Научная статья на тему 'ЦЫГАНСКИЕ СВАДЬБЫ В МОЛДОВЕ: СТЕРЕОТИПЫ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ (По полевым исследованиям 2011–2013 гг.)'

ЦЫГАНСКИЕ СВАДЬБЫ В МОЛДОВЕ: СТЕРЕОТИПЫ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ (По полевым исследованиям 2011–2013 гг.) Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
167
23
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
полевые исследования 2011–2013 гг. / Республика Молдова / стереотипы взаимодействия в свадебной обрядности молдавских цыган / field research 2011–2013 / Republic of Moldova / interaction stereotypes in the wedding rituals of Moldovan Gypsies

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Калашникова Наталья Моисеевна

Полевые исследования автора по изучению цыганского населения, проживающего в разных районах Республики Молдова, свидетельствуют о сохранении определенных стереотипов взаимодействия, т.е. устойчивых способов поведения членов семей и социума в целом по отношению к различным жизненным ситуациям, в частности, к свадьбе. Сравнительный анализ информации, полученной в 2011–2013 гг. при обследовании населения цыганских кварталов в городах Сороки и Атаки на севере республики, в центре, в селе Чоколтень Оргеевского района, а также в цыганских семьях города Чадыр-Лунга и села Томай на юге Молдовы, позволяет констатировать сохранение ряда устойчивых черт, характерных для молдавских цыган. Так, обычай поиска невест в других городах Молдовы продолжает бытовать для поддержания социальных и родственных связей, а также исключает возможность кровно-родственных браков. Среди свадебных атрибутов у молдавских цыган в прошлом была «плоскэ» – сосуд для вина, в настоящее время так цыгане называют бутылку шампанского, повязанную красной лентой с золотой монеткой, – символами пожелания продолжения рода и благосостояния. До сих пор сохраняется пристальное внимание к приданому из золотых монет и украшений, поскольку именно «золото» остается наиболее стабильным эквивалентом демонстрации престижа и богатства в цыганском обществе. Вместе с тем имеются и существенные различия в проведении свадьбы у обособленно живущего цыганского сообщества на севере республики и интегрированных в местный социум цыганских семей центра и юга Молдовы.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

GYPSY WEDDINGS IN MOLDOVA: INTERACTION STEREOTYPES (based on field research 2011–2013)

The author’s field research on the study of the Roma population living in different regions of the Republic of Moldova testifies to the preservation of certain stereotypes of interaction, i. e. sustainable ways of behavior of family members and society as a whole, in relation to various life situations. especially for the wedding. Comparative analysis of information received in 2011–2015 when examining the population of Gypsy quarters in the cities of Soroki and Ataki in the north of the republic, in the village of Chokolteni, Orgei district in the center, as well as in Gypsy families in the city of Chadyr-Lunga and the river. the village of Tomai in the south of Moldova allows us to state the preservation of a number of stable features characteristic of the Moldovan Gypsies. For example, the custom of looking for brides in other cities of Moldova continues to be used to maintain social and family ties, and also excludes the possibility of consanguineous marriages. Among the wedding attributes of the Moldovan Gypsies in the past was a «flat» – a vessel for wine, in honor of which the Gypsies now call a bottle of champagne, tied with a red ribbon with a gold coin – symbols of the desire to procreate. and prosperity. As before, close attention is paid to the dowry of gold coins and jewelry, since it is «gold» that remains the most stable equivalent of the manifestation of prestige and wealth in Gypsy society. At the same time, there are also significant differences in wedding arrangements between the isolated Gypsy community in the north of the republic and the Gypsy families integrated into the local society in the center and south of Moldova.

Текст научной работы на тему «ЦЫГАНСКИЕ СВАДЬБЫ В МОЛДОВЕ: СТЕРЕОТИПЫ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ (По полевым исследованиям 2011–2013 гг.)»

DOI 10.24412/с1-36990-2022-1-62-77

ЦЫГАНСКИЕ СВАДЬБЫ В МОЛДОВЕ: СТЕРЕОТИПЫ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ (По полевым исследованиям 2011-2013 гг.)

КАЛАШНИКОВА Наталья Моисеевна,

доктор культурологии, заведующая отделом Российского этнографического музея (г. Санкт-Петербург) ethnonataly@mail.ru

Аннотация. Полевые исследования автора по изучению цыганского населения, проживающего в разных районах Республики Молдова, свидетельствуют о сохранении определенных стереотипов взаимодействия, т. е. устойчивых способов поведения членов семей и социума в целом по отношению к различным жизненным ситуациям, в частности, к свадьбе. Сравнительный анализ информации, полученной в 2011-2013 гг. при обследовании населения цыганских кварталов в городах Сороки и Атаки на севере республики, в центре, в селе Чоколтень Оргеевского района, а также в цыганских семьях города Чадыр-Лунга и села Томай на юге Молдовы, позволяет констатировать сохранение ряда устойчивых черт, характерных для молдавских цыган. Так, обычай поиска невест в других городах Молдовы продолжает бытовать для поддержания социальных и родственных связей, а также исключает возможность кровно-родственных браков. Среди свадебных атрибутов у молдавских цыган в прошлом была «плоскэ» - сосуд для вина, в настоящее время так цыгане называют бутылку шампанского, повязанную красной лентой с золотой монеткой, - символами пожелания продолжения рода и благосостояния. До сих пор сохраняется пристальное внимание к приданому из золотых монет и украшений, поскольку именно «золото» остается наиболее стабильным эквивалентом демонстрации престижа и богатства в цыганском обществе. Вместе с тем имеются и существенные различия в проведении свадьбы у обособленно живущего цыганского сообщества на севере республики и интегрированных в местный социум цыганских семей центра и юга Молдовы.

Ключевые слова: полевые исследования 2011-2013 гг., Республика Молдова, стереотипы взаимодействия в свадебной обрядности молдавских цыган.

GYPSYWEDDINGS IN MOLDOVA:

INTERACTIONSTEREOTYPES (based on field research 2011-2013)

Natalia M. KALASHNIKOVA,

doctor of Cultural Studies, Head of department Russian Ethnogra phic Museum ethnonataly@mail.ru

Abstract. The author's field research on the study of the Roma population living in different regions of the Republic of Moldova testifies to the preservation of certain stereotypes of interaction, i. e. sustainable ways of behavior of family members and society as a whole, in relation to various life situations. especially for the wedding. Comparative analysis of information received in 2011-2015 when examining the population of Gypsy quarters in the cities of Soroki and Ataki in the north of the republic, in the village of Chokolteni, Orgei district in the center, as well as in Gypsy families in the city of Chadyr-Lunga and the river. the village of Tomai in the south of Moldova allows us to state the preservation of a number of stable features characteristic of the Moldovan Gypsies. For example, the custom of looking for brides in other cities of Moldova continues to be used to maintain social and family ties, and also excludes the possibility of consanguineous marriages. Among the wedding attributes of the Moldovan Gypsies in the past was a «flat» - a vessel for wine, in honor of which the Gypsies now call a bottle of champagne, tied with a red ribbon with a gold coin - symbols of the desire to procreate. and prosperity. As before, close attention is paid to the dowry of gold coins and jewelry, since it is «gold» that remains the most stable equivalent of the manifestation of prestige and wealth in Gypsy society. At the same time, there are also significant differences in wedding arrangements between the isolated Gypsy community in the north of the republic and the Gypsy families integrated into the local society in the center and south of Moldova.

Keywords: field research 2011-2013, Republic of Moldova, interaction stereotypes in the wedding rituals of Moldovan Gypsies.

В СВЯЗИ с подготовкой в Российском этнографическом музее (далее -РЭМ) новой региональной экспозиции «Народы запада и юго-запада России» появилась необходимость в пополнении коллекций музея и сборе дополнительной информации по молдавским цыганам. Исходя из новой концепции показа в музее многоэтничного населения Молдовы, было запланировано экспонирование традиционных костюмов проживавших там народов. Однако если одежда молдаван, болгар, гагаузов и украинцев имелась в фондах музея, то цыганские костюмы отсутствовали. Специальных экспедиций по изучению цыганского населения, проживавшего в Белоруссии, на Украине и в Молдавии, сотрудники РЭМ во второй половине XX в. не проводили. Вместе с тем было известно, что в Молдавии рядом с молдаванами, русскими, гагаузами, болгарами, украинцами, евреями и другими этносами проживают молдавские цыгане - этнические группы, имеющие в разных регионах республики свою особую специфику. Поэтому для обследования мест проживания цыган в Республике Молдова потребовалось несколько выездов (2011-2013) в разные регионы республики (на север - в 2011 г., в Сорокский и Окницкий районы: города Сороки и Атаки; на юг - в 2012 г., Комратский район: село Томай; город Чадыр-Лунга; в центр в 2013 г., Оргеевский район: село Чоколтень). Так, нами была зафиксирована значительная дифференциация по роду занятий, вариантов оседлости, отношения к образованию, а также степени интеграции и даже ассимиляции в молдавскую, гагаузскую или болгарскую среду, свидетельствующая о том, что цыганское сообщество в Молдове не являлось однородным [АРЭМ 2011-2013: 50].

Среди разнообразной информации, полученной во время полевых исследований 2011-2013 гг., был и материал, касающийся особенностей проведения современной цыганской свадьбы. Также был приобретен комплекс праздничного женского цыганского костюма [РЭМ № 10065/1-9]. Однако если на севере Молдавии нам удалось принять непосредственное участие в праздновании свадьбы (г. Сороки) и получить дополнительные разъяснения по этапам происходящего, то на юге республики пришлось ограничиться лишь краткими полевыми интервью.

ЦЫГАНСКАЯ СВАДЬБА (СЕВЕРНЫЕ РАЙОНЫ РЕСПУБЛИКИ МОЛДОВА)

Полевые исследования проходили в Сорокском (г. Сороки) и Окниц-ком (г. Атаки) районах, расположенных на севере Молдовы. Хотелось бы отметить, что особенно важными для успешного проведения экспедиции на север республики оказались контакты заведующего отделом Института культурного наследия АН Молдова (г. Кишинев) Иона Думиника с цыганским сообществом, в частности, с «цыганскими баронами» г. Сороки и Атаки. Таким образом, в состав нашей экспедиции вошли ведущий специалист

РЭМ - Наталья Калашникова, заведующий отделом Института культурного наследия АН РМ - Ион Думиника, научный сотрудник Музея этнографии и естественной истории Кишинева - Валентина Яровая и водитель этого музея - Виталий Голуб.

Из исторических источников известно, что название Сороки закрепилось за городом в XVIII в., а периодическая смена власти, характерная для средневековья, приостановилась в этом городе к 1812 г., когда территория Молдавии вместе с г. Сороки вошла в состав Российской империи. Своеобразие г. Сороки состоит в том, что здесь уже на протяжении длительного времени в отличие от многих своих соплеменников цыгане живут оседло. Так, известно, что уже во времена Пушкина в Сороках проживала постоянная община цыган-горожан, занимавшаяся в основном кузнечным делом. На протяжении нескольких сотен лет здесь у сорокских цыган-чоканар [Ion Duminika 2018: 109-119] встречаются одни и те же фамилии - Черарь, Прейда, Чеботарь, Груя, маркирующие принадлежность к одному из крупных родов.

В настоящее время официально в Сороках прописано более 10 тысяч цыган (при этом все население Сорок - 35 тыс. человек), что составляет лишь часть огромного «табора», который постоянно живет в этом городе. Остальные цыгане находятся в разъездах и возвращаются к своим семьям лишь дважды в год - на Рождество и Пасху. Известно, что и раньше к со-рокским цыганам часто приезжали погостить кочующие таборы. Постепенно город получил славу цыганской столицы, а в начале XXI в. он фактически стал главным цыганским центром для всего пространства СНГ.

Основная часть населения г. Сороки (молдаване, украинцы, русские, евреи) издавна жила в низменной части на берегу Днестра, а высоко на холме расположился целый цыганский город, застроенный 3-4-этажными домами, в каком-то своеобразном, с точки зрения архитектурных особенностей, «цыганском» стиле [Калашникова 2014: 170-172].

Второй город - Атаки, где работала экспедиция, находится в Окницком районе Молдавии на правом берегу реки Днестр и расположен сравнительно недалеко от г. Сороки. В Атаках проживает около 8500 человек, среди которых украинцы, молдаване, русские, евреи, цыгане и представители других национальностей, при этом свыше 90 процентов жителей - русскоговорящие и православные. Судя по полученным сведениям, праздники семейного календаря у цыган Атаки, в частности, свадьбы, в настоящее время продолжают выполнять этнообъединяющую функцию, сохраняя традиции совместного застолья и поддерживания родственных и социальных связей.

Наша экспедиция началась с посещения Роберта Чераря - президента Цыганской республиканской общественной организации «Баре-Ром», члена координационного Совета при департаменте национальных отношений, лидера ромской/цыганской общины Сороки, которого местные цыгане называют бароном. Эта встреча состоялась в его доме, где он нас любезно принял, показал интерьеры двухэтажного здания, рассказал о своей работе в качестве президента «Баре-Ром» - борьбе цыган за свои права.

Роберт Черарь показывает интерьеры своего дома Н. Калашниковой

Интересной была его разнообразная информация и о том, что сорокские цыгане-чоканары сильно отличаются от кишиневских, среди которых много приезжих, не молдавских цыган, что среди сорокских цыган есть ворующие (но не по-крупному: «одно яйцо, одну курицу» и т. д.). Однако, по мнению Роберта Чераря, здесь значительно больше людей, которые трудятся, занимаются бизнесом (раньше это называли спекуляцией), торгуют или имеют свои предприятия, как, например, сам Р. Черарь, организовавший фабрику по переработке гречки и консервный завод [Калашникова 2014: 168].

Прощаясь с «цыганским бароном» Робертом Черарем, мы благодарили его за беседу, за возможность осмотреть цыганский квартал на Сорокской горе (сарафанное радио быстро работает, и нас везде гостеприимно встречали) и за его приглашение побывать вечером на цыганской свадьбе. При этом очень важной была информация барона о том, что это свадьба довольно бедных людей и посетить ее можно даже и без приглашения, но принести с собой какой-либо символический подарок или конверт с деньгами.

Посещение цыганской свадьбы.

В субботу вечером в южной части цыганского квартала Сороки проходила свадьба, на которую Роберт Черарь порекомендовал заглянуть, так как в настоящее время на свадьбу приходят не только приглашенные и не всегда с подарками (или деньгами). Подарки обязательны для родни, посаженых родителей, а вот зайти, выпить стакан вина, потанцевать может практически каждый цыган. Что же касается нас, то «барон» предупредил семью, где проходила свадьба, пришел сам и представил нас, благодаря чему мы получили возможность присутствовать и фотографировать.

«Барон» Роберт Черарь поздравляет родных невесты

Угощение гостей при входе на свадьбу

Уже подходя к дому, где проходила свадьба, мы увидели вереницы машин, была слышна музыка, гул веселья. Стоящие у входа цыгане каждого входящего встречали стаканом вина. Во дворе над столами был натянут тент, который они называют палаткой. Интересно, что, по традиции, во дворе мужчины и женщины с детьми сидели за разными столами, в то время как молодые люди собрались за накрытым столом в комнате дома, что хорошо было видно через открытое окно. Перед входом в дом на площадке много танцевали. Особенно важным был танец посаженой матери с гроздью винограда и бутылкой водки в руках, что символизировало, как нам объяснили, «чистоту» невесты. Нужно обязательно отметить, что цыгане до сих пор придают этому факту очень большое значение, следят за своими девочками и, возможно, поэтому довольно рано выдают их замуж.

Традиционно во дворе накрыты отдельные «мужские» и «женские» столы

Комната в доме, где празднует молодежь без жениха и невесть (фото сделано со двора - через окно)

Коллективные танцы начинаются с ведущей (молдавская традиция)

Обязательный танец посаженой матери с гроздью винограда и бутылкой водки в руках - в случае «чистой» невесты

Среди танцующих было значительное число женщин с детьми на руках. При этом многие танцевали, взявшись за руки, что очень напоминало молдавские хоры, особенно когда во время танцевальных движений все вместе поднимают руки вверх. Что же касается музыкального сопровождения, то это было компьютерное обеспечение с подключением к динамикам, при этом музыка, как мне показалось, была в основном молдавская. На мой вопрос мне ответили, что цыгане любят разные мелодии, но, справедливости ради, следует заметить, что на празднике звучала и цыганская музыка.

^ На свадьбе всегда присутствуют дети

Музыкальное сопровождение осуществляется с помощью компьютера и усилителей ►

Женская хора - коллективный танец (тип молдавской хоры)

На свадьбе с нами были очень приветливы, угощали вином, фруктами и сладостями, с удовольствием фотографировались, однако подробно записать все происходящее не удалось. Но на следующий день была возможность побеседовать с группой цыганских женщин, которые и описали последовательность проведения цыганских свадеб в городе Сороки в 1970-1990-е гг. [Калашникова 2014: 173], дополнить эту информацию удалось благодаря беседам с информантами из соседнего Атаки [Калашникова 2014: 175].

Интересно, что рассказы цыган севера Молдовы во многом совпали с описанием свадеб у цыган-кэлдэраров [Черных 2003: 65].

Сватовство: выбор невесты.

Свадебная обрядность у сорокских цыган начиналась со сватовства. В прошлом, как отмечали информаторы, родители могли договориться о вступлении детей в брак еще при их рождении. Важным является и свидетельство о сватовстве невест из других городов Молдовы, которое традиционно преследовало несколько целей: поддерживание социальных и родственных связей с другими цыганами России, а также исключение возможности кровно-родственных браков.

Раньше будущий жених, как правило, не участвовал в выборе невесты. Родители выбирали ее по своему усмотрению, при этом учитывали зажиточность семьи, красоту и трудолюбие невесты. Обычно, отправляясь на сватовство, уже знали, какую невесту будут сватать, но иногда невесту выбирали уже на месте. Для сватовства в другой город отправлялись отец, мать, жених, крестные, уважаемые родственники. Останавливались сваты в доме одного из своих знакомых. Во время застолья сваты объявляли о цели своего приезда, советовались и заручались поддержкой хозяев.

Только затем они отправлялись в дом невесты с подарками. Обязательным атрибутом сватовства у всех молдавских цыган была плоска (пло-скэ - молдавский термин, обозначавший сосуд для вина плоской формы). Плоской в настоящее время сорокские цыгане называют бутылку шампанского, на которую привязывают красную ленточку и золотую монетку. Если бутылка принималась, то это означало согласие на свадьбу. Интересно отметить, что монету на ленте невеста затем надевала на шею в знак того, что она просватана.

С плоской у цыган-чоканар был связан целый ряд свадебных моментов. Так, открыть бутылку шампанского имел право только отец невесты, что означало полное согласие на свадьбу. В случае если отец принимал плоску, но не открывал, то утром ее можно было отдать обратно и отказать в свадьбе. Плоской пользовались и при угощении гостей, которые дарили подарки молодым. Считалось, что этот сосуд не должен быть пустым, поэтому его постоянно дополняли вином или шампанским, что символизировало благополучие и богатство.

Сватовство.

При сватовстве, как правило, решающим было мнение отца невесты. Сватовство могло растянуться на несколько дней. Крайним сроком, как отмечают информаторы, были три дня, в последний день отец должен был дать согласие или отказать в свадьбе. Выждать такой срок могла только состоятельная семья, так как в случае отказа отец невесты должен был возместить стороне жениха понесенные расходы. В каждый из дней сватовства накрывался праздничный стол. Если «партия» считалась выгодной, на отца невесты пытались влиять не только сваты, но и представители невестиной стороны, заинтересованные в заключении брака.

Сватовство: выкуп невесты.

Во время или после сватовства, когда окончательно договаривались о свадьбе, принято было платить выкуп за невесту. Как и в старину, выкуп в настоящее время принимается золотыми монетами, но можно и действующими деньгами. В прошлом за невесту платили около 10 золотых монет, а, по свидетельству информантов Сороки, для свадьбы изготавливали позолоченные имитации монет. И если в прошлом отец невесты возвращал молодым лишь часть выкупа, то в конце ХХ в. было принято постепенно отдавать молодой семье весь выкуп: одну часть денег отец невесты передавал молодым уже на свадьбе, другую - когда невеста возвращалась на несколько дней погостить в дом родителей.

Собственно свадьба начиналась в доме невесты на следующий день после сватовства или с небольшим перерывом на подготовку и продолжалась в течение трех дней.

Традиция «мужских» и «женских» столов сохраняется

В 1970-1990-е гг. невесты на свадьбу надевали белую кофту с юбкой, о чем свидетельствуют фотографии того времени. Обязательным атрибутом женского свадебного костюма цыганки служил венок из бумажных или восковых цветов с разноцветными лентами. В начале XXI в. чаще стали использовать белое свадебное платье разной длины, однако на венок с фатой по-прежнему повязывают несколько цветных лент. По традиции, сходной с молдавским обрядом, одевает девушку к свадьбе крестная мать, которая дарит ей золотое кольцо, сережки или монетку, ее невеста хранила и передавала своим детям. Опознавательным знаком жениха на свадьбе был приколотый на грудь цветок и длинная красная лента.

Обязательным элементом сорокской свадьбы было праздничное застолье, причем принято было, чтобы мужчины и женщины сидели за разными столами. Эта традиция сохраняется и в настоящее время. В свадебном угощении наряду с современными салатами, готовыми колбасами, другими мясными и макаронными изделиями, а также разнообразными фруктами, пирожными и конфетами обязательны и традиционные цыганские блюда. Это сармале - блюдо молдавской и балканской кухни, напоминающее голубцы и долму, в виде фарша из риса и мяса, запеченного в мелких капустных или виноградных листьях. В качестве сладкого готовят традиционный совияку - творожный пирог с изюмом и шоколадом.

Первая брачная ночь.

В цыганской среде очень строго относились к «честности» невесты. После первой брачной ночи было принято свекрови танцевать с простыней, на которой спали молодые. В случае если девушка оказывалась «честной»,

красный цветок ставили к иконам. В настоящее время на сорокской свадьбе был зафиксирован особый танец посаженой матери с гроздью винограда и бутылкой водки в руках - как это и полагается в случае «чистой» невесты.

Второй день свадьбы. Смена прически.

Утром следующего дня невесте меняли прическу, что означало переход из одного социального статуса в другой. Под обрядовые песни женщины закручивали молодой волосы жгутом на висках амболдинари, заплетали косы. В прошлом в это же время невесте надевали красную косынку и красный фартук. На второй день свадьбы все гости одаривали молодых, складывая на большой поднос деньги и предметы из золота (монеты, кольца, серьги).

Третий день свадьбы.

На третий день свадьбы, с разрешения отца, получившего выкуп за дочь, молодую увозили в дом жениха. За невестой принято было давать приданое, содержавшее постель для молодых (подушки, перины, одеяла), одежду невесты, серьги, браслеты и другие украшения.

Важно отметить, что в течение всего свадебного торжества невеста ничего не должна была делать по дому, но ей разрешалось угощать гостей за столом и приносить воду, что являлось символом счастья и достатка в будущей семейной жизни.

Невеста в доме жениха.

По приезде невесты в дом жениха собиралось застолье, где среди угощений обязательно готовили и подавали к столу голову свиньи, в рот которой вкладывалась золотая монетка. Здесь же происходил обмен подарками между невестой и свекровью: невеста дарила шаль (косынку), свекровь -золотые украшения (кольцо, серьги).

Венчание.

Венчание, как и официальная регистрация брака, не были обязательны у молдавских цыган на севере Молдовы, да и в настоящее время много браков не зарегистрированных.

Завершая рассказ о свадебной традиции цыган в северных районах Молдовы, хотелось бы остановиться на роли золота в качестве стабильного показателя цыганского богатства. Так, например, известно, что раньше на праздниках цыгане как бы соревновались, показывая, у кого больше золота, высыпая его на стол или наряжая своих женщин в золотые украшения. По свидетельству Леонида Череповского (создателя и руководителя ансамбля «Цыгане Молдовы», собирателя цыганского фольклора), когда он был молодым, одна цыганка повесила на шею триста тонких золотых монет [Калашникова 2014(2): 131]. На праздники принято было украшаться всем: замужние цыганки вплетали в косы золотые монеты и ленточки «плетеря»,

обшитые мелкими золотыми монетами «межедия», носили также золотые ожерелья из монет, золотые серьги-калачи и бусы «янтари». Руки мужчин украшали золотые перстни, а рот - золотые зубы, которые долгое время считались символом красоты и богатства. Опрос информантов в 20112013 гг. показал, что и в настоящее время, когда можно делать металлокерамику, среднее и пожилое поколение отдает предпочтение золоту [Калашникова 2014(2): 132].

ЦЫГАНСКАЯ СВАДЬБА (ЮЖНЫЕ И ЦЕНТРАЛЬНЫЕ РАЙОНЫ РЕСПУБЛИКИ МОЛДОВА)

Цыгане, живущие на юге и в центре Молдовы среди молдаван, гагаузов, болгар и русских, во многом похожи на своих соседей, поскольку давно уже стали оседлыми, мастеровыми (первоначально - кузнецы) и, что очень важно - интегрированными в местное сообщество.

Так, в селе Томай Комратского района, расположенного на юге Республики Молдова, зарегистрировано всего пять цыганских семей, живущих здесь на протяжении более ста лет. Они уже мало говорят по-цыгански, зато хорошо знают гагаузский, русский и молдавский языки. Известны в селе и браки цыган с гагаузами. В этом селе дети разной национальной принадлежности всегда вместе играли, учились и ходили на танцы (дискотеку). При этом цыганские семьи в селе Томай всегда проживали не в отдельном квартале, как это до сих пор происходит на севере Молдовы и в других странах (например, Болгарии), а среди других этносов этого села. Известно, что ранее во многих домах села Томай цыгане-кузнецы делали ворота, а также выполняли различные работы, связанные с металлом. В настоящее время, к сожалению, сельских кузнецов-цыган нет, но цыгане мужчины по-прежнему работают по металлу в специализированных мастерских. Внешне цыгане села Томай мало отличаются от гагаузов, возможно, у них несколько смуглее кожа, у некоторых еще встречаются «золотые» зубы, но одеваются они в костюмы городского типа, и только серьги-калачи напоминают о традиционных привычных украшениях цыганок.

В цыганской семье Екатерины Георгиевны Думенике-Бударь, где воспитывают двойняшек Ваню и Таню, нам рассказали о состоявшейся два года назад свадьбе, которая прошла, как принято в селе Томай, в три этапа (сватовство, свадьба с официальной регистрацией брака, посещение родственников), с приглашением родных, соседей и коллег [АРЭМ 2011-2014: 45].

Встреча в городе Чадыр-Лунга с местным «цыганским бароном» Василием Георгиевичем Думенике и его супругой подтвердила информацию о схожести в проведении свадебной церемонии среди проживающих в этом городе болгар, гагаузов, молдаван и цыган.

Побывав в селе Чоколтень Оргеевского района, мы убедились в том, что цыгане, проживающие в селах центральных районов республики в соседстве с молдаванами, украинцами, русскими и другими этносами, лишь частично интегрированы в сельское сообщество. Так, многие дети из цыганских семей посещают детский сад и начальные классы школы, взрослое население частично работает наравне со всеми, но при этом часть цыган села Чоколтень уезжает на заработки и возвращается к своим семьям лишь на Рождество и Пасху. Опрос информантов о свадебных традициях показал, что здесь есть, кроме общих моментов, и свои особенности. Например, достаточно устойчивы такие позиции, как сватовство, свадьба, посещение родственников. Вместе с тем редко происходит официальная регистрация браков, не фиксируется роль золотых изделий среди подарков (цыганские

семьи этого села считаются бедными) [АРЭМ 2011-2014: 48].

* * *

Таким образом, материалы, полученные во время полевых исследований цыганского населения в Республике Молдова (2011-2014), свидетельствуют о сохранении определенных стереотипов взаимодействия, т. е. устойчивых способов поведения членов семей и социума в целом по отношению к различным жизненным ситуациям, в частности, к свадьбе. Вместе с тем имеются и существенные различия в проведении свадьбы у обособленно живущего цыганского сообщества на севере республики и интегрированных в местный социум цыганских семей юга и центра Молдовы.

Список источников

АРЭМ. Ф. 10. Оп. 2. Д. 61. Калашникова Н. М. Отчет о командировках в Республику Молдова в 2011-2013 гг. 58 лл.

РЭМ № 10065/1-9 - комплекс праздничного женского цыганского костюма гадалки Зинаиды (Земфиры) Георгиевны Банда (1922-2004), который она носила в 1960-70 гг. Приобретен Н. М. Калашниковой во время экспедиции 2011 г.

Список литературы

Калашникова 2014 - Калашникова Н. М. В гостях у цыганских баронов Молдовы // Республиканская научная конференция «Ромы/цыгане Республики Молдова: этносоциальная, политкультурная и историко-традиционная община (141-2014)» / под ред. И. Думеника. Кишинев, 2014. С. 166-178.

Калашникова 2014(2) - Калашникова Н. М. Престиж по-цыгански (заметки о сорокских цыганах Молдовы) // Богатство и престиж в традицион-

ной культуре: Материалы Тринадцатых Санкт-Петербургских этнографических чтений. СПб.: ИПЦ СПГУТД, 2014. С. 127-132.

Черных 2003 - Черных А. В. Пермские цыгане. Очерки этнографии цыганского табора. (По материалам исследований цыган микрорайона Чапаевский). Пермь, 2003.

Ion Duminika 2018 - Ion Duminika. Soziale Integration von Roma-Mindtrheit / Fallstudie in Soroka, Republik Moldova // Vasile Dumbrava, Dominika Rang (Hg) Sprachpolitik und Sprachkonflikte in der Ukraine, Republik Moldova und Georgien. Leipzig, 2018. S. 109-119.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.