Научная статья на тему '"ученики к картине так все и тянутся": руководство к наглядному обучению грамоте Н. А. Корфа'

"ученики к картине так все и тянутся": руководство к наглядному обучению грамоте Н. А. Корфа Текст научной статьи по специальности «Науки об образовании»

CC BY
417
65
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
Н. А. КОРФ / НАГЛЯДНОЕ ОБУЧЕНИЕ / ОБУЧЕНИЕ ГРАМОТЕ / БУКВАРЬ / АЗБУКА / КНИГА ДЛЯ ЧТЕНИЯ / ВИЗУАЛЬНЫЙ РЯД / МЕТОД ОБУЧЕНИЯ / ИЛЛЮСТРАЦИЯ / ОБРАЗНОЕ МЫШЛЕНИЕ / N. A. KORF / VISUALLY-AIDED TEACHING / LITERACY / SCHOOL READER / ABC-BOOK / VISUAL RANGE / TEACHING TECHNIQUE / ILLUSTRATION / IMAGINATIVE THINKING

Аннотация научной статьи по наукам об образовании, автор научной работы — Ромашина Екатерина Юрьевна, Тетерин Иван Игоревич

Социально-экономические, политические, культурные изменения середины XIX в. «запустили» процессы ускоренного развития и становления в России начального образования как сравнительно массового явления. Внимание педагогов теоретиков и практиков обратилось к проблеме метода обучения первоначальной грамоте. Важнейшее место в педагогических дискуссиях занял вопрос применения наглядности в рамках этого процесса. Достаточно заметным был вклад в дело наглядного обучения в начальной народной школе известного земского деятеля, автора нескольких учебников и методических пособий Николая Александровича Корфа. В статье проанализированы: книга для чтения «Наш друг» и руководства, составленные Корфом для учителей. По словам Корфа, его пособие являлось прямым продолжением «Родного слова» Ушинского, но в отличие от него было составлено с учетом особенностей народной сельской школы. Корф считал совершенно необходимым выделение в курсе начальной школы особых уроков наглядного обучения. В статье выявлены взаимосвязи между теоретическими представлениями Н. А. Корфа об использовании наглядности при обучении грамоте и визуальным рядом его книги для чтения. Отмечено, что визуальные компоненты имели самостоятельное дидактическое значение. Описан алгоритм наглядного обучения грамоте, предложенный Корфом. Иллюстративный ряд его пособия выполнял функцию пояснения и дополнения текстов, снабжал детей прикладными полезными сведениями, знакомил с явлениями и процессами окружающего мира как природного, так и созданного человеком. В статье подчеркивается, что хотя «Наш друг» содержал множество иллюстраций, но его визуальный ряд не был оснащен методически. Пособие включало в себя множество вопросов к текстам, но в нем практически не было заданий к визуальным материалам.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

"ALL PUPILS ARE BEING DRAWN TO THE PICTURE": NIKOLAI KORF'S GUIDE TO VISUALLY-AIDED TEACHING OF LITERACY

Socio-economic, political, cultural changes of the mid-19th century in Russia launched processes of accelerated development of primary education as a relativela mass phenomenon. The attention of educationalsist, both theorising and practising, was drawn to the problem of teaching the basic literacy. The main place in pedagogical discussions was occupied by the question about visual aids in this process. Nikolai Aleksandrovich Korh, the prominent public figure and author of several textbooks and study guides, made a considerable contribution to the cause of visually aided teaching at the people’s primary school. This article analyses the reader “Our Friend” (Russ. «Наш друг») and manuals compiled by Korf for teachers. According to Korf, his reader represented a direct continuation of “Our Russian Word” (Russ. «Родное слово») by Ushinsky, but unlike Ushinsky’s book, it was designed specifically for rural schools. Korf considered it absolutely necessary to have special visually aided classes in the curriculum of primary school. The article identifies links between Korf’s theoretical views on the use of visual aids in teching literacy and the visual range of his reader. It is shown that the visual components had their own didactic value. The article describes the algorithm of visually-aided teaching of literacy that was proposed by Korf. The illustrative range of his reader explained and supplemented the texts, providing children with pieces of practical information, made them familiar with the environment, both natural and created by people. The article emphasises that although “Our Friend” contained many pictures, its visual range was not equipped methodologically. The handbook contained many questions to the texts but almost no tasks to the pictorial materials.

Текст научной работы на тему «"ученики к картине так все и тянутся": руководство к наглядному обучению грамоте Н. А. Корфа»

ИСТОРИЯ ПЕДАГОГИКИ

Вестник ПСТГУ.

Серия IV: Педагогика. Психология,

2018. Вып. 51. С. 73-81

Э01: 10.15382/бШг^201851.73-81

Ромашина Екатерина Юрьевна, д-р пед. наук, профессор, декан факультета искусств, социальных и гуманитарных наук Тульского государственного педагогического университета им. Л. Н. Толстого Российская Федерация, 300026, г. Тула, пр. Ленина, 125 katerinro@yandex.ru

ОЯСГО: 0000-0003-0655-2183

Тетерин Иван Игоревич, канд. пед. наук, Тульский государственный педагогический университет им. Л. Н. Толстого Российская Федерация, 300026, г. Тула, пр. Ленина, 125 ivan.teterin.tula@gmail.com

ОЯСЮ: 0000-0002-6731-160Х

«Ученики к картине так все и тянутся»: руководство к наглядному обучению ГРАМОТЕ Н. А. КОРФА*

Е. Ю. Ромашина, И. И. Тетерин

Аннотация: Социально-экономические, политические, культурные изменения середины XIX в. «запустили» процессы ускоренного развития и становления в России начального образования как сравнительно массового явления. Внимание педагогов — теоретиков и практиков — обратилось к проблеме метода обучения первоначальной грамоте. Важнейшее место в педагогических дискуссиях занял вопрос применения наглядности в рамках этого процесса. Достаточно заметным был вклад в дело наглядного обучения в начальной народной школе известного земского деятеля, автора нескольких учебников и методических пособий Николая Александровича Корфа. В статье проанализированы: книга для чтения «Наш друг» и руководства, составленные Корфом для учителей. По словам Корфа, его пособие являлось прямым продолжением «Родного слова» Ушинского, но в отличие от него было составлено с учетом особенностей народной сельской школы. Корф считал совершенно необходимым выделение в курсе начальной школы особых уроков наглядного обучения. В статье выявлены взаимосвязи между теоретическими представлениями Н. А. Корфа об использовании наглядности при обучении грамоте и визуальным рядом его

* Работа поддержана грантом Отделения социальных и гуманитарных наук РФФИ, проект № 16-06-00113а.

книги для чтения. Отмечено, что визуальные компоненты имели самостоятельное дидактическое значение. Описан алгоритм наглядного обучения грамоте, предложенный Корфом. Иллюстративный ряд его пособия выполнял функцию пояснения и дополнения текстов, снабжал детей прикладными полезными сведениями, знакомил с явлениями и процессами окружающего мира — как природного, так и созданного человеком. В статье подчеркивается, что хотя «Наш друг» содержал множество иллюстраций, но его визуальный ряд не был оснащен методически. Пособие включало в себя множество вопросов к текстам, но в нем практически не было заданий к визуальным материалам.

С середины XIX в. внимание российских педагогов — теоретиков и практиков — во многом было обращено к проблеме метода обучения, особенно на начальной ступени школьного образования. Важнейшее место в педагогических дискуссиях занимал вопрос применения наглядности при обучении ребенка первоначальной грамоте. В трудах Н. И. Пирогова, К. Д. Ушинского, И. И. Паульсона, Н. Ф. Бунакова, В. И. Водовозова, В. П. Вахтерова, П. Ф. Каптерева и других были сформулированы основные теоретические положения наглядного обучения и созданы учебники, обладающие весьма сложной системой взаимосвязей образа и текста, с визуальным рядом, который постепенно начинал играть заметную роль в реализации разноплановых дидактических и методических концепций.

Достаточно заметным был вклад в дело наглядного обучения в начальной народной школе известного земского деятеля, автора нескольких учебных и методических пособий барона Н. А. Корфа (1834—1883). Прежде всего отметим, что Николай Александрович последовательно разделял педагогические идеи К. Д. Ушинского и свою книгу для чтения «Наш друг» (17 изданий с 1871 по 1897 гг.) считал прямым продолжением «Родного слова». В предисловии к первому изданию Корф подчеркивал, что пособие Ушинского «изгоняет скуку и уныние из классной комнаты», «развивает ум и сердце дитяти», «ставит природу с ее неисчерпаемыми богатствами на место того скудного мира детских похождений, на которых вскармливали детей до тех пор»1. Вместе с тем Корф отмечал, что книга Ушинского не предназначена для народной сельской школы и «дает мало материала для чтения после азбуки»2. Стремясь восполнить этот пробел, Николай Александрович предложил публике «книгу, которую можно читать сразу после "Родного слова"», с содержанием, «приноровленным к сельскому быту, воззрениям и потребностям крестьянина»3. Первые восемь изданий «Нашего друга» не были иллюстрированы, 9-е издание вышло в свет в 1881 г. дополненным и исправленным: в нем появились многочисленные рисунки, выполненные в технике автотипии4. В первых изданиях вопросы и задания для учащихся по-

1 Корф Н. А. Наш друг: книга для чтения учащихся в школе и дома и руководство к начальному обучению родному языку. СПб., 1871. С. II.

2 Там же.

3 Там же. С. IV.

4 De visu нами были рассмотрены 1-е и 11-е издания. Отметим, что общее качество полиграфии значительно повысилось. Кроме того, крайне интересные изменения произошли в оформлении обложки пособия. Учебник 1871 г. встречал читателя изображением стилизованной русской избы, в которой располагается школа: строгий учитель читает книжку при-

мещались непосредственно в учебнике, а позднее были вынесены автором в особое пособие для учителя — «Руководство к "Нашему другу": книга для учащих» (1881). Кроме того, Н. А. Корфом были написаны оригинальные работы — «Руководство к обучению грамоте» (1869), «Русская начальная школа: руководство для земских гласных и учителей сельских школ» (1870), «Наши педагогические вопросы» (1882), а также осуществлен перевод труда Ф. Хардера «Руководство к наглядному обучению» (с нем., 1875—1878), — все они позволяют нам судить о воззрениях Н. А. Корфа в этой сфере.

Рис. 1. Корф Н. А. Наш друг. СПб., 1871. Рис. 2. Корф Н. А. Наш друг. СПб., 1882. Обложка Обложка

По мнению Корфа, интеллектуальные процессы включают в себя распознавание, память, воображение, суждение — ими и «исчерпывается человеческое мышление». Причем под «суждением» он понимал и сравнение, и классификацию, и абстрагирование, и обобщение. Опираясь на эту схему, он следующим образом описывал психологический механизм научения: «для того чтобы на-

лежно склонившим головы ученикам, на заднем плане мальчик показывает на доске буквы и цифры; использованный шрифт напоминает нарядные заставки рукописных книг. Обложка издания 1882 г. визуально разделена названием на две части. Внизу мы видим берег реки, где на травке вольно расположились трое деревенских мальчишек: один из них читает, остальные завороженно слушают. Слова «Наш друг» вместе с венком колосьев, косой и граблями обрамляют картинку, служат ей как бы небесным пологом. А над ним, в «горней выси», расположены атрибуты иного уровня учености — стопка толстых книг, раскрытое «Святое Евангелие», чернильница с перьями, глобус, линейка и треугольник, циркуль, термометр, песочные часы, лупа и т. д. См. рис. 1, 2.

писать букву без образца перед глазами, мальчик должен был прежде видеть ее, р а с п о з н а т ь (здесь и далее разрядка Н. К.) ее от других, ему известных очертаний; вынесенное им впечатление должно было не изгладиться, а задержаться в его мозгу; он должен был п о м н и т ь очертания буквы "м". По требованию учителя, ученик должен был вызвать из памяти эту букву, даже отбросить от воспоминаний об этой букве то, что вместе с ее очертаниями воскресло в его памяти; а именно, что когда впервые писалась эта буква на доске, то случайно доска треснула; он должен был представить, в о о б р а з и т ь себе букву «м». Мало того, написавши эту букву, он тот час же заметил свою ошибку, потому что открыл сходство изображенного им знака с буквою «ш»; он сличил эти две буквы, он дошел до с у ж д е н и я»5.

Такое представление о структуре и процессе мышления закономерно привело Корфа к пониманию особой значимости наглядности в первоначальном обучении: «путем наглядности, — писал он, — достигаются развитие детей, обогащение их языка, сообщение им реальных знаний и воспитание в них нравственных начал»6.

«Всякий сам испытал, — замечал Николай Александрович, — что мы лучше помним ту машину, которую мы сами видели, чем ту, о которой мы только слышали, а еще лучше ту, которую нам показали и тут же описали; отсюда ясно, что восприятия чувства зрения — самые отчетливые и прочные; что к ним-то и должен почаще прибегать учитель; что, наконец, вполне согласно с человеческой природой поступит тот наставник, который постарается развить главнейшие чувства ученика возможно лучше путем упражнения, а затем, при преподавании, будет обращаться одновременно к возможно большему числу чувств ученика; — тем отчетливее и прочнее будут восприятия, т. е. те следы, которые путем органов внешних чувств и их нервов сообщатся головному мозгу»7. Обратим внимание на этот момент: Корф понимает наглядное обучение как «одновременное участие возможно большего числа внешних чувств» — не только зрения (которое, впрочем, он полагал главным), но и «чувства обоняния, вкуса, осязания и мускульного чувства (например, ощущение веса при взвешении предметов)»8.

В соответствии с этой идеей и вслед за Ушинским Корф считал совершенно необходимым выделение в курсе начальной школы особых уроков наглядного обучения. Вступая в полемику с Л. Н. Толстым, он иронично отмечал: «у нас еще в недавнее время сыпались насмешки на "немецкую педагогию", на водотолчение при уроках наглядного обучения, пригодное, быть может, для глупых немецких мальчиков, ...и совершенно бесцельное при обучении "нашего даровитого народа"»9. Главный аргумент, который Корф приводил в пользу наглядного обучения как особой формы образовательного процесса, интересен и примечателен: «Вся ошибка этих противников "немецкой педагогии", — писал Корф, —

5 Корф Н. А. Наши педагогические вопросы. М., 1882. С. 281—282.

6 Там же. С. 252.

7 Там же. С. 280-281.

8 Он же. Руководство к «Нашему другу»: кн. для учащих. СПб., 1881. С. 70.

9 Он же. Наши педагогические вопросы. С. 364.

.в том только и состоит, что они .забыли о существовании у нас школ финских, латышских, польских, белорусских, малорусских, татарских, школ для немецких, греческих, болгарских поселенцев и многих других». Появление в Германии уроков наглядного обучения было обусловлено «этнографическими условиями школы» — дети в ней учатся говорить на «верхне-немецком наречии». А у нас, благодаря Пушкину, все пишут «мужицким языком», т. е. разговорный и литературный язык совпадают, однако верно это только для Великоросских губерний. Во всех же остальных случаях специальные уроки наглядного обучения крайне необходимы — именно на них идет освоение норм правильной русской речи10. Впрочем, Николай Александрович ратовал за широкое и массовое использование наглядности в любой начальной школе — для того чтобы «обучать детей родному языку, знакомить их с предметами видимого мира, научить детей наблюдать и мыслить»11.

В работе «Русская начальная школа» Н. А. Корф выделил для обсуждения этого вопроса отдельный параграф. «Наглядное обучение, — писал он, — должно обучить ученика всматриваться в то, что у него перед глазами; оно должно научить его приходить, на основании наблюдений, к верным заключениям, т. е. научить мыслить; оно должно научить его поделиться своими наблюдениями и заключениями с другими, т. е. правильно изложить свою мысль словами», необходимо «приучать ученика останавливать свое внимание на тех предметах, по которым взор его до тех пор скользил без всякой мысли»12.

Исходя из важности этой задачи, наглядному обучению следовало посвящать отдельные уроки наряду с чтением, письмом, арифметикой и т. д. В предложенном Корфом «расписании» для народной школы уроки наглядного обучения значились как «Упражнения по "Родному слову"» и должны были составлять 1 или 2 часа в неделю в зависимости от количества классов, которые ведет учитель, а в школах для детей инородцев — 4 часа13.

Особое отношение Корфа к роли наглядности в обучении ясно «прочитывается» и в содержании текстов, размещенных в его пособии:

«Письмо ученика к своему брату.

...расскажу тебе сегодня, как я в школу поступил.

Из нашего села не ходил в школу ни один мальчик, а потому мне не у кого было спросить, бьют ли в школе? или нет? Подошел я, любезный брат, к большому зданию, в котором все учатся, и стал под окном. Вижу в школе разные, новые для меня, предметы: там учитель, ученики, школьные скамьи, книжный шкаф, книги, доски, карандаши. Вот учитель взялся за палочку. "Ай, батюшки", подумал я, "будет бить; убегу домой". А учитель подошел к шкафу, достал из него картину и давай на ней разные предметы указывать: там, на картине были медведь, заяц, свинья; я их узнал. Ученики так весело смотрят на учителя, а к

10 См.: Корф Н. А. Наши педагогические вопросы. С. 364.

11 Он же. Русская начальная школа: рук. для земских гласных и учителей сельских шк. СПб., 1879. С. 170.

12 Там же. С. 169, 272.

13 См.: Там же. С. 252-253, 241.

картине так все и тянутся со своих мест. "Нет, видно, в школе не бьют", подумал я и вошел в школу, теперь живется мне в ней славно»14.

Показательно такое неожиданное противопоставление: новая школа наглядности — это гуманная школа без битья.

Н. А. Корф был сторонником, прежде всего, предметной наглядности (вспомним чувства осязания, вкуса и т. д.), он полагал, что для обучения лучше всего использовать саму вещь, при ее отсутствии — модель или чучело, затем — картину и лишь в самом крайнем случае — «черный рисунок».

Вместе с тем, Николай Александрович призывал учителя ценить книгу с картинками (в основном имея в виду пособие Ушинского), однако полагал, что «Родного слова» в школе недостаточно — следует приобрести «книгу с картинками, изданную Шрейбером»15 (2 руб. 40 коп.), расплести, наклеить на картон и вывешивать в классе, чтобы все видели это пособие одновременно, а не передавали из рук в руки16. Кроме того, Корф рекомендовал учителю: «Техническую коллекцию» — «собрание главнейших произведений трех царств природы» (50 руб. сер.); игры Фребеля (куб, цилиндр, шар, треугольник и проч., 12 руб.); картины Д. Д. Семенова «Времена года»; «Картины для наглядного преподавания Священной истории, Ветхого и Нового Завета» (изд-е Сидорского, 50 картин 7 руб.) и др., впрочем отмечая, что в силу дороговизны все эти пособия малодоступны для народной школы17.

Как же должны проходить уроки наглядного обучения? Алгоритм Корфом был предложен такой:

• предварительная беседа (например, про «учебные вещи»);

• чтение названий предметов по книге;

• предметы «указываются на картине»;

• кратко описывается предмет и его части;

• сравниваем предметы, держа их в руках (по мере развития ребенка сравнения будут «богаче» — от несущественных признаков к существенным);

• постоянное повторение пройденного по вопросам учителя18.

14 Корф Н. А. Наш друг... 11-е изд. СПб., 1882. С. 2-3.

15 Иоганн Фридрих Шрейбер — немецкий издатель. Издательство «Esslingen Verlag Schreiber» было основано около 1831 г. в г. Эсслингене (недалеко от Штутгарта) Якобом Фердинандом Шрейбером и существует по сей день. Шрейбер с самого начала стал выпускать иллюстрированные пособия для учителей и учеников, и очень скоро серии его учебных картин — так называемые «первоначальные уроки для молодежи», стали широко известны в немецкоговорящих странах. В 1880-х гг. с изобретением техники полноцветных изображений (chromos) коммерческий проект «Schreiber's Bilder-Werke für den Anschauungs-Unterricht in Schule und Haus» (Картины Шрейбера для начального обучения в школе и дома) завоевал не только рынок Германии, но также Швеции, России и Южной Америки.

16 См.: Корф Н. А. Русская начальная школа. С. 171.

17 См.: Там же. С. 174, 177, 194.

18 См.: Там же С. 172. Отметим в скобках, что набор вопросов для повторения, предложенный Корфом, совершенно чудовищный с точки зрения современного педагога: бессистемное и случайное перескакивание с предмета на предмет с акцентом на «распределение по родам». Вот пример вопросов одной (!) из бесед: «Когда изобретено книгопечатание? На чем писали прежде и на чем пишут теперь? Что плотнее, дерево или металл? Как и из чего приготовляют писчую бумагу, чернила, обыкновенное или лучшее сукно? Откуда берется шиферный ка-

Хорошо зная реальную практику образовательного процесса сельской начальной школы, Корф предусмотрел письменные работы, которые должны были выполняться учениками, пока учитель занят с другим классом. Их целью он видел обучение ребенка «толково излагать свою мысль на бумаге». Письменное задание помещалось после каждого текста для чтения, мы обнаружили следующие их виды: списывание; краткий письменный пересказ; описание предмета или животного; «придумай и назови»; ответы на вопросы; грамматические задания.

Устные и письменные задания после текстов Корф называл «умственными упражнениями» и придавал им большое значение. Главным образом они были направлены на развитие умений сравнения и классификации. Под каждой статьей перечислялись предметы, связанные с ее содержанием: под текстом «книга» — учебные вещи, под текстом «овца» — травоядные животные и т. п., тем самым автор стремился «утвердить понятие» о «разряде предметов». В качестве задания ученикам, например, предлагалось придумать и назвать: «3 растения, 3 минерала, 5 животных, 4 четырехугольных предмета, 2 круглых предмета, 6 учебных вещей, 7 зданий»19. Достаточно много в «Нашем друге» имелось статей на сравнение: «Корова и овца», «Молоко и вода», «Ворона и сорока» и др. В пособии было помещено «образцовое» описание лошади. Для выполнения письменного задания ученик сначала рассматривал животное на картине, затем, подражая образцу, должен был самостоятельно описать овцу, мышь, кошку, свинью, гуся, корову, муху и т. д. с опорой на вопросы: «Опишите овцу, как здесь описана лошадь, в таком порядке: Что она такое? Голова, шея, туловище, хвост, ноги, цвет шерсти; породы, корм и уход, польза от овцы, качества овцы»20. Все эти и подобные задания «работали» на развитие мышления ребенка в рамках провозглашенных автором идей.

Мы уже отмечали, что, начиная с 9-го издания, «Наш друг» содержал множество иллюстраций: изображения животных, технические устройства (доменная печь, пресс и т. п.); занятия людей (сбор чая, прядение), производство (Стеклянный завод, Сахарный завод) и проч. Иллюстративный ряд выполнял не только функцию снабжения прикладными полезными сведениями, но и некую общую просветительскую миссию — мы видим портреты Жакара, Гарвея, Уатта, Фуль-тона, Коперника, Петра Великого, Екатерины Второй и др.; помещенные в Хрестоматии стихи и проза сопровождены портретами авторов: Пушкина, Крылова, Ломоносова, С. Аксакова, Толстого, Тургенева и др. (см. рис. 3, 4).

Но, несмотря на постоянное подчеркивание важности наглядного обучения и богатый визуальный ряд пособия, в его методической части какие-либо отсылки к иллюстрациям отсутствуют — нет ни специальных заданий, ни отдельных вопросов к картинам. Визуальный ряд был автором «декларирован», но дидак-

мень? Какой бывает аспид? Что приготовляют из плотного аспида? Что называют коромыслом и стрелкою на весах? Где и как устраивает себе гнездо орехотворка? Какая польза человеку от овцы?» Не удивительно, что Толстой называл это «кундштюками». «Отрывочность и разнообразие» бесед Корф объяснял необходимостью непрерывного повторения всего учебного материала.

19 Корф Н. А. Наш друг... СПб., 1882. С. 8.

20 Там же. С. 10.

тически никак не оснащен, что особенно заметно на фоне огромного перечня разнообразных вопросов к текстам.

Отметим, что аналогичным образом дело обстояло и в других пособиях этого времени. В трудах Н. А. Корфа и других российских педагогов последней трети XIX в. закладывались основы наглядного обучения грамоте, их методическое оснащение стало задачей следующей эпохи.

Рис. 3. Корф Н. А. Наш друг. СПб., 1882. С. 3.

Рис. 4. Корф Н. А. Наш друг. СПб. 1882. С. 9.

Ключевые слова: Н. А. Корф, наглядное обучение, обучение грамоте, букварь, азбука, книга для чтения, визуальный ряд, метод обучения, иллюстрация, образное мышление.

Список литературы

Корф Н. А. Наш друг: книга для чтения учащихся в школе и дома и руководство к начальному обучению родному языку. Изд. 1. СПб., 1871; изд. 11. СПб., 1882. Корф Н. А. Наши педагогические вопросы. М., 1882. Корф Н. А. Руководство к «Нашему другу»: кн. для учащих. СПб., 1881. Корф Н. А. Русская начальная школа: рук. для земских гласных и учителей сельских шк. СПб., 1879.

Vestnik Pravoslavnogo Sviato-Tikhonovskogo gumanitarnogo universiteta. Seriia IV: Pedagogika. Psikhologiia.

2018. Vol. 51. P. 73-81

DOI: 10.15382/sturIV201851.73-81

Ekaterina Romashina, Doctor of Sciences in Education, Professor,

Department of Arts, Social Studies and Humanities, Tula State Pedagogical University 125 Lenina Prospect, 300026, Tula, Russian Federation katerinro@yandex.ru

ORCID: 0000-0003-0655-2183

Ivan Teterin, Candidate of Sciences in Pedagogy Tula State Pedagogical University 125 Lenina Prospect, 300026, Tula, Russian Federation ivan.teterin.tula@gmail.com

ORCID: 0000-0002-6731-160X

«All Pupils are Being Drawn to the Picture»: Nikolai Korf's Guide to Visually-Aided Teaching

of Literacy

Abstract: Socio-economic, political, cultural changes of the mid-19th century in Russia launched processes of accelerated development of primary education as a relativela mass phenomenon. The attention of educationalsist, both theorising and practising, was drawn to the problem of teaching the basic literacy. The main place in pedagogical discussions was occupied by the question about visual aids in this process. Nikolai Aleksandrovich Korh, the prominent public figure and author of several textbooks and study guides, made a considerable contribution to the cause of visually aided teaching at the people's primary school. This article analyses the reader "Our Friend" (Russ. «Наш друг») and manuals compiled by Korf for teachers. According to Korf, his reader represented a direct continuation of "Our Russian Word" (Russ. «Родное слово») by Ushinsky, but unlike Ushinsky's book, it was designed specifically for rural schools. Korf considered it absolutely necessary to have special visually aided classes in the curriculum of primary school. The article identifies links between Korf's theoretical views on the use of visual aids in teching literacy and the visual range of his reader. It is shown that the visual components had their own didactic value. The article describes the algorithm of visually-aided teaching of literacy that was proposed by Korf. The illustrative range of his reader explained and supplemented the texts, providing children with pieces of practical information, made them familiar with the environment, both natural and created by people. The article emphasises that although "Our Friend" contained many pictures, its visual range was not equipped methodologically. The handbook contained many questions to the texts but almost no tasks to the pictorial materials.

Keywords: N. A. Korf, visually-aided teaching, literacy, school reader, ABC-book, visual range, teaching technique, illustration, imaginative thinking.

E. Romashina, I. Teterin

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.