Научная статья на тему 'Трудомобилизованные на Среднем Урале в годы Великой Отечественной войны'

Трудомобилизованные на Среднем Урале в годы Великой Отечественной войны Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
133
14
Поделиться
Ключевые слова
ТРУДОМОБИЛИЗОВАННЫЕ / ТРУДОАРМЕЙЦЫ / ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА / GREAT PATRIOTIC WAR / ГУЛАГ / GULAG / НКВД СССР / NKVD / ABOUR-MOBILIZED PEOPLE / TRUDOARMEYTSY

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Кудоярова Г.Р.

Исследуются вопросы проведения трудомобилизаций на территории Среднего Урала в период Великой Отечественной войны. Особое внимание уделяется правовому статусу, содержанию и организации труда трудомобилизованных.

Похожие темы научных работ по истории и археологии , автор научной работы — Кудоярова Г.Р.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Labour-mobilized people of the Middle Urals during the Great Patriotic War

Examined the issues of labour-conscribed people of the Middle Urals during the Great Patriotic War. Particular attention is paid to the legal status, the content and organization of labor labour-conscribed people.

Текст научной работы на тему «Трудомобилизованные на Среднем Урале в годы Великой Отечественной войны»

ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ

УДК 340.158 ББК 67.3(2)62

ТРУДОМОБИЛИЗОВАННЫЕ НА СРЕДНЕМ УРАЛЕ В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ

ГУЛЬНАРА РАКИТОВНА КУДОЯРОВА,

адъюнкт кафедры теории и истории государства и права Уральского юридического института МВД России Научная специальность 12.00.01 — теория и история права и государства; история учений о праве и государстве

E-mail: guli909@mail.ru Научный руководитель: А.С. Смыкалин, доктор юридических наук Рецензент: Т.Ю. Фалькина, кандидат юридических наук

Citation-индекс в электронной библиотеке НИИОН

Аннотация. Исследуются вопросы проведения трудомобилизаций на территории Среднего Урала в период Великой Отечественной войны. Особое внимание уделяется правовому статусу, содержанию и организации труда трудомобилизо-ванных.

Ключевые слова: трудомобилизованные, трудоармейцы, Великая Отечественная война, Гулаг, НКВД СССР.

Annotation. Examined the issues of labour-conscribed people of the Middle Urals during the Great Patriotic War. Particular attention is paid to the legal status, the content and organization of labor labour-conscribed people. Key words: labour-mobilized people, trudoarmeytsy, Great Patriotic war, the Gulag, the NKVD.

Постановлением Политбюро ЦК ВКП(б) от 31 августа 1941 г. «О немцах, проживающих на территории Украинской СССР» [1] было положено начало мобилизации немцев в СССР. На основании данного постановления мобилизовалась в строительные батальоны и передавалась НКВД для использования в восточных областях СССР часть трудоспособного мужского населения в возрасте от 16 до 60 лет немцев, проживающих на территории Ворошиловградской, Днепропетровской, Запорожской, Киевской, Полтавской, Сталинской, Сумской, Харьковской и Черниговской областей.

Вышедшая в сентябре 1941 г. Директива Наркомата Обороны № 351058 положила начало «изъятию» военнослужащих рядового и начальствующего состава немецкой национальности «из частей, академий, военно-учебных заведений и учреждений Красной Армии как на фронте, так и в тылу». Согласно директиве все советские немцы направлялись во внутренние округа и строительные части.

Следует отметить, что вместе с советскими немцами из РККА отзывались также представители некоторых других «неблагонадежных» националь-

ностей: из воинских частей Западного фронта были изъяты западные украинцы и белорусы, а также уроженцы присоединенных к СССР районов Польши — греки, поляки и евреи. Из воинских частей и военных учебных заведений Московского военного округа были отозваны латыши, литовцы и эстонцы, с Ленинградского фронта — финны [1]. В архивных справках они часто фигурировали под категорией «трудомобилизованные немцы». Например, по проведенному исследованию В.М. Кириллова и Н.В. Матвеева, в Тагиллаге из общего числа контингента трудармейцев в 7 249 чел., немцев по национальности было 6 511 чел. [15]

Постановление ГКО СССР № 1123 сс от 10 января 1942 г. «О порядке использования немцев-переселенцев призывного возраста от 17 до 50 лет» [2, с. 168] продолжает историю трудомобилизации, предписывая мобилизовать выселенные в Новосибирскую и Омскую области, Красноярский и Алтайский края и Казахскую ССР 120 тыс. человек трудоспособного мужского населения в возрасте от 17 до 50 лет в рабочие колонны на все время войны с передачей их «а) НКВД СССР — на лесозаготов-

ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ

ки 45 000 чел., НКВД СССР — на строительство Бакальского и Богословского заводов 35 000 чел.; б) НКПС СССР — на строительство железных дорог Сталинск — Абакан, Сталинск — Барнаул, Акмолинск — Карталы, Акмолинск — Павлодар, Сосьва — Алапаевск, Орск — Кандагач, Магнитогорск — Сара 40 000 чел.» [2, с. 168 169.]

Приказом № 0083 «Об организации отрядов из мобилизованных немцев при лагерях НКВД» предписывалось 80 тыс. мобилизованных передать в распоряжение наркомата, распределив по 8 объектам: «Ивдельлаг — 12 000 чел.; Севурал-лаг — 12 000 чел.; Усольлаг — 5 000 чел.; Вятлаг — 7 000 чел.; Усть-Вымлаг — 4 000 чел.; Краслаг — 5 000 чел.; Бакаллаг — 30 000 чел.; Богословлаг — 5 000 чел.» [3].

«Положение о порядке содержания, дисциплине и трудовом использовании мобилизованных в рабочие колонны немцев-переселенцев» от 12 января 1942 г. разъясняло организацию, порядок, общие положения проведения трудомобилизации. Тру-домобилизация происходила принудительно: «За неявку на призывные или на сборные пункты для отправки, а также в отношении находящихся в рабочих колоннах мобилизованных немцев, за нарушение дисциплины и отказ от работы, за дезертирство из рабочих колонн — привлекать к уголовной ответственности с рассмотрением дел на Особом Совещании, предупреждая, что к наиболее злостным будет применяться высшая мера наказания» [4, с. 130].

Трудомобилизованные формировались в рабочие колонны и по производственному принципу направлялись на работы в советскую промышленность. Формально они не являлись лишенными свободы, хотя и содержались в огражденных лагерных зонах в бараках, пусть и отдельно от других категорий спецконтенгента. Трудомобилизованным запрещались самовольные отлучки с мест их поселения и хранение документов, они были обязаны соблюдать строгий внутренний распорядок.

По архивным данным, трудомобилизованные появились на Среднем Урале уже в 1941 г. Так, первый эшелон немцев из южных районов СССР прибыл в Богословский лагерь НКВД в конце сентября месяца 1941 г. Управлению лагеря было предложено создать прибывшим все существующие строгие

условия содержания. Несмотря на то, что в числе трудомобилизованных оказалось значительное количество ответственных работников коммунистов и несколько человек орденоносцев, всех прибывших заключили под стражу, а у коммунистов изъяли документы. После дополнительного разъяснения приказом начальника Богословского лагеря НКВД эта группа прибывших немцев была переведена на условия строительной колонны, а строгие условия содержания сняты. Коммунистам вернули партдо-кументы и создали при стройколонне первичную парторганизацию [5]. Исходя из донесения начальника Управления Богословского строительства и лагеря НКВД СССР на 23 ноября 1941 г. в Богословла-ге и на строительстве Алюминиевого завода НКВД СССР содержалось 6 000 трудоармейцев из немцев Украины [6].

О некоторых моментах прохождения трудомо-билизации в Богословлаге можно судить по заявлению Сталину от трудоармейца Б., мобилизованного в Базострой НКВД в Туринские рудники Карпинского района Свердловской области [7].

20 января 1942 г. он был призван Седельнико-вым райвоенкоматом Омской области для отправки в действующую часть Красной Армии. Однако, по прибытии на место назначения мобилизованным сообщили, что они призваны не в ряды РККА, а в трудоармию.

Положение с питанием трудоармейцев и заключенных в первом квартале 1942 г., к периоду которого относится письмо трудоармейца, было напряженным. Питание производилось в пределах отпущенных ГУЛАГом НКВД фондов. Жиров не было, мясо, рыба и крупа подменялись горохом [8].

Как пишет трудоармеец, из питания они получали: 3 раза в день по 0,5 л. горохового супа без жиров с закладкой гороха на 1 день не больше 250—300 гр. и хлеб от 500 до 900 гр. по нормам выработки. Во время следования в пути до места стройки (18 дней) трудомобилизованные получали лишь по 500 гр. хлеба и то не каждый день. Такое положение привело к истощению трудоармейцев, поэтому по распоряжению начальника лагеря был объявлен карантинный срок 21 день.

Исправительно-трудовой Кодекс РСФСР 1924 г. предусматривал помещение вновь прибывших заключенных на карантин. Карантин устанавливался

ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ

в целях «определения степени трудоспособности и общего состояния здоровья, а также пригодности к тому или другому роду труда и для выяснения необходимости применения особого режима, заключенный подвергается более тщательному медицинскому осмотру» [4, с. 44]. В Исправительно-трудовом кодексе 1933 г. говорится, что порядок содержания лишенных свободы в карантине устанавливается уже «инструкциями Главного управления исправительно-трудовыми учреждениями по согласованию с соответствующими управлениями Народного комиссариата здравоохранения РСФСР». Находящиеся на карантине работали отдельно от остальных заключенных: «И в это время всем без исключения давали 600 гр. хлеба, суп-вода 3 раза в день и заставляли по 10—12 часов работать на земляных работах. Люди от бессилия стали падать на дорогах, но так как от этого повышения температуры тела не может быть, то этих лиц, как отказчиков сажали в карцер и давали там по 400 гр. хлеба, и вот там этих людей окончательно-умышленно умертвляли» [7].

Отношение к трудомобилизованным было зачастую гораздо хуже, чем к заключенным: «Были случаи и очень часто, когда дежурные позволяли трудоармейцев бить и так, что даже от этих ударов люди падали, мат в устах ВОХР — излюбленные слова по обращению к трудоармейцам. И не только ВОХР, даже есть и руководители отдельных объектов стройки. Так, например, излюбленное обращение к немцам начальника сооружения № 4 «фашисты» [7]».

Грубое отношение со стороны дежурных ВОХР и избиение заключенных и трудоармейцев действительно имели место. За избиение заключенных в Богословлаге только в июле и августе 1942 г. было привлечено к уголовной ответственности из состава ВОХР 3 человека, также к уголовной ответственности были привлечены и некоторые руководители отдельных объектов стройки [8].

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

По свидетельствам архивных данных, мобилизации проводились с нарушением инструкций: установленного отбора на местах и медицинского освидетельствования не производилось, поэтому направлялось много трудомобилизованных больных острозаразными заболеваниями — сифилисом, гонореей, трахомой, паршей и др.; беременных женщин, женщин имеющих детей до 8-летнего возрас-

та, мобилизованных от грудных детей, жен военнослужащих РККА, имеющих на своем иждивении малолетних детей от 2-х до 5-ти лет.

Например, в спецдонесении Прокурору Свердловской области прокурора Каменск-Уральска [9] говорится, что в ОСМЧ «Азовстольстрой» были мобилизованы 237 узбечек в возрасте от 16 до 30 лет из районов Хорезмской области Узбекистана. В результате произведенного медицинского освидетельствования было выявлено больных, не могущих работать, 61 чел., в том числе беременных 30 чел., причем 2 из них в период проверки успели родить, имеющих детей до 8-летнего возраста — 5 чел., мобилизованных от грудных детей — 2 чел., 6 человек жен военнослужащих РККА, имеющих на своем иждивении малолетних детей от 2-х до 5-ти лет.

Положение с размещением трудомобилизо-ванных часто было очень тяжелым. Например, в спецзаписке прокурора Свердловской области [10], сказано, что 700 узбеков и таджиков, работающих на УАЗе в г. Каменск-Уральский, были поселены в недостроенный склад, не имеющий потолка, пола, освещения, отопления. Другая группа в 300 человек жила в летних палатках, около 200 человек жили в бараках южного поселка, построенных на болоте и систематически затопляемых подпочвенной водой. С началом заморозков начались заболевания рабочих, увеличилось количество прогулов и дезертирства с завода.

Все это являлось последствием невыполнения решения ГОКО от 21 декабря 1942 г. со стороны руководства Управления строительством УАЗа и КТЭЦ. Постановление обязало Управление строительства построить для нужд УАЗа и стройки 17 000 кв. м. жилой площади, из них в 1 квартале 2 000 кв.м. и во 2 квартале 5 000 кв.м. Ввиду такого короткого срока на 23 октября ни одного квадратного метра жилой площади в готовом виде сдано не было, и лишь более или менее подготовлено к сдаче всего 2 400 кв. м.

Как указано в акте проверки рабочих колонн Ивдельлага, где содержались мобилизованные немцы, занятые на основном производстве Полуночного Рудоуправления [11], содержание жилья было найдено неудовлетворительным: «Ремонт жилого фонда произведен некачественный. Запаса дров на зиму не заготовлено. Коммунальные здания (бани,

ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ

столовые, хлеборезки) также в неудовлетворительном состоянии.

Внутри бараки оборудованы плохо. Нары сооружены не из подогнанных и необтесанных досок. Умывальные комнаты и сушилки отсутствуют. Наличие умывальников недостаточное, а последние расположены на открытом воздухе. В бараках отсутствует посуда для питьевой воды (бочки-бачки).

Из имеющихся 21 барака по отряду электрическим светом освещены 11, остальные — примитивными коптилками. Вытяжной вентиляции по баракам нет.

Санитарное состояние бараков неудовлетворительное. В бараках множество клопов, что лишает нормального ночного отдыха мобилизованных.

Отсутствие должной санитарной обработки создало массовую завшивленность среди мобилизованных. Комиссией вши обнаружены также у медперсонала. Вши обнаружены у лучших стахановцев-рекордистов.

Белье и постельные принадлежности стираются без мыла, за исключением 2-ой колонны — стационара.

Кипяченой водой мобилизованные по баракам и на производстве не обеспечены. Вследствие чего вынуждены пить сырую, подчас болотную воду, что благоприятствует развитию кишечных заболеваний» [11].

Из-за отсутствия заботы о материально-бытовых нуждах рабочих со стороны администрации в большинстве своем трудомобилизованные были лишены одежды, обуви и постельных принадлежностей: выходили на работу «босые и оборванные». Невыход на работу из-за разутости на 1-ю половину октября мобилизованных в Ивдельлаге составил 3 241 человек [11]. Среди рабочих были распространены кожные заболевания. Питание их организовывалось исключительно плохо; так, у мобилизованных, работающих на УАЗе в г. Каменск-Уральский, 6 августа 1942 г. «на обед каждого рабочего было израсходовано 5 граммов муки и 20 граммов огурцов. 7 августа на приготовление 300 обедов израсходовано — муки 5 кг. и огурцов 20 кг.» [12]. Мобилизованные СРСа Рудоуправления получали горячую пищу только 2 раза в день: утром и после работы вечером. В течение всего рабочего дня мобилизованные работали на производстве без пищи,

перерыв между приемом утренней пищи и вечерней составлял 14 часов [11].

Значительное количество основных продуктов (мясо, рыба, жиры, сахар), предусмотренные нормами, недодавались: «По 4-ой колонне за 3 квартал сего года недодано на котловое довольствие мобилизованных: мяса-рыбы — 1643 кг., жиров — 458 кг., сахара и кондитерских изделий — 385 кг.

Все это служило причиной совершения побегов со строительства и систематических краж вещей, продуктов питания из квартир, картофеля и овощей с индивидуальных огородов у населения окружающих деревень и с колхозных полей. Например, из 308 эстонцев с площадки КВСР № 293, обслуживающих военное строительство на территории Косу-линского сельсовета Арамильского района, сбежало с производства 56 человек [12].

Не всегда заработная плата мобилизованным выплачивалась вовремя и без задержек. В некоторых лагерях лицевые счета отсутствовали и вопреки инструкции по режиму деньги мобилизованным выдавались только на руки [11].

Мобилизованные временно освобожденные по болезни, как правило, за дни болезни зарплаты не получали, в связи с чем не могли выкупать продукты (например, питание мобконтенгента в некоторых отрядах производилось за наличный расчет). Заболевшие сразу же, вне зависимости от первой выработки, переводились в 1 котел. В результате больные часть получаемого ими хлеба продавали по спекулятивной цене и на вырученные деньги выкупали продукты. Поэтому некоторые больные мобилизованные, отказывались от предоставляемого освобождения и находясь в болезненном состоянии продолжали работать на производстве.

К слову, оплата труда мобилизованных в Ив-дельлаге была организована по прогрессивно-премиальной системе, применяемой Наркомлесом. Средний заработок мобилизованных немцев составил 120—130 руб. в месяц. Худший заработок — 30 руб. в месяц, лучший — 300—350 руб. в месяц. Удержаний в месяц на 1-го человека за питание и на накладные расходы около 140—150 руб. В результате невыполнения норм работающими немцами лагерь нес серьезные убытки.

В большинстве своем личный состав отрядов мобилизованных немцев к труду относился плохо,

ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ

о чем говорила производительность труда: только около 40% всего состава трудомобилизованных выполняли норму на 50% [13].

От работы уклонялись под всевозможными предлогами вплоть до членовредительства, которое носило массовый характер: ложились на костры, на снег, пили соль, рубили пальцы, подкладывали ладони под деревья на подкатке, растирали раны солью и мылом.

Положением «О порядке содержания, дисциплине и трудовом использовании мобилизованных в рабочие колонны немцев-переселенцев» 12 января 1942 г. устанавливался рабочий день не менее 10 часов, выходной — раз в 10 дней. Однако, значительное количество мобилизованных работали без выходных. На горных работах мобилизованные имели отдых в порядке пересмены.

Основными причинами ухудшения физического состояния мобилизованных было то, что вновь прибывшие в лагеря мобилизованные не были подвергнуты комиссованию, поэтому инвалиды и пригодные только к легкому труду использовались на тяжелых физических работах: на лесоповале, ле-совывозке, погрузке, на строительстве кругло-лежневых дорог. В результате чего рабочие, имевшие легкий и средний труд, не имеющие процентовки, как это применено к заключенным, не выполняли нормы на основных тяжелых работах, поэтому получали питание по 1-му котлу, в лучшем случае, по 2-му котлу, что приводило к их истощению.

Ухудшению физического состояния трудомоби-лизованных способствовало и то, что мобилизованные ранее не работали на лесоразработках, не были знакомы с условиями работы в лесу. В связи с этим многие нормы не выполняли по независящим от них причинам, и точно так же получали питание по 1—2 котлу и приходили к истощению.

Демобилизации из трудоармии по состоянию здоровья проходили также преступными способами. Так, одним из примеров может служить факт отправки 14 декабря 1943 г. 711 человек трудомобилизованных к месту постоянного жительства в Туркменскую СССР без медицинского персонала и не обеспеченных в достаточном количестве продуктами питания на время следования в пути. Из-за такой халатности, неорганизованности по дороге на родину 162 человека умерли [14].

По окончании войны трудомобилизованные были определены на спецпоселение по месту работы и с 1945 г. «отделы спецпоселений НКВД стали учитывать их в числе других спецпоселенческих групп» [16, с. 68].

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Таким образом, вследствие того что правовой статус трудомобилизованных не был закреплен официальными нормативными актами, а устанавливался, в первую очередь, секретными инструкциями НКВД, данная категория оказалась одной из самых юридически незащищенных. Так, действие всего трудового, гражданского законодательства для них существовало только формально. Трудомобилизованные были лишены свободы передвижения, им запрещалось хранение паспортов и военных билетов, жили они в лагерных зонах в бараках, питались по лагерным нормам, лечились на базе лагерных лазаретов, жили по лагерному распорядку вдали от родины, семей и родных. За малейшую трудовую или дисциплинарную провинность они могли пойти под суд. Положение трудомобилизованных на Среднем Урале усугублялось не только вследствие суровых климатических условий, но и из-за стремительности и масштабности проводимых трудомоби-лизаций. Предприятиям для подготовки помещений и обеспечения всем необходимым для проживания отводились нереально короткие сроки. Трудомобилизованные напрямую зависели от возможностей и моральных установок руководителей предприятий. Однако, как правило, последние редко проявляли человеколюбие, безжалостно эксплуатируя дешевую рабочую силу.

Литература

1. Гончаров Г.А. Трудовая армия на Урале в годы Великой Отечественной войны: автореф. дис. ... д-ра ист. наук. Челябинск, 2006.

2. История российских немцев в документах. М., 1993. Ч. 1.

3. Материалы по истории российских немцев. URL: http://www.rusdeutsch. ru/?hist=1&hmenu01=78&hmenu0=8.

4. ГУЛАГ: Главное управление лагерей. 1918—1960: сб. документов. М., 2000.

5. Центр документации общественных организаций Свердловской области (далее — ЦДОО-СО). Ф. 4. О. 31. Д. 172. Л. 150.

ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ

6. ЦДООСО. Ф. 4. О. 31. Д. 172. Л. 113.

7. ЦДООСО. Ф. 4. О. 31 Д. 250. Л. 93, 94.

8. ЦДООСО. Ф. 4. О. 31 Д. 250. Л. 92.

9. ЦДООСО. Ф. 4. О. 31. Д. 399. Л. 99.

10. ЦДООСО. Ф. 4. О. 31. Д. 399. Л. 231.

11. ЦДООСО. Ф. 4. О. 31. Д. 250. Л. 27.

12. ЦДООСО. Ф. 4. О. 31. Д. 399. Л. 86.

13. ЦДООСО. Ф. 5248. О. 1. Д. 53. Л. 75.

14. ЦДООСО. Ф. 4. О. 31. Д. 682. Л. 83.

15. Кириллов В.М. Трудмобилизованные немцы на Урале: состояние и новые аспекты исследования проблемы / В.М. Кириллов, Н.В. Матвеева // Начальный период Великой Отечественной войны и депортация российских немцев: взгляды и оценки через 70 лет: материалы 3-й международ. науч. конф.: Саратов, 26—28 августа 2011 г.) М.: «МСНК-пресс», 2011. 920 с.

16. Гребенщикова И.В. Репатриация в СССР (организационные основы и нормативно-правовая база): монография; науч. ред. д-р юрид. наук, проф. А.С. Смыкалин. Екатеринбург: Уральский юридический институт МВД России, 2008. 189 с.

References

1. Goncharov G.A. Labor army in the Urals during the great Patriotic war: author. dis. ... dr hist. sciences. Chelyabinsk, 2006.

2. The history of Russian Germans in the documents. M., 1993. Part 1.

3. Materials on the history of Russian Germans. URL: http://www.rusdeutsch. ru/?hist=1&hmenu01=78&hmenu0=8.

4. GULAG: Main administration of camps. 19181960: collection of documents. M., 2000.

5. Center for documentation of public organizations of Sverdlovsk area (further — TSDOOSO). F. 4. O. 31. D. 172. L. 150.

6. TSDOOSO. F. 4. O. 31. D. 172. L. 113.

7. TSDOOSO. F. 4. O. D. 31 250. L. 93, 94.

8. TSDOOSO. F. 4. O. D. 31 250. L. 92.

9. TSDOOSO. F. 4. O. 31. D. 399. L. 99.

10. TSDOOSO. F. 4. O. 31. D. 399. L. 231.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

11. TSDOOSO. F. 4. O. 31. D. 250. L. 27.

12. TSDOOSO. F. 4. O. 31. D. 399. L. 86.

13. TSDOOSO. F. 5248. O. 1. D. 53. L. 75.

14. TSDOOSO. F. 4. O. 31. D. 682. L. 83.

15. Kirillov V.M. Trudmobilizovannye Germans in the Urals: status and future aspects of research problems / V.M. Kirillov, N.V. Matveeva // Initial period of the great Patriotic war and the deportation of Russian Germans: the views and assessment after 70 years: proceedings of the 3rd international scientific conf.: Saratov, on August 26—28, 2011) M.: «MSNK-press», 2011. 920 p.

16. Grebenshchikova I.V. Repatriation to the USSR (the institutional foundations and regulatory framework): monograph; scientific. edited by dr. leg. sciences, Professor A.S. Smykalin. Ekaterinburg: Ural juridical Institute of MIA of Russia, 2008. 189 p.

Криминалистика. 2-е изд., перераб. и доп. Учебник.

Учебник рассчитан на углубленное изучение курса криминалистики в объеме, соответствующем требованиям учебных программ для вузов юридического профиля. В нем раскрываются основные вопросы общей теории криминалистики (идентификация, диагностика, прогнозирование, криминалистическое изучение личности), криминалистической техники (фото- и видеозапись, трасология, криминалистическое исследование оружия, боеприпасов, взрывных устройств, документов, веществ и др.) и криминалистической тактики (следственные ситуации, криминалистические версии, тактика следственного осмотра, допроса, обыска и выемки документов, задержания подозреваемого, назначение судебных экспертиз и т.д.).

Для студентов и преподавателей юридических специальностей, а также специалистов-практиков.