое предложение) или существительного il signore (второе предложение) делает обращение менее отстраненным, чем опущение и того, и другого (третье предложение). В последнем случае единственным индикатором служит только внеязыковой контекст, без которого различить смыслы таких предложений, как lei scrive «она пишет» и Lei scrive «Вы пишете» невозможно.

Испанский язык обладает достаточно разветвленной системой выражения социальной дифференциации в дейксисе: второе лицо представлено формами tu (ед. ч.) и vosotros/ vosotras (мн. ч.), а обращение на «Вы» представлено местоимениями usted (при обращении к одному человеку) и ustedes (при обращении к нескольким лицам). Уважительная форма usted восходит к выражению vuestra merced ‘ваша милость’ и грамматически характеризуется формой 3 л. ед.ч., что, разумеется, противоречит семантике, поскольку usted представляет собой обращение к собеседнику. Как в любом романском языке, в речи личное местоимение может опускаться, при этом семантика обращения, которая реализуется в контексте, противоречит форме глагола, который стоит в форме 3. л. ед. ч. (ср. выделенные члены предложения): Usted mande «Приказывайте!» (дословно: «“Вашество” приказывает»); Usted lo ha dicho «Ваше слово закон» (дословно: «“Вашество” имеет сказанное»); Tiene razón «Вы правы» (дословно: «<он/она> Имеет основание»); Me entiende? «Вы меня понимаете?» (дословно: «Меня <он/она> понимает?»). Так же, как в итальянском языке, существительное, обозначающее лицо, может употребляться в качестве по-луместоимения, например: Que desea el señor? «Что Вы желаете?» (дословно «Что желает сеньор?»); que desean los señores? «Что Вы желаете?» (дословно «Что желают сеньоры?»); Supongo que el Sr. De Rey será también muy experto en cosas de arqueología «Полагаю, что сеньор де Рей тоже прекрасно разбирается в делах археологии» (обращение к собеседнику, называемому сеньор де Рей).

В португальском языке при обращении к одному лицу в качестве фамильярной формы используется tu, а в качестве уважительной формы você. Последняя восходит к vossa mercê ‘ваша милость’ и грамматически характеризуется формой 3 л. ед. ч. Для выражения множественного числа употребляется vos («вы»), а в уважительной форме vocês («Вы»). В речи местоимение может опускаться, как в итальянском и испанском языках; ср.: Vocé e or-thodoxo? «Вы православный?» Португальский язык также может выражать отстраненную вежливость с помощью субстантивных форм senhor/senhora, например: Os senhores falam russo? «Вы говорите по-русски?» (дословно: «Сеньоры говорят по-

русски?»).

В немецком языке обращение к собеседнику выражается местоимениями du «ты» / ihr «вы», а обращение на «Вы» представлено местоимением Sie, которое формально совпадает не только с местоимением 3 л. ед. ч. (sie), как в итальянском языке, но и с местоимением 3 л. мн. ч. Омонимию можно было бы объяснить романской моделью, то есть заменой словосочетания местоимением женского рода, например Eure Herrlichkeit «Ваша Милость». Правда, в отличие от итальянского языка,

глагол стоит в форме множественного числа, например, Setzten Sie sich! «Садитесь!» Возможно, поэтому профессор В. В. Левицкий считает вежливую форму на Sie производной от личного местоимения sie («они»), имевшего употребление для обращения к знати в германских землях феодально -го времени. Таким образом, дейксис в немецком языке упрощается благодаря омонимии местоименных форм.

Еще более простое выделение вежливого обращения можно найти в русском, сербскохорватском, турецком и французском языках, в которых форма множественного числа второго лица имеет как значение «множественность объектов обращения», так и функцию вежливого обращения к адресату сообщения. Ср., например, рус. ты/вы, серб. ти/ви, турец. sen/siz, франц. tu/vous. Во всех этих языках финитный глагол, который грамматически согласуется с личным местоимением, принимает множественное число уважительного варианта, то есть грамматическое согласование, как и в рассмотренных выше языках, противоречит семантике. Кроме того, французский язык использует романскую модель с полуместоимением, в роли которого выступает субстантивная номинация, например, Monseur veut un cafe au lait? «Вы желаете кофе с молоком?» (обращение к мужчине); Madame est fatigué? «Вы устали?» (обращение к женщине).

В польском языке местоименная форма вежливого обращения полностью заменяется существительными pan (обращение к мужчине), pani (обращении е к женщине), panna (обращение к незамужней женщине), panstwo (обращение к множеству лиц обоего пола). Ср., например, следующие обращения: Czy chce pan przepisac mi to lekarstwo? (обращение к мужчине) «Вы хотите прописать мне это лекарство?»; Niech pani zatrzyma tramwaj! (обращение к женщине) «Остановите трамвай!»;

Witam panstwa (обращение к множеству лиц обоего пола) «Я приветствую Вас»; Czym panna jest z za-wodu? (обращение к девушке) «Кто Вы по специальности?»

В английском языке, как уже отмечалось выше, в настоящее время отсутствует обращение на «ты», поскольку соответствующее местоимение (thou) было в начале XVIII в. полностью заменено вежливым you («Вы»). Архаичная форма thou сохранилась только у классиков и в Библии. Возникшая омонимия не позволяет выделять категорию уважительного обращения к лицу не только в речи, но и - вследствие отсутствия противопоставления заглавной и прописной буквы - на письме.

Таким образом, кроме английского языка, в котором отсутствует какая-либо форма местоимен-

ного варьирования вежливости, все остальные рассмотренные языки обнаруживают выделение местоименной (или полуместоименной) формы вежливости.

Оппозиция местоименных форм может сопровождаться омонимией и отсутствием согласования между грамматической формой глагола и семантикой лица.

Если омонимия отсутствует, то каждый член местоименной парадигмы маркируется отдельной формой. Речь идет об оппозициях формы вежливого обращения относительно всех остальных форм, поэтому такая парадигма может считаться полной. Для полной парадигмы характерны совокупность следующих оппозиций: 1) форма 2 л. ед. ч. («ты») вежливая форма 2 л. ед. ч. (отсутствие этой формы в русском языке частично компенсируется выражениями с употреблением формы единственного числа вкупе с гонорифическим апеллятивом, например: Скажи мне, Виктор Петрович); 2) форма 2. л. мн. ч. («вы») ^ вежливая форма 2 л. мн. ч. («Вы»). Вежливая форма может выражаться двумя способами: а) местоимением (испанский, португальский); б) существительным-полуместоиме-нием (польский).

Если омонимия имеет место, то маркируется лишь часть парадигмы, то есть парадигма становится неполной. Для неполной парадигмы характерна либо внутриуровневая омонимия (совпадение форм одного уровня парадигмы, например, форм второго лица), либо межуровневая омонимия (совпадение форм разных уровней парадигмы, например, форм второго и третьего лица). Внутриуровневая омонимия представлена совпадением вежливой формы 2 л. ед. ч. и формы 2 л. мн. ч. (французский, русский, турецкий, сербскохорватский). Межуровневая омонимия представлена: а) омонимией вежливой формы 2 л. и формы 3 л. мн. ч. (немецкий); б) омонимией вежливой формы 2 л. и формы 3 л. ед. ч. (итальянский).

Что касается отсутствия согласования между грамматической формой глагола и семантикой лица, то языковой материал показывает, что этот признак характеризует все рассмотренные языки, за исключением английского. Для согласования с местоимением или существительным в функции обращения на «Вы» (независимо от числа) глагол ставится либо в форму 3. л. ед. ч. (польский, итальянский, испанский, португальский), либо в форму 3 л. мн. ч. (немецкий), либо в форму 2 л. мн. ч. (русский, французский, сербскохорватский, турецкий).

Следующая ниже табл. показывает распределение типологических признаков, связанных с дейктическим выражением вежливости в языках.

Таблица

Реализация вежливого обращения в европейских языках

Итал. Исп. Порт. Фр. Рус. Серб. Поль. Тур. Нем. Англ.

Местоимение + + + + + + + +

Существительное (+) (+) (+) (+) +

Внутриуровневая омонимия + + + +

Межуровневая омонимия + + + +

Разграничение ед.ч. и мн. ч. + + + +

Глагол согласуется в 3 л. + + + + +

Глагол согласуется во 2 л. + + + +

Примечания: 1) итал. - итальянский язык; исп. -испанский язык; порт. - португальский язык; фр. - французский язык; рус. - русский язык; серб. - сербскохорватский язык; тур. - турецкий язык; нем. - немецкий язык; англ. - английский язык; 2) заключение признака в скобки означает менее распространенный вариант.

2. Адрессив. Адрессив используется при обращении ко второму лицу или при указании на третье лицо. Каждый из языков сравнения выражает адрессив с помощью парадигмы субстантивных номинаций, которые для этого используются.

Фактический материал исследования включает в себя данные английского, французского, итальянского, испанского, португальского, немецкого, польского, турецкого языков (всего 8). Ср., например, в английском языке: Mister/Missis/

Miss//Sir//Madam; во французском языке: monsieur// madame// mademoiselle; в итальянском языке: signore/ signora/ signorino /signorina; в испанском языке: señor/ señora/ señorito/ señorita; в

португальском языке: senhor/ senhora/ senhorita; в немецком языке: Herr//Frau/Freulein//Dame; в польском языке: pan/ pani/ pañstwo; в турецком языке: bey (bay)/ bayan // effendi/ beyefendi/ hanimefendi/ hanir£равнение форм и функционирования адрес-сива в разных языках позволяет сделать несколько наблюдений.

1. В западных языках сохраняется традиция использования стандартных форм. В русском языке, в отличие от западных языков, категория адрес-сива находится в стадии морфомахии, войны форм, за которой угадывается то смутно, то явно гражданская война. Усилиями либеральных реформаторов и модных журналистов парадигма господин/госпожа, дамы и господа стремится заменить антигендерную форму товарищ. Однако эта форма, почти вышедшая из употребления вследствие антагонизма с надстроечными ценностями буржуазного общества, все еще сохраняется в сознании народа вследствие узаконенного употребления в армии и милиции (полиции). Вероятно, частичное сохранение этой формы оправдывается характеризующей ее эгалитарной идеологией, которая подразумевает равенство говорящего и адресата, ведь именно социальное равенство позволяет сказать товарищ проводник, тогда как восстанавливаемая современ-

ным государством форма господин проводник запрещает это употребление [3].

2. В западных языках при обращении ко второму лицу говорящий может использовать адрессив как в сочетании с собственным именем лица (или характеризующим его социальным или профессиональным статусом), так и в виде самостоятельного апеллятива, то есть при отсутствии имени лица. Ср., например, в английском языке: What do you want, mister? - How do you do, Mr Smith? во французском языке: Qu’est ce que vous vouler, monsieur? - Bonjour, monsieur de Gaulle! В русском языке использование адрессива в самостоятельной функции и в сочетании с наименованием лица возможно только в антигендерной форме товарищ. Например: Послушайте, товарищ Петров! ^ Послушайте, товарищ! Ср. Послушайте, господин Петров!/ Послушайте, госпожа Петрова! ^ Послушайте, * господин!/ Послушайте, *госпожа! Вариант обращения с формой господин/госпожа без наименования лица обычно встречается только в переводах, хотя видимое препятствие для такого употребления отсутствует. Таким образом, в русском языке наблюдается нарушение регулярности членов парадигматического ряда. Соотношение форм обращения к одному лицу и множеству лиц также поддерживает общую парадигматику в западных языках и нарушает ее в русском языке. Ср., например, формы mesdames et monsieurs! (ср. madame! ^ monsieur!) во французском языке и дамы и господа! (но: *дама! *господин!) в русском языке (впрочем, подобное нарушение парадигмы в определенной мере характеризует и английский язык).

3. Внутренняя форма адрессива, как правило, характеризуется затемненностью, отсутствием ясно выраженной связи между этимологически исходной единицей и современной формой. Ср., например, в английском языке: mister (Mr) (этимология

master «хозяин»), missis (Mrs) (или missus) (этимология ^ mistress «хозяйка»), madam (этимология^ французское: ma dame «моя дама»); в немецком языке: Herr (этимология ^ древневерхненемецкое: her «благородный»), Frau (этимология:^ древневерхненемецкое: frouwa «женщина»); во французском языке: monsieur (этимология^

monseigneur высочество, светлость, преосвященст-

во); адрессивы других романских языков этимологически восходят к латинской форме senior «старейший». В русском языке затемненными являются устаревшие формы сударь/ сударыня (ср. государь/ государыня), в отличие от современных форм: господин/ госпожа/дама//товарищ.

4. Семантическая деривация в модели «производитель действия» ^ «производить действие» противоречит реальному акту деривации; поэтому демотивированное существительное ремотивирует-ся под влиянием глагольных дериватов. Ср., в русском языке: господин ^ господствовать; таким образом, значение адрессива («тот, кто господствует») выводится из значения глагола господствовать. Кроме того, переносное значение в семантической структуре адрессива способствует закреплению ассоциации с понятием господства, которое имплицирует социальное неравенство, возвышая именуемого над общим уровнем именуемых: «мужчина» ^ «господин». Подобная ассоциативная связь наблюдается только в русском и немецком языках. В этих языках адрессивная номинация наиболее агрессивна, и в обращениях сильнее всего проявляется исходная («господская») гонорифика.

5. Адрессив практически любого языка представляет собой полисемант, конституирующий целое ассоциативное поле. Ср., например, ассоциации между значениями существительных, обращенных к мужчине: 1) в английском языке: mister «обращение к мужчине» ^ «муж»; sir «обращение к мужчине» ^ «сэр» (титул); 2) во французском языке: monsieur «обращение к мужчине» ^ «хозяин» ^ «господин (барин)» ^ «муж» ^ «мужчина»; 3) в итальянском языке: signore «обращение к мужчине» ^ «хозяин» ^ «господин (барин)» ^ «бог» ^ «благородный человек» ^ «правитель»; 4) в испанском языке: señor «обращение к мужчине» ^ «хозяин» ^ «господин (барин)» ^ «сеньор» (титул) ^ «свЕкор (тесть)» ^ «бог»; 5) в португальском языке: senhor «обращение к мужчине» ^ «господин (барин)» ^ «хозяин» ^ «бог»; 6) в немецком языке: Herr «обращение к мужчине» (разг.; для выражения возмущения поведением собеседника) ^ «господин (барин)» ^ «хозяин» ^ «мужчина» ^ «бог», 7) в польском языке: pan «обращение к мужчине» ^ «господин (барин)» -^-«бог» ^ «мужчина»; 8) в турецком языке: efendi «обращение к мужчине» ^ «господин (барин)» ^ «муж»; bay «обращение к мужчине» ^ «богатый человек» ^ «мужчина».

6. Переносные значения апеллятивов могут совпадать в разных языках. Например, вежливое обращение к мужчине может ассоциироваться с понятием: 1) «господин (барин)» (французский, итальянский, испанский, португальский, немецкий, польский, турецкий, русский языки); 2) «хозяин» (французский, итальянский, испанский, португальский, немецкий языки); 3) «бог» (итальянский, испанский, португальский, немецкий, польский язы-

ки); 4) «мужчина» (французский, немецкий, польский, турецкий языки); 5) «муж» (английский, французский языки); 6) «аристократический титул» (английский, испанский языки). Таким образом, можно вывести 3 семантических вектора, указывающих на общие направления развития значений в языках: 1) «господин^-барин^-повелитель^-бог»; 2) «мужчина-^-муж»; 3) «аристократический титул ^ благородный человек». Главным из этих векторов является первый, наиболее репрезентативный в языках сравнения.

7. В семантической структуре наименований можно выделить пренебрежительно-шутливую коннотацию, связанную с переносным значением семантического вектора «господин^-барин^-повелитель^-бог». Ср., например: англ. mister (look here, mister know-all); франц. monsieur (faire le monsieur «важничать, зазнаваться»); нем. Herr (Herr Hasenfuß «трус», Herr Naseweis «выскочка», Herr Tunichtgut «бездельник. Отрицательная коннотация в русском языке, так же, как и в западных языках, связана с гонорифической формой (например господа русские патриоты), в отличие от эгалитарной формы товарищ.

8. В западных языках наблюдается процесс стирания ассоциации, которая связывает форму обращения к лицу с идеей господства, то есть возвышения именуемого лица над общей массой именуемых. Усиливается тенденция к эгалитаризации, то есть к доверительному тону, который способствует успеху коммуникации. Например, в разговоре с подчиненным начальник может называть его по первому имени (например Jack, Robert, Lucy и т.д. в английском языке). В русском языке обращение коммуникантов друг к другу по имени и отчеству (Сергей Петрович и т.д.) в целом также создает атмосферу большей степени доверительности именно; при этом степень доверительного тона варьируется за счет формы глагола (ср.: Сергей Петрович, скажите мне ^ Скажи мне, Сергей Петрович).

Таким образом, можно констатировать значительное расхождение между западноевропейскими языками, с одной стороны, и русским языком, с другой стороны. В каждом из западных языков существует стандартная парадигма адрессива, подкрепленная многовековой традицией, в то время как в русском языке такая парадигма фактически отсутствует (поэтому при обращении к лицу говорящий, как правило, обходится без адрессива, например: Извините, как пройти к Красной площади?). Если в западных языках адрессив характеризуется универсальностью, употребляясь и с именем собственным, и с наименованием лица по профессии, званию, роду занятия, и отдельно, то в современном русском языке навязываемый с помощью СМИ «господский адрессив» господин/госпожа/ имеет существенные ограничения. Во-первых, изолированное употребление этого адрессива в современном русском языке невозможно (*господин, как

мне пройти на Красную площадь?), хотя в XIX в. такое употребление допускалось: «Господин, господин, воротитесь! гривенничек хоть прикиньте» (Н. В. Гоголь. «Портрет»). Во-вторых, этот адрес-сив нельзя употреблять с наименованием профессии [4], поэтому нельзя сказать * господин невропатолог, или * господин военный, или господин полицейский, как предлагает «силовой министр» Рашид Нургалиев. Такая форма обращения звучит либо иронически, либо смешно [5] вследствие своей безграмотности. Возникает также ограничение, связанное с выражением гендера. Если бы действующий президент не заменил волевым решением название милиция на название полиция, сейчас не пришлось бы ломать голову над тем, как правильно сказать *госпожа полицейский или * госпожа полицейская (ср. адрессив товарищ лейтенант, употребляемый в отношении любого пола). Наконец, обращение дамы и господа также является безграмотным, потому что понятие «господа» включает как мужчин, так и женщин [4], и, чтобы это доказать, достаточно обратиться к формам обращения, принятым до 1917 года. Дело в том, что курьезный адрессив дамы и господа возник в результате неправильного перевода (более правильный перевод французского обращения mesdames et monsieurs: дамы и кавалеры) для общения советских дипломатов с иностранцами.

В устной речи употребление «господского ад-рессива» вызывает «эффект отчуждения». Поэтому, например, во время предвыборных кампаний расположенные к кандидату журналисты обращаются к нему по имени-отчеству, а не расположенные употребляют адрессив господин/госпожа. Следует заметить, что такое же отчуждение вызывало употребление обращения товарищ в советский период. Таким образом, как бы это не представлялось правительству, в современный русский язык взвращается не дореволюционный «господин», а переодетый в него «товарищ» [6, с. 120], потому что, перестав быть товарищами, люди - в массе - не стали господами.

ЛИТЕРАТУРА

1. Шафиков С. Г. Европейская вежливость в свете местоимений // Человеческий фактор в языке и культуре. Уфа, РИЦ БашГУ, 2011. С. 88-94.

2. Шафиков С. Г. Господин, госпожа и дама, или гоноратив в межъязыковом освещении // В многомерном пространстве языка (к юбилею проф. Л. М. Васильева). Уфа: РИЦ БашГУ, 2011. С. 113-116.

3. Семантика, речевой этикет, обращение. ИЯЬ:

Шр://шшш.к8и.т/і10/риЬ1ісайоп8/копі'/агис1е8_1_1.р1ір?ігі= 8&пит=9000000; http://magazine.hrm.rU/db/hrm/

D34A4CDA8B564CFFC325714F00591E6CVcategory.html.

4. Ушаков Д. Н. Большой толковый словарь современного русского языка (онлайн версия). ИКЬ: http://www.c1asses.ru/a11-russian/russian-dictionary-Ushakov-term-10881.htm.

5. Горелик А. С. Господин полицейский» звучит безграмотно. иЙЬ: http://kp.ru/on1ine/news/828403/

6. Кронгауз М. А. Семантика. М., 2001.

Поступила в редакцию 11.03.2012 г.