Научная статья на тему 'Усилия, прилагаемые Надир-шахом для завоевания Дагестана: укрепление в местности «Иран-Хараб»'

Усилия, прилагаемые Надир-шахом для завоевания Дагестана: укрепление в местности «Иран-Хараб» Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
705
126
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
НАДИР-ШАХ / ЮЖНЫЙ ДАГЕСТАН / «ИРАН-ХАРАБ» / УКРЕПЛЕННЫЙ ЛАГЕРЬ / ВОЙСКО

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Магомедов Гусейн Анверович

В статье рассматривается заключительный и решающий этап борьбы дагестанских народов с иранскими полчищами. На основе архивных и археологических данных, а также полевого материала исследована местность «Иран-Хараб», где со своим войском укрепился Надир-шах. Показаны усилия, предпринятые иранским шахом для осуществления своих планов, и реальная угроза со стороны иранского правителя народам Дагестана, Северного Кавказа и России, а также делаются выводы о факторах, повлиявших на исход завоевательной политики Надир-шаха.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Усилия, прилагаемые Надир-шахом для завоевания Дагестана: укрепление в местности «Иран-Хараб»»

УДК 94(470.67)

УСИЛИЯ, ПРИЛАГАЕМЫЕ НАДИР-ШАХОМ ДЛЯ ЗАВОЕВАНИЯ ДАГЕСТАНА: УКРЕПЛЕНИЕ В МЕСТНОСТИ «ИРАН-ХАРАБ»

®2012 Магомедов Г.А.

Дагестанский государственный педагогический университет

В статье рассматривается заключительный и решающий этап борьбы дагестанских народов с иранскими полчищами На основе архивных и археологических данных, а также полевого материала исследована местность «Иран-Хараб», где со своим войском укрепился Надир-шах. Показаны усилия, предпринятые иранским шахом для осуществления своих планов, и реальная угроза со стороны иранского правителя народам Дагестана, Северного Кавказа и России, а также делаются выводы о факторах, повлиявших на исход завоевательной политики Надир-шаха.

The article deals with the final and decisive stage of the Dagestan peoples’ fight with the Iranian invaders. Basing on the archive, archeologic and field materials the authors researched the piace of “Iran-Kharab’’, were Nadir Shah fortificated with his army. They show the Iranian Shah’s efforts to make his plans come true, and his real threat for Dagestan, the Northern Caucasian and Russian peoples. They also make a conclusions about the factors influenced the outcome of Nadir-Shah’s aggressive politics.

Ключевые слова: Надир-шах, южный Дагестан, «Иран-Хараб», укрепленный лагерь, войско.

Keywords: Nadir Shah, Southern Dagestan, “Iran-Kharab", fortificated camp, army.

Освещение борьбы горцев Дагестана против иранских завоевателей имеет актуальное значение в научном и практическом отношении. Этой важной теме посвящены специальные труды дагестанских ученых [8, 22, 23]. Данной темы исследователи касались также в обобщающих работах [9, 15, 21], а так»® в статьях и различных сборниках [3,10].

В данной статье рассматривается заключительный этап борьбы народов Дагестана с иранскими завоевателями. Исследование ставит цель показать роль народов южного Дагестана в окончательном разгроме Надир-шаха в Дагестане. Особое внимание уделено освещению заключительного и решающего этапа борьбы дагестанских народов с иранскими завоевателями, так как поражение иранских войск в Аваристане не остановило Надир-шаха, он вынашивал новые планы по дальнейшему завоеванию Дагестана.

Ряд источников свидетельствует о довольно длительном пребывании Надир-шаха в Дагестане. Следует отметить, что борьба дагестанских горцев против иранских завоевателей началась с первых дней их появления в регионе и продолжалась до изгнания захватчиков из Дагестана. Народно-освободительная борьба на различных ее этапах представляла собой реакцию местного населения на произвол шахских войск

и политику самого иранского шаха, который всеми силами и средствами пытался покорить Дагестан. Особого накала борьба достигла в период укрепления Надир-шаха в местности «Иран-Хараб», располагавшейся недалеко от г. Дербента.

Так, ряд азербайджанских сел, входивших в XVIII в. в состав северного Табасарана, вблизи которых располагался иранский лагерь, - Камах, Зидьян, Гимейди, Бильгади и др. (соврем. Дербентский р-он РД) - оказался втянут в самые активные действия против иранского владычества в Дагестане. Местные жители всеми известными способами пытались препятствовать иранскому шаху в разорении края.

Нельзя недооценивать военную мощь иранской армии, которая представляла реальную угрозу для дагестанских народов. Приметив местность в районе Дербента, удобную для совершения карательных экспедиций в различные владения Дагестана, Надир-шах предпринял поход в Аваристан, но попытка была безуспешной. После крупных военных действий в Андалальском округе, близ с. Чох, Надир-шах потерпел поражение и вынужден был отступить [5]. Он направился в сторону Дербента, разрушая и уничтожая все на своем пути.

Учитывая неравные силы, горцам очень трудно было противостоять нашествию иранцев. Вместе с тем власть Надир-шаха в Дербенте и на прилегающей к нему территории была сильней, чем в остальных районах Дагестана. Рассчитывая на покорность местного населения, он пытался повысить боеспособность своей армии и запастись продовольствием для дальнейшего завоевания Дагестана.

Выбранная иранским шахом местность для основания лагеря представляла собой естественно укрепленную территорию между сс. Рукель, Мугарты, Митаги, Камах, Гимейди, она включала в себя территорию сс. Геджух, Зидьян, Бильгади. Местность была ограждена с одной стороны древней дербентской стеной. Для охраны лагеря Надир-шах распорядился возвести по периметру лагеря сторожевые башни и выставил часовых. Вокруг стоянок шахских войск были сооружены глубокие рвы и земляные валы.

На месте лагеря хорошо сохранились заметные следы земляных укреплений. Остатки одного из крупных укреплений имеются в 2-х км от с. Бильгади [1, 11].

Целью предпринимаемых шахом Ирана действий было длительное пребывание в крае, так как попытки быстрого завоевания Дагестана и установления здесь своей власти провалились.

Планы иранского шаха были далеко идущими, и для их осуществления он решил пополнить военные силы, собрать достаточное количество провианта, совершая разбойничьи набеги на близлежащие к лагерю населенные пункты. Ведением длительной, изнурительной для местного населения войны Надир-шах намеревался истощить силы горцев, уничтожая посевные площади, похищая людей, угоняя скот, разрушая жилища, лишая возможности ко всякому сопротивлению.

Итак, создав лагерь и укрепившись в местности, Надир-шах стал терроризировать жителей близлежащих к ставке шаха сел. Он требовал постоянного снабжения его армии необходимыми продовольственными запасами, а также старался повысить боеспособность армии путем ее подкрепления. Из внутреннего Ирана поступало подкрепление вооружением и пополнение преданными шаху воинами. Войско шаха дополнительно пополнялось заложниками, пленными и завербованными под угрозой смерти жителями из различных владений Дагестана. В шахский лагерь свозилась и

рабочая сила для сооружения военных укреплений. По сохранившимся в крае преданиям, в дома местных жителей неоднократно врывались сборщики продовольствия и требовали вьщагь им все имеющиеся продукты питания (хлеб, молоко, мясо, птица). Уводилось поголовье скота [17].

Как отмечается в одном документе, военачальник шаха Лютф Али Сердер-хан, постоянно державший при себе шамхала Хасбулата и его ближайших родственников Эльдара и Мехди, потребовал от них сбора с каждого подвластного двора на содержание своего войска «по одному чувалу пшеницы, да по три барана, а у кого баранов нет, то с пяти дворов быка да с каждого двора по курице, по восьми фунтов масла, да по пяти фунтов железа». Кроме того, им же предписывалось выделить «со всякого двора по человеку: с железным заступом и деревянной лопатой для возведения глубоких рвов вокруг стоянок шахских войск» [2].

В ходе разорительных набегов на Табасаран, Кайтаг и другие районы южного Дагестана иранские отряды собирали большое количество продовольствия для нужд своей армии. Подобный произвол не мог оставить равнодушным местное население. Отряды горцев старались помешать планам кровожадного шаха. Это была отчаянная борьба. Местные жители не только не покорялись воле Надир-шаха, но и оказывали его войскам достойное сопротивление. Горцам неоднократно удавалось отбивать доставляемое в лагерь имущество. Они тайно нападали, пленяли и убивали воинов Надир-шаха. Не раз подвергались атакам со стороны горцев и часовые, охранявшие границы иранского лагеря. Сведения об «Иран-Харабе» содержатся в сочинениях авторов XVI11-Х1Х вв., которые дополняют друг друга [6,7,12].

Проанализировав сведения источников, приведем некоторые особенности, касающиеся ситуации и жизни внутри укрепленного лагеря, а также состояния самого правителя Ирана в период создания лагеря и после неоднократных поражений от дагестанских горцев. Как подчеркивает историограф шахского двора, в этом лагере всего было в изобилии. Действительно, по существующему преданию, для Надир-шаха готовился плов в Дербенте, который должны были доставлять горячим в его покои в местечке Бильгади, в шахский лагерь «Иран-Хараб», который находился на значительном расстоянии от Дербента. Блюду не давали остыть, передавая его из рук в руки [18]. Это говорит о том, что в первое время Надир-шах не испытывал трудностей и старался как можно лучше устроиться в лагере. Сюда были переведены гарем и казна диктатора Ирана, атак»® все продовольственные запасы, доставленные из Закавказья и Ирана. Правитель Ирана планировал построить в данной местности большой город и переселить часть иранских »<игелей для про»<ивания.

Обосновавшись в лагере, иранский шах намечал порабощение народов к»кного Дагестана любыми путями, так как хотел видеть в них послушных ему людей. Рассчитывая на свою власть в Дербенте и вблизи него, он старался подчинить все дагестанские области. И лишь подавив сопротивление народов к»кного Дагестана, Надир-шах мог быть уверен в своих дальнейших победах.

Суть тактики Надир-шаха заключалась в разжигании вра»<ды ме»<ду дагестанскими владетелями, а также в натравливании горцев на Россию, о чем свидетельствуют официальные документы. Он и дальше прибегал к обману и различным ухищрениям для того, чтобы склонить на свою сторону наиболее податливых владетелей и старшин Дагестана. Но почти все его старания были безуспешными, так как дагестанцы до последней капли крови были готовы сражаться с жестоким правителем Ирана [10]. По существующим преданиям, Надир-шах не раз отправлял в села посыльных,

которые должны были наладить контакты с местным населением, однако в большинстве случаев им было отказано. Кроме того, известны случаи, когда дагестанские жители прогоняли, а иногда даже убивали людей шаха [19].

Говоря о возможностях применения Надир-шахом той или иной стратегии в ведении военных действий против дагестанских народов, следует отметить, что целенаправленные карательные экспедиции в любой местности не представляли для него больших трудностей, так как в его армии были специально обученные отряды. Многочисленное подкрепление в военных силах, прибывающее из Ирана, вселяло в него уверенность в разгроме Дагестана. Об этом же свидетельствуют сохранившиеся до наших дней предания. Уместно привести строки из поэмы участника ВОВ 1941-1945 гг. М. Митарова «Иран-Хараб» о прибытии в Дагестан по Каспийскому морю многочисленных иранских полчищ.

«Безмолвно стояли Джапганские горы,

Но в них, затаясь, наблюдали дозоры,

За далью морской ожидали врага...

А Каспий лизал и лизал берега Прибойной, ленивой, пологой волной.

Казалось, ничто не грозило войной,

Но, слушая моря размеренный гул,

Не спал на Джалганских горах караул.

Он бодрствовал ночью, он бодрствовал днем -Охрана покоя лежала на нем!

Бесчисленных дней вековечный исток,

Светлел и светлел, розовея восток.

Но вот, наконец, ослепительный шар Над морем зажег краснокрылый пожар,

И там, где сходились с водой небеса,

Увидел дозор паруса, паруса...

Все ближе и ближе иранцев армада,

И мчится гонец уже к ставке Мажвада (вождь, предводитель отряда горцев)...» [16].

Сосредоточив в укрепленном лагере «Иран-Хараб» значительные военные силы, Надир-шах приступил к реализации своей тактики, совершая походы против всех дагестанских народов, прежде всего лезгин, табасаранцев, азербайджанцев, кайтагов, кумыков, захватывая скот, разрушая жилища, истребляя население. Частыми были походы иранских завоевателей на Табасаран и Кайтаг.

Так, в конце 1741 г. Надир-шах послал значительный отряд против Табасарана и Кайтага, шахские войска в сражении были разбиты. Последствия набегов шахских войск были тяжелыми - уничтожались посевы, сады, разрушались жилища, угонялся скот. Все это вызывало ненависть у народов южного Дагестана к завоевателям.

Особенно упорными были бои, которые происходили на территории Табасарана. В первые же дни после отступления шаха с гор 5 тысяч горцев-табасаранцев атаковали крепость Кабир и истребили 2000 человек из восьмитысячного гарнизона, а остальных вынудили бежать [23].

Табасаранцы, кайтаги, другие народы Дагестана отрывали завоевателей от продовольственных баз, делая засады в придорожных зарослях камыша, грабили, пленяли и убивали проезжающих. Следует отметить, что в этот период Табасаран сделался ареной крупных сражений горцев Дагестана с

иранскими завоевателями. Последние терпели поражение за поражением, Надир-шах не успевал поставлять новые силы для укрепления своих позиций. В одном сражении персы потерпели большое поражение и потеряли множество своих воинов. Они обратились к Надир-шаху со словами, «что их (иранцев) войско малочисленно и что многие побиты и ранены» [13].

По сохранившемуся преданию, в лагере иранского шаха, несмотря на все трудности, которые испытывало войско, среди воинов имела место четкая иерархия и военная дисциплина, а разного рода вольности не допускались. Песни, пляски и прочее праздное поведение карались очень строго. Но, несмотря на это, один из иранских воинов, радуясь рождению жеребца и в то же время печалясь, потому что он пребывал в постоянной разлуке с любимой женой из-за длительных военных походов, взяв тар (музыкальный инструмент), запел песню радостную и в то же время грустную. Об этом тут же доложили шаху, который вызвал воина к себе и поинтересовался, почему он не выполняет приказ Надир-шаха и нарушает военную дисциплину.

Воин ответил: «О шах, я очень уважаю тебя и готов выполнять все твои приказы и указания, но день ото дня я вижу, что мы теряем очень много воинов и численность твоей армии уменьшается. Пополнений и новых сил нет и брать их неоткуда. Так вот почему я горюю и пою песню. Если бы я был на родине в Иране, то, как и у всех людей и созданных всевышним созданий, у меня мог бы родиться сын, который стал бы достойным воином».

Такой ответ заставил задуматься шаха и, как говорят, после этого он решил вернуться в Иран [18].

Объединенные отряды горцев Дагестана настолько истощили военную мощь «непобедимой» армии Надир-шаха, лишив ее боеспособности, что он оказался неспособным осуществить свой замысел по завоеванию Дагестана.

Говоря о взаимовыручке и помощи, которую дагестанские народы оказывали друг другу, следует отметить, что в борьбе с иранскими полчищами объединились не только соседние общества лезгин, агулов, рутулов, которые помогали табасаранским отрядам, но и горцы из других владений Дагестана.

По этому поводу Мухаммад Казим сообщает: «Со всех сторон Дагестана пришло много лезгин на помощь табасаранцам. Собралось огромное множество людей, так что гора, склоны ее и вся земля были полны пешими лезгинскими стрелками... С обеих сторон разгорелся базар битвы, и сколько кызылбашские молодцы не старались, ничто не помогало им. Час от часу росло могущество лезгинского племени. Целый день же два войска не щадили друг друга. Множество людей с обеих сторон было убито... Но кызылбашские молодцы, среди которых было много раненых, ослабели духом. Они (кызылбаши) удивлялись мужеству и жажде к победе победоносного племени (лезгин)» [13].

Для защиты от карательных экспедиций шахских войск, собиравших продовольствие, были взяты под контроль почти все ущелья, перевалы и дороги, горцы закрыли все проходы, по которым полчища завоевателей могли бы пробраться в дагестанские земли. Надир-шах неоднократно посылал разведку по всем направлениям, чтобы разузнать о возможности продвижения в Табасаран, Кайтаг, Кумух, однако все проходы и тропы были заняты и укреплены дагестанскими горцами. Они не только оборонялись, но и наносили ощутимые удары воинам иранского шаха, что сильно осложняло положение войск Надир-шаха в Дагестане.

Источники свидетельствуют, что состояние шаха было крайне тревожным. Он по нескольку раз выходил из женских покоев в переднюю палатку и сидел

часа по два, и если кто-нибудь приходил на память, приказывал звать к себе и казнить. Кричал, что счастье начинает от него отступать и поэтому он произведет последний опыт: или сам пропадет и свое войско погубит, или добьется того, что весь Дагестан обратит в пепел.

После ряда неудач Надир-шах призвал к себе индийского волшебника, чтоб тот предсказал ему будущее. По этому поводу в документе говорится: «Напрасно шах столько труда принимает, потому что и без волшебства знать можно, что он скорее все свое войско растеряет и сам падет, нежели лезгинцев покорит» (лезгинами назывались все народы Дагестана в произведениях отечественных и зарубежных авторов) [15].

Длительная грабительская политика иранского шаха в Дагестане довела страну до последней стадии разорения. Города и села были разрушены. Население влачило голодное существование.

В непростой ситуации оказалась и сама армия Надир-шаха. Голод и постоянные набеги горцев Дагестана на лагерь иранских завоевателей полностью деморализовали армию шаха.

Как отмечается в источниках, особенно тяжелое положение сложилось в Дербенте и его окрестностях, в том числе в шахском лагере, который стали называть «Иран-Хараб». По донесениям российского резидента в ставке Надир-шаха Калушкина, «в лагере Шахове такой недостаток имеется, что все генеральный голод претерпевают, не меньше того и здесь в Дербенте в пище крайнее оскудение продолжается, ибо много людей от голода померло, и везде по улицам и паче в нижнем городе и за городом мертвые тела валяются, и дорога отсюда до Шемахи оными устлана, между которыми и большая часть раненых, может быть, те, которых шах от слабости за увечьем ран оставил и отпустил к дому» [2, 22].

О жалком состоянии персидских войск свидетельствует сообщение Лерха, современника событий. По его словам, в лагере уже не было и намека на какой-либо боевой порядок: ка>кдый воин стоял там, где хотелось. Их одежда была крайне изношена, многие даже ходили босиком по снегу [8, 14]. Но, несмотря на сложную ситуацию, в которой оказался Надир-шах, в 1742 г. он возобновил военные действия против табасаранцев и ахтынцев и регулярно совершал отчаянные разорительные набеги во многие селения Дагестана. Историограф шахского двора Мирза Мухаммад-Махди-хан Астарабади, приукрашая действия иранской армии, писал: «25 раби (мая), когда солнце было в середине созвездия близнецов и когда воздух стал умеренным, шахская армия пустилась в поход наказать табасаранцев».

Надир-шах разделил свое войско на четыре отряда и каждый отослал в Кайтаг, Табасаран, Терекеме, Даргинский округ [4].

Иранское войско неоднократно и дальше разоряло дагестанские области. Территория южного Дагестана уже длительное время являлась ареной кровавых событий середины XVIII в. Согласно преданиям, сохранившимся до наших дней, иранские полчища учиняли кровавые расправы над местным населением. Насилие не знало границ. На глазах у родителей иранская конница растаптывала беззащитных детей, собранных на ток-площадке (место для молотьбы зерна). Впоследствии эта кровавая расправа получила название «Шах-хирман» (молотьба шаха). И наоборот, дети являлись очевидцами зверств, которые устраивали воины Надир-шаха по отношению к их родителям. Необходимо заметить, что планы Надир-шаха по завоеванию края частично воплотились в реальность. Действительно, население многих районов Дагестана было обречено на голодную смерть, чего и добивался правитель Ирана, но единая цель сплотила дагестанские народы, которые

отдавали все свои силы борьбе с завоевателями в ожесточенных схватках не на жизнь, а насмерть.

Таким образом, рассмотрев данные различных источников, можно сделать вывод, что огромную роль в разгроме Надир-шаха в Дагестане играла партизанская борьба. Небольшие, но мобильные группы горцев совершали набеги на расположенную в лагере иранскую армию.

По преданиям, существующим и поныне, а также сведениям старожилов, местные жители, находившиеся в непосредственной близости к укрепленному лагерю Надир-шаха, постоянно следили за маневрами иранских отрядов и докладывали дагестанским горцам о передвижении, маршрутах, планах иранской армии. Все это облегчало впоследствии объединенным партизанским отрядам нападение на шахский лагерь. Довольно часто совершались нападения на иранских воинов, доставлявших для нужд своей армии продовольствие.

Как-то в местности Гасани-Дере, что недалеко от с. Гимецци, где располагались воины Надир-шаха, дагестанцы напали на колонну иранцев, следовавших из Кайгага в свой лагерь «Иран-Хараб». Отрад шаха, сопровождавший колонну с награбленным продовольствием, состоявший из тридцати или пятидесяти иранцев, был внезапно атакован горцами, следившими за передвижением колонны. Многие иранские воины были убиты на месте. Награбленное ими имущество было уведено вместе с лошадьми в недосягаемые места [20].

Своевременная информация о карательных экспедициях, намечаемых и совершаемых Надир-шахом в различных направлениях, в том числе и в приморские районы Дагестана, давала возможность горцам сгруппироваться, собрать достаточное количество воинов и вооружения, а также занять необходимые выгодные позиции и уже открыто действовать против иранских полчищ. Имеются сведения об ожесточенных, кровопролитных боях, в которых приняло участие почти все мужское население края, способное противостоять натиску армии Надир-шаха. Правитель Ирана до последнего не признавал своего поражения, хотя и видел всю безысходность пребывания в Дагестане. Надир-шах таил огромную ненависть к горским народам и любой ценой старался подчинить своей власти весь Дагестан. И если бы все народы Дагестана не объединились в единое целое, то он наверняка бы осуществил задуманное.

Несмотря на все предпринимаемые усилия, Надир-шах не добился желаемого. Он лишь разорил местность, но не смог уничтожить веру в свободу и независимость дагестанских народов и подчинить их своей воле. Непрерывная борьба с завоевателями истощила и окончательно подорвала военную мощь иранской армии и заставила Надир-шаха впоследствии покинуть пределы Дагестана и назвать лагерь из-за постигнувших его неудач в данной местности именно «Иран-Хараб» (т. е., в переводе с

азербайджанского и персидского языков «гибель, разруха или руины Ирана»),

Примечания

1. Абакаров А. И. Давудов О. М. Археологическая карта Дагестана. М., 1993. 2. АВПР. Ф. 77: Сношения России с Персией. Оп. 77/1. 1742. Д. 4. Л. 257. 3. Алиев Ф. М. Антииранские выступления и борьба против турецкой оккупации в Азербайджане в первой половине XVIII в. Баку, 1975. 4. Алкадари Г.-Э. Асари-Дагестан. Махачкала, 1994. С. 72. 5. Бакиханов А.-К. А. Гюлистан-и Ирам. Баку, 1991. С. 147. 6. Бутков П. Г. Материалы для новой истории Кавказа с 1722 по 1803 год. Ч. III. СПб., 1869. С. 71. 7.

Броневский С. Кавказцы 1750-1820. Новейшие географические и исторические известия о Кавказе. М., 1823. С. 343. 8. Гаджиев В. Г. Разгром Надир-шаха в Дагестане. Махачкала, 1996. С. 198. 9. Гасанов М. Р. Очерки истории Табасарана. Махачкала, 1994. 10. Гасанов М. Р. Из истории героической борьбы народов Дагестана против иранских завоевателей // Известия Дагестанского государственного педагогического университета. 2008. № 1. С. 15. 11. Исаков М. И. Археологические памятники Дагестана. Махачкала, 1966. С. 19. 12. История, география и этнография Дагестана XVIII-XIX вв. М., 1958. С. 153. 13. Козлова А. Н. «Наме-йи алмара-йи Надири». Мухаммад Казима о первом этапе похода Надир-шаха на Табасаран // Освободительная борьба народов Дагестана в эпоху средневековья. Махачкала, 1986. С. 77, 78. 14. Лерх И. Я. Путешествия 1745-1747 гг. в Персию. «Новые ежемесячные сочинения». Изд. АН., СПб., янв. 1790; июль 1791 гг. 15. Магомедов Р. М. Общественно-экономический и политический строй Дагестана в XVIII - нач. XIX вв. Махачкала, 1957. С. 324. 16. Митаров М. М. Поэма «Иран-Хараб». Махачкала, 1968. С. 35. 17. Полевой материал, собранный автором в с. Мугарты Дербентского района РД в 2009 г. (Информант Алиханов Салман Пиримишкиевич, 1924 г.р.). 18. Полевой материал, собранный автором в с. Рукель Дербентского района РД в 2009 г. (Информант Маллаев Фетулла Маллаевич, 1932 г.р.). 19. Полевой материал, собранный автором в с. Марага Табасаранского района РД в 2008 г. (Информант Кумалатова Гузель, 1913 г.р.). 20. Полевой материал, собранный автором в с. Гимейди Дербентского района РД в 2009 г. (Информант Аскеров Апипулат Байрамович, 1927 г.р.). 21. Рамазанов X. X., Шихсаидов А.Р. Очерки истории южного Дагестана. Махачкала, 1964. 22. Сотавов Н. А. Крах «Грозы Вселенной». Махачкала, 2000. С. 178. 23. Тамай А. И. К вопросу о провале дагестанской кампании шаха Надира (1741-1743)//УЗ ИИЯЛ. Т. V. Махачкала, 1958. С. 115-116.

Статья поступила в редакцию 08.05.2012 г.

Работа выполнена при финансовой поддержке гранта Министерства образования и науки РФ. Соглашением 14.В37.21.0965.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.