Научная статья на тему 'Уголовный проступок в дореволюционном законодательстве России'

Уголовный проступок в дореволюционном законодательстве России Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

CC BY
1269
171
Поделиться
Ключевые слова
дореволюционное уголовное законодательство / Преступление / Уголовный проступок / Наказание

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Рогова Евгения Викторовна

Дан ретроспективный анализ понятия «уголовный проступок» в дореволюционном законодательстве России. Рассмотрен ряд нормативных правовых актов XIX в. уголовно-правового содержания: Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года, Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями, 1864 года, Уголовное уложение 1903 года.

Похожие темы научных работ по государству и праву, юридическим наукам , автор научной работы — Рогова Евгения Викторовна,

The article presents a retrospective analysis of the concept of criminal infraction in the pre-revolutionary Russian legislation. The author studies a number of the regulatory legal acts of XIX century of criminal legal contents: the Penal Criminal and Correctional Code of 1845, the Charter of the Penalties Imposed by Judges of 1864 and the Criminal Code of 1903.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Уголовный проступок в дореволюционном законодательстве России»

УДК 3432(47)(09) E.B. РОГОВА

ББК 67.408 кандидат юридических наук, доцент

Восточно-Сибирского института МВД России,

г. Иркутск e-mail: rev-80@yandex.ru

УГОЛОВНЫЙ ПРОСТУПОК В ДОРЕВОЛЮЦИОННОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ РОССИИ

Дан ретроспективный анализ понятия «уголовный проступок» в дореволюционном законодательстве России. Рассмотрен ряд нормативных правовых актов XIX в. уголовно-правового содержания: Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года, Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями, 1864 года, Уголовное уложение 1903 года.

Ключевые слова: дореволюционное уголовное законодательство, преступление, уголовный проступок, наказание.

E.V. ROGOVA

PhD in Law, Associate Professor, Eastern Siberian Institute of Russian Ministry of Internal Affairs,

Irkutsk

e-mail: rev-80@yandex.ru

CRIMINAL INFRACTION IN PRE-REVOLUTIONARY RUSSIAN LEGISLATION

The article presents a retrospective analysis of the concept of criminal infraction in the pre-revolutionary Russian legislation. The author studies a number of the regulatory legal acts of XIX century of criminal legal contents: the Penal Criminal and Correctional Code of 1845, the Charter of the Penalties Imposed by Judges of 1864 and the Criminal Code of 1903.

Keywords: pre-revolutionary criminal legislation, crime, criminal infraction,

punishment.

В настоящее время в России идет процесс непрерывного расширения уголовной ответственности. Подобные попытки, по мнению ряда ученых, обречены на провал [4, с. 53]. Исторически процесс криминализации деяний происходит в 4 раза быстрее, чем процесс декриминализации. На сегодняшний день реалии таковы, что нужен комплексный системный анализ Уголовного кодекса Российской Федерации (далее — УК РФ) и криминальной действительности, чтобы оптимизировать уголовную ответственность, перевести незначительные деяния в разряд деяний, за которые предусматривается административная ответственность. Следует выделить уголовные проступки с ускоренным уголовно-процессуальным режимом.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Одним из концептуальных положений может стать пересмотр позиции, сложившейся на данный момент относительно деяний с различной степенью общественной опасности, которые, согласно УК РФ, относятся к преступлениям. Несмотря на существенные различия в степени общественной опасности деяния, предусмотренные УК РФ, считаются именно преступлениями.

Обсуждение в научных кругах и в среде практиков проблемы законодательного закрепления института «уголовный проступок» в советском (российском) законодательстве имеет почти полувековую историю. В СССР эта проблема впервые была поставлена на рубеже 70-х гг. XX в., когда стала очевидной неэффективность существующей уголов-

© Е.В. Рогова, 2011

но-правовой системы. Она активно обсуждалась ведущими учеными — В.Н. Кудрявцевым, Н.Ф. Кузнецовой, Г.М. Минь-ковским и др. В целом в те годы данная проблема была обречена остаться всего лишь идеей. В наши дни вопрос о введении категории «уголовный проступок» вновь оказался предметом всестороннего обсуждения [1, с. 11]. В связи с этим возникла необходимость провести анализ дореволюционного уголовного законодательства с целью определения уголовного проступка.

Вопрос о разграничении преступлений и проступков был поставлен в законотворческой идеологии и практике Российской империи еще в XVIII в. Екатерина II в первом дополнении к большому Наказу Уложенной комиссии 1767 года высказала заимствованную у Монтескье мысль о том, что «не надобно смешивать великого нарушения законов с простым нарушением установленного благочиния: сих вещей в одном ряду ставить не должно». Эта идея нашла воплощение в Уставе благочиния, или полицейском, 1782 года, согласно которому лица, совершившие значительные правонарушения, направлялись в суд для определения им меры наказания, а по малозначительным нарушениям окончательное решение принималось в полиции. Здесь уже намечалось практическое разграничение преступлений и проступков.

Исторический анализ уголовного законодательства России дореволюционного периода свидетельствует о том, что уголовные проступки были закреплены еще в Своде законов Российской империи 1832 года, XV том которого был посвящен вопросам уголовного права. В ст. 1 Свода законов давалось общее понятие преступления как всякого деяния, запрещенного законом под страхом наказания, а в ст. 2 приводилось определение маловажных преступлений и проступков как деяний, запрещенных под страхом легкого телесного наказания или полицейского исправления.

В 1845 г. было принято Уложение о наказаниях уголовных и исправительных, которое так же, как и Свод законов, разграничивало два понятия уголовно наказуемого деяния — преступление и проступок. «Всякое нарушение закона, через которое по-сягается на неприкосновенность прав власти

верховной и установленных ею властей или же на права или безопасность общества или частных лиц, есть преступление» (ст. 1 Уложения). «Нарушение правил, предписанных для охранения определенных законом прав и общественной или же личной безопасности или пользы, именуется проступком» (ст. 2 Уложения) [5, с. 310].

Таким образом, Свод законов Российской империи устанавливал различие между преступлением и проступком исходя из тяжести наказания, а Уложение — из объекта посягательства. Объектом посягательства при определении проступка признавались правила, охраняющие права отдельных лиц, общественную и личную безопасность. Эти общие положения не получили достаточно четкого отражения в Особенной части Уложения. Так, исследователи Уложения 1845 года отмечали крайнюю нечеткость применения терминов «преступление» и «проступок» в Особенной части [8, с. 77]. Например, в ст. 144-146 говорилось только о преступлении, устанавливалась общая норма о применении наказаний для несовершеннолетних в случае совершения последними преступлений и проступков. В ст. 163 предусматривались различные сроки давности лишь для преступлений (тогда как по тексту закона можно полагать, что речь шла и о проступках) [5, с. 164-165].

Последовательное разграничение преступлений и проступков в Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года отсутствовало. Поэтому в новых редакциях Уложения (1866 и 1885 гг.) различие между преступлением и проступком было исключено из Общей части.

Принятие Устава о наказаниях, налагаемых мировыми судьями, 1864 года обусловило значительную переработку старого уголовного законодательства. В частности, из Уложения о наказаниях уголовных и исправительных было изъято 652 статьи, в том числе ст. 1 и 2, определявшие преступление и проступок.

Запрещенные Уставом под страхом наказания деяния именуются в нем проступками. Но можно ли говорить о декриминализации большого числа преступлений, ранее предусмотренных Уложением о наказаниях уголовных и исправительных? Тяжесть на-

казания, следующего за эти «проступки» по Уставу, не позволяет с полным основанием сделать такой вывод. Неслучайно эти проступки в Уставе называются также «преступными деяниями», привлекаемый к ответственности за проступки называется «подсудимым», ему выносится «приговор», после чего он становится «осужденным» [6, с. 390-393].

Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями, в ст. 1 определял следующие виды наказания за проступки, «означенные в сем Уставе»:

- выговоры, замечания и внушения;

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

- денежные взыскания в сумме не свыше 300 р.;

- арест на срок не более трех месяцев;

- заключение в тюрьму на срок не более одного года.

К наиболее важным категориям уголовных дел, подлежащих рассмотрению мировыми судами, согласно Уставу, относили уголовные дела: о проступках против управления (неисполнение распоряжений, требований и постановлений правительства и полицейских властей, ослушание и оскорбление полицейских, жандармов и т.д.); о проступках против благочиния, порядка и спокойствия (нарушение порядка в церкви, драки в общественных местах, открытие без разрешения театральных представлений, прошение милостыни); о проступках против общественного благоустройства (засорение рек, каналов, источников, колодцев, производство без разрешения буровых и подземных работ, охота без разрешения, рыбная ловля в запрещенное время); о нарушении Устава о паспортах (необъявление полиции о прибывших в дом, проживание в столицах без паспорта, укрывательство обвиняемых и осужденных лиц); о проступках против личной безопасности (хранение и использование оружия и пороха); о проступках против чужой собственности (самовольное пользование чужим имуществом); о краже (кража предметов ценой не более 300 р.) [3, с. 31].

Анализируя Уголовное уложение 1903 года, следует отметить, что в нем законодатель делит преступные деяния

на три категории: тяжкие преступления, преступления и проступки. Такое деление проводится в зависимости от назначаемых наказаний. Преступные деяния, за которые в законе определена как высшая мера наказания смертная казнь, каторга или ссылка на поселение, именуются тяжкими преступлениями. Преступные деяния, за которые в законе определено как высшая мера наказания заключение в исправительном доме, крепости или тюрьме, именуются преступлениями. Преступные деяния, за которые в законе определен как высшая мера наказания арест или денежная пеня, именуются проступками [7, с. 275].

Основываясь на проведенном анализе нормативно-правовых документов дореволюционного периода развития отечественного уголовного права, можно сделать вывод, что понятие «уголовный проступок» не является новым для нашего законодательства. Следует согласиться с теми учеными, которые предлагают воплотить в жизнь идею разграничения уголовно-противоправных деяний на преступления и проступки. По мнению В.В. Гордиенко, основу для формирования категории уголовных проступков должны составлять не представляющие общественной опасности деяния небольшой тяжести, предусмотренные ч. 2 ст. 15 УК РФ [1, с. 12]. Н.Ф. Кузнецова предлагает предусмотреть санкции за уголовные проступки в пределах трех лет лишения свободы [2, с. 14]. Уголовные дела о преступлениях, за которые наказания не превышают трех лет лишения свободы, в соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом РФ, рассматривают мировые судьи. Здесь можно провести аналогию с Уставом о наказаниях, налагаемых мировыми судьями, 1864 года, согласно которому в компетенции мировых судей находилось разрешение дел, связанных с совершением проступков.

Детальное изучение исторического опыта, выявление позитивных и негативных тенденций развития отечественного уголовного законодательства позволит избежать возможных ошибок при введении такого института, как «уголовный проступок», в Уголовный кодекс РФ.

Список использованной литературы

1. Гордиенко В.В. Законодательное установление уголовного проступка и исключение института отказных материалов // Российский следователь. 2010. № 15. С. 11 — 13.

2. Кузнецова Н.Ф. О совершенствовании уголовного закона / / Российская юстиция. 2009. № 5. С. 12—16.

3. Михеев А.В. Институт мировых судей в уголовном судопроизводстве дореволюционной России // История государства и права. 2007. № 7. С. 31—32.

4. Мониторинг уголовно-правовой политики Российской Федерации: Общие проблемы: моногр. / отв. ред. С.В. Максимов. М., 2009.

5. Российское законодательство X—XX веков: в 9 т. / под ред. О.И. Чистякова. М., 1988. Т. 6.

6. Российское законодательство X—XX веков: в 9 т. / под ред. О.И. Чистякова. М., 1991. Т. 8.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

7. Российское законодательство X—XX веков: в 9 т. / под ред. О.И. Чистякова. М., 1994. Т. 9.

8. Таганцев И.С. Лекции по русскому уголовному праву: Часть общ. СПб., 1887. Вып. 1.

Referenses

1. Gordienko V.V. Zakonodatel'noe ustanovlenie ugolovnogo prostupka i isklyuchenie instituta otkaznykh materialov // Rossiiskii sledovatel'. 2010. № 15. S. 11—13.

2. Kuznetsova N.F. O sovershenstvovanii ugolovnogo zakona // Rossiiskaya yustitsiya. 2009. № 5. S. 12—16.

3. Mikheev A.V. Institut mirovykh sudei v ugolovnom sudoproizvodstve dorevolyutsionnoi Rossii // Istoriya gosudarstva i prava. 2007. № 7. S. 31—32.

4. Monitoring ugolovno-pravovoi politiki Rossiiskoi Federatsii: Obshchie problemy: monogr. / otv. red. S.V. Maksimov. M., 2009.

5. Rossiiskoe zakonodatel'stvo X—XX vekov: v 9 t. / pod red. O.I. Chistyakova. M., 1988. T. 6.

6. Rossiiskoe zakonodatel'stvo X—XX vekov: v 9 t. / pod red. O.I. Chistyakova. M., 1991. T. 8.

7. Rossiiskoe zakonodatel'stvo X—XX vekov: v 9 t. / pod red. O.I. Chistyakova. M., 1994. T. 9.

8. Tagantsev I.S. Lektsii po russkomu ugolovnomu pravu: Chast' obshch. SPb., 1887. Vyp. 1.