Научная статья на тему 'Уголовная ответственность за жестокое обращение с животными'

Уголовная ответственность за жестокое обращение с животными Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
6989
912
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ЖИВОТНОЕ / ЖЕСТОКОЕ ОБРАЩЕНИЕ / ИСТЯЗАНИЕ ЖИВОТНОГО / УГОЛОВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ / КВАЛИФИЦИРОВАННЫЙ СОСТАВ / ANIMAL / ANIMAL ABUSE / ANIMAL TORTURE / CRIMINAL LIABILITY / AGGRAVATING CIRCUMSTANCES OF THE OFFENCE

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Шарапов Р.Д.

Обязанность гуманного обращения с животными имеет не только моральный характер, но и правовой. Исследование посвящено уголовно-правовой характеристике состава преступления, предусмотренного статьей 245 Уголовного кодекса Российской Федерации в редакции от 20 декабря 2017 года. С использованием материалов судебной практики дается значимый для квалификации преступления анализ ключевых признаков состава жестокого обращения с животными. На основе положений Федерального закона от 27 декабря 2018 года N 498-ФЗ «Об ответственном обращении с животными и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» раскрывается бланкетный характер диспозиции рассматриваемой статьи уголовного закона. Обосновываются выводы о том, что предметом жестокого обращения с животными являются только млекопитающие (звери) и птицы, а под жестоким обращением следует понимать действие (бездействие), явно противоречащее принципам нравственного и гуманного отношения к животным и их использования. Описывается обращение с животными, которое не может квалифицироваться как жестокое (эвтаназия, виды правомерного пользования животным миром, убой животных в присутствии малолетних в хозяйственно-бытовых или санитарных целях, жертвоприношение при отправлении религиозных обрядов (ритуальный убой).

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Criminal liability for animal cruelty

The duty of humane treatment of animals is not only moral, but also legal. The article is devoted to the criminal law characteristic of the offence under Article 245 of the Criminal Code of the Russian Federation as amended on December 20, 2017. Using the materials of the judicial practice, the analysis of the key elements of animal cruelty crimes, significant for the qualification of this crime, is given. Having analyzed the provisions of the Federal Law of December 27, 2018 N 498-FL “On responsible treatment of animals and on amendments to certain legislative acts of the Russian Federation”, the author reveals the blanket nature of the disposition of the considered article of the criminal law. The author substantiates the conclusions that only mammals (animals) and birds are the subject of cruelty to animals, and cruel treatment should be understood as an action (inaction) that clearly contradicts the principles of moral and humane treatment and use of animals. The treatment of animals, which cannot be qualified as a cruel one (euthanasia, types of lawful use of the animal world, slaughter of animals for household or sanitary purposes in the presence of minors, sacrifice during the performance of religious rites (ritual slaughter) is described.

Текст научной работы на тему «Уголовная ответственность за жестокое обращение с животными»

Раздел 4. Уголовный закон

ШАРАПОВ Р.Д., доктор юридических наук, профессор,

Srd72@mail.ru

Кафедра уголовного права, криминологии и уголовно-исполнительного права;

Санкт-Петербургский юридический институт (филиал) Университета прокуратуры Российской Федерации, 191104, г. Санкт-Петербург, Литейный проспект, 44;

Кафедра правовой подготовки сотрудников органов внутренних дел; Тюменский институт повышения квалификации сотрудников Министерства внутренних дел Российской Федерации, 625049, г. Тюмень, ул. Амурская, 75

SHARAPOV R.D.,

Doctor of Legal Sciences, professor, Srd72@mail.ru

Chair of criminal law, criminology and penal law; St. Petersburg Law Institute (Branch) of the University of Prosecutor's Office of the Russian Federation, Liteiny Prospect 44, St. Petersburg, 191104; Chair of legal training of law enforcement officers; Tyumen Advanced Training Institute of the Ministry of the Interior of the Russian Federation, Amurskaya St. 75, Tyumen, 625049, Russian Federation

УГОЛОВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА ЖЕСТОКОЕ ОБРАЩЕНИЕ С ЖИВОТНЫМИ

Аннотация. Обязанность гуманного обращения с животными имеет не только моральный характер, но и правовой. Исследование посвящено уголовно-правовой характеристике состава преступления, предусмотренного статьей 245 Уголовного кодекса Российской Федерации в редакции от 20 декабря 2017 года. С использованием материалов судебной практики дается значимый для квалификации преступления анализ ключевых признаков состава жестокого обращения с животными. На основе положений Федерального закона от 27 декабря 2018 года N 498-ФЗ «Об ответственном обращении с животными и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» раскрывается бланкетный характер диспозиции рассматриваемой статьи уголовного закона. Обосновываются выводы о том, что предметом жестокого обращения с животными являются только млекопитающие (звери) и птицы, а под жестоким обращением следует понимать действие (бездействие), явно противоречащее принципам нравственного и гуманного отношения к животным и их использования. Описывается обращение с животными, которое не может квалифицироваться как жестокое (эвтаназия, виды правомерного пользования животным миром, убой животных в присутствии малолетних в хозяйственно-бытовых или санитарных целях, жертвоприношение при отправлении религиозных обрядов (ритуальный убой).

Ключевые слова: животное; жестокое обращение; истязание животного; уголовная ответственность; квалифицированный состав.

CRIMINAL LIABILITY FOR ANIMAL CRUELTY

Annotation. The duty of humane treatment of animals is not only moral, but also legal. The article is devoted to the criminal law characteristic of the offence under Article 245 of the Criminal Code of the Russian Federation as amended on December 20, 2017. Using the materials of the judicial practice, the analysis of the key elements of animal cruelty crimes, significant for the qualification of this crime, is given. Having analyzed the provisions of the Federal Law of December 27, 2018 N 498-FL "On responsible treatment of animals and on amendments to certain legislative acts of the Russian Federation", the author reveals the blanket nature of the disposition of the considered article of the criminal law. The author substantiates the conclusions that only mammals (animals) and birds are the subject of cruelty to animals, and cruel treatment should be understood as an action (inaction) that clearly contradicts the principles of moral and humane treatment and use of animals. The treatment of animals, which cannot be qualified as a cruel one (euthanasia, types of lawful use of the animal world, slaughter of animals for household or sanitary purposes in the presence of minors, sacrifice during the performance of religious rites (ritual slaughter) is described.

Keywords: animal; animal abuse; animal torture; criminal liability; aggravating circumstances of the offence.

С 31 декабря 2017 года вступил в силу Федеральный закон от 20 декабря 2017 г. N 412-ФЗ «О внесении изменений в статьи 245 и 258.1 Уголовного кодекса Российской Федерации и статьи 150 и 151 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»*. Главным нововведением является установление более строгой ответственности за жестокое обращение с животными за счет того, что: 1) криминализировано жестокое обращение с животным в целях причинения ему боли и (или) страданий, когда это деяние совершено не из хулиганских или корыстных побуждений и без применения садистских методов; 2) такие обстоятельства преступления, как «с применением садистских методов» и «в присутствии малолетнего», перенесены из основного в квалифицированный состав преступления; 3) перечень квалифицирующих признаков преступления дополнен следующими признаками: «с публичной демонстрацией, в том числе в средствах массовой информации или информационно-телекоммуникационных сетях (включая сеть "Интернет")» и «в отношении нескольких животных»; 4) увеличена степень строгости санкций за основной состав преступления (путем дополнения наказанием в виде лишения свободы на срок до трех лет) и квалифицированный состав преступления (замена обязательных работ исправительными работами на срок до двух лет, увеличение срока принудительных работ до пяти лет вместо двух, срока лишения свободы от трех до пяти лет вместо двух лет), в связи с чем жестокое обращение с животным при квалифицирующих обстоятельствах перешло в разряд преступлений средней тяжести.

Указанный закон, в петиции за принятие которого поставили подписи больше полутора миллионов россиян [1], стал реакцией законодателя на получившие в последние годы распространение случаи истязания животных. Некоторые из них приобрели большой общественный резонанс (дело «хабаровских живодерок», расправа над бурым медведем в Якутии и др. [2]). Животные все

* Собр. законодательства Рос. Федерации. 2017. N 52 (ч. I). Ст. 7935.

чаще становятся предметом преступных посягательств, причем не только экологических, но и социально-бытовых. В крупных городах множество одичавших собак и кошек, большинство из которых оказались бездомными по вине людей. У многих из них ампутированы конечности, имеются порезы, ожоги и другие характерные увечья как результат их истязаний со стороны наркоманов, подростков с насильственным типом личности и т.д. Известны факты организации схваток между животными (собачьи, петушиные бои и т.п.), которые нередко заканчиваются гибелью животных.

По словам инициаторов нового закона об ответственности за истязание животных, статистика в этой сфере «крайне неутешительная: преступления молодеют, факты живодерства, жестокого отношения к животным становятся зачастую первым шагом к совершению еще более тяжких преступлений и насилия уже в отношении людей» [3]. Следовательно, уголовно-правовой запрет, предусмотренный ст. 245 УК РФ, рассматривается в качестве нормы с двойной превенцией, а именно позволяющей с помощью наказания за насилие в отношении животных оказывать предупредительное воздействие на более тяжкие виды насильственной преступности в отношении человека (ст.ст. 105, 111, 112 УК РФ и др.).

Залогом достижения указанного би-превентивного эффекта является правильное применение ст. 245 УК РФ, основанное на современной уголовно-правовой характеристике состава данного преступления, определенности в понимании основания уголовной ответственности за жестокое обращение с животными. Применение данной уголовно-правовой нормы невозможно без учета основных положений Федерального закона от 27 декабря 2018 г. N 498-ФЗ «Об ответственном обращении с животными и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»** (далее - Федеральный

** Об ответственном обращении с животными и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации: федер. закон от 27 дек. 2018 г. N 498-ФЗ // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2018. N 53 (ч. I). Ст. 8424.

закон об ответственном обращении с животными). В связи с этим актуальным для правоприменителя является анализ ключевых элементов уголовно-правовой характеристики состава жестокого обращения с животными.

Основным непосредственным объектом преступления являются общественные отношения, обеспечивающие гуманное отношение к животным как к одному из основных элементов окружающей среды.

Согласно Федеральному закону от 24 апреля 1995 г. N 52-ФЗ «О животном мире»* животный мир является достоянием народов Российской Федерации, неотъемлемым элементом природной среды и биологического разнообразия Земли, возобновляющимся природным ресурсом, важным регулирующим и стабилизирующим компонентом биосферы, всемерно охраняемым и рационально используемым для удовлетворения духовных и материальных потребностей граждан Российской Федерации.

Обязанность гуманного обращения с животными, которые по уровню развития занимают второе место на Земле после человека, носит не только моральный характер, но и правовой. Согласно ст. 58 Конституции Российской Федерации каждый обязан сохранять природу и окружающую среду. В соответствии со ст. 137 ГК РФ при осуществлении гражданских прав не допускается жестокое обращение с животными, противоречащее принципам гуманности, а ст. 40 Федерального закона от 24 апреля 1995 г. N 52-ФЗ «О животном мире» обязывает применять при пользовании животным миром гуманные способы.

Важным для понимания основного объекта рассматриваемого преступления являются положения Федерального закона об ответственном обращении с животными, регулирующего отношения в области обращения с животными в целях их защиты, а также укрепления нравственности, соблюдения принципов гуманности, обеспечения безопасности и иных прав и законных интересов граждан при обращении с животными.

* О животном мире: федер. закон от 24 апр. 1995 г. N 52-ФЗ: ред. от 3 июля 2016 г. // Собр. законодательства Рос. Федерации. 1995. N 17. Ст. 1462; Официальный интернет-портал правовой информации. URL: http://www.pravo.gov.ru

Предметом преступления названо животное. Обращает внимание то обстоятельство, что законодатель устранил юри-дико-технический изъян, который присутствовал в изначальной редакции диспозиции ч. 1 ст. 245 УК РФ. Он состоял в том, что предмет данного преступного посягательства был закреплен во множественном числе (жестокое обращение с животными). Буквально это означало, что состав преступления может иметь место, если виновный совершил жестокое обращение как минимум в отношении двух особей животных. В действительности смысл уголовно-правовой нормы, конечно, иной, и для его уяснения следовало прибегнуть к приему расширительного толкования закона. На практике квалификация данного преступления производилась независимо от того, с каким количеством животных (с одним или несколькими) жестоко обращался виновный. Впрочем, это не устраняло обязанности законодателя исправить данный юридико-технический недостаток. Больше того, жестокое обращение сразу с несколькими животными признано отягчающим преступление обстоятельством.

Животное есть живой организм, обладающий способностью двигаться и питающийся, в отличие от растений, готовыми органическими соединениями. Однако по смыслу нормы этот признак нужно толковать ограничительно, имея в виду только высших позвоночных - млекопитающих и птиц. Жестокое обращение с животными беспозвоночными (кольчатые черви, моллюски, насекомые и пр.), а также с земноводными, пресмыкающимися, на наш взгляд, состава преступления по ст. 245 УК РФ не образует. Данный вывод следует из предусмотренных ст. 4 Федерального закона об ответственном обращении с животными нравственных принципов и принципов гуманности при обращении с животными, в числе которых отношение к животным как к существам, способным испытывать эмоции и физические страдания. Беспозвоночные, земноводные и пресмыкающиеся животные не способны испытывать эмоции.

Уголовно-правовая охрана ст. 245 УК РФ распространяется как на животных, являющихся предметом товарно-денежных отношений (домашних, добытых на

охоте и т.п.), в том числе находящихся в собственности виновного, так и на диких животных, то есть находящихся в состоянии естественной свободы, а также диких животных, содержащихся или используемых в условиях неволи.

Объективная сторона состава преступления включает следующие основные признаки: 1) жестокое обращение; 2) последствие в виде гибели или увечья животного; 3) причинную связь между деянием в виде жестокого обращения и указанными последствиями.

В статье 3 Федерального закона об ответственном обращении с животными жестокое обращение с животным определяется как такое обращение с ним, которое привело или может привести к гибели, увечью или иному повреждению здоровья животного (включая истязание животного, в том числе голодом, жаждой, побоями, иными действиями), нарушение требований к содержанию животных, установленных законодательством (в том числе отказ владельца от содержания животного), причинившее вред здоровью животного, либо неоказание при наличии возможности владельцем помощи животному, находящемуся в опасном для жизни или здоровья состоянии. Таким образом, диспозиция ст. 245 УК РФ является бланкетной.

С уголовно-правовой точки зрения под жестоким обращением следует понимать действие (бездействие), явно противоречащее принципам нравственного и гуманного отношения к животным и их использования. К жестокому обращению следует относить применение при охоте запрещенных калечащих и мучительных способов добычи*, а также нарушение запретов, предусмотренных ст. 11 Федерального закона об ответственном обращении с животными (проведение на животных без применения обезболивающих лекар-

* Например, применение сетей и других ловчих приспособлений из сетей, петель, крючьев, ловчих ям, «подрезей», «башмаков», легковоспламеняющихся жидкостей, газов, электрического тока и др. (см.: Об утверждении Правил охоты: приказ Минприроды России от 16 нояб. 2010 г. N 512: ред. от 21 марта 2018 г. // Рос. газ. 2011. 24 февр. N 39; Официальный интернет-портал правовой информации. 11К1_: http://www.pravo.gov.ru).

ственных препаратов для ветеринарного применения ветеринарных и иных процедур, которые могут вызвать у животных непереносимую боль; не разрешенное законом натравливание одних животных на других; отказ владельцев животных от исполнения ими обязанностей по содержанию животных до их определения в приюты для животных или отчуждения иным законным способом; организация и проведение боев животных; организация и проведение зрелищных мероприятий, влекущих за собой нанесение травм и увечий животным, умерщвление животных; кормление хищных животных другими живыми животными в местах, открытых для свободного посещения).

Изучение судебной практики показало, что суды при квалификации преступления отождествляют жестокое обращение с любым физическим насилием над животным. В частности, как жестокое обращение были квалифицированы удушение животного веревочной петлей, сворачивание шеи животному, нанесение ножевых ранений, отрезание головы, многократные удары животного о грунт, выбрасывание животного с балкона многоэтажного дома, однократный удар в голову животного ногой, утопление животного, помещенного в завязанный мешок, в реке.

Не является жестоким обращением применение к животным эвтаназии, отлов бродячих животных в порядке проведения санитарно-эпидемиологических мероприятий, убой сельскохозяйственных животных, охота и водный промысел, иные виды правомерного пользования животным миром.

Гибель животного означает наступление его смерти, а увечье - телесное повреждение любой степени тяжести. Данные последствия должны находиться в прямой причинной связи с жестоким обращением с животным, которое является необходимой и главной причиной их наступления. Преступление следует считать оконченным с момента наступления гибели или увечья животного.

Несмотря на обсуждавшийся в период принятия анализируемого закона вопрос о снижении возраста, с которого возможно привлечение к уголовной ответственности по ст. 245 УК РФ, позиция зако-

нодателя осталась неизменной. Субъектом преступления является лицо, достигшее шестнадцатилетнего возраста.

Исходя из характера противоправного деяния, а также признаков субъективной стороны, в числе которых фигурирует цель преступления (причинение животному боли и (или) страданий), следует вывод о том, что субъективная сторона преступления характеризуется виной в форме умысла.

Состав преступления, предусмотренного ст. 245 УК РФ, альтернативный. Это означает, что жестокое обращение с животным, повлекшее его гибель или увечье, квалифицируется по данной статье, если оно совершено при наличии хотя бы одного из указанных в диспозиции части первой статьи признаков, характеризующих его субъективную сторону. В числе таких альтернативных признаков предусмотрены мотивы преступления - хулиганские или корыстные побуждения, а также цель преступления - причинение животному боли и (или) страданий.

Цель преступления - причинение животному боли и (или) страданий - означает, что жестокое обращение с животным выступает как самоцель, «жестокость ради жестокости», то есть «совершением насильственных действий исчерпываются все желания субъекта» [4, с. 29]. Мотивами такого рода истязания животных являются месть, личная неприязнь, сексуальные или садистские побуждения, ненависть, зависть, иногда ревность и некоторые другие. Для их удовлетворения необходимо и достаточно самого факта причинения животному боли и (или) страданий, и других целей субъект может не преследовать. Подобные преступления специалисты в криминальной психологии объединяют в группу агрессивно-насильственных [5, с. 17].

В уголовном праве понятия «боль» и «страдания» являются оценочными и используются законодателем при конструировании составов насильственных преступлений против здоровья человека (ст.ст. 116, 117 УК РФ). Понятие страдания часто раскрывается посредством понятия боли. В одном из Толковых словарей страдание определяется как физическая или нравственная боль, мучение [6, с. 760], а в судебной практике и уголовно-право-

вой литературе под физическим страданием применительно к ст. 117 УК РФ обычно понимают претерпевание потерпевшим особо мучительной (особенной) боли* [7, с. 113; 8, с. 51; 9, с. 61].

Насколько должна быть сильна боль, чтобы признать ее особо мучительной, определить трудно. Исследования этого вопроса применительно к насильственным преступлениям против человека приводят к выводу о том, что, во-первых, страдания могут выражаться не только собственно в виде боли, но и в изнурительном физическом недомогании вследствие голода, жажды, удушья, тошноты, зуда, охлаждения тела и т.п. К страданиям необходимо отнести и психофизические нарушения, истощающие нервную систему потерпевшего (нервное истощение), вызываемые многократным введением в его организм алкоголя, разного рода психостимуляторов, галлюциногенов, других средств и препаратов наркотического, токсического или психотропного свойства. Во-вторых, основной критерий оценки страданий - временной, то есть болевые ощущения, недомогание и истощение в результате насилия потерпевший испытывает более или менее продолжительное время. Это либо хроническая боль, например, в результате систематических побоев, длительное физическое недомогание из-за лишения пищи, тепла, возможности отправления естественных надобностей и т.д., длительное нервное истощение, либо многократное переживание острой физической боли, непродолжительных простраций или психосенсорных расстройств в результате множественных насильственных действий, повторяющихся через короткий промежуток времени [10, с. 163-173]. Очевидно, все эти последствия способно испытывать позвоночное животное, особенно млекопитающее (зверь).

Хулиганские побуждения есть явное неуважение к обществу и общепри-

* Пункт 14 постановления Пленума Верховного Суда РСФСР от 25 сентября 1979 г. «О практике рассмотрения судами жалоб и дел о преступлениях, предусмотренных ст. 112, ч. 1 ст. 130 и ст. 131 УК РСФСР» (постановление утратило силу) (см.: Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. М., 1995. С. 453).

нятым нормам морали, когда поведение виновного является открытым вызовом общественному порядку и обусловлено желанием противопоставить себя окружающим, продемонстрировать пренебрежительное к ним отношение*. С внешней стороны свидетельством хулиганского мотива является то, что соответствующее деяние совершается без видимого повода или с использованием незначительного повода как предлога для расправы над животным.

Корыстные побуждения представляют собой желание получить материальную выгоду для виновного или других лиц либо избавиться от материальных затрат. В судебной практике как жестокое обращение с животным из корыстных побуждений квалифицируются действия виновного, мотивированные желанием употребить животное в пищу**. Например, в одном из приговоров суд указал, что подсудимый «в целях осуществления своего преступного умысла, направленного на причинение смерти собаке... умышленно, из корыстных побуждений, выразившихся в удовлетворении своих физиологических потребностей и утолении чувства голода, с целью дальнейшего употребления мяса вышеуказанной собаки в пищу, используя в качестве орудия молоток, нанес им 5 ударов с особой жестокостью в область головы собаки»***.

Говоря о квалифицированном составе преступления, предусмотренном ч. 2

* О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ): постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 янв. 1999 г. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

** Приговор Джанкойского районного суда Республики Крым от 14 окт. 2016 г. по делу N 1-515/2016; Приговор Омутнинского районного суда Кировской области от 15 апр. 2016 г. по делу N 1-63/2016; Приговор Вели-коустюгского районного суда Вологодской области N 1-186/2015 от 19 нояб. 2015 г. по делу N 1-186/2015 // Судебные и нормативные акты Российской Федерации: сайт. URL: http:// sudact.ru

*** Приговор мирового судьи судебного участка N 16 Ленского района Республики Саха (Якутия) от 30 янв. 2018 г. по делу N 1-216/2018 // РосПравосудие — судебная практика: сайт. URL: https://rospravosudie.com

ст. 245 УК РФ, описание которого начинается словами: «то же деяние, совершенное», следует подчеркнуть, что его вменение возможно при наличии в содеянном признаков основного состава данного преступления, которые предусматриваются ч. 1 ст. 245 УК РФ. Это означает, что при квалификации жестокого обращения с животными при отягчающих обстоятельствах прежде необходимо установить в содеянном наличие признаков основного состава преступления, и лишь затем переходить к оценке квалифицирующих признаков. Отсутствие в содеянном признаков основного состава данного преступления (если нет признаков покушения на преступление) исключает возможность применения уголовно-правовой нормы, предусматривающей квалифицированный состав жестокого обращения с животными.

Поскольку жестокое обращение с животными является преступлением небольшой и средней тяжести, то уголовная ответственность за приготовление к этому преступлению вне зависимости от наличия квалифицирующих признаков не наступает.

В числе признаков квалифицированного состава рассматриваемого преступления не претерпел изменений первый из них - совершение преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой (пункт «а»). Хотя здесь оснований для упрека законодателю избежать не удалось. В системе квалифицирующих признаков состава организованная группа как наиболее опасный вид соучастия поставлена на одну ступень с явно менее опасными видами соучастия и, таким образом, эффективность дифференциации уголовной ответственности оказывается невысокой.

Жестокое обращение с животным в присутствии малолетнего (пункт «б»), ранее считавшееся признаком основного состава преступления, в настоящее время является признаком квалифицированного состава. Такая законодательная реконструкция имеет двоякий эффект. С одной стороны, стала более строгой уголовная ответственность за жестокое обращение с животным, если данное преступление совершается в присутствии малолетних, тогда как ранее это обстоятельство не влияло на дифференциацию уголовной ответственности и

влекло наказание, аналогичное тому, которое предусматривалось за жестокое обращение с животными из хулиганских или корыстных побуждений. С другой стороны, произошла формальная декриминализация жестокого обращения с животным, когда это посягательство хотя и совершено в присутствии малолетнего лица, однако не было мотивировано хулиганскими или корыстными побуждениями и не имело цели причинения животному боли и (или) страданий. Речь идет о весьма узком круге случаев, связанных, например, с убоем животных в присутствии малолетних в хозяйственно-бытовых или санитарных целях, с жертвоприношением при отправлении религиозных обрядов (ритуальный убой). И если ранее (до внесения изменений в ст. 245 УК РФ) в подобных случаях можно было усмотреть основания для вывода о малозначительности деяния, формально содержащего признаки состава преступления, то сейчас уголовно-правовая оценка таких деяний упростилась - даже формально они не содержат признаков состава преступления, предусмотренного ст. 245 УК РФ.

Жестокое обращение с животным, совершенное в присутствии малолетнего, харастеризуется обстановкой преступления, способной вызвать у ребенка, созерцающего данный акт, глубокую психическую травму. Это отягчающее обстоятельство может инкриминироваться при наличии двух условий: 1) когда очевидцем совершения указанного деяния является хотя бы одно лицо, не достигшее 14 лет; 2) умыслом виновного (в том числе не-конкретизированным) охватывается данное обстоятельство преступления.

При оценке первого условия, во-первых, не имеет значения то, осознавал малолетний антигуманный и противоправный характер содеянного или не осознавал в силу возраста, психического расстройства или отставания в психическом развитии. Достаточно установить понимание малолетним фактического характера совершаемых виновным действий. Представляется, что в случае, когда наблюдающий жестокое обращение с животным ребенок не осознает действительной социальной оценки этого деяния, содеянное обладает не меньшей степенью обще-

ственной опасности, поскольку формирует у ребенка представление о допустимости подобного поведения. Во-вторых, неважно, наблюдал ли малолетний всю картину совершенного преступления, в том числе наступление последствий в виде гибели или увечья животного, либо стал очевидцем только собственно жестокого обращения с животным.

Второе из вышеупомянутых условий означает, что виновный, во-первых, осознает факт того, что за его противоправными действиями наблюдает другое лицо, и во-вторых, либо достоверно знает о том, что это лицо не достигло четырнадцатилетнего возраста (например, в силу родства, личных или иных отношений), либо допускает возможность того, что очевидец не достиг указанного возраста. Конструируя данный квалифицирующий признак, законодатель не указал на заведомость для виновного малолетнего возраста очевидца совершаемого им преступления. В связи с этим при квалификации преступления по п. «б» ч. 2 ст. 245 УК РФ применим подход, который нашел отражение в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 4 декабря 2014 г. N 16 «О судебной практике по делам о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности», согласно которому, «применяя закон об уголовной ответственности за совершение преступлений, предусмотренных статьями 131-135 УК РФ, в отношении несовершеннолетних, судам следует исходить из того, что квалификация преступлений по соответствующим признакам (к примеру, по пункту "а" части 3 статьи 131 УК РФ) возможна лишь в случаях, когда виновный знал или допускал, что потерпевшим является лицо, не достигшее восемнадцати лет или иного возраста, специально указанного в диспозиции статьи Особенной части УК РФ»*.

Жестокое обращение с животным с применением садистских методов вслед за «присутствием малолетнего» переведено из разряда криминообразующих призна-

* О судебной практике по делам о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности: постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 4 дек. 2014 г. N 16 // Бюллетень Верховного Суда Рос. Федерации. 2015. N 2.

ков состава преступления в его квалифицирующие признаки (пункт «в»). Это отягчающее обстоятельство характеризует особо жестокий способ обращения с животным, когда лишение его жизни или нанесение увечья сопряжено с причинением животному дополнительных физических или психических страданий в результате его мучения или истязания (длительное лишение пищи, воды, создание неблагоприятного температурного или кислородного режима окружающей среды, причинение множественных повреждений, сожжение заживо, отравление мучительно действующим ядом, глумление над животным, его запугивание и т.п.).

Введение в ст. 245 УК РФ квалифицирующего признака «с публичной демонстрацией, в том числе в средствах массовой информации или информационно-телекоммуникационных сетях (включая сеть "Интернет")» (пункт «г») обусловлено повышенной общественной опасностью преступления «за счет трансляции фактов применения насилия к животным на индивидуально-неопределенную аудиторию, имеющую возможность в любой момент осуществить просмотр, в результате чего основному объекту посягательства - общественной нравственности в сфере взаимоотношений человека и животных наносится дополнительный существенный вред»*. Данное обстоятельство, когда виновный намеренно выставляет совершаемое им преступление на обозрение неопределенного круга лиц, свидетельствует о глубокой социально-нравственной деградации личности преступника.

Это оценочное понятие уголовного права, определяемое правоприменителем на основе индивидуальных обстоятельств конкретного уголовного дела. Под публичной демонстрацией следует понимать показ жестокого обращения с животным широкому или неопределенному кругу лиц, когда виновный осознает, что очевидцами его преступления станут многие люди. Вопрос о том, какому количеству человек

* Пояснительная записка к проекту федерального закона «О внесении изменений в статью 245 Уголовного кодекса Российской Федерации и статьи 150 и 151 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации». Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

виновный должен продемонстрировать жестокость в отношении животного, чтобы демонстрация преступления могла быть признана публичной, собственно, и делает данное отягчающее обстоятельство оценочным понятием. Опираясь на исследование этого вопроса, проведенное нами применительно к такому правонарушению, как оскорбление, при описании признаков состава которого законодатель оперирует термином «публичность» (ст. 319 УК РФ, ч. 2 ст. 6.61 КоАП РФ), можно сделать вывод о том, что публичной демонстрацией жестокого обращения с животным следует считать показ этого преступления, адресованный неопределенному количеству людей при их массовом скоплении (например, митинг, народные гуляния и т.п.), а равно определенной аудитории людей, исчисляемых сотнями или десятками человек (например, присутствующие на лекции, участники собрания и т.п.). Следовательно, проблема оценки публичности совершения преступления остро стоит применительно к аудитории до одного десятка человек [11, с. 95-102].

При оценке публичности демонстрации жестокого обращения с животным правоприменителю допустимо опираться на критерии оценки публичного способа преступления, выработанные судебной практикой по другим категориям уголовных дел, например, по делам о публичных призывах к осуществлению экстремистской деятельности. В частности, «вопрос о публичности призывов должен разрешаться судами с учетом места, способа, обстановки и других обстоятельств дела (обращения к группе людей в общественных местах, на собраниях, митингах, демонстрациях, распространение листовок, вывешивание плакатов, распространение обращений путем массовой рассылки сообщений абонентам мобильной связи и т.п.)»**.

В структуре состава преступления рассматриваемый квалифицирующий признак играет неоднозначную роль. В одних случаях он может характеризовать обстановку преступления, когда жестокое обра-

** О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности: постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2011 г. N 11 // Рос. газ. 2011. 4 июля.

щение с животным совершается виновным прилюдно, в присутствии большого количества человек, являющихся очевидцами преступления (публичная расправа с животным на многолюдной улице, организация акта истязания животного в качестве зрелищного мероприятия и т.п.).

В других случаях публичная демонстрация является самостоятельным противоправным действием, входящим в объективную сторону состава преступления, что позволяет охарактеризовать посягательство как преступление с двумя действиями. В таком качестве публичная демонстрация истязания животного не должна обязательно сопутствовать совершению основного преступного деяния, как, например, в ситуации, когда акт жестокого обращения с животным тут же демонстрируется при помощи видеотехнических средств в сети «Интернет» в режиме прямого эфира. Публичная демонстрация может последовать за совершенным актом истязания, когда основной состав преступления, предусмотренный ч. 1 ст. 245 УК РФ, является оконченным.

Последнее чаще всего случается, когда, скажем, виновный производит видео-или фотосъемку жестокого обращения с животным, а затем, спустя некоторое, иногда продолжительное, время размещает видеозапись или фотоснимки в сети «Интернет» для всеобщего обозрения пользователей сети. При этом преступление, предусмотренное п. «г» ч. 2 ст. 245 УК РФ, следует считать юридически оконченным не с момента гибели животного или причинения ему увечий, а с момента размещения или показа соответствующих видео- или фотоматериалов для публичного обозрения вне зависимости от того, ознакомился кто-либо с этими материалами или нет (размещение информации на видеоканале в сети «Интернет», ее массовая рассылка абонентам по электронной почте или при помощи мобильной связи, вывешивание плакатов или стенгазет с изображением сцен жестокого обращения и т.п.).

Предусматривая такое отягчающее обстоятельство, как жестокое обращение в отношении нескольких животных (пункт «д»), законодатель отразил повышенную степень общественной опасности актов истязания, имеющих своим пред-

метом не одно животное, а одновременно несколько животных. Следовательно, по смыслу закона указанное отягчающее обстоятельство может инкриминироваться только в тех случаях, когда в результате единого акта истязания гибель или увечье причиняются сразу двум или более особям животных. Этот результат может быть достигнут путем совершения виновным одного действия в отношении нескольких особей (например, сожжение запертых в одном месте животных заживо) либо путем последовательного совершения в одно и то же время охватываемых единым умыслом нескольких актов жестокости в отношении двух или более животных (например, повешение в одном месте нескольких особей).

При квалификации недопустимо охватывать данным отягчающим обстоятельством случаи реальной совокупности преступлений, предусмотренных ст. 245 УК РФ, и, таким образом, множественность преступлений расценивать как единое преступление. Подход судебной практики к оценке множественных убийств, совершенных в разное время при вновь возникшем умысле, как одного убийства двух или более лиц, до сих пор критикуемый в теории уголовного права, следует полагать, к преступлению, предусмотренному п. «д» ч. 2 ст. 245 УК РФ, неприменим.

Совершение анализируемого преступления в отношении животных, находящихся в чужой собственности, повлекшее причинение значительного ущерба для их владельца, образует идеальную совокупность преступлений, предусмотренных ст. 245 и ст. 167 УК РФ*. Кроме того, идеальная совокупность преступлений имеет место, если жестокое обращение с животными было сопряжено с хулиганством (ст. 213), незаконной охотой (ст. 258 УК РФ), незаконными добычей и оборотом особо ценных диких животных и водных биологических ресурсов, принадлежащих к видам, занесенным в Красную книгу Российской Федерации и (или) охраняемым международными до-

* Приговор Торжокского городского суда Тверской области от 29 янв. 2016 г. по делу N 1-7/2016. // Судебные и нормативные акты Российской Федерации: сайт. URL: http:// sudact.ru

говорами Российской Федерации (ст. 258.1 УК РФ). Напротив, жестокое обращение с животными, выразившееся в виде массового уничтожения животного мира, квалифицируется как экоцид по ст. 358 УК РФ.

Жестокое обращение с животными, не образующее состава преступления, может влечь административную ответственность в соответствии с законодательством об административных правонарушениях, принятым в субъектах Российской Федерации (например, ст. 1.21 Кодекса Тюменской области об административной ответственности*).

Вышеизложенное позволяет сделать следующие выводы:

1. Диспозиция ст. 245 УК РФ является бланкетной, поскольку при ее применении требуется учитывать положения Федерального закона от 27 декабря 2018 г. N 498-ФЗ «Об ответственном обращении с животными и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации».

* Кодекс Тюменской области об административной ответственности от 27 дек. 2007 г. N 55 (принят Тюменской областной Думой 20 дек. 2007 г.) // Вестник Тюменской областной Думы. 2007. N 10.

2. Предметом жестокого обращения с животными являются только млекопитающие (звери) и птицы.

3. С уголовно-правовой точки зрения под жестоким обращением следует понимать действие (бездействие), явно противоречащее принципам нравственного и гуманного отношения к животным и их использования. Не является жестоким обращением применение к животным эвтаназии, отлов бродячих животных в порядке проведения санитарно-эпидемиологических мероприятий, убой сельскохозяйственных животных, охота и водный промысел, иные виды правомерного пользования животным миром.

4. Не образует состава преступления, предусмотренного ст. 245 УК РФ, умерщвление животного, если это посягательство, хотя и совершено в присутствии малолетнего лица, однако не было мотивировано хулиганскими или корыстными побужден ия ми и н е и мело цел и при ч ин ен ия жи -вотному боли и (или) страданий (убой животных в присутствии малолетних в хозяйственно-бытовых или санитарных целях, жертвоприношение при отправлении религиозных обрядов (ритуальный убой).

Список литературы

1. Козлова Н. Живодеров пригласили на посадку // Рос. газ. 2017. 22 янв.

2. Следственный комитет Российской Федерации: официальный сайт. URL: http://sledcom.ru (дата обращения: 10 янв. 2019 г.).

3. Госдума одобрила в первом чтении ужесточение наказания за жестокое обращение с животными // ТАСС: официальный сайт. URL: http://tass.ru/obschestvo/4750679 (дата обращения: 10 янв. 2019 г.).

4. Лубшев Ю.Ф. Установление виновности по делам о насильственных преступлениях // Вестник МГУ. Сер. 11. 1975. N 1. C. 28-35.

5. Михайлов О.Ю. Проблема жестокости в криминальной психологии: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1985. 21 с.

6. Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. 3-е изд., стереотип. М., 1996. 944 с.

7. Загородников Н.И. Преступления против здоровья. М., 1969. 168 с.

8. Чечель Г.И. Квалификация истязания по действующему законодательству. Барнаул, 1989. 70 с.

9. Симонов В.И. К вопросу о понятии истязания // Вопросы совершенствования уголовно-правовых мер борьбы с преступностью. Свердловск, 1983. C. 61-69.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

10. Шарапов Р.Д. Преступное насилие. М.: Юрлитинформ, 2009. 496 с.

11. Шарапов Р.Д., Сидорова И.В. Ответственность за оскорбление: монография. Тюмень, 2016. 168 с.

References

1. Kozlova N. Zhivoderov priglasili na posadku [Flayers invited to land]. Rossiyskaya gazeta - Russian newspaper, 2017, January 22.

2. Sledstvenniy komitet Rossiyskoy Federatsii: ofitsial'niy sayt [Investigative Committee of the Russian Federation: official site]. Available at: http://sledcom.ru (Accessed January 10, 2019).

3. Gosduma odobrila v pervom chtenii uzhestochenie nakazaniya za zhestokoe obrashchenie s zhivotnymi [The State Duma approved in the first reading toughening penalties for cruel treatment of animals]. TASS: ofitsial'niy sayt [TASS: official site]. Available at: http://tass.ru/obschestvo/4750679 (Accessed January 10, 2019).

4. Lubshev Yu.F. Ustanovlenie vinovnosti po delam o nasil'stvennyh prestupleniyah [Establishing guilt in cases of violent crimes]. Vestnik MGU. Ser. 11 - Bulletin of Moscow State University. Series 11, 1975, no. 1, pp. 28-35.

5. Mihaylov O.Yu. Problema zhestokosti v kriminal'noy psihologii. Kand. Diss. [The problem of cruelty in criminal psychology. Autoabstract Cand. Diss.]. Moscow, 1985. 21 p.

6. Ozhegov S.I., Shvedova N.Yu. Tolkoviy slovar' russkogo yazyka [Explanatory dictionary of the Russian language]. Moscow, 1996. 944 p.

7. Zagorodnikov N.I. Prestupleniya protiv zdorov'ya [Crimes against health]. Moscow, 1969. 168 p.

8. Chechel' G.I. Kvalifikatsiya istyazaniya po deystvuyushchemu zakonodatel'stvu [Qualification of torture under the current legislation]. Barnaul, 1989. 70 p.

9. Simonov V.I. K voprosu o ponyatii istyazaniya [On the issue of the concept of torture]. Voprosy sovershenstvovaniya ugolovno-pravovyh mer bor'by s prestupnost'yu [Issues of improving the criminal law measures to combat crime]. Sverdlovsk, 1983. Pp. 61-69.

10. Sharapov R.D. Prestupnoe nasilie [Criminal violence]. Moscow, Yurlitinform Publ., 2009. 496 p.

11. Sharapov R.D., Sidorova I.V. Otvetstvennost' za oskorblenie [Responsibility for insult]. Tyumen, 2016. 168 p.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.