Научная статья на тему 'Уроки святых равноапостольных Кирилла и Мефодия'

Уроки святых равноапостольных Кирилла и Мефодия Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

CC BY
622
83
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
СВЯТЫЕ РАВНОАПОСТОЛЬНЫЕ КИРИЛЛ И МЕФОДИЙ / ДУХОВНОЕ ПРОСВЕЩЕНИЕ

Аннотация научной статьи по философии, этике, религиоведению, автор научной работы — Митрополит Омский И Таврический Владимир

Статья посвящена рассмотрению жизненного пути великих славянских просветителей святых равноапостольных Кирилла и Мефодия. Раскрывается их роль в развитии духовной и культурной жизни славянских народов.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Уроки святых равноапостольных Кирилла и Мефодия»



Владимир, Митрополит Омский и таврический «Уроки святых равноапостольных Кирилла и Мефодия»

удк 93/94

--4"-^с-®-2^-

УРОКИ СВЯТЫХ РАВНОАПОСТОЛЬНЫХ КИРИЛЛА И МЕФОДИЯ

Митрополит Омский и Таврический Владимир Ректор Омской духовной семинарии

Аннотация. Статья посвящена рассмотрению жизненного пути великих славянских просветителей святых равноапостольных Кирилла и Мефодия. Раскрывается их роль в развитии духовной и культурной жизни славянских народов.

Ключевые слова: святые равноапостольные Кирилл и Мефодий, духовное просвещение.

LESSONS FROM SAINTS EQUAL-TO-THE-APOSTLES KIRILL AND METHODIUS

Metripolitan of Omsk and Tavricheskoe Vladimir Rector of Omsk orthodox theological Seminary

Abstract. The article is devoted to the consideration of the lives of great Slavic educators, saints equal-to-the-apostles Kirill and Methodius. Their role in the development of spiritual and cultural lives of Slavic peoples is explicated in the article.

Key words: saints equal-to-the-apostles Kirill and Methodius, orthodox theological education

В

Сс

реди сонма святых, почитаемых Русской Православной Церковью, особым ["светом просияли два великих подвижника и учителя - святые равноапо-1|ЯВ|р|^льные Кирилл и Мефодий. Выдающиеся любомудры и богословы своего времени, они, пройдя искус учености, посвятили всю свою жизнь распространению Слова Божия, исполняя заповедь Господа нашего Иисуса, данную Им Своим апостолам: Идите по всему миру и проповедуйте Евангелие (Мк. 16, 15) и научите все народы (Мф. 28, 19).

Глубоко символичным представляется то, что день памяти святых равноапостольных братьев - 11/24 мая - стоит в Церковном календаре недалеко от Пятидесятницы. Ведь именно в этот день апостолы исполнились Святого Духа и начали говорить на иных языках, как Дух давал им провещать, - то есть на всех языках того времени (Деян. 2, 4-6). Благодаря этому Дару ученики Христовы, по выпавшему каждому из них жребию, отправились в разные земли, проповедуя Евангелие на языках населявших их народов. Так и святые Кирилл и Мефодий -продолжатели апостольского дела, исполнившись крепости в вере, глубиной в науках и обширностью в знании разных языков, стали просветителями обширных и многочисленных славянских народов, прежде всего - восточнославянских, которым в будущем суждено было стать хранителями чистой Православной веры.

Что сегодня заставляет нас вновь и вновь обращаться к жизни и наследию святых равноапостольных братьев? Какие уроки из их трудов и духовных подвигов можем извлечь мы сегодня?

Главным уроком и примером для подражания служит для нас жизнь этих святых подвижников Христовых.

Братья происходили из греческой семьи, жившей в Фессалониках (по-славянски -Солунь), откуда и одно из их прозвищ - Солунские братья. В этом богатом греческом городе было значительное славянское - болгарское и македонское - население. Как полагают некоторые историки, отец Кирилла и Мефодия, солунский военачальник Лев, также был болгарином. Таким образом, славянский язык и культура были знакомы будущим просветителям славян не понаслышке: они окружали их с самого детства. Возможно, уже тогда братья, наряду с греческим, знали и славянский язык, который им предстояло обогатить письменностью.

Разными были характеры братьев, разным был до определенного времени их жизненный путь. Мефодий, старший из семи братьев, пошел по стопам отца, посвятив себя первоначально военной службе. Разумный и мужественный, он скоро достиг высокого чина воеводы-архонта и был направлен в одно из болгарских княжеств, входивших в состав Восточной Римской империи, в науке известной как Византийская. Там за десять лет, проведенных в военных походах и хлопотах управления, Мефодий пресытился мирской суетой и возжаждал Высшего. Он бросил все и ушел в монастырь Полихрон на горе Малый Олимп, чтобы суровыми подвигами благочестия послужить уже не земному царю, а Всевышнему Миродержцу.

Святой Константин (имя Кирилл святой получит лишь в конце жизни, приняв схиму) был, напротив, самым младшим в семье и с детства отличался какой-то отрешенностью, постоянно углублялся в книги и в молитву. Его редкостное прилежание и способности к наукам и искусствам стали известны даже в столице империи. Наставники малолетнего императора Михаила решили сделать Константина его соучеником, чтобы он вдохновлял к учебе царственного отрока. За короткий срок юный Константин преуспел в изучении классической философии, риторики, астрономии, математики, музыки, а «науке наук» - Богословию, учился у знаменитого Фотия, будущего Патриарха Константинопольского. Впоследствии он овладел также арамейским и еврейским языками. Константину еще не было двадцати лет, а его уже называли мудрецом. Перед молодым ученым, однокашником и любимцем императора были открыты пути ко всяческому преуспеянию. Константин был посвящен во чтеца и поступил на службу хартофилаксом («хранителем библиотеки») при соборе Святой Софии, что было по тем временам крайне почетной должностью. Ему даже прочили выгодный брак с крестницей логофета (первого министра) Феоктиста. Но не об этом думал Константин - по слову его жития, он старался переменить земное на Небесное и жить с Богом. Как только юный любомудр почувствовал, что его начинают опутывать паутиной похвал и лестных предложений, он укрылся в монастырь и принял иноческий постриг.

По приказу императора Михаила его исчезнувшего друга разыскивали повсюду. Нашли святого Константина только через полгода и с трудом уговорили принять на себя хотя бы скромные обязанности преподавателя философии в Константинопольском училище.

В этом поступке святого Константина, не впавшего в надменность своим умом, своим образованием, своим высоким положением при дворе, содержится первый урок для нас: подлинный ум, подлинная образованность всегда бегут от мирской суеты, не стремятся первенствовать, властвовать над умами.

№ 1, 2017 (2)

Владимир, Митрополит Омский и Таврический «Уроки святых равноапостольных Кирилла и Мефодия»

Вскоре юному философу впервые пришлось применить свои ум и знания для защиты Святой Церкви. В то время местный Собор низложил с патриаршего престола иконоборца Иоанна Грамматика, известного под прозвищем Анния. Молодой Богослов мужественно вступил в диспут с ухищренным в словопрениях еретиком и вышел победителем.

Для защиты веры Христовой император послал святого Константина с дипломатической миссией в Сирию, ко двору аббасидского правителя Мутаваккиля. В публичной беседе с арабскими учеными молодой философ-христианин заставил умолкнуть и устыдиться хулителей Христова учения.

В 856 году пути двух братьев снова пересеклись. В Царьграде был убит покровитель святого Константина, логофет Феоктист, и Богослов удалился в монастырь Полихрон, где подвизался его старший брат, святой Мефодий, уже опытный в иноческом делании. Под водительством брата святой Константин стал совершенствоваться в монашеском житии.

Но светильнику Божией мудрости не дозволено было надолго укрыться от мира. Святого Константина вновь вызвали в Царьград. Ему предстояла еще одна поездка, гораздо сложнее предыдущей - путь философа-христианина на сей раз лежал в далекую Хазарию. Вместе с Константином к хазарам отправился и Мефодий; это было, по-видимому, их первое совместное миссионерское путешествие.

Мы со школы помним знаменитые строчки пушкинского «Сказания о вещем Олеге»: «Как ныне сбирается вещий Олег / Отмстить неразумным хозарам: / Их села и нивы за буйный набег / Обрек он мечам и пожарам...». Однако описываемые Пушкиным события произошли через полтора столетия после миссии святых Константина и Мефодия, когда могущество Хазарии клонилось к закату. Однако во время миссии солунских братьев, в 861 году, Хазария находилась в расцвете: она успешно соперничала и с Византией, и с Арабским халифатом, и, по сути дела, владычествовала над славянскими племенами, платившими ей дань. Хазары, бывшие языческим народом, в те времена совершали выбор веры - сходный с тем, который через столетие с небольшим будет совершать святой равноапостольный князь Владимир в Киеве. Для совершения этого выбора они пригласили к себе на диспут лучших миссионеров из всех стран света, учителей Христианства, мусульманства и иудаизма.

Основными противниками святых равноапостольных братьев в Хазарии выступили иудейские законники, которые, как оказалось, уже имели значительное влияние на хазарскую знать, и, по сути, «выбор вер» был уже ею сделан в пользу иудаизма. Однако святой Константин мужественно вступил в диспут с законниками. Христианский философ опирался на книги, которые сами иудеи считали священными, - Тору, пророчества Давида и Исайи, Иеремии и Даниила, приводил толкования древних раввинов. Из Ветхозаветного Откровения святой Константин непреложно вывел ту истину, что Иисус Христос явился Спасителем мира - Мессией, не узнанным, преданным и распятым. Речь Христианского благовестника была настолько убедительна, что сам правитель хазар - каган, усмехнувшись, сказал своим законникам: «Вашу гордость он, как скверну, выбросил вон». Несколько сотен хазар приняли святое Крещение. Возможно, благодаря этому диспуту иудаизм так и не стал в полном смысле «государственной религией» хазар, и приверженной ему была лишь верхушка каганата. В нем продолжали существовать и другие веры, прежде всего, насажденное проповедью святого Константина Православие.

В этих итогах хазарской миссии видится второй урок равноапостольных братьев, сохраняющий свою актуальность: в каких бы неблагоприятных условиях не протекало христианское миссионерское служение, оно всегда принесет свой плод, если подкреплено верою в истинность Христова Учения и богатым запасом знаний.

Когда святые братья вернулись из Хазарии в Царьград, восхищенный их деянием народ уже сравнивал их с апостолами. Но главный, истинно апостольский подвиг их жития был впереди: им был предназначен подвиг просвещения славян. Первым шагом на этом великом пути была моравская миссия.

Моравы - славянский народ, проживающий и сегодня на территории современной Чехии, однако, в большинстве своем, от чехов себя отделяющий. Христианство моравы приняли незадолго до миссии Константина и Мефодия, когда дядя и предшественник Ростислава, князь Моймир I, основал Великую Моравию. Однако почти сразу же у Моравского княжества обнаружился мощный враг - Восточно-Франкское королевство, центром которого была Бавария. Баварский король Людвиг Немецкий активно вмешивался в дела Моравии, а баварские священники-латиняне чувствовали себя в моравских землях, как у себя дома. Под предлогом христианизации мо-равов, по сути, происходило их онемечивание, насаждение немецких обычаев. Моравы не могли ничего противопоставить этому натиску: ведь у славянских народов тогда еще не было своей собственной письменности, своей книжной культуры. Вот и приходилось им внимать псевдомудрости заезжих латинских миссионеров, которые были совсем не заинтересованы в культурной и духовной самостоятельности своей славянской паствы.

Стремясь к политической независимости, князь Ростислав порвал отношения с Восточно-Франкским королевством и изгнал баварских священников. Однако изгнанных миссионеров требовалось кем-то заменить - нельзя было допустить, чтобы народ оставался совершенно без пастырей. Тогда Ростислав отправил послов в Рим с просьбой к папе Римскому выслать учителей для обучения собственных священников. Однако Ватикан, поддерживавший Людвига Немецкого, даже не пожелал принять послов Ростислава. Тогда взор моравского правителя и обратился к Царьграду. В 862 году в Константинополь явились послы князя Ростислава с просьбой прислать ему священников или епископа, которые бы заложили в его государстве основу собственного Церковного управления. Император и патриарх, призвав солунских братьев, предложили им идти к моравам.

Прежде чем отправиться со своим братом на проповедь, святой Константин совершил величайшее деяние, плодами которого с тех пор и поныне благодарно пользуется весь славянский мир. Не наспех, не в горячке неразумного рвения отправлялись святые братья на апостольское служение. «Славяне не имеют букв на своем языке, как же я буду проповедовать им? - сказал Богомудрый святой Константин. -Это все равно, что записывать беседу на воде». И святой подвижник на сорок дней затворился в келье ради строгого поста и пламенной молитвы, взывая к Всещедрому Господу о даровании ему премудрости для создания славянских письмен.

Созданная святым Константином славянская азбука - не простое изобретение филолога, но проникновение в дух славянства. Святой Константин не стал передавать звуки славянской речи привычными ему греческими или латинскими буквами -нет, древнейшие славянские письмена под его пером приобрели красоту и одухотворенность, стали способны возвещать Слово Божие. Каждая буква получила не

№ 1, 2017 (2)

Владимир, Митрополит Омский и Таврический «Уроки святых равноапостольных Кирилла и Мефодия»

скупой ярлык, но - имя, и славянская азбука зазвучала таинственной музыкой духа: аз, глаголь, добро, есть, живете, земля, люди, покой, рцы, слово... Так была рождена разумом святого Константина-Кирилла глаголица - впоследствии его ученик святитель Климент Охридский придал этим Богом дарованным письменам еще большую красоту и изящество и назвал их в честь великого своего наставника кириллицей.

Славянские письмена святой Константин преподал старшему своему брату святому Мефодию, а затем и избранным сотрудникам в апостольском служении: Клименту, Науму, Ангеляру, Савве и Лаврентию, имена которых также хранит память благодарного славянского мира. И затем седьмочисленники - равноапостольные братья вместе с пятью учениками - приступили к переводу на славянский язык Евангелия и Богослужебных книг, дабы во всеоружии выступить на проповедь Слова Бо-жия среди славян.

Прибыв в Моравию, святые Константин и Мефодий начали дело благовествова-ния в стенах созданных ими училищ, воспитывая и просвещая молодежь. И ученики святых братьев, возгорающиеся любовью ко Христу Спасителю, понесли Благую весть во все концы Моравии, на родном языке обращаясь к землякам, говоря с ними от сердца к сердцу. И ревностностью самого просвещенного народа начали повсюду воздвигаться храмы Божии, где на родном языке славили Всемилостивого Создателя благочестивые прихожане.

Тем самым, святые Константин и Мефодий и их ученики дали нам третий урок: без просвещения, без развития языка и литературы Христианская проповедь не может проникнуть в сердца и умы народов. Быть «нищим духом» означает не быть необразованным, «темным», как полагают некоторые - это значит лишь помнить о том, что человеческие знания и человеческая мудрость всегда «нища» по сравнению с Премудростью Божией. Образование же для христиан необходимо; как пишет вселенский учитель - святитель Григорий Богослов: «...Всякий, имеющий ум, признает первым для нас благом ученость... Не должно унижать ученость, как рассуждают об этом некоторые; а напротив, надобно признать глупыми и невеждами тех, кто, придерживаясь такого мнения, желали бы всех видеть подобными себе, чтобы в общем недостатке скрыть свой собственный недостаток и избежать обличения в невежестве» [1, 43].

Более года моравская миссия братьев проходила без препятствий и приносила богатые духовные плоды. Однако в 864 году Людовик Немецкий вновь вторгся в Великую Моравию. Король Ростислав был вынужден подчиниться Восточно-Франкскому королевству и допустить возвращение баварских священников. Служители латинского обряда всячески старались воспрепятствовать миссии Константина и Мефодия, в которой не без основания видели угрозу своей власти. Они воздвигли на равноапостольных братьев гонения под тем предлогом, что славянские Богослужения якобы противоречат вероучительным догматам. По мнению этих суемудров, Бога надлежало славить только на трех языках: еврейском, греческом и латинском. Эту лукавую хулу на Вселюбящего Творца святой Константин назвал трехъязычной ересью. Он указал на слова Священного Писания: Воспойте Господеви песнь нову, воспойте Господеви вся земля... Хвалите Господа вси языцы... Именем Моим бесы ижденут: языки возглаголют новы... (Пс. 95, 1; 116, 1; Мк. 16, 17).

Но латиняне не вразумились ни увещеваниями, ни обличениями: они потребо-

вали святых просветителей славян на суд высшего духовного авторитета тогдашней Европы. Равноапостольных братьев вызвали в Рим к папе Адриану II.

В папском Риме, в который прибыли на суд святые братья, в ту пору еще был жив дух Рима первохристианских катакомб, святых апостолов Петра и Павла, мучеников и исповедников, великих святителей и подвижников. Из Рима порою звучали обличения ересей, рождавшихся в греческой и сирийской среде. Именно этот, все еще хранивший чистоту веры Рим устами праведного папы Иннокентия I защитил святителя Иоанна Златоуста, низложенного кознями цареградской императрицы Евдоксии. Во времена святых равноапостольных Константина и Мефодия этот Рим все более уходил от прошлого, но дух прежнего благочестия еще жил в сердцах пап Адриана II и Иоанна VIII - последних предшественников папы-отступника Адриана III, ради политических выгод исказившего святоотеческий Символ веры.

Добиваясь вызова Константина и Мефодия в Рим, трехъязычники надеялись на благосклонность папы к священникам латинского обряда, действовавшим от имени Римской Церкви. Но Папа Адриан II, выслушав чужаков-греков, убедился в их верности Христову Учению. Более того, он освятил славянские Богослужебные книги и положил их в знаменитом римском храме Девы Марии, рукоположил славян-сотрудников Константина и Мефодия во священники для служения в их родных странах, а самого Мефодия - в сан архиепископа Моравии. Трехъязычников же премудрый папа Адриан II предал анафеме: «Если кто осмелится хулить книги славянского языка, тот пусть будет отлучен и представлен на суд Церкви. Ибо это волки, а не овцы, и должно узнавать их по плодам и остерегаться их» [2].

Утверждение основ славянских Церквей произошло незадолго до окончания земного жития святого Константина. Господь возвестил угоднику Своему о дне его кончины. При этой вести святой Константин возрадовался великой радостью и воскликнул: «С этого времени я никому на земле не слуга, но только Богу Вседержителю и был, и есть, и буду во веки» [2]. Он принял схиму с именем Кирилл, с коим в веках и поныне сияет в Церкви Православной. Через три дня после принятия ангельского образа чистая душа святого Кирилла вознеслась к Небесному Отцу.

На земле оставался святой равноапостольный Мефодий, внявший предсмертным словам своего духоносного младшего брата, опасавшегося, что Мефодий после его кончины оставит миссионерское служение и вернется в монастырь на Малый Олимп: «Вот, брат, были мы с тобой как два вола в упряжи, пахали одну борозду, и я у леса падаю, свой день окончив. А ты хоть и очень любишь гору, но не моги ради горы оставить учительство свое, ибо чем иным можешь ты лучше достичь спасения?» [2].

Но Моравия, в которую вернулся святой Мефодий после блаженной кончины брата, была уже другой. Князь Ростислав потерпел поражение от Людовика Немецкого и в 870 году умер в баварской тюрьме. На моравский престол взошел его племянник Святополк. Он полностью подчинился немецкому политическому влиянию; снова усилилось латинско-немецкое духовенство, которое всячески мешало распространению славянского языка как языка Церкви. Врагам апостола славян, этим волкам, а не овцам, удалось добиться его ссылки и заточения в темницу, где по нескольку дней не давали ему еды, зимою сутками заставляли стоять босиком на снегу, били плетьми. Но Господь укреплял Своего подвижника, великим утешением для него служили и посещения многочисленных верных учеников. Для избавления святого Мефодия из заключения потребовалось вмешательство Рима: папа Иоанн VIII, узнав

№ 1, 2017 (2)

Владимир, Митрополит Омский и Таврический «Уроки святых равноапостольных Кирилла и Мефодия»

о его злоключениях, повелел немедленно освободить апостола славян и возобновил анафемы на трехъязычников.

Еще много подвигов совершил святой равноапостольный Мефодий. Год пробыл он в Чехии, где просвещал народ и крестил князя Борживоя с семейством, нес свет Христов в Паннонию (Венгрию) и Польшу, наставлял и укреплял славянское духовенство. Продолжил святой Мефодий и перевод священных книг на славянские языки. В переводе цветной Триоди этот строгий подвижник предстает как истинный поэт, тонко чувствующий мелодическую красоту славянской речи.

Но труды и подвиги, злопыхательства недругов подтачивали силы святого равноапостольного Мефодия, и он все более желал разрешиться и быть со Христом (Флп. 1, 23), воссоединиться с любимым младшим братом, опередившим его на пути в Горняя. Святой Мефодий отошел ко Господу на Светлой седмице - последний раз пришел в храм, вознес молитву за князей и священников, за все народы славянские и попросил учеников: «Посмотрите за мной, дети, до третьего дня», а на третий день обрел блаженное упокоение.

Почитание равноапостольского подвига святых братьев началось уже вскоре после их блаженной кончины. Их лики украшают стены многих храмов начиная с древней фрески в Охридском соборе святой Софии в Болгарии и миниатюр русской Радзивилловской летописи вплоть до современных их изображений. В их память освящаются храмы; один из которых находится и в нашей Митрополии, в омском микрорайоне Береговом. А день памяти святых Кирилла и Мефодия является государственным праздником не только в России, но и в Болгарии, Македонии, Словакии и Чехии.

На Руси почитание святых просветителей славянских известно уже в одиннадцатом веке; древнейшие службы им, которые дошли до нашего времени, датируются тринадцатым веком. С середины девятнадцатого века на волне освободительных движений славянских народов и их культурного возрождения почитание святых Кирилла и Мефодия приобретает новый духовный смысл. Указом Святейшего Синода в 1885 году память просветителей словенских (11 мая) была отнесена к средним праздникам со бдением. В 1901 году Синодом было определено совершать ежегодно в храмах при всех учебных заведениях духовного ведомства торжественное всенощное бдение накануне и Литургию с последующим молебном Мефодию и Кириллу в самый день 11 мая, с освобождением учащихся от занятий. К 11 мая в Церковных школах также приурочивался ежегодный выпускной акт.

Вот какие проникновенные слова о заслугах святых равноапостольных Кирилла и Мефодия произнес более столетия назад святитель Омской земли, священномуче-ник Сильвестр: «Великое дело совершили для нас святые братья Мефодий и Кирилл. Они не только изобрели для славян буквы и грамоту, они не только переложили нашими буквами на наш язык Слово Божие, - они своими ревностными трудами насадили среди славян святую веру и писаное слово Божие, они с великими усилиями против жестоких нападок отстояли славянскую грамоту. Всем этим было положено твердое начало духовному просвещению наших славянских народов, только на этой основе возможна для нас самостоятельная духовная жизнь» [3].

К сожалению, как некогда священникам-латинянам, врагам славянского единства удалось за последние четверть века значительно ослабить и подчинить своему влиянию славянские народы, разрушить вековые нити, связывающие их друг с дру-

№ 1, 2017 (2)

гом. Распад Чехословакии, распад Югославии, не говоря уже о распаде Советского Союза, после которого три славянских народа - русские, украинцы и белорусы -оказались разделенными, как по живому, государственными границами. Теперь уже и на Украине, особенно последний год, окрепли силы, стремящиеся предельно ограничить роль русского языка; раздаются даже голоса, предлагающие заменить кириллицу латиницей...

В славянском мире, основы которого заложили святые равноапостольные Кирилл и Мефодий, не будет единства, пока будет духовно разобщено его ядро - русский мир, пока Россия не определится с тем, какие ценности, какие ориентиры для нее важнее. Только переосмыслив и применив ко дню сегодняшнему великое наследие святых солунских братьев, Россия сможет снова стать не только могущественной державой, но и притягательным духовным центром для остальных славянских народов. И в этом, как представляется, состоит четвертый урок, который мы можем извлечь из жития святых равноапостольных братьев.

Древле святые братья молили Всевышнего о просвещении и процветании всех славян, и ныне равноапостольные Кирилл и Мефодий перед Престолом Божиим молятся о душах сыновей и дочерей заблудших народов славянских. Так да спасемся же святым их предстательством и мы, грешные, взывая: Священную двоицу просветителей наших почтим, Божественных писаний преложением источник Богопознания нам источивших, из негоже даже до днесь неоскудно почерпающе.

Библиографический список:

1. Григорий I. Беседы на Евангелия / святитель Григорий Двоеслов. М.: Сибирская Благозвонница, 2017 - 462 с. Слово 43.

2. Димитрий Ростовский, свт. Жизнь и труды преподобных отцов наших Мефо-дия и Константина, в монашестве Кирилла, учителей славянских // Жития Святых, изложенные в сокращении по святителю Димитрию Ростовскому / протоиер. Константин Островский, Татьяна Вальдина М.: Твердо : Бертельсманн Медиа Москау АО, 2012 - 862, [1] с.

3. Омские епархиальные ведомости. - 1916. - № 5.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.