Научная статья на тему 'Централизованные исламские организации в современной России (опыт количественно-качественного исследования позиций исламских лидеров)'

Централизованные исламские организации в современной России (опыт количественно-качественного исследования позиций исламских лидеров) Текст научной статьи по специальности «Культура различных социальных и демографических слоев и групп»

141
38
Поделиться
Ключевые слова
ИСЛАМСКИЕ ОРГАНИЗАЦИИ / ИСЛАМСКИЕ ЛИДЕРЫ / СОЦИОЛОГИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ / МУСУЛЬМАНЕ / СОЦИОЛОГИЯ РЕЛИГИИ

Аннотация научной статьи по культуре и культурологии, автор научной работы — Лебедева Наталья Борисовна

Статья посвящена изучению позиции руководителей централизованных исламских организаций в отношении общества и государства в современной России. Важность проблемы определяется неоднозначностью восприятия ислама и мусульман в современном обществе, появлением необходимости объективного анализа процессов, протекающих в исламской общине.

Centralised Islamic organizations in modern Russia (basing on the quality and quantity research of islamic leaders positions)

The article studies the position of centralized Islamic organization leaders in respect of society and state in modern Russia. The importance of this problem is in ambiguity of perception of Islam and the Muslims in modern society, and in necessity of objective analysis of the processes taking place in Islamic community.

Текст научной работы на тему «Централизованные исламские организации в современной России (опыт количественно-качественного исследования позиций исламских лидеров)»

© Н.Б. Лебедева, 2008

УДК 316.74:28 ББК 60.563.05

ЦЕНТРАЛИЗОВАННЫЕ ИСЛАМСКИЕ ОРГАНИЗАЦИИ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ (ОПЫТ КОЛИЧЕСТВЕННО-КАЧЕСТВЕННОГО ИССЛЕДОВАНИЯ ПОЗИЦИЙ ИСЛАМСКИХ ЛИДЕРОВ)

Н.Б. Лебедева

Статья посвящена изучению позиции руководителей централизованных исламских организаций в отношении общества и государства в современной России. Важность проблемы определяется неоднозначностью восприятия ислама и мусульман в современном обществе, появлением необходимости объективного анализа процессов, протекающих в исламской общине.

Ключевые слова: исламские организации, исламские лидеры, социологические исследования, мусульмане, социология религии.

Ислам в современной России представлен прежде всего централизованными духовными управлениями мусульман. Эти организации оказывают значительное воздействие на возможности реализации религиозных потребностей мусульманского населения России, так как в их ведении находится организация исламского образования различных уровней, открытие новых мечетей, паломничество, благотворительность. Духовные управления мусульман (ДУМ) выступают как представители российских мусульман в процессе государственно-конфессионального и межконфессио-нального взаимодействия. Масштаб воздействия на население тех или иных духовных управлений мусульман различен. К наиболее крупным относятся Центральное духовное управление мусульман России (ЦДУМР), Духовное управление мусульман европейской части России (ДУМЕР), Совет муфтиев России (СМР), Координационный центр мусульман Северного Кавказа (КЦМСК)1.

В связи с этим выявление позиций исламских руководителей в отношении государственно-конфессионального, межконфессио-нального взаимодействия и внутриисламской динамики чрезвычайно важно для укрепления

сотрудничества между государством и представителями мусульман в РФ, минимизации противоречий в данной сфере.

Что касается степени изученности темы отечественными социологами, то в рамках современного дискурса анализируются отдельные аспекты активности мусульман. Исследования проводятся российскими социологическими центрами (Всероссийским центром изучения общественного мнения, центром «Религия в современном обществе» Российского независимого института социальных и национальных проблем) и отдельными социологами (В.А. Авксентьевым, И.О. Бабкиным, А.Ю. Хоц, С.Б. Филатовым, Р.Н. Лункиным, И.Б. Кузнецовой-Моренко, Л.Н. Салахатдино-вой, Г.С. Широкаловой, Р. Галлямовым и др. [см.: 2, с. 43-46; 5, с. 76-79; 10, с. 88-92; 11, с. 25-43; 12, с. 138-144; 14; 19, с. 41-51; 20, с. 42; 21, с. 45-48; 22, с. 58, 64; 23, с. 34-37]).

Например, центр «Религия в современном обществе» проводил в 2005 г. анкетный опрос российского населения по вопросам религиозности и религиозной терпимости. Выборка носила целевой характер (1 500 респондентов из 22 городов РФ). Был выявлен в целом высокий уровень толерантности мусульман (однако в семейно-брачной сфере их уровень толерантности ниже), высокий уровень доверия мусульман президенту РФ (54,7 % полностью доверяют), относительно высокий

уровень доверия религиозным организациям (46,2 % респондентов высказались о полном доверии [22, с. 58, 64]).

Исследователи В. А. Авксентьев, И.О. Бабкин, А.Ю. Хоц в 2006 г. проводили социологический опрос и глубокое интервью в Ставропольском крае с целью определения конфликтного и деструктивного потенциала религиозной сферы Ставропольского края. Выборка - стратификационная трехступенчатая и районированная (1 600 чел.). Согласно их данным самый высокий уровень религиозности отмечается среди мусульман, уровень толерантности мусульман достаточно высок. Социологи делают выводы о низком конфликтном потенциале в Ставропольском крае на религиозной почве [2, с. 43-46].

С.Б. Филатов, Р.Н. Лункин в 2005 г. изучали статистику российской религиозности и определили, что самый высокий уровень мусульманской религиозности наблюдается в Дагестане, и, что касается количества практикующих мусульман, то в республиках Северного Кавказа их в 2,5 раза больше, чем в других регионах России (2 млн - на Северном Кавказе, 800 тыс. - в других регионах России [20, с. 42]).

С помощью приема контент-анализа И.Б. Кузнецова-Моренко, Л.Н. Салахатдино-ва провели изучение особенностей освещения российским и региональным телевидением жизни мусульман и процессов, протекающих в мусульманской среде в РФ, мнений и стереотипов, касающихся ислама. Выборка включала 141 сообщение центральных телеканалов в период с июня 2003 по июнь 2004 года [11, с. 25-43]. Метод сбора данных - документальные источники. В рамках данного исследования изучалась политика президента РФ в отношении мусульман и были выявлены особенности освещения деятельности радикальных мусульманских организаций на телевидении.

Г.С. Широкалова анализировала характеристики верующих и неверующих жителей Нижегородской области в 2005 г. с целью понять образ жизни нижегородцев на рубеже тысячелетий через их ценностные ориентации и поведенческие характеристики в основных сферах жизнедеятельности. Метод сбора данных - анкетный опрос. Выборка является реп-

резентативной (1 695 чел. [23, с. 34-37]). Исследование позволило выявить продолжающуюся тенденцию к секуляризации сознания населения, снижение влияния Русской православной церкви в области религиозного сознания.

Д. Халтурина в 2004 г. в Москве с помощью метода анкетного опроса изучила отношение мусульман к немусульманам. Цель опроса заключалась в выявлении путей гармонизации отношений между мусульманской общиной и окружающим ее немусульманским большинством в Москве. Выборка составляла 988 человек [21, с. 45-48]. Опрос охватывал проблемы толерантности мусульман, обнаружил их отрицательное отношение к радикализму в исламе, положительное влияние религиозности на духовный рост и умеренность политических взглядов московских мусульман.

Г. Курбанов в 2002 г. с помощью анкетного опроса изучил жизненные ценности российских мусульман как основу их практической деятельности. Цель исследования состояла в изучении образа жизни, жизненных ценностей и поведенческих мотивов мусульман в условиях современной России. Объектом служили мусульмане европейской части России, регулярно посещающие мечеть. Опрос выявил достаточно толерантное отношение мусульман европейской части России, регулярно посещающих мечеть, к представителям других религий (86 % продемонстрировали религиозную терпимость) и в целом умеренность их взглядов [12, с. 138-144].

В 1994 г. А. Файзуллина провела анкетный опрос населения г. Туймазы (Башкирия) с целью определения отношения населения к исламу, уровня религиозной активности мусульман и уровня социальной напряженности. Предметом выступало состояние общественного мнения этнических мусульман. Опрос позволил судить о том, что ослабевает обрядовая сторона жизни мусульман (с точки зрения религиозной идентификации к верующим мусульманам относятся 65 % респондентов [19, с. 41-51]). Также знания мусульманского вероучения носят не полный, часто фрагментарный характер. Отношение к представителям других религий в целом терпимое. Снижение религиозной активности и ослабевание знаний о вероучи-

тельной части ислама сопровождается снижением сплоченности исламских групп, ослабевают социальные связи в исламских объединениях.

Р. Галлямов провел опрос ведущих имамов Башкортостана. Опрос касался роли государства в возрождении ислама в регионе, возникновения радикализма среди мусульман в Башкортостане, отношения к регионализации Духовных управлений мусульман [5, с. 7679]. Опрос показал, что политическая ангажированность, занятость в политике большинства мусульманских священнослужителей не очень высока.

В 2006 г. проведено исследование А.С. Антиповой по проблеме «Ценности ислама и гражданского общества: единство и противоречия» [3, с. 111-118]. Методами являлись анкетный опрос и беседа-интервью. Опрошено 2 500 респондентов (учащихся, преподавателей, выпускников всех бюджетных вузов Дагестана и негосударственного университета Российской академии образования), а также 500 респондентов - представителей различных этнических, конфессиональных, социально-профессиональных групп и мест жительства. Согласно исследованию, 93,5 % респондентов считают себя верующими. Основными светскими ценностями выступают «возможности создания условий для свободного развития личности, свобода совести и убеждений о мире, обществе и человеке» [3, с. 112-113]. Среди ценностей ислама на первом месте стоит соблюдение в повседневной жизни нравственных требований ислама. Согласно результатам этого исследования, респонденты осознают первичность общечеловеческих ценностей, общность всех мировых религий. Для дагестанских респондентов характерен средний уровень доверия к мусульманскому духовенству (62 % [там же, с. 117]). В целом у дагестанских респондентов отсутствует мировоззренческая целостность. На уровне обыденного сознания в этом исследовании изучены позиции мусульманского населения Дагестана в отношении к государству, социальным проблемам, исламу и исламским организациям.

Также показательно исследование Л.А. Гегеля и Ю.С. Фроловой, проведенное в 2004 г. с помощью анкетного опроса комбинированного типа. Было опрошено 300 чел.,

из них представителей народов Кавказа и Закавказья - 7,8 %, татар - 7,2 %, казахов -14 % [6, с. 117]. В результате исследования обнаружена высокая степень веротерпимости в Астраханской области. 39 % опрошенных видят в институте религии позитивный морально-этический потенциал [там же, с. 118]. Стоит подчеркнуть, что в данном исследовании отсутствует оценка проблемы в отдельности по вероисповеданиям, соответственно, нет возможности оценить религиозную активность именно мусульман в Астраханской области и их позиции.

Основными методами сбора данных в исследованиях вышеуказанных социологов выступают анкетный опрос, глубокое интервью, контент-анализ. Эти исследования можно подразделить на общероссийские и региональные. В зависимости от целей они основаны на различных типах выборки: стратификационной, районированной, целевой, репрезентативной. Объектами выступает мусульманское и немусульманское население, представители религиозных организаций и общин, средства массовой информации и др.

Основные цели данных исследований заключаются в изучении функций религиозности, религиозной активности, толерантности мусульман, их потенциала в регулировании межрелигиозных конфликтов, исследовании отношения мусульман к государственной власти различных уровней, проблемам религиозных организаций, роли власти в развитии исламских организаций, анализе процессов интеграции - дезинтеграции исламских объединений, радикальной составляющей взглядов мусульман.

Следует отметить, что в рамках российских социологических исследований обширно представлены проблемы исламских организаций и населения, традиционно исповедующего ислам, учитываются особенности проявления мусульманской религиозности и активности исламских объединений. В то же время стоит обратить внимание на то, что в рамках социологических наук позиции исламских руководителей на современном этапе остаются малоизученными. Это определяет актуальность заявленной проблемы и цель ее изучения.

В данной статье представлены результаты социологического исследования, проведенного автором в 2008 году. Цель исследования заключалась в изучении динамики позиций исламских лидеров Приволжского и Южного федеральных округов (ПФО и ЮФО) в 2002-2007 годах. Изучены позиции в отношении государственно-конфессионального, межконфессионального взаимодействия и внутриисламской динамики. В рамках исследования с помощью приема контент-анализа [4, с. 34-105; 15, с. 54-55; 16, с. 54-67; 18, с. 19-44] проанализирован 401 документ2.

Применение данного социологического приема предполагало несколько последовательных этапов. Первоначально были определены задачи, теоретическая основа и объект исследования, отобран материал, разработаны категории анализа (13 основных и 4 подкатегории), единицы анализа и счета. После этого была проведена пилотажная кодировка, то есть методика была апробирована на нескольких документах для выявления обоснованности категорий и единиц анализа. Затем произведена кодировка всего массива исследуемых текстов. Тексты были переведены в цифровое выражение, а числовые результаты занесены в карточку по документу. После этого результаты были объединены в общую регистрационную карточку контент-анализа и подвергнуты обработке в программе Microsoft Excel. Обработка числовых данных носила многомерный характер (использовались процентные распределения, корреляционные связи и т. д.). Обработка данных включала расчет удельного веса каждой категории. Удельный вес рассчитывался с помощью деления количества единиц счета по данной категории за определенный период на общее число единиц счета по всем категориям за тот же период, например, за 2003 год. Обработка данных также включала изучение динамики каждой категории с 2002 по 2007 г., исследование динамики распределения единиц счета в различных контекстах (положительном, нейтральном и отрицательном). Далее автор подвергал группировке категории анализа по документам каждого отдельного духовного управления мусульман.

В результате проведения исследования были выявлены следующие тенденции:

- В целом исламские лидеры стремятся к централизации исламских организаций. Интеграционный процесс интенсивен, учитывая, что руководители не стремятся к обсуждению конфликтов между исламскими организациями, что указывает на преодоление дезинтеграционных тенденций. В то же время среди исламских руководителей в ПФО и ЮФО нет одного безусловного лидера. Наибольшим положительным авторитетом (с учетом наличия отрицательных оценок деятельности) пользуется руководитель СМР и ДУМЕР Р. Гайнутдин, далее следует председатель ЦДУМР Т. Таджут-дин. Авторитет остальных исламских лидеров и организаций не подкреплен большим объемом количественных данных, что не позволяет сравнивать их авторитет с авторитетом Р. Гайнутдина и Т. Таджутдина.

- Исламские лидеры в ПФО и ЮФО стремятся к межрелигиозному диалогу на протяжении всего периода с 2002 по 2007 год. Общая тенденция проявляется в росте этого стремления. Приоритетным выступает сотрудничество с православными, однако оценки деятельности Русской православной церкви и ее представителей не всегда носят положительный характер, что указывает на определенные конъюнктурные противоречия в мусульмано-православных отношениях.

-На протяжении всего периода растет стремление исламских руководителей ДУМ ПФО и ЮФО к активному сотрудничеству с государственной властью, что указывает на высокую степень их лояльности к государственной власти и умеренные взгляды.

- Анализ документов показал, что исламских лидеров в ПФО и ЮФО в период с 2002 по 2007 г. можно по идеологической направленности отнести к представителям исламского традиционализма (лояльность к власти, однозначно отрицательное отношение к радикализму в исламе, терроризму и экстремизму, в целом отрицательное отношение к ваххабизму, неодобрение конфликтов между исламскими организациями, развитие умерен-

ного исламского образования). Однако в то же время они в незначительной степени поддерживают идеи исламских модернистов (одобрение преобразований в исламе и аллегорической интерпретации источников ислама) (подробнее о различных течениях в исламе см.: [1, с. 144200; 7, с. 125-167; 8, с. 124; 9, с. 45-69; 13, с. 37-41; 17, с. 22-32; и др.]).

- Исламские лидеры достаточно часто выступают по поводу социальных проблем в РФ (алкоголизма, наркомании, кризиса института семьи и др.), что обусловлено «земным» характером ислама как религии.

- В период с 2002 по 2007 г. нарастает стремление исламских лидеров к развитию международных связей исламских организаций. Нарастающая тенденция положительных оценок по данной категории отражает развитие духовных управлений мусульман РФ, желание сотрудничать с зарубежными исламскими организациями преимущественно умеренного толка.

-Исламские руководители в ПФО и ЮФО выступают за развитие традиционного для российского ислама религиозного образования.

В целом использование приема контент-анализа позволило выявить динамику позиций руководителей централизованных исламских организаций ПФО и ЮФО, что необходимо для оптимизации сотрудничества между государством и исламскими организациями, регулирования взаимодействия между конфессиями.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 См. данные о религиозных организациях в РФ в Едином реестре юридических лиц Министерства юстиции РФ за 2001-2004 гг.

2 Основой исследования являются официальные документы, опубликованные в «Российской газете», «Независимой газете», «Известиях» в 20022007 гг., на сайте Совета муфтиев России (www.muslim.ru), сайте Духовного управления мусульман Нижегородской области (www.islamnn.ru), Духовного управления мусульман Саратовской области (www.ansar.ru), Духовного управления мусульман Республики Татарстан (www.e-islam.ru),

ДУМ Пермской области (www.moslem.ru), ДУМ Дагестана (www.mufti.ru) и др., а также документы, опубликованные на официальных сайтах республики Ингушетии, Чечни, Дагестана и т. д.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Абдуллахи, Ахмед Ан-Наим. На пути к исламской реформации / Ахмед Ан-Наим Абдуллахи. - М. : Наука, 1999. - 350 с.

2. Авксентьев, В. А. Конфессиональная идентичность в конфликтном регионе / В. А. Авксентьев, И. О. Бабкин, А. Ю. Хоц // Социс. - 2006. - №910. -С. 43-46.

3. Антипова, А. С. Ценности ислама и светского государства в социологическом измерении / А. С. Антипова // Социс. - 2007. - № 3. -С. 111-118.

4. Богомолова, Н. Н. Контент-анализ: спецпрак-тикум по социальной психологии / Н. Н. Богомолова; МГУ им. М. В. Ломоносова. - М. : Наука, 1992. - 400 с.

5. Галлямов, Р. Исламское возрождение в Вол-го-Уральском макрорегионе: сравнительный анализ моделей Башкортостана и Татарстана / Р. Галля-мов // Ислам от Каспия до Урала: макрорегиональ-ный подход : сб. ст. / науч. ред. К. Мацузато. - Токио : СОЦИН, 2006. - С. 76-79.

6. Гегель, Л. А. Этноконфессиональные особенности южнороссийского региона / Л. А. Гегель, Ю. С. Фролова // Социс. - 2007. - №> 2. - С. 117-125.

7. Добаев, И. П. Традиционализм и салафийя в современном исламе на Северном Кавказе / И. П. До-баев // Ислам и политика на Северном Кавказе / под ред. В. В. Черноуса. - Ростов н/Д : Изд-во Ростов гос. ун-та, 2001. - 150 с.

8. Ислам: краткий справочник / М. Б. Пиотровский, С. М. Алиев, Ф. А. Афояхзод [и др.]. - М. : Наука, 1983.- 550 с.

9. Ислам на территории бывшей Российской империи : энцикл. словарь. - Вып. 1 / сост., отв. ред. С. М. Прозоров. - М. : Вост. лит., 1998. - 180 с.

10. Крайнюченко, П. Ислам в Ставропольском крае / П. Крайнюченко // Центральная Азия и Кавказ. - 2003. - №> 6. - С. 88-92.

11. Кузнецова-Моренко, И. Б. Ислам и мусульмане в общероссийских и татарстанских телевизионных программах / И. Б. Кузнецова-Моренко, Л. Н. Салахатдинова // Социс. - 2006. - № 2. -С. 25-43.

12. Курбанов, Г. Особенности религиозности мусульман России / Г. Курбанов // Центральная Азия и Кавказ. - 2002. - №9 6. - С. 138-144.

13. Малашенко, А. Исламские ориентиры Северного Кавказа / А. Малашенко. - М. : Вост. лит., 2001. -430 с.

14. Мчедлов, М. П. Социально-политические позиции верующих в России / М. П. Мчедлов, Э. Г. Филимонов. - Режим доступа: http://eesoGman.edu.ru/ images/pubs/2005/09/27/ 0000220950/013_mchedlov_ Sotsiologiya_religii.pdf (дата обращения 25.09 2007 г).

15. Методологические и методические проблемы контент-анализа. - М. : Ирбис, 1973. - Вып. 1. - 134 с.

16. Методы анализа документов в социологических исследованиях. - М. : Наука, 1985. - 300 с.

17. Полонская, Л. Р. Современный мусульманский фундаментализм: политический тупик или альтернатива развития? / Л. Р. Полонская // Азия и Африка сегодня. - 1994. - N° 11. - С. 22-32.

18. Проневская, И. В. Образ семьи в средствах массовой информации (опыт контент-анализа) / И. В. Проневская // Вестник Московского университета. Сер. 18, Социология и политология. -2003.- №> 4. - С. 19-44.

19. Файзуллина, А. Отражение норм шариата в сознании современного верующего / А. Файзуллина // Ислам от Каспия до Урала: макрорегиональ-ный подход : сб. ст. / науч. ред. К. Мацузато. - Токио : СОЦИН, 2006. - С. 41-51.

20. Филатов, С. Б. Статистика российской религиозности: магия цифр / С. Б. Филатов, Р Н. Лункин // Социс. - 2005. - №> 6. - С. 42-54.

21. Халтурина, Д. Как московские мусульмане относятся к немусульманам / Д. Халтурина // Россия и мусульманский мир. - 2004. - №9 1. - С. 45-48.

22. Центр «Религия в современном обществе»: Конфессиональные особенности религиозной веры и представлений о ее социальных функциях // Социс. - 2005. - №° 6. - С. 58-64.

23. Широкалова, Г С. Сравнительные характеристики верующих и неверующих нижегородцев / Г С. Широкалова // Социс. - 2006. - №9 4. - С. 34-37.

CENTRALISED ISLAMIC ORGANIZATIONS IN MODERN RUSSIA (BASING ON THE QUALITY AND QUANTITY RESEARCH OF ISLAMIC LEADERS POSITIONS)

N.B. Lebedeva

The article studies the position of centralized Islamic organization leaders in respect of society and state in modern Russia. The importance of this problem is in ambiguity of perception of Islam and the Muslims in modern society, and in necessity of objective analysis of the processes taking place in Islamic community.

Key words: Islamic organizations, Islamic leaders, social studies, Muslims, religious sociology.