Научная статья на тему 'Центральная Азия: многовекторность или новый курс?'

Центральная Азия: многовекторность или новый курс? Текст научной статьи по специальности «Политологические науки»

CC BY
370
108
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
МНОГОВЕКТОРНОСТЬ / ЦЕНТРАЛЬНАЯ АЗИЯ / РЕГИОН / РЕСУРСЫ / БЕЗОПАСНОСТЬ / УГРОЗЫ / ИСЛАМ / РАДИКАЛИЗМ / ИНТЕРЕСЫ / ПОТЕНЦИАЛ / СТАБИЛЬНОСТЬ

Аннотация научной статьи по политологическим наукам, автор научной работы — Гаврилина Елена Анатольевна

В статье отмечается, что с обретением независимости государства Центральной Азии проводят многовекторную политику, которая поддерживала суверенитет стран и способствовала сохранению баланса сил в регионе. Выделены основные причины, приведшие к формированию многовекторной политики. Анализируется новая расстановка сил с учетом событий на Ближнем Востоке. Подчеркивается, что главной целью элит Центральной Азии является решение проблем, связанных с безопасностью и сохранение стабильности в регионе. Для этого необходима консолидация всех стран Центральной Азии. Предполагается, что усилится конкуренция между Россией и США в регионе политическими средствами, а Китай сумеет занять новые позиции в Центральной Азии посредством активных действий в экономике.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по политологическим наукам , автор научной работы — Гаврилина Елена Анатольевна

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Центральная Азия: многовекторность или новый курс?»

УДК 332

Гаврилина Елена Анатольевна

сотрудник фирмы Пасифик Партнере. Токио (Япония) gavrilina-elena@mail.ru

Elena A. Gavrilina

employee of firm Pasifik Partners, Tokyo (Japan) gavrilina-elena@mail.ru

Центральная азия: Central asia:

МНОГОВЕКТОРНОСТЬ ИЛИ MULTI-VECTOR OR

НОВЫЙ КУРС? A NEW COURSE?

Аннотация. В статье отмечается, что с обретением независимости государства Центральной Азии проводят многовекторную политику, которая поддерживала суверенитет стран и способствовала сохранению баланса сил в регионе. Выделены основные причины, приведшие к формированию многовекторной политики. Анализируется новая расстановка сил с учетом событий на Ближнем Востоке. Подчеркивается, что главной целью элит Центральной Азии является решение проблем, связанных с безопасностью и сохранение стабильности в регионе. Для этого необходима консолидация всех стран Центральной Азии. Предполагается, что усилится конкуренция между Россией и США в регионе политическими средствами, а Китай сумеет занять новые позиции в Центральной Азии посредством активных действий в экономике.

Ключевые слова: многовекторность, Цен-

тральная Азия, регион, ресурсы, безопасность, угрозы, ислам, радикализм, интересы, потенциал, стабильность.

Annotation. The article notes that since independence the Central Asian states carry out multivector policy , which supports the sovereignty of countries and helped to maintain the balance of power in the region. he basic reasons which led to the formation of a multi-vector policy. Analyzes the new alignment of forces in view of events in the Middle East. It is emphasized that the main purpose of elites in Central Asia is to solve the problems associated with security and maintaining stability in the region. This requires consolidation of all the Central Asian countries. Expected to intensify competition between Russia and the USA in the region by political means. And China will be able to take a new position in Central Asia through action in the economy.

Keywords: multi-vector , Central Asia, Russia the region , resources , security, threat , Islam, radicalism , interests, potential, stability.

Многовекторная политика стала концептуальным фундаментом в формировании внешнеполитической доктрины государств Центральной Азии (ЦА) после обретения ими независимости. Страны региона сочетали активную политику с государствами как мусульманского мира, так и со странами Запада. Крупные державы мира, такие как Россия, США, ЕС, Китай, преследуя свои стратегические цели, стали основными игроками на политическом поле ЦА. За эти годы РФ стремилась занять более прочные позиции в регионе, делая акцент на усилении кооперации в энергетической, а также в оборонной сферах. В стратегии национальной безопасности до 2020 г. говорится, в частности, о таких дестабилизирующих процессах, как развитие националистических настроений, ксенофобии, сепаратизма и насильственного экстремизма, в том числе под лозунгами религиозного радикализма. Отсюда - необходимость укрепления ОДКБ, ШОС и других организаций, развитие двустороннего сотрудничества в военно-политической сфере [1].

ности России в сохранении стабильности в Центральноазиатском регионе (ЦАР) сказал в интервью «Интерфаксу» директор Третьего департамента стран СНГ МИД РФ Александр Стерник: «Мы искренне заинтересованы именно в этом. Ведь Центральная Азия - «южные ворота» в нашу общую зону безопасности» [2]. Среди угроз, которые могут привести к кардинальным изменениям, является радикализация исламских фундаменталистов. Здесь особо следует отметить: соседство стран ЦАР с зонами нестабильности и конфликтов СУАР КНР, Афганистан; внутренний деструктивный потенциал в самих странах, который может привести к росту экстремистских настроений; возвращение боевиков из ИГИЛ в места их постоянного проживания. В настоящее время «информационное общество имеет в качестве сущностной характеристики, прежде всего, такой показатель, как занятость основной массы населения в информационных сферах деятельности» [3], что активно используется игиловцами для вербовки новых боевиков через интернет, различные социальные сети.

После начала событий на Ближнем Востоке, безусловно, на первый план вышли вопросы, связанные с безопасностью. О заинтересован-

54

По мнению помощника госсекретаря США по вопросам Южной и Центральной Азии Роберта

Блейка, в «некотором отношении ситуация в Казахстане, Кыргызстане, Таджикистане, Туркменистане и Узбекистане схожа с тем, что наблюдается на Ближнем Востоке. Это включает в себя безработицу, бедность и повсеместную коррупцию. Как и в странах Ближнего Востока, более половины жителей Таджикистана, Туркменистана и Казахстана моложе 25 лет » [4]. Причем и в этих странах значительная часть молодежи не имеет работы. По оценкам исследователей, количество боевиков из каждой центральноазиатских стран, воюющих в Сирии и Ираке, является следующим: 300 из Казахстана, 500 из Кыргызстана, 386 из Таджикистана, 360 из Туркменистана и 500 из Узбекистана [5]. Эксперты отмечают, что в самой «Центральной Азии существуют два района возможного обострения отношений. В первую очередь, это Ферганская долина, расположенная на стыке Таджикистана, Узбекистана и Киргизии. Вторым очагом нестабильности является протяженная северная граница Афганистана, в особенности с Таджикистаном и Туркменией. Если кризис разразится на этом участке, это может угрожать безопасности России, Китая, Ирана и других прилегающих к нему территорий. Города Худжанд и Исфара, ключи к Ферганской долине, находятся на территории Таджикистана, Наманган, Андижан и Ко-канд, занимающие почти 90 % ее площади, относятся к Узбекистану, а Ош и Джалал-Абад в восточной части принадлежат Киргизии. Пестрый этнический состав жителей Ферганской долины, многолетние конфликты на национальной почве, высокая плотность населения (на территории площадью 22 000 квадратных километров проживают 11 миллионов человек), нехватка земли и водных ресурсов, распространение религиозного экстремизма» [6].

ИГИЛ ставит своей целью создание обширного исламского халифата под названием Хорасан [7]. Историческая территория Хорасана, с точки зрения игиловцев, включает области Пакистана, Афганистана, Северного и Восточного Ирана, пяти центральноазиатских республик, Западного Китая и Индии [8]. Исходя из вышесказанного, можно констатировать, что принцип многовек-торности, лежащий в основе внешней политики стран Центральной Азии уже более двадцати лет, в настоящее время проходит проверку на прочность. Политолог А.Рахнамо предположил, что «Крупные державы посылают странам сигналы, как бы давая понять, что пришла пора определиться с главным партнером. В этой ситуации политика многовекторности рискует остаться только в теории, на практике же государства, руководствуясь интересом сохранения суверенитета, скатятся к акценту на более тесные отношения именно с одним из больших партнеров» [9]. Это, безусловно, понимают и политические элиты государств Центральной

Литература:

1. Стратегия национальной безопасности Российской Федерации до 2020 г. URL: http:// www. scrf.gov.ru/documents/1/99.html

Азии, что и было подтверждено на саммите 21 декабря 2015 г. Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ), государства ЦАР -члены этой организации выступили за формирование широкой антитеррористической коалиции. Как отметил президент Армении, страны (ОДКБ) поддержали Россию в ситуации, связанной с атакой турецкими ВВС российского Су-24 в Сирии [10]. Обозреватель Al-Monitor Зульфикар Доган отмечает, что «на декабрьском саммите они осудили Анкару и призвали её извиниться перед РФ. Турция... теперь на грани того, чтобы потерять Центральную Азию из-за кризиса в отношениях Анкары с Россией после событий в Сирии» [11]. И в Вашингтоне назвали 2015 г. «прорывным» в сфере взаимодействия США стран ЦАР. По мнению госсекретаря США по Южной и Центральной Азии Дэниэл Розен-блюм, в 2016 г. Госдеп попытается улучшить достигнутый результат в отношениях с Казахстаном, Киргизией, Узбекистаном, Туркменией и Таджикистаном (формат C5+1). Новый этап отношений между США и ЦАР начался в сентябре 2015 г. на полях ГА оОн, где глава Госдепа Джон Керри встретился с министрами иностранных дел всех пяти государств цА. Затем Керри совершил поездку по Центральной Азии, в ходе которой провел переговоры с президентами стран региона. В итоге принята декларации в Самарканде о сотрудничестве и создании нового формата взаимодействия «С5+1». Напомним, формальным поводом для активного диалога США с государствами ЦАР послужила ситуация в Афганистане и американская забота о «всеобщей безопасности». Реальная цель состоит в реализации разработанной в 2000-е годы концепции Большой Центральной Азии (БЦА). Ее суть в распространении американского протектората на республики ЦА и Афганистан. Цель на пространстве БЦА создать единую систему безопасности и общей транспортной инфраструктуры, подключение участников проекта к подконтрольным США мировым финансовоэкономическим структурам. БЦА автоматически отменяет инициированную Россией экономическую и политическую интеграцию и выводит Москву из геополитической игры на азиатском пространстве. Ныне основные действия России в ЦА продиктованы целью обеспечения безопасности. К тому же, пока о Центральной Азии можно говорить только как о конгломерате национальных государств, у каждого из которых формируются собственные национальные интересы и векторы внешней политики. Консолидированные региональные интересы практически отсутствуют [12]. Это дает возможность КНР постепенно завоевывать новые позиции в странах Центральной Азии через активные действия в экономической сфере, в то время как Россия и США ведут негласную войну между собой за влияние в регионе.

Literature:

1. Strategiya national security of the Russian Federation until 2020of the year RL: http:// www. scrf.gov.ru/documents/1/99.html

55

2. URL: http://www.arms-expo.ru/news/

3. Сыздыкова Ж.С. Психологический и социально-психологический аспект функционирования средств массовой коммуникации // Коммуниколо-гия. 2015. Том. 3. № 4. С. 75.

4. URL: http://thenews.kz/2011/05/12/816232.html

5. URL: http://www.12news.uz/news/2015/12/

6. URL: http:// inosmi.ru/ middle_asia/ 20150325/ 227105819.html

7. URL: http:// colonelcassad. livejournal. com/ 2508731. html

8. URL: http://rusevik.ru/news/283247

9. URL: http:// www. elections-ices. org/ russian/ smi/ type: politics/textid: 18497/

10. URL: http:// ria.ru/ world/ 20150915/ 12527370

00. html

11. URL: https://maxpark.com/community/politic/ content/ 4949067

12. Малашенко А. Центральная Азия: на что рассчитывает Россия? М., РОССПЭ., 2012. С. 16.

2. http://www.arms-expo.ru/news/

3. Syzdykova Zh.S Mediacommunications and the problem of finding a new identity in a globalized // Communicology. 2014. T. 3. № 4. P. 75.

4. URL: http://thenews.kz/2011/05/12/816232.html

5. URL: http://www.12news.uz/news/2015/12/

6. URL: http:// inosmi.ru/ middle_asia/ 20150325/ 227105819.html

7. URL: http:// colonelcassad. livejournal. com/ 2508731. html

8. URL: http://rusevik.ru/news/283247

9. URL: http:// www. elections-ices. org/ russian/ smi/ type: politics/textid: 18497/

10. URL: http:// ria.ru/ world/ 20150915/ 12527370

00. html

11. URL: https://maxpark.com/community/politic/ content/ 4949067

12. Malashenko А. Central Asia is counting on Russia ? M., ROSSPEN , 2012. Р. 16.

56

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.