Научная статья на тему 'Уголовно-правовые основы борьбы и противодействия транснациональной организованной преступности в российском законодательстве'

Уголовно-правовые основы борьбы и противодействия транснациональной организованной преступности в российском законодательстве Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
561
64
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Уголовно-правовые основы борьбы и противодействия транснациональной организованной преступности в российском законодательстве»

до конца раскрыть весь спектр признаков, характеризующих рассматриваемую проблему. В силу этого налоговые преступления следует признать преступлениями со сложным объектом преступных посягательств, включающим как публичные государственно-функциональные аспекты, связанные с налоговой системой государства, так и экономические аспекты - с объектом, объединяющим различные общественные отношения, в равной мере находящиеся под уголовно-правовой охраной.

Ростовский государственный университет

Литература

1. Уголовное право. Общая часть / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой, Ю.М. Ткачевского, Г.Н. Борзенкова. М., 1993. С. 105-06.

2. ПрохоровВ.С. Преступление и ответственность. Л., 1984. С. 52.

3. Трайнин А.Н. Налоговые деликты / Уголовное право РСФСР. Часть Особенная. Преступления против государства и социального порядка. Л., 1938. С. 47.

4. Кучеров И. Особенности объекта и предмета преступлений в сфере налогообложения. // Предпринимательское право. 1999. №5-6. С. 8.

31 мая 2006 г.

© 2006г. Е.С. Белов

УГОЛОВНО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ БОРЬБЫ И ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ ТРАНСНАЦИОНАЛЬНОЙ ОРГАНИЗОВАННОЙ ПРЕСТУПНОСТИ В РОССИЙСКОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ

Факт существования транснациональной организованной преступности заставил в значительной степени изменить уголовные и уголовно-процессуальные кодексы многих стран. Постепенное осознание всей серьезности проблемы борьбы с транснациональной и организованной преступностью обусловило процесс обновления российского уголовного законодательства. Тем не менее уголовно-процессуальные нормы пока не претерпели значительных специализированных изменений,- УПК РФ не содержит норм, специально учитывающих особенности расследования и судебного рассмотрения уголовных дел о преступлениях, совершаемых транснациональными организованными преступными группировками, и иных.

УК РФ включает довольно много статей, направленных косвенно на противодействие транснациональной преступности. В их числе: ст. 285 (злоупотребление должностными полномочиями); ст. 290 (получение взятки); ст. 291 (дача взятки); ст. 292 (служебный подлог); ст. 201 (злоупотребление полномочиями); ст. 202 (злоупотребление полномочиями частными нотариусами и аудиторами); ст. 204 (коммерческий подкуп); ст. 170 (регистрация незаконных сделок с землей); ст. 184 (подкуп участников и организаторов профессиональных спортивных соревнований и зрелищных коммерческих конкурсов) и др.

Перечень этот достаточно всеобъемлющ и правовая основа для борьбы с транснациональной преступностью в России в целом адекватна, но, как и любое другое законодательство, ее можно совершенствовать, расширяя круг субъектов, уточняя существующие или криминализируя новые составы преступлений, используя для этого законодательный опыт борьбы с транснациональными преступлениями других стран и мирового сообщества.

К сожалению, российское уголовное законодательство не включает в круг преступных деяний, относимых по сути к регламентации ответственности, в том числе за транснациональную организованную преступную деятельность, составов вербовки и торговли людьми. Анализ последних тенденций развития транснациональной преступной деятельности свиде-

тельствует, что торговля людьми из Восточной Европы и, в частности, из России является одним из видов наиболее доходного бизнеса транснациональной организованной преступности. В этой связи представляется необходимым введение уголовной ответственности за совершение подобных преступных деяний.

Российский законодатель ранее поддержал тенденцию криминализации участия в преступном сообществе (преступной организации) и регламентировал в уголовном законе ответственность за организацию преступного сообщества и за участие в нем (ст. 35, 210 УК РФ). Стимулом для выделения преступного сообщества (преступной организации) в качестве самостоятельной уголовно-правовой категории стала необходимость привлечения к уголовной ответственности лиц, осуществляющих общее руководство преступной деятельностью, не связанное с подготовкой и совершением конкретных преступлений.

В ч. 4 ст. 35 УК РФ преступное сообщество (преступная организация) определяется как сплоченная организованная группа (организация) для совершения тяжких и особо тяжких преступлений, либо объединение организованных групп, созданных в тех же целях. Анализ данного определения показывает, что в основе понятия преступного сообщества (преступной организации) лежит понятие организованной группы. Последняя определяется ч. 3 ст. 35 УК РФ как «устойчивая группа лиц, заранее объединившаяся для совершения одного или нескольких преступлений».

Сплоченность, как и устойчивость, характеризующая организованную группу, является оценочным признаком. Законодателю необходимо пояснить, что именно он понимает под терминами «устойчивость» и «сплоченность» как отличительными признаками организованной группы и преступной организации (сообщества), и сформулировать их четкие определения в уголовном законе. Кроме того, было бы целесообразно внести изменения в ст. 35 УК РФ, исключающие тождественность понятий «преступное сообщество» и «преступная организация» и использовать только один термин - «преступная организация».

Значение уголовно-правовой регламентации понятия преступного сообщества состоит в том, что оно выступает в качестве конститутивного признака основного и квалифицированного составов преступлений, определенных в ст. 210 УК РФ. Кроме того, УК РФ предусматривает и два самостоятельных состава преступления, по существу регламентирующих преступную деятельность организованных форм преступности - это организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем (ст. 208) и бандитизм (ст. 209).

Как одну из частей общей основы противодействия транснациональной организованной преступности, можно рассматривать уголовно-правовую норму ст. 174 УК РФ, которая установила уголовную ответственность за совершение финансовых операций и других сделок с денежными средствами или имуществом, заведомо приобретенными другими лицами преступным путем (за исключением преступлений, предусмотренных ст. 193,194, 198, 199.1, 199.2 УК РФ), в целях придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению указанными денежными средствами или иным имуществом.

С целью совершенствования процесса борьбы с легализацией преступных доходов и создания системы мер противодействия этим процессам в России был разработан Федеральный закон «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных незаконным путем», который предусматривает ряд обязан-

Ростовский государственный университет

ностей для организаций, осуществляющих операции с денежными средствами или иным имуществом, касающихся необходимости в соответствующих случаях регистрировать такие операции.

Завершая характеристику законодательства, позволяющего противодействовать транснациональной организованной преступности на национальном уровне, необходимо заметить, что средством противодействия мог бы явиться комплексный закон, направленный на борьбу с данным явлением.

Таким образом, на национальном уровне в целом существует адекватная правовая база для осуществления противодействия транснациональной организованной преступности. Вместе с тем особенности транснациональной организованной преступности требуют не только специальных уголовно-правовых норм. Транснациональная преступность в активной или пассивной форме действует на территории большинства государств планеты. Поэтому наибольшая проблема кроется не только в том, что многие государства имеют различные подходы к криминализации составов преступлений, которые направлены на борьбу с транснациональной преступностью, и не в существовании больших различий в определениях понятий, а в отсутствии должного сотрудничества и взаимодействия между правоохранительными органами, уполномоченными структурами различных стран и законодательства, регламентирующего такое сотрудничество.

19 июня 2006 г.

© 2006 г. Ю.А. Болдырева

ПРОБЛЕМЫ ПРИВЛЕЧЕНИЯ К ОТВЕТСТВЕННОСТИ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНЕГО, ИМЕЮЩЕГО ПСИХИЧЕСКИЕ ОТКЛОНЕНИЯ

Российским законодательством установлено, что уголовной ответственности подлежит только вменяемое лицо. Статья 21 УК РФ гласит, что уголовной ответственности не подлежит лицо, которое во время совершения общественно опасного деяния находилось в состоянии невменяемости, т.е. не могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия либо иного болезненного состояния психики. Таким образом, несовершеннолетний может избежать наказания также в случае его невменяемости.

Тем не менее среди несовершеннолетних лиц, совершающих преступления и признанных вменяемыми, достаточно распространены случаи так называемого пограничного расстройства психики, что рассматривается как психические аномалии в рамках вменяемости. Они способствуют развитию агрессивных черт характера и в то же время снижают волевые способности, повышают внушаемость, ослабляют сдерживающие контрольные механизмы, в определенной степени влияют на мотивацию преступного поведения.

В теории уголовного права на протяжении длительного времени высказывалось мнение, подтвержденное результатами криминологических и медицинских исследований, о необходимости включения в уголовный закон нормы об ограниченной вменяемости [1]. Такая норма, предположительно, должна была способствовать обеспечению научно обоснованного подхода к значительной категории лиц, которых надо не только наказывать, но и принудительно лечить.

В выявлении психических аномалий особенно нуждаются несовершеннолетние правонарушители. Исследования показывают, что среди подростков, совершающих преступления, большая часть имеет психические отклонения. Но отставание в психическом развитии может только лишь учитываться судом как смягчающее обстоятельство при индивидуализации наказания.

УК РФ стремился максимально ограничить возможность применения уголовных репрессий к несовершеннолетним, имеющим отклонения в психическом развитии. Согласно ч. 3 ст. 20 УК РФ, если несовершеннолетний достиг возраста, с которого он может быть привлечен к уголовной ответственности, но вследствие

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.