Научная статья на тему 'Угрозы экономической безопасности на Юге России в условиях современных процессов глобализации и регионогенеза'

Угрозы экономической безопасности на Юге России в условиях современных процессов глобализации и регионогенеза Текст научной статьи по специальности «Экономика и бизнес»

CC BY
273
46
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Аннотация научной статьи по экономике и бизнесу, автор научной работы — Акинин П.В., Козлова Е.С.

Сегодня развитие цивилизации на нашей планете проходит в условиях доминирования двух диаметрально противоположных процессов: глобализации и регионогенеза. Противоречивость этих процессов накладывается на внутренние противоречия современного развития России, создает серьезные угрозы ее национальной безопасности, в том числе экономической. Так, в реальной жизни мировая экономика не такая уж открытая для нашей страны, по-прежнему ведущие державы мира на первый план выдвигают свои национальные интересы. Естественно, создаются угрозы экономической безопасности на Юге России.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Угрозы экономической безопасности на Юге России в условиях современных процессов глобализации и регионогенеза»

угрозы экономической безопасности на юге россии в условиях современных процессов глобализации и регионогенеза

П.В. Акинин,

доктор экономических наук, профессор Е.С. КОЗЛОВА

Ставропольский государственный университет

Сегодня развитие цивилизации на нашей планете проходит в условиях доминирования двух диаметрально противоположных процессов: глобализации и регионогенеза. Противоречивость этих процессов накладывается на внутренние противоречия современного развития России, создает серьезные угрозы ее национальной безопасности, в том числе экономической.

В настоящее время экономической безопасности страны стало уделяться внимания значительно больше, чем в начале радикальных политических и социально-экономических реформ. Вероятно, пришло осознание того, что в реальной жизни мировая экономика не такая уж открытая для нашей страны, что по-прежнему ведущие державы мира на первый план выдвигают свои национальные интересы. Более того, в защите своих интересов они очень далеко продвинулись в географии. В качестве примера можно привести тот факт, что о своих интересах в зоне Каспия заявили уже более 30 государств!

О проблемах экономической безопасности на Юге нашей страны также написано немало, взять хотя бы статью Д. Малышевой «Проблемы безопасности Юга России: региональный и глобальный аспекты», опубликованную в журнале «Мировая экономика и международные отношения» в 2001 г. [11], эссе В. Попова «Кавказский пороховой круг», вышедшее в свет в журнале «Отечественные записки» в 2006 г. [16], просочившиеся в официальные СМИ материалы из аналитической записки полпреда Президента РФ в Южном федеральном округе Д.Н. Козака, получившие среди политиков название «Меморандум Козака», в работах с нашим участием «Угрозы

безопасности России на Северном Кавказе» [3], «Социально-экономическое развитие региона в условиях глобализации и современного регионо-генеза» [20] и других. На наш взгляд, данная проблема нуждается в дальнейшем исследовании.

Итак, об угрозах экономической безопасности на Юге России.

Первое. Экономика юга России значительно отстает от других Федеральных округов. В 2003 г. из 13 субъектов только Краснодарский край входил в десятку лучших российских регионов, 9 регионов ЮФО занимают место во второй половине, из них 3 находится в десятке аутсайдеров [7].

Второе. Южный макрорегион имеет высокий уровень инвестиционного риска, который в последнее время в связи с событиями в Беслане, Дагестане, Нальчике значительно повысился. Более того, он, по-видимому, не имеет перспектив позитивных изменений в краткосрочном и среднесрочном периодах.

Третье. Низкая инвестиционная привлекательность практически всех субъектов (за исключением Кубани) вызвана следующими обстоятельствами [7]:

• отсутствием, неадекватностью и низкой эффективностью региональной законодательной базы, регулирующей деятельность иностранных инвесторов;

• слабой разработанностью и обоснованностью региональной инновационной и инвестиционной стратегии;

• недостаточностью институциональных и финансовых гарантий со стороны региональных властей;

- 33

• отсутствием достаточного резерва объектов свободного залогового обеспечения;

• неполнотой или отсутствием печатных и электронных каталогов инвестиционных проектов во многих регионах ЮФО;

• несоблюдением международных стандартов обоснования и профессиональной экспертизы большого числа представленных проектов. Четвертое. Высокий коэффициент напряженности на рынке труда в ЮФО. На 1 июля 2003 г. он был равен 3,8, что в 2,25 раза выше среднего значения по стране [7].

Де-факто следует признать, что наделавшая много шума Федеральная программа «Юг России» с треском провалилась и вызвала немало неприятных и крайне резких откликов — вплоть до оценок, что ученые региона не способны разработать программу, насыщенную нетривиальными решениями и подходами, способными сделать «прорыв» в социально-экономическом развитии. Мол, они постоянно скатываются к восстановлению традиционных производств, некогда успешно действующих в дореформенное время. Надо признать, что частично это действительно имеет место, но ведь в ученом мире имеется широкий спектр самых различных научных школ, воззрений, методологий и др.

Все дело в том, что элита в регионе стабильна. И она, как правило, привлекает для совместной деятельности одних и тех же ученых. То есть налицо фактор стагнации, распространившийся и на научную среду. А что мы имеем в региональной элите — очень наглядно показали С. Барзилов и А. Чернышев в монографии «Безумство власти» [4]. Здесь доминируют представители аграрного лобби (лица, окончившие сельскохозяйственные вузы, работавшие в аграрном секторе) и самое главное, имеющие архаичный сельский менталитет.

Одним из типичных примеров является Ставропольский край, где наблюдается кризис урбанизации, где главным ориентиром выступает рекордный урожай (независимо от рыночной конъюнктуры) [21]. Только от падения цен Ставрополье потеряло в 2005 г. условно 2 млрд руб.[17]. Разумеется, инвестиции под такую элиту в регионе не придут, да они и не нужны этой элите. У них свой, пусть и не очень большой, но стабильный бизнес [2]. А приход больших инвестиций создает конкуренцию чиновничьему региональному бизнесу, ученые-аналитики здесь становятся помехой.

Пятое. Именно Юг России попал в перекрестье противостояния в масштабе планеты двух систем, условно называемых «Север» и «Юг». Часть

34 -

исследователей называет это противостоянием цивилизаций, имея в виду исламский «Юг» и христианский «Север». Некоторые считают, что друг другу противостоят формационные структуры: капиталистические страны против феодальных государств. Есть мнение, что столкновение «Севера» и «Юга» отражает борьбу старой иерархической и новой сетевой организаций управления территориями, населением и экономикой. В любом случае данное противостояние образует «дугу напряженности» (она же «европейская дуга нестабильности»), северная граница которой проходит по южным окраинам России [1].

Шестое. Высокий уровень теневой экономики и коррупции. Об этом свидетельствуют следующие цифры. Например, в одном из самых бедных регионов страны — Дагестане, объем валютно-обменных операций на душу населения самый высокий. За последние 2 года здесь расходы населения на приобретение иностранной валюты увеличились с 1,6 млрд руб. до 8,8 млрд руб. Тратится в республике гораздо больше, чем зарабатывается! В 2004 г. объем продаж на вещевых и продовольственных рынках составил 20,4 млрд руб. Это в шесть раз выше, чем оборот крупных и средних предприятий республики. Минимум 50% оборота товаров и услуг в Дагестане приходится на теневой сектор экономики. В целом в ЮФО этот показатель составляет 26% против 17% по РФ. Показатели эмиссии, осуществляемой Дагестанским отделением Банка России, в 4 — 5 раз выше, чем в субъектах Российской Федерации. При этом инкассируется менее одной пятой денежной выручки предприятий [8].

О размахе теневого сектора экономики в ЮФО можно также судить по положению в АПК. Ни одна отрасль не получила в нашей стране такой мощной государственной поддержки, как Агропром. Это единственная отрасль экономики, имеющая собственный налог, отдельный банк, лизинговую компанию, получившую право на реструктуризацию (т.е. списание) долгов и субсидированную процентную ставку. Несмотря на все это, АПК не приносит прибыли. На практике заниматься сельским хозяйством невыгодно. Теневой рынок зерна в ЮФО достигает 40%.

Теневая экономика на Юге разрастается угрожающими темпами. Она захватывает не только АПК, но и нефтяную отрасль, добычу рыбы, производство алкоголя (в первую очередь в Северной Осетии) [5].

Вообще теневая экономика это, пожалуй, одна из самых острых проблем для всей страны, а для ее Юга

— первостепенная. Очень подробно о ней сказано в подборке материалов Инги Пелиховой, опубликованной на страницах «Южного репортера» [13,14,15] и в материалах «Открытой газеты» [12].

Седьмое. Обострение межэтнических конфликтов, обусловленных активизацией миграционных процессов. Данное суждение можно проиллюстрировать на Ставропольском крае — южном форпосте славянского населения. Этот регион стремительно меняет свое этническое лицо. По статистике совета по экономической и общественной безопасности Ставропольского края, за последние пятнадцать лет благодаря миграционным процессам и высокой рождаемости в крае возросла доля следующих этносов: армян — на 80 тыс., народностей Дагестана — на 15 тыс., азербайджанцев — на 7 тыс., турок-месхетинцев — на 6,5 тыс., грузин — на 3,5 тыс., корейцев — на 2,5 тыс., курдов — на 1,5 тыс.

Нынешние межэтнические отношения складываются в ином социально изменившемся обществе, где люди разделены не только по этническому и конфессиональному признакам, но и в социально-имущественном положении. Обнищание основной массы населения, особенно коренного, обостряет и всю структуру межэтнических отношений. Уже сегодня, по мнению специалистов, есть достаточные основания ждать усиления напряжения в этносфере в связи с коренным изменением законодательства о порядке землепользования.

Правительство РФ своим постановлением дало реальную возможность в ходе проведения торгов или приобретения прав на заключение договоров аренды земельных участков, чтобы побеждал тот, у кого больше денег. На практике оказывается, что их больше у пришлых из соседних республик, которые не скрывают намерения заселить восточные районы Ставрополья. Скупают земли и в других районах. Это способствует массовому обнищанию старожилов данных мест и использованию на земле наемной рабочей силы. Земельные доли сбываются заезжим маклерам и дельцам за символическую плату.

Постоянные попытки новых этнических элит продолжать передел собственности побуждает их разыгрывать этническую карту. Она используется не только в экономике и в политике, но и в криминальной среде. По данным ГУВД, в крае действует 38 этнических организованных преступных групп, численность которых составляет до 175 человек. Из них самые многочисленные: дагестанские и ногайские — 23 группы; армянские — 5; чеченские — 4;

черкесские — 2; греческие — 2; азербайджанские — 1; корейские — 1. Наиболее активны эти группы в сфере экономической преступности, незаконном алкогольном бизнесе, вымогательстве, разбоях, грабежах. Отмечается направленность действий нескольких групп на бандитизм и терроризм [18].

Восьмое. Серьезную угрозу экономической безопасности на Юге России представляет родо-клановая структура управления. В такой структуре нет места инновациям, конкуренции, а следовательно, она, в конечном счете, влечет за собой стагнацию экономики, ее депрессию, социальное напряжение в обществе [6].

Девятое. Религиозный ренессанс. В последнее время наблюдается своеобразная религиозно-конфессиональная гонка в завоевании сфер влияния на массы, на властные структуры. Пока в этой гонке побеждает ислам. Нам представляется, что наличие этого соревнования очень чревато для всего общества. Необходимо прекратить заигрывание с религиозными лидерами.

Десятое. Как показал предыдущий пункт, религии не объединяют, а наоборот, разъединяют наше общество, граждан нашей страны. Аналогично действует и существующее деление территорий страны по национальному признаку, что ведет к двойным стандартам. На своей территории титульные нации реально обладают большими правами, чем русскоязычное население, а на других территориях они — равноправные россияне. К тому же у республик несмотря на последнее «причесывание» их законодательств, на практике больше прав и возможностей в самостоятельном управлении, что в конечном итоге тоже не способствует консолидации людей, населяющих нашу страну.

Одиннадцатое. Влияние внешних факторов. Под этим мы понимаем влияние сопредельных государств. Конечно, здесь очень большую роль опять же играет ислам. Однако кроме ислама, необходимо отметить влияние внешних факторов на такие сферы, как международный туризм и газонефтяные маршруты.

Говоря о туризме, следует отметить, что, обладая уникальными курортами на Черном море и Северном Кавказе (впрочем, Волга, Дон, Азовское море и Каспий тоже имеет серьезный рекреационный потенциал), далеко не в полной мере его используют. Ежегодно российские туристы вывозят за рубеж по разным оценкам от 8 до 17 млрд дол. В этой связи надо учитывать, что в Арабских Эмиратах, Египте и Турции, вероятно, мало заинтересованы в развитии наших курортов.

- 35

Сегодня надо признать, что мы практически потеряли транзит нефти по маршруту Баку-Новороссийск, его заменил маршрут «Баку-Тбилиси-Джейхан». Конечно, здесь были объективные причины. Новый транзит позволяет миновать пролив Дарданеллы и иметь выход к глубоководным портам Средиземного моря. К сведению, в Черном море могут плавать танкеры с водоизмещением 120 — 130 тыс. т, в Средиземном - 500 - 600 тыс. [19].

Свято место пусто не бывает. В Закавказье пришли Соединенные Штаты Америки. Теперь перед нашей страной стоит задача вернуть свое влияние хотя бы частично. Разумеется, опять-таки не через безвозмездное экономическое заигрывание, а через серьезное экономическое сотрудничество, через Южный регион России.

В заключение отметим, что для выработки взвешенной региональной политики целесообразно будет учитывать вышеизложенные угрозы. Кроме того, мы считаем, что «смакование» в СМИ ситуации на Северном Кавказе выступает в качестве своеобразной психологической подготовки для оставления этого региона русскоязычным населением. Наоборот, надо больше анализировать и показывать так называемые «очаги роста» на Кубани и Дону, где нормально развивается экономика в условиях полиэтнической среды. Необходимо учитывать фактор усталости: люди на Юге России устали от войн, вооруженных конфликтов, других негативных социальных явлений.

ЛИТЕРАТУРА

1. Акинин П.В. Будущее России в глобальном мире и современные социально-экономические, политические противоречия на Северном Кавказе // Юг России в перекрестье напряжений — 2. Южнороссийский Регион: потенциал и перспективы. — Краснодар: ЮИМ, 2004. — С. 25—42.

2. Акинин П.В., Козлова E^. Южнороссийский регион в перекрестье напряжений: проблемы экономической безопасности // Экономическая безопасность Юга России: материалы Всероссийской научно-практической конференции. Ставрополь: Изд-во СГУ, 2005. С. 6—10.

3. Акинин П.В., Арискина А.В., Кузьмин Д.С. Социально-экономическое развитие региона в условиях глобализации и современного регионогене-за. Ставрополь: Ставропольское книжное издательство, 2004.

4. Барзилов С.И, Чернышов А.Г. Безумство власти. Провинции России: 20 лет реформ. — М.: Научно-издательский центр «Ладомир»,2005.

5. Безменов А.Ю. Теневики исчезают в полдень // Российская газета, № 3562, 10 декабря 2004 г.

6. Громов А., Манаев Ш. Страна гор на пороге перемен // Эксперт. 18-24 июля 2005 г.

7. Иншаков О.В. О необходимости и резервах модернизации Федеральной целевой программы «Юг России» // Юг России в перекрестье напряжения-2. Южнороссийский регион: потенциалы и перспективы. - Краснодар: ЮИМ, 2004. С. 6-24.

8. Калинина Ю. Клан развала. // Московский комсомолец. 17-24 августа 2005 г.

9. Козлова Е.С., Акинин П.В. Внутренние угрозы экономической безопасности на Юге России: через призму региональной элиты // Проблемы социально-экономической устойчивости региона: сборник материалов III Международной научно-практической конференции. - Пенза: РИО ПГСХА, 2006. С. 141-142.

10. Козлова Е.С. Характеристика геополитических условий социально-экономического развития Южно-российского региона: Материалы 51-й научно-методической конференции «Университетская наука - региона». - Ставрополь: Изд-во СГУ, 2006. - С. 172-174.

11. Мальшева Д. Проблемы безопасности Юга России: региональные и глобальные аспекты // Мировая экономика и международные положения - 2001. - № 2. С. 30-39.

12. Парфенов О. Увязли по уши // Открытая газета. 25 января - 1 февраля 2006 г.

13. Пелихова И. Миллиардов в тени ЮФО // Южный репортер. 30 января - 5 февраля 2006 г.

14. Пелихова И.Чистые деньги грязного бизнеса // Южный репортер. 30 января - 5 февраля 2006 г.

15. Пелихова И. Тайны банковского двора // Южный репортер. 30 января - 5 февраля 2006 г.

16. Попов В. Кавказский пороховой круг. WWW. SOVROSS.RU.

17. Сменченко Т. Крестьяне обеднели на два миллиарда //Ставропольская правда. 11 февраля 2006 г.

18. Сергушина Г. // Совет безопасности края обеспокоен: Ставрополье теряет русское лицо // Московский комсомолец - Северный Кавказ. 20-27 июля 2005 г.

19. Ростовский М. Искупление нефтью // Московский комсомолец. 17-24 августа 2005 г.

20. Угрозы безопасности России на Северном Кавказе // коллектив авторов: под общ. ред. Н.П. Медведева и П.В. Акинина. - Ставрополь: Ставропольское книжное издательство, 2004. - 336 с.

21. Фишман М. Страна Ставрополье. Если в крае есть вода // Русский NEWSWEEK, 7-13 ноября 2005 г.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.