Научная статья на тему 'Цифровой аватар образования'

Цифровой аватар образования Текст научной статьи по специальности «Науки об образовании»

CC BY
503
92
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ЦИФРОВЫЕ ТЕХНОЛОГИИ В ОБРАЗОВАНИИ / НЕГАТИВНЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ ЦИФРОВИЗАЦИИ ДЛЯ РАЗВИТИЯ ДЕТЕЙ И ПОДРОСТКОВ / ОБЪЕКТИВНАЯ НЕОБХОДИМОСТЬ ЦИФРОВЫХ ТЕХНОЛОГИЙ / СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ УПРАВЛЕНИЯ ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫМ / ПРОЦЕССОМ / DIGITAL TECHNOLOGIES IN EDUCATION / THE NEGATIVE EFFECTS OF DIGITALIZATION ON THE DEVELOPMENT OF CHILDREN AND ADOLESCENTS / AN OBJECTIVE NEED FOR DIGITAL TECHNOLOGY / IMPROVING THE MANAGEMENT OF THE EDUCATIONAL PROCESS

Аннотация научной статьи по наукам об образовании, автор научной работы — Корягина Екатерина Дмитриевна

Автор обращается к актуальной и дискуссионной проблеме внедрения цифровых технологий в школьное и высшее образование. Обращает внимание на негативные последствия использования цифровых технологий для развития детей и подростков. В то же время в статье признается объективная необходимость применения этих технологий. Речь, по мнению автора, должна идти о мере в этом деле. На этом основании предложено совершенствовать управление образовательным процессом с учетом сложности и противоречивости объекта управления.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Digital avatar education

The author addresses the current and controversial issue of introducing digital technologies in school and higher education. Draws attention to the negative effects of the use of digital technologies for the development of children and adolescents. At the same time, the article recognizes the objective necessity of applying these technologies. This, in the opinion of the author, should be a measure in this matter. On this basis, it was proposed to improve the management of the educational process, taking into account the complexity and inconsistency of the object of management.

Текст научной работы на тему «Цифровой аватар образования»

ЦИФРОВОЙ АВАТАР ОБРАЗОВАНИЯ

Корягина Екатерина Дмитриевна

аспирант,

ФГБОУ ВО «Российский экономический университет имени Г.В. Плеханова», г. Москва, Российская Федерация.

Аннотация: Автор обращается к актуальной и дискуссионной проблеме внедрения цифровых технологий в школьное и высшее образование. Обращает внимание на негативные последствия использования цифровых технологий для развития детей и подростков. В то же время в статье признается объективная необходимость применения этих технологий. Речь, по мнению автора, должна идти о мере в этом деле. На этом основании предложено совершенствовать управление образовательным процессом с учетом сложности и противоречивости объекта управления.

Ключевые слова: цифровые технологии в образовании; негативные последствия цифровизации для развития детей и подростков; объективная необходимость цифровых технологий; совершенствование управления образовательным процессом.

JEL: A21; A22; C89; I28 DIGITAL AVATAR EDUCATION

Koryagina Ekaterina Dmitrievna, graduate student of FSBEI of HE «G.V. Plekhanov» Moscow, Russian Federation

Abstract: The author addresses the current and controversial issue of introducing digital technologies in school and higher education. Draws attention to the negative effects of the use of digital technologies for the development of children and adolescents. At the same time, the article recognizes the objective necessity of applying these technologies. This, in the opinion of the author, should be a measure in this matter. On this basis, it was proposed to improve the management of the educational process, taking into account the complexity and inconsistency of the object of management.

Keywords: digital technologies in education; the negative effects of digitalization on the development of children and adolescents; an objective need for digital technology; improving the management of the educational process.

Программа «Цифровая экономика», утвержденная Правительством, нашла свое отражение в сфере образования через разработку государственной программы «Цифровая школа» (бюджет - 507 млрд. рублей до 2025 года). Но у экспертов пока нет единого мнения, что такое вообще «цифровая школа». Одни говорят, что надо ограничиться оцифровкой существующего контента с сохранением всех существующих методик обучения. Другие принципиально говорят о переходе на электронное образовательные технологии. Решения пока нет. Но есть проблема с гаджетами. Можно взять планшет отечественного производства и закачать туда все, что будет оцифровано издательством «Просвещение». Но учителя уже прозвали их «деревянными» - по качеству они уступают зарубежным. А закупать гаджеты за рубежом - не в духе времени, да и дорого.

Вообще, полный переход школы на цифровые технологии вызывает много вопросов. Некоторые дети сейчас учатся писать сначала на клавиатуре, потом ручкой. А педагоги дискутируют, не исключить ли из программы 1-го класса прописи и то, что раньше называлось «чистописанием» (во всяком случае, в программе «Московская электронная школа» прописей нет) [2].

Много вопросов у родителей о переходе на электронное обучение, оно же цифровое. В этом году этого точно не будет. В Институте развития образования НИУ ВШЭ говорят, что в Минпросе сейчас готовятся мероприятия, связанные с переподготовкой учителей, разработкой софта. Электронные дневники, учебники, журналы, библиотечные ресурсы в столичных школах уже не новость. Здесь учителей обязывают включать в уроки ресурсы платформы «Московская электронная школа» (МЭШ), содержащие материалы по разным предметам, виртуальные лаборатории, курсы для педагогов. На

другой платформе - «Российская электронная школа» (РЭШ) - собраны в основном видеозаписи уроков учителей.

Хорошо это или плохо? Вот, например, Андреас Шляйхер, директор образовательных программ ОЭСР, считает, что «внедрение интернета и компьютеризации школ породили слишком много тщетных надежд. Ни в одной стране широкое использование компьютеров не привело к росту успеваемости. Дети, которые слишком часто используют компьютеры на уроках, хуже учатся. Те, кто пользуется компьютером пару раз в неделю, учатся лучше, чем те, кто игнорирует их совсем» [9]. А Алла Холмогорова, декан факультета консультативной и клинической психологии МГППУ, завлабораторией Московского НИИ психиатрии МЗ РФ, придерживается позиции, согласно которой в мире пока нет надежных и серьезных исследований того, как влияет внедрение цифровых технологий на развитие детей. Процесс этот идет очень быстро, психологическая наука за ним не поспевает. Например, известно, что среди взрослых, обучающихся дистанционно в электронной форме, доля бросающих занятия в два раза выше, чем при традиционном обучении. Причина - недостаточность мотивации и интереса, которые формируются только при личном общении преподавателя и студентов. Онлайн и оффлайн - это разные формы контакта. В оффлайне отсутствует обратная связь, нельзя лектору задать вопрос, а он не видит реакции аудитории. Для детей живой контакт с учителем еще более важен. Ведь обучение в школе - это не только передача информации, но еще и развитие мышления, и передача способов деятельности от взрослого к ребенку, и развитие социального интеллекта. Вряд ли это возможно осуществить в электронной форме.

Есть традиционные методы обучения детей чтению, письму и счету. Ребенок пальцем или указкой следит при чтении текста по книге и тем самым фиксирует внимание на словах и предложениях. При чтении с монитора это невозможно. Книга - материальный объект, ее можно взять в руки и почувствовать. Электронный текст в руки не возьмешь, а действия с материальным объектом -важнейший этап в формировании всех психических функций. Ощущений без книги и учителя не возникает. И непродуманная цифровизация лишает детей хаптики. Уже известен анекдот: «Поздравь меня! Купил новый смартфон, у него такая хаптика! Целуешь Машу через экран, а ощущения лучше, чем в жизни!» [7].

В Сколтехе разработкой хаптик-технологий занимается лаборатория интеллектуальной космической робототехники. Одно из главных направлений хаптики - разработки, связанные с передачей ощущений от машины человеку. Допустим, вы копаете землю. Ваши руки прекрасно чувствуют, в глину или в песок вошла лопата, или вовсе уткнулась в камень. А теперь возьмем экскаватор. Хотелось бы, чтоб рабочий в кабине получал от ковша сигналы, аналогичные тем, что идут от лопаты при работе вручную. Или представим роботов, которыми человек управляет удаленно, - как аватаром из фильма: они могли бы обследовать больных в Антарктиде, собирать образцы на Марсе, разбирать завалы в шахтах. Для этого оператор должен своей кожей, руками, телом чувствовать то же самое, что и машина, которой он управляет.

А как отказаться от письма? Клавиши не заменят и не разовьют мелкую моторику, необходимую для развития центральной нервной системы. При письме активизируются сразу три канала восприятия -кинестетический (движение пальцев), визуальный (ребенок видит написанные буквы) и слуховой (при произнесении звуков). Письменный и устный счет необходим для понимания сути математический действий. Калькулятор дает только их результат. Надо подумать о том, полезны ли электронные дневники. Когда дети сами записывают задания в дневник, они учатся организовывать свою жизнь. Когда за них пишет учитель - навык не формируется. А учителя уже жалуются, что эта обязанность становится для них обузой - очень много времени уходит на заполнение электронных дневников. Чем больше нас заменяют гаджеты, тем глупее мы становимся. Когда-то эргономика определялась как создание комфортной окружающей среды, способствующей развитию человека. Нажимание кнопок создает комфорт, но ограничивает возможность развития.

Конечно же, цифровые технологии нужны человечеству, и они должны быть в школе. Вопрос в том, сколько, когда, как и для чего. Главное - они не должны вытеснять живое общение ребенка со взрослыми и сверстниками. Сотрудничество взрослого и ребенка - главный источник его развития. Поэтому есть одно место в школе, куда не должны проникнуть «цифра» - это место учителя [1].

А как дело с цифровизацией образования обстоит в других странах? Обратимся к информации, полученной от австралийской организации профессионального онлайн-образования (см. рисунок 1).

Рисунок 1 - Источник: австралийская организация профессионального онлайн-образования Open Colleges - на основе открытых источников; приведены данные за период с начала 2010-х по

настоящее время

Приведенная выше информация иллюстрирует развитие цифровой экономики. Однако есть достаточного весомых аргументов в пользу утверждения: осторожно - цифра! [6]. Очевидно, что машины не заменяют человека там, где необходимы абстрактное мышление, интуиция и другие чисто человеческие качества. Более того, чтобы обслуживать роботов, нужно гораздо меньше кадров, чем того требует обычная экономика. А куда день всех остальных? В России сегодня и так 22 млн бедных и 4,3 млн безработных. А ультрасовременные технологические новшества, в том числе и цифровые, делают жизнь удобнее только в некоторых сферах, например банковской. В других же секторах они скорее затрудняют жизнь людей. Электронные дневники усложнили работу учителей, которые теперь вынуждены часами сидеть у компьютера, заполняя их, и им не хватает времени собственно на обучение детей, из-за чего качество образование падает «ниже плинтуса». Каждый из нас становится в цифровой экономике просто неким оператором, а нормальная жизнь превращается в систему технических операций [4].

Конечно же, школьные карты дают родителям возможность видеть, когда ребенок вошел в школу и когда ее покинул, контролировать его покупки в школьном буфете. Через мобильное приложение удобно вызвать такси, а скоро будут беспилотные автомобили. Но технологии сами по себе не могут быть хорошими или плохими. Они - только инструмент. Вопрос в том, в каких целях они используются. Все те удобства, которые были перечислены, лишь частично отражают суть цифровизации жизни. Но

есть и другая сторона, о которой обычно молчат. Цифровая экономика, как нам говорят ее гуру, - это не какая-то отдаленная сфера услуг, а целая система, призванная в корне поменять госуправление, бизнес, здравоохранение, медицину и пр. Речь идет о трансформации всего общества. И прежде всего о тотальном сборе персональных данных, в том числе биометрических.

Адепты новой системы провозглашают: скоро вся информация о каждом человеке будет доступна тем, кому это требуется. Причем вы, реальный человек, станете интересовать мир все меньше, а вот значение вашего цифрового аватара (дубликата), наоборот, будет неуклонного повышаться, поскольку он сможет сказать о вас очень многое. Мы будем абсолютно прозрачны для воротил цифрового мира - при всем желании никому ничего скрыть не удастся [3].

Но, рассматривая феномен цифрового аватара в образовании, нельзя не заметить разговоры о «цифровых слабоумных». Так, М. Калашников утверждает, что заметная часть молодого поколения относится к таковым. Он полагает, что «у тех, кто вырос с «умнофонами» в руках и как часть всемирной Паутины, есть характерные отличительные черты: «цифровое слабоумие» и маньячность.

Итак, «цифровые» обладают менее развитым головным мозгом. Оттого, что им не нужно фантазировать (читая книги), что-то запоминать (о'кей, Гугл!) и упорядочивать в голове усвоенное, у них не так развиты синапсы - связи между нейронами мозга. Они реально глупее людей доинтернетной эпохи. У них слабее развиты лобные доли мозга, которые отвечают за осознание последствий своих действий и за стратегическое планирование своей жизни».

«Цифровые идиоты» обладают неспособностью надолго концентрироваться на чем-то (дефицит сосредоточенного внимания), у них - клиповое, хаотичное и поверхностное сознание. Они зачастую путают причины со следствиями, не могут выстроить простейшие логические взаимосвязи и не предвидят последствий собственных поступков. Они походи на вздорных, избалованных детей. Помимо сего, они - социопаты. Проводя целые годы в жестоких компьютерных играх (с массовыми виртуальными убийствами), они обладают почти нулевой эмпатией (способностью чувствовать других, сострадать). А потому с легкостью учиняют бойни в реальной жизни. Среди них стало легче вербовать и террористов-смертников, и самоубийц.

При этом они крайне нетерпеливы, им все подавай сразу, без усилий, без работы над собой. У них импульсивные эмоциональные вспышки опережают рациональное мышление. У них крайне слабы самодисциплина и самоконтроль. Они не в силах бороться с подступающими желаниями. В чем-то они откатились к древним видам человекоподобных. При этом они не умеют выстраивать человеческих взаимоотношений (реплики в соцсетях - это не реальное межличностное общение), но зато склонны к своеобразной форме аутизма (есть только мои эмоции и ощущения, всего остального как бы не существует, это - словно игра). Из таких и выходят ненавидящие все, что их окружает.

Поскольку среди детей цифровизации полным-полно тех, кто слишком мало читал книг и писал от руки, а дефицит моторики привел к недоразвитию когнитивных способностей, то нет ничего удивительного в том, что они - умственно и эмоционально ущербны. Им скучно, им нужны все более и более сильные раздражители. Кто-то отказывается от привычного секса и проводит время, онанируя под всё более изощрённую и извращённую видеопорнуху, а кто-то - взрывает и убивает своих соучеников. Причем везде - и в США, и в Европе, и у нас.

Современное образование сызмала вовлекает их в цифровой мир и виртуальность, предлагая то электронные учебники, то электронные доски. Но они, как доказывают объективные исследования, только роняют качество восприятия, ведут образование к деградации. Вздорным недоумкам требуются постоянные развлечения. Им и учебу хотят сделать развлечением, а не упорным трудом. С предсказуемыми итогами [5, с.2].

Что делать? Чисто теоретически жесткое, организованное почти по-орденски государство могло бы запретить детям иметь смартфоны и торчать в компьютерах до определенного возраста. То есть пускай, пока полностью не сформируется мозг и логическое мышление, дети читают бумажные книги,

пишут в тетрадках, чертят мелом по доске, играют в живые игры. И лишь лет с пятнадцати получают доступ к цифровому миру, когда могут использовать его сознательно, для усиления когнитивных способностей, а не для их вырождения.

Но в условиях современного мира оное невозможно. Слишком мощные силы заинтересованы в том, чтобы люди погружались в виртуальный мир буквально с младенчества, служа огромным рынком потребления для производителей соответствующей техники, программных продуктов и виртуальных «миров» [8]. Молодые поколения обречены на цифровые психопатологии, это - их «профессиональная болезнь». Такая же, как нездоровая худоба у средневековых горожан, силикоз

- у шахтёров или страшные нарушения в работе внутренних органов, как у дам позапрошлого века, затягивавших себя в корсеты.

Можно, конечно, поставить караулы Росгвардии в каждой школе, нанять профессионалов из крутых охранных компаний и учинять придирчивый досмотр каждого, кто пришел в школу или техникум. Но это ведь не предотвращает процесса производства миллионов «цифровых слабоумных» и «цифровых социопатов».

По моему глубокому убеждению, выход из противоречивости цифровизации в сфере образования видится в повышении качества управления развитием образовательных организаций, и, особенно, организаций высшего образования, где осуществляется подготовка будущих педагогов. При этом под качеством управления развитием будем понимать, во-первых, нацеленность на создание образовательных ценностей, во-вторых, цифровую компетентность, и, наконец, в-третьих, умение достигать экономическую выгоду.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

1. Лоранж Питер Новый взгляд на управленческое образование: задачи руководителей / пер. с англ. - М.: ЗАО «Олимп - Бизнес», 2004. - 400 с.

2. Вержбицкий Я.В. Интеллектуализм - третья мировая система или как России стать БОГатой

- Баку, издательство «OL», 2013. - 181 с.

3. Четверикова О.Н. Трансгуманизм в российской образовании. Наши дети как товар. - М.: Книжный мир, 2018. - 384 с.

4. Кудряшов А. Цифророжденные // Кот Шредингера, 2018. №1-2. - С. 20-25.

5. Калашников М. Поколение гаджетов // Завтра, 2018. №42. - С. 2.

6. Трушин А. Кнопка знаний // Огонек, 2018. №32. - С. 4-8.

7. World Cities Culture Forum / URLwww.worldcitiescultureforum.com

8. Иноземцев В. Несовременная страна: Россий в мире XXI века. - М.: Альбина Паблишер, 2018.

- 406с.

9. Из школьной программы пора вычеркивать предметы! / А. Шляйхер. URL https://www.kp.ru/ daily/26669/3691495/

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.