Научная статья на тему 'Участие женщин-смертниц в террористической деятельности'

Участие женщин-смертниц в террористической деятельности Текст научной статьи по специальности «Психология»

CC BY
348
79
Поделиться
Журнал
KANT
ВАК
Область наук
Ключевые слова
ЖЕНЩИНЫ-СМЕРТНИЦЫ / СУИЦИДНЫЙ ТЕРРОРИЗМ / ТЕРРОРИСТИЧЕСКИЕ СТРУКТУРЫ

Аннотация научной статьи по психологии, автор научной работы — Грачев Сергей Иванович, Грачева Анастасия Сергеевна, Спирина Елена Владимировна

Анализируются роль и место женщин в террористической деятельности. Обозначаются причины и цели, толкающие их на путь суицидного терроризма. Рассматриваются условия, способствующие воспитанию женщин-смертниц.

Похожие темы научных работ по психологии , автор научной работы — Грачев Сергей Иванович, Грачева Анастасия Сергеевна, Спирина Елена Владимировна,

Participation of female suicide bombers in terrorist activity

The role and place of women in terrorist activity are analyzed. The reasons and the purposes pushing them on a way of suicidal terrorism are designated. The conditions promoting education of female suicide bombers are considered.

Текст научной работы на тему «Участие женщин-смертниц в террористической деятельности»

вольные дрова и сено, естественно, что приобретенные торговлею деньги горцы могли употреблять прямо на улучшение своего быта. Последствия сближения с русскими, а через это развитие горской промышленности были очевидны - на мужчинах реже встречались лохмотья, у многих женщин завелись канаусовые бешметы, на детях стали появляться рубашки и чевя-ки вместо прежнего их природного костюма и старой папахи с отцовской головы..." [7, 593594].

Таким образом, укреплявшиеся торговые отношения горцев с российской стороной создали благоприятные условия для ускоренного развития экономики народов края. Развитие торговли наложило заметный отпечаток на занятия местного населения: многие ремесла и промыслы начали носить товарный характер. Все больше сельскохозяйственной и иной продукции выносилось на продажу. Развитие товарно-денежных отношений ломало натуральное хозяйство местного населения. Процесс развития товарно-денежных отношений в дореформенный период оказал влияние не только на экономику, но и на быт горцев.

Литература:

1. Виноградов В.Б., Люфт Е.Г., Чарыкова Ю.Е. Эскизы принципов и практики кавказской "российскости" / В.Б. Виноградов, Е.Г. Люфт, Ю.Е. Чарыкова. - М.; Армавир, 2009. - 40 с.

2. Государственный архив Краснодарского края. Ф. 324. Оп. 1. Д. 581.-Лл. 1-6.

3. Гриценко Н.П. Города Северо-Восточного Кавказа и производительные силы края. V - середина XIX века. / Н.П. Гриценко - Издательство Ростовского университета, 1984. - 160 с.

4. Емельянов О.Б. О "коммерциализации" собирательства в станицах Терского левобережья в первой половине XIX века // История и обществознание : научный и учебно-методический ежегодник исторического факультета АГПУ. Выпуск IV. - Армавир: АГПУ, 2006. - С. 18-20.

5. История народов Северного Кавказа (конецXVIII в. -1917 г.). -М.: Наука, 1988.-659 с.

6. История многовековых взаимоотношений и единения народов Дагестана с Россией. К 150-летию окончательного вхождения Дагестана в состав России. - Махачкала, 2009. - 752 с.

7. Кавказ и Российская империя: проекты, идеи, иллюзии и реальность. Начало XIX - начало XX вв. - СПб.: Издательство журнала "Звезда", 2005. - 720 с.

8. Клычников Ю.Ю. Российская политика на Северном Кавказе (18271840 гг.) / Ю.Ю. Клычников. - Пятигорск, 2002. - 496 с.

9. Клычников Ю.Ю.Деятельность А.П.Ермолова на Северном Кавказе (1816-1827). /Под ред. и с послесловием В.Б.Виноградова. / Ю.Ю. Клычников. - Ессентуки, 1999. -134с.

10. Феодаева Ф.З. Русско-дагестанские отношения во второй половине XVIII - началеXIX вв. /Ф.З. Феодаева. - М.:Таус, 2008. - 294с.

PARTICIPATION OF FEMALE SUICIDE BOMBERS IN TERRORIST ACTIVITY

Grachev Sergey Ivanovich, DSc of Political sciences, Professor E-mail: sig-nur@mail.ru

Gracheva Anastasya Sergeevna, Post-graduate Student E-mail: fmo@fmo.unn.ru

Spirina Elena Vladimirovna, Post-graduate Student

Chair of Bases of Foreign Policy and Safety of Russia, Nizhny Novgorod State University of N.I. Lobachevsky, Nizhny Novgorod

The role and place of women in terrorist activity are analyzed. The reasons and the purposes pushing them on a way of suicidal terrorism are designated. The conditions promoting education of female suicide bombers are considered.

Keywords: female suicide bombers; suicidal terrorism; terrorist structures.

УЧАСТИЕ ЖЕНЩИН-СМЕРТНИЦ УДК323.285

В ТЕРРОРИСТИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Анализируются роль и место женщин в террористической деятельности. Обозначаются причины и цели, толкающие их на путь суицидного терроризма. Рассматриваются условия, способствующие воспитанию женщин-смертниц.

Ключевые слова: женщины-смертницы; суицидный терроризм; террористические структуры.

© Грачев С.И., 2012 © Грачева А.С., 2012 © Спирина Е.В., 2012

ГЧ

О

ГЧ

I-

о

1_

«Л

гч

■ QII

I—

95

Продолжительное время роль и место женщины в различныхтер-рористических структурах ограничивались организацией политической поддержки, созданием тайников и конспиративных квартир, сбором пожертвований, ведением разведки и т.д. Однако постепенно их роль изменилась. За последние два десятилетия значительно возросло число женщин, принимающих активное участие в деятельности террористических структур на так называемом низовом уровне.

у

X

I-

X

с;

О

С

оС_

X

X

с;

0

96

ГРАЧЕВ

Сергей Иванович,

доктор политических наук, профессор sig-nur@mail.ru

ГРАЧЕВА

Анастасия Сергеевна,

аспирант

fmo@fmo.unn.ru

СПИРИНА

Елена Владимировна,

аспирант

кафедра Основ внешней политики и безопасности России, Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского, Нижний Новгород

Женщин во время проведения боевых акций используют практически все террористические организации Европы и Америки: "Тигры освобождения Тамил Илама" (Шри Ланка), ЭТА (Испания), "Объединенный фронт освобождения Ассама" (Индия), "Маоистская коммунистическая партия" (Непал), "Настоящая Ирландская революционная армия", "Революционные вооруженные силы Колумбии" [1].

В 1990-е гг. ряд исламистских террористических групп ставит "на поток" использование молодых женщин в качестве самоубийц. При этом, одна из наиболее экстремистских исламских организаций "Хамас" долгое время категорически отвергала подобные методы террора как несоответствующие духу ислама, запрещающего самоубийство, однако лидер организации - шейх Ахмед Ясин (незадолго до своей гибели в марте 2004 г. в результате израильской спецоперации) объявил о серьезном изменении тактики "Хамаса", заявив, что джихад - это "обязанность всех мусульман, мужчин и женщин".

В1980-е гг. ряд исследователей палестинского сопротивления утверждали, что для подавляющего большинства психически здоровых женщин невозможна сама мысль об убийстве невинных людей, в том числе детей, с помощью варварских террористических методов. Считается, что женщины милосерднее, жалостливее и слабее "боевым духом", чем мужчины. Тем не менее, реальность сегодняшнего времени убеждает, что это далеко не всегда так. Подтверждением этому является отрывок из доклада, подготовленного в 1985 г. для руководства КГБ СССР и посвященного надвигающейся с Ближнего Востока угрозе использования женщин-смертниц при проведении терактов: "По мнению исследователей, изучающих психологию терроризма, женщина как исполнитель террористической акции представляет большую опасность. На этапе исполнения, а особенно ценою жизни, трезвый расчет... может привести... мужчину к отклонению от запланированного. Женщина редко меняет свое решение" [2].

По прошествии двух десятков лет с данной опасной проблемой столкнулись и в России. Так, в начале 2000-х гг. чеченские исламисты принимают новую тактику борьбы с "силовиками" под кодовым названием "свадьба", когда в качестве "бомб" стали использовать так называемых "невест Аллаха" [3]. Анализ действий северокавказского бандитского подполья за последние 10 лет показывает, что соотношение количества мужчин и женщин среди смертников приблизительно равное. При этом, по оценке специалистов-психологов, женщины-члены террористических структур более фанатичны. В силу особенностей нервной системы женщины быстрее, чем мужчины приходят в состояние агрессии, ими легче манипулировать при подготовке к акту самоуничтожения, им легче спрятать на теле взрывное устройство. По физической силе и выносливости мужчина превосходит женщину, но по своим природным психическим, психологическим возможностям женщина может превзойти мужчину, мобилизоваться, настроиться на такие поступки, которые многим мужчинам не под силу. Кроме того, до недавних пор женщины как потенциальные террористки-смер-тницы привлекали меньше внимания сотрудников силовых структур.

Следует заметить, что непрофессионалу трудно как-то выделить смертницу в толпе. Они подготовлены на умение скрывать эмоции, на умение двигаться в большом потоке людей, не привлекая к себе внимания. При этом все-таки характерной особенностью поведения терро-ристок-смертниц является заметное немотивированное возбуждение, сопровождаемое повышенным вниманием к окружающей обстановке и людям. Смертница держится настороженно, обособленно от других. Некоторые из них произносят молитвы с переходом на шепот при приближении посторонних лиц (так смертницы, совершившие теракт на станции "Семёновская" в московском метро 29 марта 2010 г., молились незадолго до самоподрыва). Психическое состояние террористки может меняться от едва заметного возбуждения до паники [4].

В данном контексте следует отметить, что особенности социально-психологической дезадаптации связаны с повышенной тревожно-

стью, замкнутостью, ориентацией только на узкую группу наставников, повышенной пассивностью, деструкцией личностной сферы. В наличии неадекватная самооценка. Причем она может быть как завышенной (до ощущения себя сверхчеловеком, решающим судьбы других людей), так и заниженной (нуждающейся в подтверждении за счет этих других людей) [5].

Общие причины, по которым женщины становятся смертницами, следующие. Во-первых, во многих случаях ими движет желание повысить личный или семейный статус. Во-вторых, согласно традиции "кровной мести", когда в семье есть хотя бы один мужчина, никто не требует, чтобы женщина мстила за своего мужа или детей. Но когда никого не осталось, она последняя в семье - значит, обязана мстить. В-третьих, достаточно часто на совершение самоубийств идут женщины, члены семей которых были уличены в сотрудничестве с правоохранительными органами и политическими противниками или, наоборот, погибли от рук врагов. В-четвертых, другим мотивом, побуждающим стать смертницами, является готовность искупить кровью некий грех, которым они или их близкие родственники опозорили свою семью, род, клан. Самоубийство такого рода казалось им единственным решением подобной проблемы. И наконец, женщины-смертницы в ряде случаев надеялись материально помочь своим семьям [6].

По мнению специалистов, женщин легче подготовить к роли террориста-смертника: они более управляемы, чем мужчины, и эффективнее подвергаются психологическому воздействию. При этом "вербовщики" в первую очередь обращают внимание на богобоязненных, слабовольных, жалостливых девушек и женщин, порой "недалекого ума". Желательно, чтобы у кандидаток погиб кто-нибудь из родственников, причем неважно, в бою или как мирный житель. На этой основе в дальнейшем проще будет возбудить в ней слепую ненависть. Идеальное амплуа потенциальной террористки-смертницы - несчастная, одинокая, инфантильная.

Принято считать (и эту тему активно развивают некоторые СМИ), что почти все будущие "шахидки" - вдовы или родственницы убитых боевиков, что, якобы, должно создавать им некий дополнительный "великомученический" и "героический" ореол. Однако это далеко не всегда так. Взрывы в Пятигорске, возле входа на аэродром в Тушине, захваты заложников в Буденновске, Кизляре - в этих и других терактах принимали участие женщины, которым мстить было абсолютно не за кого [7].

Одним из благоприятных условий для воспитания будущей женщины-смертницы можно считать атмосферу радикального ваххабизма, культивируемую в некоторых семьях. Так, выросшей в такой среде 20-летней уроженке села

Курчалой З. Элихаджиевой, взорвавшей себя на концерте рок-музыки в Тушине, с детства прививался культ мужчины. Когда в дом Эли-хаджиевых входил пятилетний мальчик, то его бабушки должны были встать перед ним. Кроме того, несмотря на юный возраст, она уже дважды успела побывать замужем, причем оба раза за арабскими наемниками, которые также являлись ваххабитами. Все браки совершались без согласия невесты, по решению её родных братьев. Когда в ходе контртеррористической операции они были убиты, женщина уже знала, что должна "отомстить" за братьев. Следует отметить, что жена убитого ваххабита видит своей главной целью вырастить детей - будущих моджахедов, и ради этого она, не задумываясь, готова отдать свою жизнь. После смерти своего мужа-боевика она, по установленному порядку, переходит в распоряжение "амира". Ему остается только выбрать время, место и способ мести вдовы [8].

Это один из важнейших этапов подготовки смертниц - это их психологическая обработка. Основным элементом при этом является изоляция женщин в замкнутую среду, например, в один из лагерей подготовки. На начальном этапе их "обрабатывают" также женщины, но, как правило, среднего или старшего возраста. Цель: войти в доверие к жертве, дать ей почувствовать в себе родственную душу, вызвать симпатии. Подчеркивая "особое" к ней отношение, девушке внушается, что она больше не затюканная жизнью деревенская девочка, а боец, более того, будущая героиня, окруженная уважением товарищей. Реальное представление человека, таким образом, приближается к желаемому. Распространенным приемом террористов при этом выступает применение различных психотропных материалов, следы которых, согласно данным экспертиз, обнаруживались почти у всех смертниц, совершивших теракты в России. Именно тогда, когда рассудок потенциальной смертницы затуманен наркотиками, с ней и начинают вести разговоры о том, как хорошо и почетно взорвать неверных и прямой дорогой пойти в рай. Остальной мир, согласно внушаемым будущей "шахидке" представлениям, должен восприниматься как нечто враждебное, инородное, заслуживающее лишь презрения [9].

На протяжении многих месяцев будущих смертниц призывают отказаться от белковой пищи, они питаются хлебом и орехами. Организм ослабевает. Накануне теракта "невесты Аллаха" проходят обряд очищения - уединяются, неустанно молятся, проводят полное омовение и полностью отказываются от пищи. Начинаются галлюцинации, "видения", "беседы" с зовущими из рая родственниками, просьбами совершить "шахаду" по приказу "амира" и присоединиться к ним. При этом, навязывается также мысль о том, что даже если она выросла в многодетной, нищей семье, "товарищи" по борь-

ГЧ

О

ГЧ

О

«Л

гч

■ QII

V

”-Г sr^/^

97

X

с;

О

С

оС_

X

X

с;

0

98

бе не оставят близких в беде, она сейчас - надежда всего клана или тейпа.

Зачастую при психологической обработке кандидатку в смертницы, во-первых, постоянно упрекают в том, что она до сих пор жива (вызывая тем самым чувство "вины" перед погибшими "борцами за веру"), а во-вторых, регулярно насилуют и избивают, пытаясь окончательно сломить её психику и добиться согласия на подрывную деятельность. Как подчеркивают некоторые эксперты, сексуальное надругательство в ходе подготовки будущей смертницы зачастую выступает в качестве самого действенного психотехнологического приёма, так как в корне ломает психологию восточной женщины. Она становится "нечистой". У неё нет мужа, чтобы за неё заступиться, у неё не будет детей, перед которыми она сможет оправдаться. И тогда будущей "шахидке" объясняют, что у неё остаётся единственный шанс, чтобы "искупить грех": убить возможно большее число "неверных". После многочисленных пыток несчастные были готовы на всё, лишь бы мучения прекратились [10].

Конечной целью психологической обработки униженных, обманутых, совращенных женщин, тем не менее, остаётся исключительно добровольное желание идти на смерть. Считается, что бескорыстная готовность умереть должна стать непременным условием окончательной готовности женщины к теракту. В противном случае, как полагают непосредственные организаторы и руководители подобной подготовки, такие женщины будут считаться "профессионально непригодными", что в дальнейшем в любую минуту может повлечь за собой срыв операции, как это, например, случилось с З. Мужахоевой летом 2003 г. в Москве [11].

Подводя итог, следует отметить, что проблема женского терроризма обнаруживает значи-

тельный объем социальных, политических, психологических, религиозных, этнических и других предпосылок, на которых в существенной степени и основывается феномен массового вовлечения женщин в подобного рода деятельность. При этом, многие специалисты убеждены, что только силовые меры в отношении жен-щин-террористок и организаторов их деятельности лишь в некоторой мере способны предотвратить теракты. Для адекватного ответа вызову сегодняшнего времени в виде готовой к своей и чужой гибели женщины-смертницы необходимы согласованные и скоординированные меры в социально-экономической сфере, в области образования, культуры, и соответствующем формировании общественного мнения.

Примечания:

1. Юдина О. А. Ислам и политика. - М.: Институт Востоковедения РАН ;"Крафт+", 2010.- С. 240.

2. Малая война: организация и тактика боевых действий малых подразделений: хрестоматия / сост. А.Е. Тарас. - Минск: Харвест, 2003.- С. 210.

3. Трошев Г. Моя война: чеченский дневник окопного генерала. -М.: Вагриус, 2002. - С. 384.

4. Спиркова Ш.В. Социально-психологические особенности личности женщин, участвовавших в террористической деятельности: лекция. - Н. Новгород: Академия МВД России, 2009. - С. 32.

5. Крестина Е.А. О некоторых аспектах подготовки религиозно-экстремистскими структурами террористов-смертников и организации оперативно-розыскных мероприятий по их выявлению и разработке : лекция. - Н. Новгород: Академия МВД России, 2009. - 44 с.

6. Спиркова Ш.В. Социально-психологические особенности личности женщин... - С. 32.

7. Трошев Г. Чеченский рецидив:записки командующего. - М.: Вагриус, 2002. - С. 45.

8. Трошев Г. Моя война: чеченский дневник окопного генерала. -М. : Вагриус, 2002. - С. 384.

9. Юзик Ю. Невесты Аллаха; лица и судьбы всех женщин-шахидок, взорвавшихся в России. - М.: Ультра, Культура, 2003. - 218 с.

10. Тамже.

11. Тамже.