Научная статья на тему 'Успешность и эффективность применения метода биологической обратной связи по электроэнцефалограмме у детей с раноприобретенной миопией в зависимости от исходной биоэлектрической активности головного мозга и индивидуального восприятия времени'

Успешность и эффективность применения метода биологической обратной связи по электроэнцефалограмме у детей с раноприобретенной миопией в зависимости от исходной биоэлектрической активности головного мозга и индивидуального восприятия времени Текст научной статьи по специальности «Медицина и здравоохранение»

CC BY
66
19
Поделиться

Аннотация научной статьи по медицине и здравоохранению, автор научной работы — Мельникова С. Л., Муравьев В. Ю.

There are 62 patients were researched. Effectiveness of EEG biofeedback as revealed in junior schoolchildren suffering from myopia in depend on primary EEG rhythmic structure, and individual perception of time. Better dynamics in the form of improve of the parameters of α-rhythm index, individual perception of time and initial vegetative tone after EEG biofeedback therapy register in the group patients, who have α-rhythm index below 50% in primary EEG rhythmic structure.

Похожие темы научных работ по медицине и здравоохранению , автор научной работы — Мельникова С.Л., Муравьев В.Ю.,

Effectiveness of EEG Biofeedback as Revealed in Junior Schoolchildren Suffering from Myopia in Dependence on Primary EEG Rhythmic Structure, and Individual Perception of Time

There are 62 patients were researched. Effectiveness of EEG biofeedback as revealed in junior schoolchildren suffering from myopia in depend on primary EEG rhythmic structure, and individual perception of time. Better dynamics in the form of improve of the parameters of α-rhythm index, individual perception of time and initial vegetative tone after EEG biofeedback therapy register in the group patients, who have α-rhythm index below 50% in primary EEG rhythmic structure.

Текст научной работы на тему «Успешность и эффективность применения метода биологической обратной связи по электроэнцефалограмме у детей с раноприобретенной миопией в зависимости от исходной биоэлектрической активности головного мозга и индивидуального восприятия времени»

brain processes. The value can be calculate without operator and due to realize the experimental data processing in short time Key words: attractor, correlation’s dimension

УДК 617.753.2- 053.5: 615.851

УСПЕШНОСТЬ И ЭФФЕКТИВНОСТЬ ПРИМЕНЕНИЯ МЕТОДА БИОЛОГИЧЕСКОЙ ОБРАТНОЙ СВЯЗИ ПО ЭЛЕКТРОЭНЦЕФАЛОГРАММЕ У ДЕТЕЙ С РАНОПРИОБРЕТЕННОЙ МИОПИЕЙ В ЗАВИСИМОСТИ ОТ ИСХОДНОЙ БИОЭЛЕКТРИЧЕСКОЙ

АКТИВНОСТИ ГОЛОВНОГО МОЗГА И ИНДИВИДУАЛЬНОГО ВОСПРИЯТИЯ ВРЕМЕНИ

С.Л. МЕЛЬНИКОВА*, В.Ю. МУРАВЬЕВ**

Современное состояние здоровья детей вызывает серьезную озабоченность. Существенные изменения регистрируются в психоэмоциональной и соматической сфере ребенка. В условиях интенсификации учебного процесса и увеличения информационных воздействий, особенно через зрительный анализатор, у детей младшего школьного возраста адаптационные механизмы работают с высокой степенью напряжения. Это отражается на состоянии органа зрения, что приводит к ослаблению аккомодационной функции и развитию близорукости [1], и на общем состоянии ребенка, в результате чего снижаются его адаптационные возможности. Изменения в функциональном состоянии центральной нервной системы и ее вегетативного отдела происходят в сенситивный период начального обучения ребенка в школе [2], т.е. в возрасте 7-9 лет. Исследованиями [3] показана роль вегетативной нервной системы (ВНС) в развитии отдельных форм миопии у детей дошкольного и школьного возрастов. Эффективными способами коррекции состояния ВНС являются методы биологической обратной связи (БОС), разработанные в 70-х годах прошлого века. Они являются одним из возможных путей коррекции дизадаптационных расстройств. К этим методам следует отнести ЭЭГ-БОС-коррекцию зрения (метод БОС по электроэнцефалограмме) с выделением параметров а-, р-, и 0-ритмов, выбранных для управления. Метод позволяет на основе объективной регистрации показателей ЭЭГ не только оценивать функциональное состояние ЦНС но и целенаправленно проводить его коррекцию с помощью возможностей самого пациента. [4]. Однако в литературе нет информации об изменениях тонуса и реактивности ВНС у детей под влиянием ЭЭГ-БОС-коррекции зрения, что, вероятно, связано со сложностью наблюдений за данной категорией пациентов и ограниченностью использования у них инвазивных и трудоемких методов исследования. Однако существуют способы, позволяющие характеризовать одновременно состояние ВНС и сердечно-сосудистой системы (ССС), к ним можно отнести кардиоинтервалографию (КИГ)[4], которая характеризует состояние активности симпатического, парасимпатического отделов, а также уровень гуморальной регуляции. Работами [8] показано, что общее состояние организма и его адаптационные возможности можно также оценивать с помощью исследования особенностей восприятия времени. Молодые люди разного типа вегетативного реагирования по-разному оценивают течение времени. При этом в литературе отсутствуют сведения об изменении общего состояния детей при ЭЭГ-БОС-коррекции зрения.

Существует множество работ, посвященных оценке успешности и эффективности применения ЭЭГ-БОС-коррекции, которые интерпретируются по разным показателям [10]. Оценка успешности -способ определения сдвига регулируемого параметра в заданном направлении. Если целью сеансов БОС ставится увеличение а-активности мозга, то этот параметр будет являться показателем успешности. Успешное применение ЭЭГ-БОС-терапии в ходе коррекции зрительных нарушений определяется по состоянию а-активности каудальных областей головного мозга [12]. Зрительный анализатор является наиболее функционально реактивной сенсорной системой. В связи с этим состояние р-ритма в биоэлектрической

Читинская государственная медицинская академия, Чита, Россия Е-ща\\:Кзапа @гато\ег.ги; капа. паго& ги

Центр восстановительного лечения для детей, Чита, Россия

активности (БЭА) головного мозга возможно использовать не только как показатель переработки и интеграции зрительной афферентации, но и в качестве индикатора наиболее оптимального состояния корково-подкорковых взаимоотношений [6], в результате чего нормализуется работа регуляторных систем. При оптимизации работы центральных механизмов происходит улучшение работы периферических органов, что выражается различными эффектами со стороны ССС, ВНС и других систем. В отличие от успешности, эффективность применения ЭЭГ-БОС-терапии определяется сдвигами параметров, отражающих состояние неспецифических адаптационных механизмов. Изменения в функциональном состоянии (ФС) организма под влиянием лечебных факторов, можно оценить по характеру регуляции сердечного ритма в покое и при применении клиноортостатической пробы (КОП). Метод КИГ в этом случае позволяет регистрировать не только изменения показателей сердечного ритма, но и состояние, и реактивность ВНС [3]. Для оценки степени активации центральных регуляторных механизмов ВНС используются показатели исходного вегетативного тонуса (ИВТ) и вегетативной реактивности (ВР).

Цель исследования - оценка успешности и эффективности применения метода ЭЭГ-БОС-коррекции в зависимости от исходной фоновой БЭА головного мозга и особенностей индивидуального восприятия времени.

Материалы и методы. Исследования выполнены с участием 62 детей в возрасте 7-9 (М=8,7) лет с миопией слабой степени (М=3,05). Всем пациентам было проведено полное офтальмологическое обследование, включающее визометрию по оптотипам Снеллена с использованием диагностического пакета программ «Нейрокор3.1.В», рефрактометрию в состоянии циклоплегии, определение состояния аккомодационной функции органа зрения - запаса относительной аккомодации (ЗОА), офтальмоскопию, а также регистрацию фоновой биоэлектрической активности. Во время лечебного ЭЭГ-БОС-сеанса с использованием пакета программ «Нейрокор 3.1.В» (кабинет БОС-коррекции зрения) проводилась регистрация фоновой биоэлектрической активности затылочных областей головного мозга в зоне проекции корковых зрительных центров. Для прецизионного управления а-активностью из суммарной ЭЭГ выделялся диапазон частот с дальнейшим интегральным преобразованием амплитуды а-активности, которая используется для генерации сигналов внешней обратной связи. Для формирования состояния релаксации в ходе сеансов поощрялось повышение а-активности. Полный курс адаптивного биоуправления составлял 15 сеансов, длительность каждого - до 30 мин. Оценка состояния ИВТ и ВР проводилась по данным КИГ с применением КОП. Запись ЭКГ проводилась в II ст. отведении. Регистрировалось >100 кардиоинтервалов (Я-Я) в положении лежа и >100 - сразу после перехода в положение ортостаза. По показателям моды (Мо), ее амплитуды (АМо), вариационного размаха (АХ) рассчитывали индекс напряжения в положении лежа (ИН1), в ортостазе (ИН2) и их соотношение (ИН1/ ИН2), которые применялись как критерии ИВТ и ВР. Исследование длительности ИМ велось по методу Н. И. Моисеевой (1981)[7] в модификации С.Л. Мельниковой (1999). Исследование параметров ЗОА, индекс а-, р- и 0-ритмов, ИВТ, ВР, ИМ проводилось в фоновых условиях до и после курса лечения.

Результаты. Анализ составляющих фоновой БЭА головного мозга позволил распределить всех пациентов по двум группам. В 1-ю группу вошли дети с устойчивым характером нейродина-мических процессов, что подтверждалось хорошо выраженным веретенообразным а-ритмом и высоким его индексом (55-80%). Во 2-й группе детей фоновая ЭЭГ имела неустойчивость нейро-динамических процессов, что выражалось низкими параметрами индекса р-ритма (<42%) и высокими показателями индекса 0-ритма (>43%). Межгрупповые различия имели показатели БЭА

Таблица 1

Средние значения анализируемых параметров до ЭЭГ-БОС-терапии

ЗОА ИМ ИВТ ВР Инд а-ритма Инд Р-ритма Инд 0-ритма

1 группа 1,72±0,1 57±1,4 79±8,5 2,1±0,5 61±1,9 17±1,5 22±1,6

2 группа 1,53±0,1 64±3,4 126±18* 1,4±0,2 42±2,0** 15±1,4 43±3,1**

Межгрупповые различия *(p<0,05), ** (p<0,01)

головного мозга. Исходный вегетативный тонус был ниже в 1-й группе детей, при этом их ВР была выше.

У детей 1-й группы ИВТ характеризуется нормотонией с гиперсимпатикотоническим типом ВР в ответ на КОП. Дети 2-й группы отличаются симпатикотонией (ИВТ) с нормотоническим типом ВР. Динамика показателей успешности и эффективности ЭЭГ-БОС-терапии в каждой группе (табл.2).

Таблица 2

Средние значения параметров в ходе ЭЭГ-БОС-терапии

1 группа ( 36 чел) 2 группа ( 26 чел)

До лечения После лечения До лечения После лечения

ЗОА 1,72±0,1 4,3±0,1** 1,53±0,1 4,3±0,9**

ИМ 57±1,2 60±1,6 64±3,4 56,4±1,8

ИВТ 79±8,5 55±5,3** 126±18 53±6,5**

ВР 2,1±0,5 2,3±0,2 1,4±0,2 1,8±0,2

Инд. a 61 ±1,9 64±1,3 42±2,0 61 ±2,3**

Инд. ß 17±1,5 14±0,9 15±1,4 14±1,8

Инд. 0 22±1,6 21 ±1,5 43±3,1 24±2,0**

*(p<G,G5), ** (p<G,G1)

В начале лечения

В конце лечения

Вероятность переходов

высокая

средняя

низкая

Рис.1. Динамика перестроек в БЭА под влиянием ЭЭГ-БОС-терапии в 1-й (А) и во2-й группе (Б)

Полученные данные свидетельствуют о том, что эффективность ЭЭГ-БОС-терапии в каждой группе выражается в улучшении показателей аккомодационной функции (ЗОА) до значений возрастной нормы и в достоверном изменении состояния и реактивности ВНС (ИВТ и ВР) до варианта нормотонии. При выявленных достоверных показателях эффективности успешность ЭЭГ-БОС-терапии характеризуется достоверным ростом индекса а-ритма и снижением 0-ритма только у детей 2-й группы. Дать более точную оценку успешности ЭЭГ-БОС-коррекции возможно по матрицам вероятностных переходов ритмов ЭЭГ [10].

Таблица 3

Динамические показатели ЭЭГ-БОС-терапии (Д — разница между значениями параметра в конце и начале лечения)

Группы 1-я 2-я

АЗОА 2,6±0,06 2,8±0,1

АИМ 3,2±2,3 -7,6±3,7*

АИВТ -24±10 -73±18*

АВР 0,2±0,4 0,4±0,5

АИнд.a 2,5±1,9 19±3,0**

АИнд.ß -2,9±1,5 0,05±1,4

АИнд.0 0,5±1,2 -18±3,1**

Межгрупповые различия *- р<0,05, **- р<0,01

В группе детей с устойчивым нейродинамическим типом исходное состояние БЭА определяется хорошо выраженной составляющей а-ритма в начале лечения и сформированным ядром а-ритма в конце лечения (рис. 1). У детей 2-й группы состояние паттерна ЭЭГ отличается неустойчи-

востью внутрисистемных связей в начале лечения и нормализацией паттерна ЭЭГ к окончанию курса лечения. Полученные результаты говорят о том, что, кроме изменений в ритмической структуре ЭЭГ в виде усиления а-ритма у детей в ходе ЭЭГ-БОС-коррекции зрения происходит нормализация состояния и реактивности ВНС. В группе детей с неустойчивым характером нейродинамических процессов выявлен достоверный рост величины индекса а-ритма, и можно предположить потенциально лучшие динамические показатели успешности и эффективности в результате ЭЭГ-БОС терапии в этой группе в сравнении с 1-й, что и было обнаружено в результате анализа полученных результатов (табл. 3).

Анализ представленных изменений демонстрирует, что динамические показатели успешности и эффективности также имеют межгрупповые различия. У пациентов 2-й группы параметры А Индекса а-ритма, А Индекса 0-ритма , А ИВТ, А ИМ, отличаются большим диапазоном изменений под влиянием терапии в сравнении с детьми 1-й группы, что выявляет лучшую успешность и эффективность ЭЭГ-БОС-терапии у детей с исходной неустойчивостью нейродинамических процессов. Достоверные межгрупповые различия показателей А ИМ, А ИВТ позволяют предположить зависимость субъективной внутренней оценки времени и состояния ВНС от изменения а-составляющей БЭА головного мозга в ходе ЭЭГ-БОС-воздействия у детей с миопией. Для выявления связей параметров а-ритма с субъективной оценкой времени и состояния ВНС при ЭЭГ-БОС-терапии проведен однофакторный дисперсионный анализ. В качестве контролируемого фактора применялся индекс а-ритма при ЭЭГ-БОС-воздействии, а в качестве переменных - параметры ИВТ и ИМ.

Таблица 4

Значение критерия Фишера (^) для индекса а-ритма при ЭЭГ-БОС-терапии

1 группа 2 группа

До лечения После лечения До лечения После лечения

F pF F pF F pF F pF

ИМ 11,9 0,0001 169,7 0,0001 4,36 0,003 29,7 0,0001

ИВТ 2,27 0,037 6,69 0,0001 2,26 0,06 3,4 0,01

Данные табл. 4 показывают, что в 1-й группе величина параметра ИМ испытывает значимое (р^=0,0001) влияние со стороны р-ритма до и после ЭЭГ-БОС-терапии. Однако связь индекса р-ритма с ИВТ в данной группе детей до лечения менее существенна (pF=0,037), с большей достоверностью и значимостью зарегистрирована после курса ЭЭГ-БОС-терапии. Во 2-й группе пациентов состояние а-активности до ЭЭГ-БОС терапии оказывает значимое влияние на параметр ИМ (pF=0,003), параметр ИВТ со стороны индекса а-ритма значимого влияния не испытывает (pF=0,06). После курса ЭЭГ-БОС-терапии влияние со стороны организованного фактора на параметр ИВТ определяется как значимое и достоверное (pF=0,01), при этом увеличивается и факторный отклик с большей значимостью и достоверностью у параметра ИМ (pF=0,0001). Дисперсионный факторный анализ позволяет считать регистрируемые параметры достаточно информативными и выявляет необходимость изучения динамики параметров ИМ, ИВТ в качестве показателей эффективности

Таблица 5

Средние значения параметров в ходе ЭЭГ-БОС- терапии в 1-й группе в зависимости от исходной субъективной оценки времени

Адекватно оценивающие (n=10) Субъективно ускоряющие (n=10) Субъективно замедляющие (n=16)

До После До После До После

лечения лечения лечения лечения лечения лечения

ЗОА 1,8±0,1 4,5±0,2** 1,2±0,1 3,8±0,1 ** 2,0±0,2 4,6±0,1**

ИМ 60±0,6 56,6±2,6 69,8±1,2 61±0,8** 51,8±1 63±1,7**

ИВТ 86,2±7,0 52±6,6** 140,7±4,6 49,7±5,0** 52,5±2,4 55,6±5,7

ВР 1,6±0,4 2,1±0,3 1,2±0,2 2,5±0,2** 2,7±0,5 2,5±0,3

Инд. a 59± 1,1 66,4±0,1 ** 58,2±1,4 61, 8± 1, 9 65,4±2,6 64,3±0,84

Инд^ 21±1,9 12,4±0,8** 17,5±1,2 13,6±1,5* 14,6±1,7 16,2±0,7

Инд. 0 19,8±2 21, 3± 1, 8 24,3±2 25±2,6 19,9±1,7 19,5±0,9

*(p<G,G5), ** (p<G,G1)

ЭЭГ-БОС-терапии. Учитывая наибольшее влияние величины индекса a-ритма в ходе ЭЭГ-БОС-терапии на параметр ИМ (pF=0,0001), можно предложить использование этого показателя для более точной оценки эффективности и успешности ЭЭГ-БОС-терапии. Опираясь на критерий длительности ИМ, дети были разделены на подгруппы; изначально адекватно оценивающих время (56-65с), ускоряющих (>65 индивидуальных с за мин. физического времени), замедляющих время (<56 с) (табл. 5, 6).

Таблица 6

Динамические показатели параметров в результате ЭЭГ-БОС-терапии в зависимости от исходной субъективной оценки времени в 1-й группе

Подгруппы Адекватно Субъективно Субъективно

оценивающие ускоряющие замедляющие

АЗОА 2,7±0,13 2,6±0,06 2,5±0,17

АИМ -3,6±2,9*** -9,0±1,2** 11 1±1 9** ***

АИВТ -34 2±8 5* *** -91,1 ±5,0**,* 3 1 ±0 б** ***

АВР 0,5±0,05 1,4±0,3 2,6±0,06

АИнд-a 6,9±1,6*** 3,8±1,2 -1,1 ±0,24***

АИнд-ß -8,4±1,9 -4,4±0,9 1,5±0,53

АИнд.0 1,5±0,7 0,8±0,1 -0,4±0,1

Различия между подгруппами : (р<0,05) А-У*,У-З**,А-З***

Анализ данных, представленных в табл. 5-6, демонстрирует, что лучшая успешность ЭЭГ-БОС-терапии в 1-й группе детей выражается в наибольшем динамическом диапазоне индекса а-ритма в подгруппе изначально адекватно оценивающих время. В подгруппе детей, исходно ускоряющих и замедляющих время, существенной динамики индекса а-ритма не отмечено, что может объясняться большей устойчивостью их нейродинамических процессов (рис. 2). Эффективность ЭЭГ-БОС-терапии выражается достоверным увеличением параметра ЗОА до показателя возрастной нормы с равной динамикой в каждой подгруппе. Изменение величины параметра ИМ до значения адекватной оценки времени зарегистрировано в каждой подгруппе детей при наибольшем динамическом диапазоне в подгруппах, исходно ускоряющих и замедляющих время (рис. 3). Обращает на себя внимание исходное состояние и реактивность ВНС при функциональной пробе. В подгруппе детей, адекватно оценивающих время, вариант ИВТ и ВР до лечения характеризовался нормото-нией. Подгруппа детей, исходно ускоряющих время, отличалась симпатикотоническим вариантом ИВТ и нормотонической ВР.

Адекв

Ускор

Замедл

Рис. 2. Динамический диапазон изменения параметров a- и 0-ритмов в 1-й группе

15 -,

1G 5 0 --5 -1G -15

Адекв Ускор Замедл ЗДИМЛгр. Полиномиальный (АИМ.1гр.)

Рис. 3. Динамический диапазон изменения параметров ИМ в 1-й группе

В подгруппе детей, исходно замедляющих оценку времени, в ИВТ отмечалась нормотония, а ВР характеризовалась гипер-симпатикотонией. Под влиянием курса ЭЭГ-БОС-терапии зарегистрировано уменьшение параметра ИВТ с наибольшим динамическим диапазоном в подгруппе детей, исходно ускоряющих и адекватно оценивающих время (рис. 4). В подгруппе детей,

исходно замедляющих время, нет достоверной динамики этого параметра. При этом после курса ЭЭГ-БОС-терапии в каждой подгруппе было сочетание нормального ИВТ и ВР.

20

0

-20

1 -40

-60

-В0

-100

Адекв Ускор Замедл

І ДИВТ.Ігр. Полиномиальный (ДИВТ.Ігр

Рис. 4. Динамический диапазон изменения параметров ИВТ в 1-й группе

Таблица 7

Средние значения параметров в ходе ЭЭГ-БОС терапии во 2-й группе в зависимости от исходной субъективной внутренней оценки времени

Адекватно оценивающие (n= 6) Субъективно ускоряющие (n=1G) Субъективно замедляющие (n=1G )

До После До После До После

лечения лечения лечения лечения лечения лечения

ЗОА 1,7±0,2 4,5±0,2** 1,4±0,2 3,9±0,2** 1,6±0,2 4,6±0,1**

ИМ 61±1,5 51±2,4** 77± 1,8 58±1,5** 44,8±2,1 64±1,2**

ИВТ 94±1,4 36±2,6** 175±17 60±6,6** 55±5,6 78±5,2**

ВР 1,2±0,4 2,2±0,3 1,2±0,1 1,5±0,1** 3,6±0,8 1,8±0,2**

Инд. a 39±1,2 55±1,2** 42±3,3 61±2,5** 45±1,3 66±4,2**

Инд.р 18,7±0,5 23±1,8 14± 1,5 14,8±2,3 16±2,0 12± 1,7

Инд.0 42±1,7 22±3,1** 45±4,6 28±1,5** 39,1±3,1 22±2,7**

*(p<G,G5), ** (p<G,G1)

Таблица 8

Динамические показатели параметров в результате ЭЭГ -БОС-терапии в зависимости от исходной субъективной оценки времени во 2-й группе

Подгруппы Адекватно оценивающие Субъективно ускоряющие Субъективно замедляющие

АЗОА 2,8±0,2 2,5±0,2 3,0±0,2

АИМ -9 з±2 9*** -19,0±2,8** 18±3 5** ***

АИВТ -58±1,4*** -115±21 ** 22±7 4** ***

АВР 0,9±0,4 0,35±0,1 ** -1,8±0,8**

АИнд. a 15,4±1,4 20±2,8 21 ±4,8

АИнд^ 4,8±1,5 1,1±0,6 -3,6±0,6

АИнд.0 -20±2,9 -17±5,6 -17±4,3

Различия между подгруппами: (р<0,05) А-У*,У-З**,А-З***

Оценка данных табл. 7-8 говорит о том, что успешность ЭЭГ-БОС-терапии у детей 2-й группы выражается в достоверном росте индекса а-ритма и снижении 0-ритмов с равным динамическим диапазоном в каждой подгруппе (рис. 5). Эффективность ЭЭГ-БОС-терапии в этой группе характеризуется ростом параметра ЗОА до показателя возрастной нормы с равной динамикой в каждой подгруппе. Достоверное изменение величины ИМ до значения адекватной оценки времени с наибольшим динамическим диапазоном зарегистрировано у детей, исходно ускоряющих и замедляющих время (рис. 6). Но в подгруппе детей, исходно адекватно оценивающих время, изменение величины параметра ИМ изменяется до значения замедления оценки времени (<56 с).

Обращает на себя внимание анализ эффективности по состоянию и реактивности ВНС в подгруппах. До лечения вариант ИВТ в подгруппе детей, исходно адекватно оценивающих время, характеризовался симпатикотонией с ВР по нормотоническому типу. Подгруппа детей, исходно ускоряющих время, отличалась гиперсимпатикотоническим вариантом ИВТ и нормотонической ВР. В подгруппе детей, исходно замедляющих оценку времени, в ИВТ отмечалась нормотония, а ВР характеризовалась гиперсим-патикотонией. После курса ЭЭГ-БОС-терапии нормализация ИВТ и ВР шла в каждой подгруппе. При этом в подгруппе детей, исходно ускоряющих и адекватно оценивающих время, уменьшение параметра ИВТ имеет наибольший динамический диапазон, но достоверный его рост с динамикой в пределах нормото-нии идет в подгруппе детей, замедляющих время (рис.7).

8

Г

Адекв Ускор Замдл

Рис. 5. Динамический диапазон изменения a- и 0-ритмов во 2-й группе 25

-1 5 -25 -

3 ДИМ.2гр.

Ускор Замедл “Полиномиальный (ДИМ.2гр.)

Адекв

Ускор

т

Замедл

Таблица 9

Межгрупповые различия динамических показателей параметров после ЭЭГ-БОС-терапии в зависимости от исходной субъективной оценки времени

Адекватно оценивающие время Субъективно ускоряющие течение времени Субъективно замедляющие течение времени

1 группа 2 группа 1 группа 2 группа 1 группа 2 группа

ДЗОА 2,7±0,13 2,8±0,2 2,6±0,06 2,5±0,2 2,5±0,17 3,0±0,2

ДИМ -3,6±2,9 -9,3±2,9 -9,0±1,2 -9,0±2,8** 11,1±1,9 18±3,5*

ДИВТ -34,2±8,5 -58±1,4* -91,1 ±5,0 -115±21 3,1±0,6 22±7,4*

ДВР 0,5±0,05 0,9±0,4 1,4±0,3 0,35±0,1* 2,6±0,06 -1,8±0,8

ДИнд^ 6,9±1,6 15,4±1,4** 3,8±1,2 20±2,8** -1,1±0,24 21±4,8**

ДИнд.р -8,4±1,9 4,8± 1,8 -4,4±0,9 1,1 ±0,6 1,5±0,53 -3,6±0,6

ДИнд.0 1,5±0,7 -20±2,9* 0,8±0,1 -17±5,6* -0,4±0,81 -17±4,3*

Рис. 6. Динамический диапазон изменения параметров ИМ во 2-й группе

** ***

20 G -2 G

I I АИВТ.2гр. Полиномиальный (АИВТ.2

Рис. 7. Динамический диапазон изменения параметров ИВТ во2-й группе

Полную оценку ЭЭГ-БОС-воздействия в подгруппах детей с миопией в зависимости от исходной субъективной оценки времени и состояния БЭА головного мозга можно дать по характеру межгрупповых различий изучаемых параметров (табл. 9).

Анализ межгрупповых различий динамических параметров индекса а- и 0-ритмов показывает наибольший диапазон изменений в БЭА головного мозга у детей 2-й группы, что подтверждает лучшие показатели успешности ЭЭГ-БОС-терапии при неустойчивом характере нейродинамических процессов (рис. 8). Об эффективности ЭЭГ-БОС-терапии в подгруппах можно судить по состоянию динамического диапазона параметра ИВТ. У детей, исходно ускоряющих оценку времени, выявлен наибольший динамический диапазон нормализации этого параметра с одинаковым уровнем значимости в изучаемых группах.

25 -|

201510* 5-

о

ш 0 -

5 -5 -10-15-20-25-

Рис. 8. Межгрупповые различия динамических параметров a- и 0-ритмов под влиянием курса ЭЭГ-БОС-терапии

В подгруппе детей, исходно субъективно замедляющих время, динамический диапазон параметра ИМ под влиянием курса ЭЭГ-БОС-терапии имеет тенденцию к увеличению до значения адекватной оценки времени (рис. 9). Наряду с изменением данного параметра отмечается характерная тенденция к росту значения параметра ИВТ с динамическим диапазоном в пределах нормотонии (рис. 1G). При этом наиболее выраженный динамический диапазон изменения параметра ИВТ и ИМ выяв-

Межгрупповые различия *(р<0,05), ** (р<0,01)

лен во 2-й группе. Уменьшение величины ИМ в подгруппах ускоряющих и адекватно оценивающих время также сопровождается уменьшением ИВТ с динамическим диапазоном до нормото-нии. Наибольший динамический диапазон изменений параметров зарегистрирован во 2-й группе детей.

Адекв

Ускор Замедл.

1=1 ДИМ.1гр.

I |ДИМ.2гр..

^^"Полиномиальный (ДИМНгр.)

^^“Полиномиальный (ДИМ2гр..)

Рис. 9. Межгрупповые различия динамических параметра ИМ под влиянием курса ЭЭГ-БОС-терапии

і і дивт 1 гр ^^ДИВТ.2гр.

Пол ином иал ьный (ДИ ВТ.1 гр.) Пол ином и

Рис. 10. Межгрупповые различия динамических параметра ИВТ под влиянием курса ЭЭГ-БОС-терапии

Выявленная тенденция изменения параметров ИВТ и ИМ дает основание полагать, что эффективность курса ЭЭГ-БОС-терапии, определяемая по состоянию ВНС у детей с раноприобретенной миопией, зависит от субъективной внутренней оценки времени. При этом обращает на себя внимание зависимость величины динамического диапазона ИВТ и ИМ в анализируемых подгруппах от исходного состояния БЭА головного мозга, что находит отражение в наибольшем динамическом диапазоне изменений данных параметров у детей 2-й группы.

Выводы. Успешность и эффективность ЭЭГ-БОС-коррекции у детей с раноприобретенной миопией зависит от исходного значения ритмических показателей ЭЭГ. При значениях индекса a-ритма <50% в фоновой ЭЭГ отмечается больший динамический диапазон его повышения под влиянием курса ЭЭГ-БОС-терапии, что определяет лучшую успешность и эффективность данного вида лечения у детей с раноприобретенной миопией. ЭЭГ-БОС-еансы при раноприобретенной миопии способствуют более адекватной оценке ИМ. Субъективная оценка длительности ИМ может служить критерием эффективности воздействия ЭЭГ-БОС-терапии, особенно в случае изначального субъективного ускорения времени. В подгруппах детей, исходно ускоряющих оценку времени, параметр ИВТ является наиболее информативным показателем эффективности ЭЭГ-БОС-терапии.

Литература

1. Аветисов Э.С. Близорукость.- М., 1999.- 288 с.

2. Баранов А.А., Кучма В.Р.Здоровые дети России в XXI веке.- М.,2000.- С 144-156.

3. Виденина И. В. // Офтальмол. ж.- 1992, № 5-6.- С. 262.

4. Баевский Р.М., Берсенева А.П. Оценка адаптационных возможностей и риск развития заболеваний.- М.,1997.- 225 с.

5. Горев А.,Семенова О.// Физиол. чел.- 2003.- № 4.- С.54.

6. Королева Н. и др. // Физиол. человека.- 2002.- №6.- С.57.

7. Моисеева Н.И., Сысуев В.М. Временная среда и биологические ритмы.- Л.: Наука, 1981.-127 с.

8. Мельникова С.,Мельников В. // ВНМТ.- 2002.- №2.- С.20.

9. Розенблюм Ю.З. // Вест. офтальмол.- 2004.- №1.- С.52.

10. Святогор И. и др.И Биол. обр. связь.- 2000.- №1.- С.8.

11. Сороко С.И. и др. Основные типы механизмов саморегуляции мозга.- Л.: Наука, 1990.- 205 с.

12. Туманян С.А. Соотношение во времени биоэлектрической активности затылочных областей мозга у детей с дисбино-кулярной амблиопией: Автореф. дис... к.м.н.- Л.,1981.- 20 с.

EFFECTIVENESS OF EEG BIOFEEDBACK AS REVEALED IN JUNIOR SCHOOLCHILDREN SUFFERING FROM MYOPIA IN DEPENDENCE ON PRIMARY EEG RHYTHMIC STRUCTURE, AND INDIVIDUAL PERCEPTION OF TIME

S. L .MEL’NIKOVA, V.Y. MURAVYOV Summary

There are 62 patients were researched. Effectiveness of EEG biofeedback as revealed in junior schoolchildren suffering from myopia in depend on primary EEG rhythmic structure, and individual perception of time. Better dynamics in the form of improve of the parameters of a-rhythm index, individual perception of time and initial vegetative tone after EEG biofeedback therapy register in the group patients, who have a-rhythm index below 50% in primary EEG rhythmic structure.

Key words: prognosis effect of adaptive EEG biofeedback

УДК 615.017

ВЛИЯНИЕ ОСТРОГО ОТРАВЛЕНИЯ МЕТАНОЛОМ НА ПЕРЕКИСНОЕ ОКИСЛЕНИЕ ЛИПИДОВ И КОНЦЕНТРАЦИЮ В КРОВИ

КОРТИКОСТЕРОНА

П.Ф. ЗАБРОДСКИЙ, В.Ф. КИРИЧУК, В.В. СЕРОВ*

Введение. Метанол (метиловый спирт, карбинол, древесный спирт) применяется в качестве топлива для двигателей, в лабораторной практике, как растворитель в производстве лаков, органических красок и т.п., для денатурирования этилового спирта, входит в состав ряда антифризов. Отравления часто связаны с использованием его ошибочно вместо этилового спирта с целью опьянения (при этом возможны групповые и даже массовые интоксикации). Острые отравления метанолом характеризуются тяжестью и высокой смертностью, одной из причин которой могут являться иммунодефицитные состояния [4, 5, 7], сопровождающиеся инфекционными осложнениями и др. патологическими процессами, на течение которых воздействие могут оказывать перекисное окисление липидов (ПОЛ) и высокая концентрация кортикостероидов вследствие стресс-реакции. Влияние на ПОЛ и концентрацию кортикостерона (КС) в крови острого отравления метанолом практически не исследовано [6]. Изучение этой проблемы, связанной с исследованиями пост-стрессорных изменений в организме химической этиологии [9], имеет значение для обоснования способов профилактики и лечения инфекционных осложнений и заболеваний.

Цель исследования — определение влияния острой интоксикации метанолом на ПОЛ и концентрацию КС в крови.

Материал и методы исследования. Опыты проводили на беспородных крысах-самцах массой 180-240 г. Метанол вводили per os в дозе 0,7 ЛД50. (ЛД50 метанола составляла 9,1+0,7 г/кг). Показатели ПОЛ и связанные с ними параметры антиоксидант-ной системы (АОС) крыс оценивали по активности каталазы и

пероксидазы, содержанию малонового диальдегида (МДА) в крови спектрофотометрически [2] через 3 сут. после введения спирта. Уровень КС определяли через 2, 6 и 12 ч после отравления метанолом флюорометрическим методом [8]. Данные обрабатывали с использованием ^критерия достоверности Стьюдента.

Результаты. Действие острого отравления метанолом вызывало инициацию ПОЛ (табл. 1). Это характеризовалось уменьшением под влиянием яда активности каталазы и пероксидазы, характеризующей АОС, соответственно в 1,60 и 1,56 раза (р<0,05). МДА при остром отравлении метанолом повышался в 1,36 раза (р<0,05). Изменения показателей ПОЛ в крови отражают процесс свободно-радикального окисления липидов, как всех клеток организма, так и органов системы иммунитета и, в частности, лимфоцитов [6]. Активация ПОЛ под влиянием метанола может являться одним из механизмов, приводящим к формированию постинтоксикационного иммунодефицитного состояния.

Таблица 1

Влияние острой интоксикации метанолом (0,7 ЛД50) на показатели ПОЛ у крыс через 3 сут (М+т, п = 9-13)

Серии опытов Каталаза, ммоль/мин/л Пероксидаза, мкмоль/мин/л МДА, нмоль/мл

Контроль 243,1+27,5 30,6+3,8 8,13+0,34

Метанол 152,1+ 24,1* 19,0+ 2,2* 10,56+0,48*

Примечание: различие с контролем достоверно - p<0,05

Повреждающий эффект ПОЛ в отношении иммунокомпе-тентных клеток (ИКК) при действии метанола [5] может быть обусловлен тем, что продукты распада гидроперекисей фосфолипидов взаимодействуют со свободными аминогруппами мембранных белков иммуноцитов, образуя межмолекулярные сшивки и инактивируя эти белки. Активация ПОЛ вызывает окисление сульфгидрильных групп ИКК до сульфонов. Это ведет к инактивации мембранно-связанных ферментов и увеличению проницаемости мембран ИКК [1, 3, 6]. При определении концентрации КС в плазме крови крыс при остром отравлении метанолом установлено (табл. 2) увеличение его концентрации через 2 и 6 ч. Максимальное увеличение концентрации КС отмечалось через 2 ч.

Таблица 2

Концентрация КС в плазме крови крыс при остром отравлении метанолом, нг/мл (М+т, п = 8-11)

Серии опытов Время исследования после введения, ч

2 6 12

Контроль 35,1+5,1 40,2+6,1 38,8+5,9

Метанол 205,3+17,5* 82,0+8,0* 40,0+5,2

Примечание: различие с контролем достоверно - p<0,05

Через 12 ч концентрации КС при действии метанола почти не отличалась от контроля. Инициация ПОЛ метанолом реализуется после инициации ПОЛ метаболитами токсиканта формальдегидом и формиатом (и неметаболизированной молекулы спирта) в сочетании с высокой концентрацией кортикостероидов, обусловленной эффектом стресс-реакции на действие токсиканта.

Вывод. Острое действие метанола ведет к инициации ПОЛ и росту секреции (синтеза) КС корой надпочечников вследствие активации гипоталамо-гипофизарно-адреналовой системы.

Литература

1. Арчаков А.И. Оксигенация биологических мембран.- М.: Медицина, 1993.- 334 с.

2. Валеева И.Х. и др. / Эксперим. и клин. фармакол.- 2002.-Т.65, № 2.-С. 40-43.

3. Геннис Р. Биомембраны. Молекулярная структура и функции / Пер. с англ.- М.: Мир, 1997.- 624 с.

4. Забродский П. Ф. Иммунотропные свойства ядов и лекарственных средств.- Изд. Саратовского мед. ун-та, 1998.-214 с.

5. Забродский П. Ф.// Токсикол. Вест..- 1999.- №2.- С.8-11.

6. Забродский П.Ф. // Общая токсикология/ Под ред. Б.А. Курляндского, В. А. Филова.- М.: Медицина, 2002.- С. 352-384.

7. Лужников Е.А., Костомарова Л.Г. Острые отравления: Рук-во для врачей..- М.:Медицина. 2000.- 434 с.

8. Moor P. et al. // Clin. chim Acta.- 1962.- №4.- P. 475^80.

9. Pruett S.B. et al. // Toxicol. Sci.- 2003.- № 10.- P. 343-354.

* 410017, Саратовский военно-медицинский институт, пл. Ильинская 17