Научная статья на тему 'Транспарентность правосудия – сущностный признак правового государства'

Транспарентность правосудия – сущностный признак правового государства Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
1103
140
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ТРАНСПАРЕНТНОСТЬ / TRANSPARENCY / ПРАВОСУДИЕ / JUSTICE / ГЛАСНОСТЬ / PUBLICITY / ОТКРЫТОЕ СУДЕБНОЕ ЗАСЕДАНИЕ / OPEN COURT HEARING / КОНСТИТУЦИОННЫЕ ПРАВА И СВОБОДЫ / CONSTITUTIONAL RIGHTS AND FREEDOMS / ПРАВОВОЕ ГОСУДАРСТВО / RULE-OF-LAW STATE / ДОСУДЕБНОЕ ПРОИЗВОДСТВО / PRE-TRIAL PROCEDURE / СУДЕБНОЕ ПРОИЗВОДСТВО ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ / CRIMINAL PROCEDURE

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Тарасов А.А.

В статье формулируется определение понятия «транспарентность правосудия» применительно к уголовному судопроизводству, доказывается, что открытость, принципиальная подверженность общественному контролю – необходимая черта судебной и правоохранительной деятельности в правовом государстве. Применительно к современному российскому правосудию подчеркивается, что его транспарентность – это доступность для общественного контроля не только собственно судебного, но и досудебного производства по уголовным делам.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

TRANSPARENCY OF JUSTICE – ESSENTIAL FEATURE OF THE RULE-OF-LAW STATE

The article formulates the definition of the notion of “transparency of justice” with regard to the criminal procedure, it is proved that openness, fundamental subjection to the public control are the necessary features of court and law-enforcement activities within the rule-of-law state. In relation to the present-day Russian justice it is stressed that its transparency means availability to the public control of not just the court procedure, but the pre-trial procedure of criminal cases also.

Текст научной работы на тему «Транспарентность правосудия – сущностный признак правового государства»

12. Морозова Л.А. Теория государства и права: Учебник. - М.: Эксмо, 2007.

13. Нерсесяиц B.C. Философия права: Учебник. М., Норма-Инфа. М.: 1999.

14. Оксамытный В.В. Общая теория государства и права: Учебник. - М., Юнисти, 2011.

15. Перевалов В.Д. Теория государства и права: Учебник. - М.: Юрист, 2012.

16. Радько Т.Н. Теория государства и права: Учебник для бакалавров. - М., Проспект, 2012.

17. Раянов Ф.М. Доклад на тему «Актуальные проблемы теории и практики правового государства в России» // Правовое государство: теория и практика. 2010. №1.

18. Ромашов P.A. Теория государства и права: Учебник. - СПб., Питер, 2008.

19. Смоленский М.Б., Борисов Г.А., Мархгейм М.В., Тонков Е.Е. Теория государства и права: Учебник. - Ростов-на-Дону, Феникс, 2011.

20. Соколов А.Н. Современное правовое государство Федеративной Республики Германии: Монография. - Рига: Рижский авиационный университет, 1992.

21. Спиридонов Л.И. Теория государства и права: Учебник. М., 1995.

22. Старков О.В., Упоров И.В. Теория государства и права: Учебник. - М.: Дашков и К,2012.

23. Сырых В.М. Теория государства и права: учебник. - М.: Юстициинформ, 2012.

24. Теория государства и права: Учебник / Под ред. A.B. Малько. - М., Кнорус, 2011.

25. Теория государства и права: Учебник / Под ред. проф. A.C. Пиголкина. - М.: Юрист, 2011.

26. Хропанюк В.Н. Теория государства и права: Учебник. - М.: Омега - Л., 2011.

A.A. Тарасов

ТРАНСПАРЕНТНОСТЬ ПРАВОСУДИЯ - ВАЖНЫЙ ПРИЗНАК ПРАВОВОГО ГОСУДАРСТВА

В статье формулируется определение понятия «транспарентность правосудия» применительно к уголовному судопроизводству, доказывается, что открытость, принципиальная подверженность общественному контролю - необходимая черта судебной и правоохранительной деятельности в правовом государстве. Применительно к современному российскому правосудию подчеркивается, что его транспарентность - это доступность для общественного контроля не только собственно судебного, но и досудебного производства по уголовным делам.

Ключевые слова: транспарентность, правосудие, гласность, открытое судебное заседание, конституционные права и свободы, правовое государство, досудебное производство, судебное производство по уголовным делам.

A.A. Tarasov

TRANSPARENCY OF JUSTICE - ESSENTIAL FEATURE OF THE RULE-OF-LAW STATE

The article formulates the definition of the notion of "transparency of justice" with regard to the criminal procedure, it is proved that openness, fundamental subjection to the public control are the necessary features of court and law-enforcement activities within the rule-of-law state. In relation to the present-day Russian justice it is stressed that its transparency means availability to the public control of not just the court procedure, but the pre-trial procedure of criminal cases also.

Key words: transparency, justice, publicity, open court hearing, constitutional rights and freedoms, rule-of-law state, pre-trial procedure, criminal procedure.

Одним из сущностных,

имманентных свойств правового государства является ответственность

государства перед обществом и перед каждым отдельным человеком и гражданином за все, что это государство

[Щ-

ш

делает, за любое вторжение в сферу частных и общественных интересов. Эта ответственность имеет разные проявления и касается она самых разных сфер организации социальной жизни: это и подотчетность депутатов

представительных законодательных

органов всех уровней перед избирателями, это и возможность обжалования действий, бездействия и решений чиновников любого уровня в суд. Всех столь непохожих друг на друга форм и способов обеспечения ответственности правового государства перед населением страны перечислить невозможно. Но к ним, бесспорно, относится открытость, прозрачность, гласность системы правосудия, то есть его транспарентность, как принято говорить в последние годы. Транспарентность российского правосудия

- это сегодня одна из наиболее обсуждаемых проблем в юридической литературе по разным специальностям, в выступлениях с разных политических трибун, в средствах массовой информации. Частое употребление обоих названных терминов не устранило их многозначности, влекущей иногда подмену предмета обсуждения. Сказанное касается не только иноязычного слова «транспарентность», употребляемого без перевода во многих современных европейских языках, но и весьма привычного слова со славянскими корнями

- «правосудие».

Под словом «правосудие» в литературе с равным основанием понимаются три взаимосвязанные, но вовсе не совпадающие между собой сущности:

Вид государственной службы, предметом которой является

«производство судебных дел1», осуществляемая как судьями-носителями судебной власти, так и сотрудниками

1 Здесь используется выражение С.И. Викторского, подчеркнувшего в начале XX столетия принципиальную разницу между правосудием и «одним производством

судебных дел», в контексте народного участия в отправлении правосудия (См.: Викторский С.И. Русский уголовный процесс. - Учебное пособие. - М.: Юридическое бюро «Городец», 1997. С.39).

аппаратов судов, обеспечивающих деятельность по рассмотрению судебных дел. В значении, наиболее близком к такому пониманию правосудия, обычно употребляется термин «отправление правосудия».

Система государственных

органов, основная деятельность которых состоит в отправлении правосудия. В этом значении в литературе нередко используется термин «система

правосудия».

Состояние гражданского

общества, при котором специально созданная система государственных органов (система правосудия) посредством принятия к своему производству, рассмотрения и разрешения различных судебных дел (отправления правосудия) обеспечивает защиту прав, свобод и правовых интересов каждого, кто к этой системе обратится в соответствии с общепризнанными представлениями о праве и справедливости. В этом значении слово «правосудие» используется как перевод латинского слова «¡шййа», другой перевод которого - «справедливость».

Разместив общечеловеческое

понимание слова «правосудие» на последнем месте в приведенном перечне, подчеркнем, что именно оно является главным, определяющим весь смысл существования правосудия в первых двух значениях. Если попытаться достаточно грубо поделить все существующие и существовавшие в мировой истории государства на правовые и не-правовые, придется признать, что наличие в том или ином государстве правосудия в первых двух значениях (системы органов и вида службы) - это вовсе не признак правового государства. Государство может считаться правовым и даже просто претендовать на то, чтобы им считаться, если судебная власть обеспечивает в нем верховенство права, а общество имеет реальную возможность не только убеждаться в этом, но и контролировать правозащитную деятельность судебной власти. Таким образом, доступность системы правосудия для общественного контроля, то есть для

контроля со стороны гражданского общества - это необходимое условие существования правосудия как такового. В такой доступности и состоит транспарентность правосудия, которая в отечественной юридической литературе тоже трактуется очень по-разному.

Под «транспарентностью»

(английское «transparency» или

французское «transparent») обычно понимают - «прозрачность» «открытость» не только правосудия, но и власти вообще, но и любых политических или управленческих процессов вообще.

Транспарентностью правосудия в современной юридической науке принято считать его открытость, доступность информации о деятельности судебной власти вообще и о рассмотрении судами конкретных дел, в частности. Транспарентность правосудия - понятие более широкое, нежели гласность судебного разбирательства, правило о которой закреплено в ст. 241 УПК РФ, но гласность судебного разбирательства по уголовным делам есть неотъемлемый и важнейший элемент транспарентности правосудия. А.Ф. Кони рассматривал гласность судопроизводства как антипод «канцелярской тайны» и характеризовал оба явления с точки зрения «педагогического характера суда», торжественности его обстановки, придающей судебным ритуалам определенное сходство с богослужением. От гласного суда люди, по представлению А.Ф. Кони, вправе ожидать воплощения божьей справедливости на земле2. В одной из своих предвыборных программных статей 2011 года кандидат в Президенты России В.В. Путин в более современной и деловитой манере подчеркивал, что главный смысл открытости правосудия состоит в обеспечении возможности для общества видеть, «кто как работает. Какие решения принимаются по аналогичным делам, но с разным составом участников.

2 Кони А.Ф. Курс уголовного судопроизводства. - М.: Американская ассоциация юристов, 2011 .С.64-66.

Где мотивировка судьи продиктована не совсем понятной и прозрачной логикой»3.

Полагаем в связи со сказанным, что объективно сама судебная система нуждается в собственной

транспарентности не меньше, чем общество вне судебной системы.

В контексте международных стандартов справедливого судебного разбирательства (ст. ст. 14 и 19 Международного пакта о гражданских и политических правах, ст. ст. 6 и 10 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод и др.) гласность судебных процедур в литературе обычно ассоциируется, во-первых, с «правом каждого на публичное разбирательство его дела судом», во-вторых, с соблюдением требования об «обязательном публичном объявлении судебного решения», и в третьих, с правилами ограничения права на публичное судебное разбирательство, для которых тоже определены международные стандарты (ст. 10 Конвенции). Обеспечение транспарентности правосудия

способствует решению глобальной социально-политической задачи

преодоления отчуждения между государством и человеком, права и свободы которого это государство признало для себя высшей ценностью. Транспарентность правосудия - это не просто обеспечение информированности общества о деятельности судебной власти, это одно из направлений формирования в стране гражданского общества и обеспечения его функционирования.

Транспарентность правосудия есть важнейшая часть более масштабной проблемы транспарентности российского государства вообще. Поэтому о «прозрачности» разных видов

государственной служебной деятельности в настоящее время принято говорить в самых разных контекстах, касается ли это, например, размещения государственных заказов и расходования бюджетных средств или антикоррупционной политики.

3 Путин В.В. Демократия и качество государства // Коммерсантъ. 2012. 6 февраля.

Щй ш

У проблемы транспарентности

российского государства, в свою очередь, помимо широкого общесоциального есть более узкий, сугубо уголовно-процессуальный аспект. Наличие в российском уголовном процессе досудебных стадий, образованных властной правоприменительной

деятельностью органов уголовного преследования, позволяет распространять проблему транспарентности правосудия и на эту деятельность, которая сама по себе правосудием не является. Однако полагаем, что обеспечением открытости одной лишь судебной деятельности по уголовным делам в любой континентально-европейской правовой системе проблему транспарентности правосудия решить невозможно: то, что делается правоохранительными органами до суда, связано с вторжением государства в сферу конституционных прав и свобод многих людей. Следовательно, досудебная уголовно-процессуальная деятельность тоже должна быть сориентирована на общепризнанные международные

стандарты прав человека, а значит, - тоже должна быть подвергнута общественному контролю. Этот аспект проблемы в контексте транспарентности правосудия должного освещения в науке до сих пор не получил.

Проблема гласности правосудия в отечественной уголовно-процессуальной науке традиционно рассматривалась применительно к деятельности судов. В советские годы эти исследования касались только судебного разбирательства по уголовным делам, в пореформенном уголовном процессе предмет исследования отчасти расширился за счет судебного контроля, которому, хотя и в существенно ограниченных пределах, но тоже присуща гласность судебной деятельности, хотя бы и осуществляемой в закрытых судебных заседаниях.

Общим условием предварительного расследования является правило о недопустимости разглашения его данных (ст. 161 УПК РФ), соблюдение которого обеспечено уголовно-правовой санкцией

(ст.310 УК РФ). Это требование закона формально можно считать прямой противоположностью общего условия гласности судебного разбирательства (ст.241 УПК РФ). Однако думается, что это не совсем так: транспарентность государственной власти как принцип существования правового государства в той или иной степени касается всех звеньев и систем государственной машины. Уместно напомнить, что стремление отечественной уголовной юстиции к «самозасекречиванию»4 признавалось авторами Концепции судебной реформы 1991 года одним из системных ее пороков, и речь здесь шла не только и не столько о судах. Понятно, что раскрытие и расследование преступлений, предшествующее направлению уголовного дела в суд с обвинительным заключением (обвинительным актом), либо

прекращению уголовного дела и отказу государства от уголовного преследования в конкретных случаях, требует соблюдении условий тайны. Вся эта деятельность осуществляется, как правило, в условиях информационного дефицита, часто требует преодоления

противодействия со стороны

криминальных структур; при

осуществлении разного рода «тактических операций» используется «фактор внезапности», в основе которого тоже лежит служебная и профессиональная тайна. Соблюдение «следственной тайны», кроме того, не без оснований связывается и с необходимостью оберегать сведения о частной жизни граждан, причастность которых к совершению преступлений пока лишь предполагается, и ставить под сомнение их репутацию до обвинительного приговора суда правоохранительные органы не вправе. «Следственная тайна» лежит в основе обеспечения безопасности участников производства по уголовным делам, добросовестно исполняющих свои обязанности по оказанию содействия

4 См.: Концепция судебной реформы в Российской Федерации / Под ред. Б.А. Золотухина. - М.: ЗАО «Редакция газеты «Демократический выбор», 2001. С.30.

государству в раскрытии и расследовании преступлений, в розыске преступников и их изобличении. Однако признавая все это, нельзя не учитывать и другого: именно тайна создает благоприятную питательную среду для безнаказанного злоупотребления властью, фальсификации доказательств по уголовным делам, применения пыток и других незаконных способов получения желаемых показаний. Тайна, воспринятая представителем власти как возможность ни перед кем не отчитываться, создает условия для бесконтрольного

распоряжения этой властью, а значит - для развития негативных процессов внутри правоохранительной системы.

Гласность судебного

разбирательства неизменно признавалась принципом всего советского уголовного процесса в периоды действия разных УПК РСФСР и в разных политических условиях5. Она фигурировала в этом качестве в проектах нового УПК Российской Федерации вплоть до июня 2001 года. Свойство универсальности этого принципа (то есть действия в отношении всех стадий процесса) проявляется в том, что в судебном заседании гласности придаются результаты деятельности

правоохранительных органов до суда. Понимая это, следователь и дознаватель осуществляют (точнее, - должны осуществлять) свою деятельность в расчете на придание или, как минимум, на возможность придания результатов этой деятельности огласке в суде, освещения в средствах массовой информации, доведения до сведения неопределенного круга лиц. «Понижение в ранге» принципа гласности, исключение его из гл.2 («Принципы уголовного

судопроизводства») и сведение его к одному из «общих условий судебного

"См.: Чельцов М.А. Советский уголовный процесс. Учебник для юридических высших учебных заведений. Изд.2. - М.: Госюриздат, 1951. С.75; Чельцов М.А. Советский уголовный процесс. Учебник для юридических институтов и факультетов. Изд.4. - М.: Госюриздат, 1962. С. 58; Конституционные основы правосудия в СССР / Под ред. В.М. Савицкого. - М.: Наука,'1981. С.170.

разбирательства» (гл.21 УПК РФ) не основано на точном понимании значения гласности для всего уголовного процесса России.

Полагаем, что требованию транспарентности правосудия должна отвечать правоприменительная

деятельность и в досудебном производстве. Проявляется это в следующих правилах, которые есть в действующем уголовно-процессуальном законе, решениях Конституционного Суда России и Верховного Суда РФ:

Мотивированность любых властных решений, затрагивающих

конституционные права и свободы, и изложение этих мотивов в соответствующих процессуальных

документах.

Предоставление заинтересованным лицам возможности ознакомления с процессуальными решениями,

затрагивающими их права и законные интересы.

Возможность опубликования

данных предварительного расследования в средствах массовой информации в объемах и в порядке, определенных законом.

Возможность обжалования в суд любого властного решения досудебного производства любым лицом, считающим нарушенными свои конституционные права и свободы, с обеспечением возможности личного участия этого лица в судебном заседании и ознакомления с соответствующими процессуальными документами.

С учетом всего сказанного сформулируем определение

транспарентности уголовного

судопроизводства, для которого дают основания большинство российских литературных источников.

Транспарентность уголовного

судопроизводства - это система нормативно закрепленных правил, обеспечивающих любому

заинтересованному лицу возможность получить информацию о производстве по уголовному делу в том объеме и в той форме, которая, с одной стороны,

Щй

ш

позволяет этому лицу реализовать собственные конституционные права и свободы, но при этом не допускает необоснованного нарушения или ограничения конституционных прав и свобод других лиц.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В приведенном определении выделим несколько ключевых моментов:

Транспарентность уголовного

судопроизводства, равно как и транспарентность уголовного правосудия -это открытость не только собственно судебного производства по уголовным делам, это доступность для восприятия заинтересованными лицами информации и о досудебном производстве в той части, в которой это затрагивает их конституционные права и свободы.

Транспарентность уголовного

правосудия не тождественна гласности судебного разбирательства, которая, в свою очередь, не сводится к правилам об открытом судебном заседании, притом, что без правил об открытом судебном заседании нет гласности судебного разбирательства, а без последней нет транспарентности правосудия.

В процедурном выражении транспарентность уголовного

судопроизводства предполагает наличие нормативно закрепленных правил, определяющих: а) допустимый баланс между открытостью юридических процедур производства по уголовным делам и защитой личной и семейной

тайны; б) оптимальное соотношение «прозрачности» правосудия с другими его приоритетными публично-правовыми ценностями: независимостью судей, презумпцией невиновности, следственной, адвокатской, врачебной и иной охраняемой законом тайной.

Транспарентность правосудия

предполагает, с одной стороны, наличие нормативно определенных оснований и пределов открытости судебных заседаний и распространения информации о производстве по уголовному делу до суда, а, с другой стороны, возможность властного усмотрения при принятии соответствующих решений лицом, ответственным за производство по конкретному уголовному делу на конкретном его этапе. Властное усмотрение в этих случаях подчиняется общим правилам транспарентности правосудия.

Транспарентность правосудия - это доступность текстов судебных судебных решений для понимания любого среднестатистического гражданина

страны, а не только - узкого круга профессиональных юристов. Тексты судебных решений должны излагаться по логическим правилам, которые могут при необходимости разъяснены любому заинтересованному лицу как в части существа разрешаемого дела, так и в части всех «доказательственных предпочтений» судьи.

Пристатейный библиографический список:

1. Викторский С.И. Русский уголовный процесс. - Учебное пособие. - М.: Юридическое бюро «Городец», 1997.

2. Кони А.Ф. Курс уголовного судопроизводства. - М.: Американская ассоциация юристов, 2011.

3. Конституционные основы правосудия в СССР / Под ред. В.М. Савицкого. - М.: Наука, 1981.

4. Концепция судебной реформы в Российской Федерации / Под ред. Б.А. Золотухина. - М.:

ЗАО «Редакция газеты «Демократический выбор», 2001.

5. Путин В.В. Демократия и качество государства//Коммерсантъ. 2012.6 февраля.

6. Чельцов М.А. Советский уголовный процесс. Учебник для юридических высших учебных заведений. Изд.2. - М.: Госюриздат, 1951.

7. Чельцов М.А. Советский уголовный процесс. Учебник для юридических институтов и факультетов. Изд. 4. - М.: Госюриздат, 1962.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.