Научная статья на тему 'Торговля и иностранный капитал в экономике СССР в 1920-е годы'

Торговля и иностранный капитал в экономике СССР в 1920-е годы Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
501
33
Поделиться
Журнал
Финансы и кредит
ВАК
Область наук

Похожие темы научных работ по истории и археологии , автор научной работы — Муравьева Л.А.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Торговля и иностранный капитал в экономике СССР в 1920-е годы»

СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ

ТОРГОВЛЯ И ИНОСТРАННЫЙ КАПИТАЛ В ЭКОНОМИКЕ СССР В 1920-Е ГОДЫ

Л.А. МУРАВЬЕВА,

кандидат исторических наук, доцент кафедры социально-политических наук

Финансовой академии при Правительстве РФ

КОНЦЕССИОННАЯ ПОЛИТИКА

И ПРАКТИКА СОВЕТСКОГО ГОСУДАРСТВА

С переходом к новой экономической политике советское государство сделало попытку сочетать коммунистические идеалы с решением вопроса привлечения и использования иностранного капитала с целью развития производительных сил страны. Разрушенное в годы первой мировой и гражданской войн народное хозяйство нуждалось в скорейшем восстановлении. Решение этой проблемы, требующей огромных средств, которыми молодая советская республика не располагала, без иностранной помощи представлялось весьма проблематичным. Жизненные реалии подсказали один из подходов на пути решения животрепещущей народнохозяйственной проблемы, а именно: создание и развитие концессий. Термином «концессия» (от латинского сопсеввю - разрешение, уступка) назывался договор между советским государством и иностранным государством, либо компаниями, фирмами или частными владельцами о передаче на исключительную разработку и пользование в течение определенного срока какой-либо доходной государственной деятельности в добывающих и обрабатывающих отраслях. В концессию могли передаваться хозяйственные объекты и даже целые территории. С помощью привлечения концессионеров советское правительство решало задачу прорыва политической блокады, так как взаимодействие с иностранными фирмами способствовало признанию РСФСР на международной арене.

Первые предложения от иностранных фирм на получение концессий советское правительство получило в мае 1920 года. Однако требовалось решить экономические и правовые вопросы использования иностранного капитала. Такая возможность появилась с принятием декрета СНК «Об общих экономических и юридических условиях концессий

1 Декреты Советской власти. М., 1983. С. 252-253.

от 23 ноября 1920 года. В нем указывалось, что иностранный капитал привлекается в целях ускорения восстановления крупного хозяйства страны. Условия заключения концессий предусматривали максимальную заинтересованность представителей иностранного капитала: 1) достаточно длительные сроки договоров с возможностью полного возмещения затрат в зависимости от характера и условий концессий; 2) гарантировалась охрана имущества предпринимателей, которое не может быть национализировано, конфисковано или реквизировано; 3) не допускалось одностороннее изменение условий концессионного договора какими-либо новыми распоряжениями или декретами; 4) предусматривалась возможность получения торговых преимуществ (специальные договоры на крупные заказы и т.д.) в случаях применения особых технических усовершенствований. Концессионерам предоставлялось право найма рабочих и служащих для своих предприятий с соблюдением Кодекса законов о труде или специального договора, гарантирующего соблюдение по отношению к ним определенных условий труда, ограждающих их жизнь и здоровье. Иностранным предпринимателям разрешался беспошлинный ввоз оборудования, недостающего сырья и потребительских товаров для персонала своего предприятия. В налоговом обложении концессионные предприятия почти уравнивались с государственными предприятиями. Владелец концессионного предприятия имел право на вознаграждение долей продукта, оговоренной в договоре, с правом вывоза ее за границу1.

Наряду с разработкой условий предоставления концессий Совет Народных Комиссаров предусмотрел создание механизма строгого контроля за деятельностью иностранных и частных концессионеров. Контроль осуществляли как судебные органы, так и специально созданный Главный концессионный комитет (Главконцесском). Его аппарат состоял из отделов различных направлений работы:

экономического, информационного, юридического, управления делами, договорного, наблюдения, а также канцелярии и комендатуры. В стране была создана разветвленная сеть концессионных органов -комитетов союзных республик, комиссий союзных и республиканских наркоматов. Все они подчинялись Главконцесскому. Концессионные комитеты в разные периоды времени создавались в Германии, Англии, Франции, Италии, Японии и Швеции. Требования государственных органов практически не учитывали коммерческие интересы концессионеров. Концессионный договор включал целый ряд производственных обязанностей, ограничивающих свободу частного предпринимательства. Обязанности затрагивали вопросы закупки сырья и сбыта продукции, технического оборудования предприятий, использования на предприятиях труда преимущественно советских рабочих и служащих, соблюдения КЗОТа и т.д. В поле зрения иностранного предпринимателя должны были находиться вопросы социального обеспечения, поддержания профсоюзных организаций. По истечении срока концессионного договора все основные и оборотные средства предприятия могли перейти в собственность государства, если договор не подлежал пролонгированию. За концессионером оставалось лишь то имущество, отсутствие которого не ухудшало производственных показателей предприятия и не меняло его профиля.

В свою очередь наблюдение за деятельностью Главконцесскома, его комитетами и комиссиями, а также наблюдение за концессиями возлагалось на экономическое управление ВЧК - ОГПУ. Работа органов государственной безопасности не сводилась только к наблюдательным функциям за концессионерской деятельностью. Не случайно соответствующее управление называлось экономическим. Оно изучало деятельность концессий, составляло отчеты, в которых давались рекомендации, прежде всего, экономического характера. По отношению к наиболее перспективным предприятиям предусматривались различные виды помощи, например, снижение налогов, предоставление кредитов и т.д. Председатель ОГПУ Ф.Э. Дзержинский считал, что контроль за концессионерами со стороны ОГПУ должен сочетаться с оказанием содействия им в развертывании работ, предусмотренных соответствующими договорами.

Главный акцент в партийно-правительственных документах делался на трех видах (объектах) концессий: лесных, горных, продовольственных. Планировалось передать в концессию леса Западной Сибири в пределах Тюменской, Омской и Томской губерний, а также леса на севере европейской России в Архангельской, Вологодской, Олонецкой, Пермской и Вятской губерниях. Мотивировка этого решения имела экономическую и политичес-

кую подоплеку. С экономической точки зрения разработка лесных массивов этих регионов государствами, обладающими сильным флотом и имеющими возможность заготовить лесной товар и вывезти его в больших размерах, сулила немалую прибыль нашей стране. Тем более, что сами мы пока не могли проводить такие разработки в силу отсутствия путей сообщения, средств производства, социальной инфраструктуры. С политической точки зрения - Русский Север был дальней окраиной, что сдерживало распространение иностранного влияния.

Охотно со стороны большевиков предоставлялись западным инвесторам горные концессии. Это были каменноугольные копи в Сибири около города Кузнецка и по реке Иртыш, железные рудники около Минусинска и Кузнецка, цинковые рудники около Семипалатинска. Правда, в регионах предполагаемых горных концессий предстояло усилить политико-пропагандистскую работу. Это были регионы с высокой плотностью населения, проходившими по ним железными дорогами. Слишком нежелательно было влияние концессионеров и их более высокого и комфортного уровня жизни на представителей местного рабочего класса. Предполагалась также сдача в аренду бакинской и грозненской нефти, каменного угля в Донецком бассейне, железной руды в районах Кривого Рога, Дона и близ г. Керчи.

Предусматривалось создание продовольственных (тракторных) концессий на 3 млн десятин в 14 регионах России, преимущественно в европейской части и по реке Урал. Заключить такие концессии, планировалось со странами, остро нуждающимися в продовольствии, то есть с Австрией, Германией, Чехословакией. Такие договоры носили бы краткосрочный характер. Цель заключения продовольственных концессий состояла, прежде всего, в обеспечении подъема производительности земледелия и получения на взаимовыгодной основе необходимой сельскохозяйственной техники. Два тракторных завода Москвы и Петрограда не обеспечивали потребность деревни в сельхозтехнике. Большевики рассчитывали на приезд целых «тракторных отрядов» с соответствующими специалистами и своим горючим.

Концессионная программа советского государства оказалась весьма привлекательной для иностранных предпринимателей. Уже в 1922 году от них поступило более 300 предложений. Значительным толчком к оживлению этой деятельности явилась Гэнуэзская конференция, которая несколько укрепила международный авторитет советской России. Подписание советско-германского договора в Ра-палло в апреле 1922 года положило начало признания РСФСР многими странами мира. С международной изоляцией советского государства было покончено. Подписанные договоры охватывали не

только сферу международной торговли, но распространялись на вопросы технического и технологического взаимодействия. Среди соискателей концессий по странам первое место занимала Германия (37%), затем со значительным отрывом шли Англия (12%), США (11%), Франция (8%), русские предприниматели за границей (8%), а также Польша, Австрия, Италия, Швеция, Канада и Япония2.

Подписание Рапалльского договора активизировало экономическое сотрудничество России и Германии. Более двух тысяч немецких инженеров и техников приехало в Россию для участия в восстановлении разрушенного народного хозяйства. Особенно оживилось в эти годы советско-германское военное сотрудничество. Суровые статьи Версальского договора 1919 года запрещали Германии заниматься производством современного военного вооружения, чтобы не дать возможности возродиться ее военно-промышленному потенциалу и тем самым строго наказать главного виновника развязывания первой мировой войны. Рапалльский договор обеспечивал взаимовыгодные условия обеим странам. СССР получал доступ к новейшим технологиям, Германия использовала советскую территорию для получения новейшего оружия и возрождения своей военной мощи. Металлургический и машиностроительный концерн Круппа, фирма «Юнкере» охотно предоставили свои капиталы для создания совместных предприятий в области самолетостроения, артиллерии, производства отравляющих веществ3.

Зарубежные фирмы не только старались приобрести концессии, но и наладить более широкое экономическое сотрудничество с СССР. Они поставляли технику и оборудование, а также охотно принимали у себя советских техников и инженеров для стажировки. Количество советских стажеров постоянно увеличивалось. В 1925-1926 год^х стажировку на западных предприятиях прошли 320 инженеров из СССР, в 1927-1928 годах - более 400, а в 1928-1929 годах - более 5004.

Немало капиталистов приехало в Советский Союз с целью сколотить приличное состояние. Они способствовали созданию благоприятного общественного мнения в пользу СССР в своих странах. Значительную роль в развитии советско-капиталистических отношений сыграла деятельность американского предпринимателя Арманда Хаммера (1898-1990). Сын одного из основателей Коммунистической партии США, А. Хаммер приехал в Мос-

2 Исторический архив. 2002. № 1. С. 102; Хайлова Н.Б. Предпринимательство в период нэпа. М., 2000. С. 38.

3 Геллер М., Некрич А. Утопия у власти. История Советского Союза от 1917 года до наших дней. Кн.1-2. М., 1995. Кн.1. С. 24.

4 Тимошина Т.М. Экономическая история России. М., 1998. С. 225.

кву в 1921 году, имея рекомендацию неофициального советского торгового представителя в США Мартенса. В разгар эпидемии тифа он привез с собой ценный подарок - вагон медикаментов. Хам-меру удалось добиться личной встречи с В.И. Лениным, который отнесся с большой симпатией к молодому американскому предпринимателю. В беседе с Хаммером Ленин просил его всячески способствовать экономическому сближению двух стран. Хаммер прожил в СССР до 1930 года. Его деловая активность носила разнообразный характер. Он организовал поставку в СССР американского зерна в обмен на мех и икру. Личное содействие В.И. Ленина помогло ему получить частную концессию на добычу асбеста на Урале (Алапаевские рудники). Но самые большие дивиденды Хаммер получил от стройтельства фабрики по производству карандашей и перьев для ручек (позднее - им. Сакко и Ванцетти). Доход фабрики составлял свыше одного миллиона долларов США в год. В больших количествах Хаммер скупал русские произведения искусств и музейные ценности, посредничал при заключении договоров между советским правительством и американскими предпринимателями. Всего к 1929 году более 40 американских фирм сотрудничали с СССР, тридцать из которых вели свои дела через совместную «Американскую объединенную компанию», 50% капитала которой принадлежало Хаммеру. И после вынужденного отъезда из СССР он оставался советским агентом влияния на Западе. Сотрудничество с нашей страной продолжилось в 1981 году, когда осуществился проект строительства Центра международной торговли и технических связей в Москве на Краснопресненской набережной.

Пример А. Хаммера действовал вдохновляю-ще для других иностранных предпринимателей. Но далеко не всегда дела складывались так же благоприятно. Особенно сложно строились отношения с иностранцами, бывшими владельцами предприятий на территории Российской империи. Речь шла либо о возмещении денежного ущерба владельцам, либо о реституции (возвращении) бывшей собственности. Примером может служить неудача крупнейшего британского предпринимателя Л. Уркарта. До революции 1917 года он владел в России предприятиями на Алтае, в Кузбассе, Экибастузе, Восточной Сибири. В 1922 году советский нарком внешней торговли, полпред и торгпред в Англии Л.Б. Красин подписал с ним в Берлине концессионный договор. Но он был отклонен ЦК РКП(б) и дезавуирован. Неудача постигла и английскую компанию «Лена-Голдфилдс». До революции ей принадлежали знаменитые золотые прииски на р. Лене. После революции добыча прекратилась, оборудование пришло в упадок. С введением нэпа компания получила россыпи в концессию. Договор был состав-

лен так, что один из пунктов определял минимальную добычу золота в месяц. При упадке добычи ниже обозначенного уровня договор расторгался, и оборудование переходило в собственность государства. Компания ввезла необходимое оборудование, пригласила английских инженеров и наладила работу прииска. Через некоторое время с санкции Москвы и местных властей рабочие потребовали увеличения заработной платы в 20 раз. Отказ в удовлетворении предъявленных требований повлек за собой общую забастовку. Это сначала снизило, а затем вообще остановило добычу. На основании упомянутого пункта договор был расторгнут, концессия аннулирована, кампания прекратила свое существование. Тем не менее размеры вложенного капитала во все действующие промышленные концессии достигли за 1922 и 1924 годы 12 млн рублей.

В двадцатые годы советское государство привлекало к себе внимание не только иностранных инвесторов. Во всем мире идеи социализма были очень популярны, поэтому наша страна получила приток иностранных рабочих и инженеров, которые трудились на различных заводах и шахтах страны. Наибольшее число квалифицированных рабочих и инженеров приехало в Советский Союз из Соединенных Штатов Америки. Они трудились на Московском автомобильном заводе (AMO), на текстильных и швейных фабриках Москвы и Петрограда. В сентябре 1920 года 10 тыс. американцев, прибывших в Советскую Россию, создали в Кузбассе Автономную индустриальную колонию (АИК «Кузбасс»), Американские колонисты добывали уголь в шахтах, трудились на заводах по производству кокса, а также создали образцовые хозяйства на селе. Вместе с группой технических специалистов-добровольцев в Кузбасс, чтобы помочь юному советскому государству «заложить основу мощной угледобывающей и металлургической промышленности в самом центре Сибири...», приехала американка Рут Эпперсон Кеннел. Жизнь и работа Рут в СССР, выпавшие на ее долю трудности были описаны американским писателем Т. Драйзером в небольшой повести «Эрнита». В октябре 1927 года Драйзер получил официальное приглашение из Москвы принять участие в праздновании 10-й годовщины Великой Октябрьской социалистической революции. В октябре он отплыл в Европу на пароходе «Мавритания» и в начале ноября прибыл в СССР. В качестве почетного гостя Т. Драйзер по-

5 «Letters of Theodore Dreiser a selection». Philadelphia. 1959. V.3 P.982.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

'Шмелев Н.П., Попов B.B. На переломе. Экономическая перестройка в СССР. М., 1989. С.19-20.

7 История социалистической экономики СССР. Т.2. М., 1976. С.317.

8 Исторический архив. 2002. №1. С.104-105.

смотрел военный парад и демонстрацию трудящихся на Красной площади. Несколько месяцев до января 1928 года знаменитый американский писатель путешествовал по Советскому Союзу. В поездке по стране его сопровождала американка Рут Эпперсон, ставшая прототипом образа Эрниты. Кроме Москвы писатель посетил многие города: Тулу, Ленинград, Нижний Новгород, Киев, Харьков, Донецк, Ростов-на-Дону, Баку, Тбилиси, Одессу и другие. О своих впечатлениях от поездки он рассказал в серии статей, напечатанных во многих американских и европейских газетах. В ноябре 1928 года вышла в свет книга «Драйзер смотрит на Россию», в которой нашло отражение дружеское отношение писателя к единственной в мире социалистической стране. Книга вскоре была издана в Англии, Германии и скандинавских странах. Т. Драйзер до конца дней оставался искренним и верным другом советских людей. В марте 1943 года он писал критику Г. Мен-кену: «Что касается коммунистической системы, как я ее видел в России в 1927 и 1928 годах, то я целиком и полностью за нее... Я видел их фабрики, их шахты, их магазины, их комиссаров...И никогда в моей жизни я не встречал более образованных, более возвышенных в мыслях, более доброжелательных и отважных мужчин и женщин... В общем, у меня возникло сильное чувство уважения к этому великому народу, и я по-прежнему сохраняю это чувство ,..»5.

Всего за пять лет - с 1920 по 1925 год в СССР приехало 20 тыс. иммигрантов из США и Канады6. Американская колония в Кузбассе просуществовала до 1927 года, а затем была реорганизована в государственный трест.

Концессионные предприятия способствовали увеличению занятости населения. В разработке золотых и марганцевых руд концессии занимали заметное положение. В 1924-25 годах в казну в качестве концессионных платежей поступило 6 800 тыс. рублей7.

В середине 1920-х годов возникла необходимость в аналитическом осмыслении концессионной деятельности. Для этого постановлением Политбюро ЦК РКП(б) от 27 января 1925 года была создана специальная комиссия под председательством А.И. Рыкова. Общая резолюция по концессионной политике гласила: «Концессионная политика советского государства при ее объявлении и в первое время после этого сыграла значительную положительную роль в наших международных отношениях. Концессионная практика, однако, не дала сколько-нибудь значительных результатов в деле развития производительных сил страны и вместе с тем не приносит еще советскому государству таких доходов, которые бы имели существенно важное значение для государственного бюджета»8. Этот вывод опровергает утверждения некоторых иссле-

дователей о значительной эффективности проводимой в то время концессионной практики. Наиболее эффективно работающими и приносящими главный доход отмечены лесо-экспортные концессионные предприятия севера (доход около 3 млн руб. в год) и торговые (доход 9-10 млн руб. в год). «Действующие концессионные предприятия за истекшее время ... не принесли сколько-нибудь значительных прибылей концессионерам и сколько-нибудь значительных доходов советскому государству», - отмечалось на заседании комиссии 10 июня 1925 года9. Доля промышленных концессий на протяжении всех лет оставалась самой низкой и колебалась в пределах 0,2-0,6%. Положение в концессионной практике не изменилось и с созданием Постоянной комиссии по наблюдению за выполнением концессионных договоров в составе Главного концессионного комитета.

К осени 1926 года в Главконцесском поступило 1 701 предложение от иностранцев на заключение концессий, из них: сельскохозяйственных - 191; промысловых (зверобойные и рыболовные) - 40; промышленных - 678; транспорта и связи - 131; торговых - 431. На основе этих предложений было заключено 94 договора. По отраслям народного хозяйства концессии распределились так: в сельском хозяйстве - 6, промысловых - 4, в промышленности - 56, на транспорте и в связи - 10, торговых — 1810. Это свидетельствовало о слабом развитии концессий. Причина этого явления зависела от целого ряда факторов: противоречивости внутриполитического курса, а также экономических и психологических. Нередко предложения соискателей концессий носили авантюрный характер. Будущие концессионеры явно не затрудняли себя знакомством с экономикой, политикой и нормами права страны, где намеревались заняться бизнесом. Они не отличались широтой подхода к делу, разумной рис-ковостью, желанием делать значительные инвестиции в промышленность. Очень часто ими руководила жажда наживы. Не располагая наличным капиталом, они получали концессию на условии выдачи лицензии на ввоз товаров в СССР. Реализация их осуществлялась на частном рынке, а полученная прибыль шла на приобретение сырья и найм рабочей силы. Так происходило создание концессий за счет государства. Анализ, проведенный 5-м отделением ЭКУ ОГПУ, показал, что концессии не оправдали те мотивы, которые побудили государство к их предоставлению - получение кредитов, приобретение коммерческого опыта. Мелкие промышленные концессии не решали задач индустриализации страны, а лишь служили обогащению владельцев. Например, концессионер Раабе, произ-

9 Там же. С. 102.

10 Там же. С. 105.

водящий деревянные колодки и гвозди, при основном капитале в 82 тыс. руб. получил прибыли за 1925 год 120 тыс. руб. Некто Шульман, занимающийся производством лент для пишущих машинок, вложив 100 тыс. руб. получил за один год прибыль до 300%. Полученную прибыль концессионеры вывозили за границу в иностранной валюте. Буквально за один год они окупали вложенный капитал и в дальнейшем работали без всякого риска.

Помимо экономической нецелесообразности в полной мере проявлялся фактор революционной нетерпимости к «буржуям» как со стороны центральных, так и местных властей. Очень часто на концессионные предприятия смотрели как на очаги тлетворного влияния западной идеологии и иностранного капитала, а в самих зарубежных предпринимателях видели шпионов и агентов вражеской разведки. Постепенно чувство подозрительности и недоверия взяло верх, что привело к свертыванию концессионной практики.

В период нэпа также наблюдалось возрождение акционерных обществ. Наибольший удельный вес имели смешанные акционерные общества. Они организовывались с участием государственного и частного капитала, советского или иностранного. Значительные убытки смешанных акционерных обществ компенсировались высоким процентом прибыли по импорту. По некоторым товарам этот процент составлял от 100 до 800%.

Не последнюю роль в экономике страны играли производственные смешанные общества. Советское правительство стимулировало крупными льготами частных предпринимателей, которые занимались разведкой полезных ископаемых. Смешанные производственные общества, созданные с привлечением иностранных капиталов, активно действовали в добывающей промышленности. Акционерные и концессионные предприятия добывали золото, марганец, свинец, олово, алюминиевую руду. Например, золота они добывали больше, чем государственный трест. Другой сферой, где активно действовали смешанные АО, была лесная отрасль. Половина акций таких обществ принадлежала советскому государству, а другая - иностранным предпринимателям. Это была своеобразная форма компенсации ущерба, понесенного иностранными владельцами от национализации. Общества вложили в дело значительный капитал (несколько сот фунтов стерлингов), предоставили иностранные кредиты, восстановили заводы, которые обеспечивали доход до 3 млн руб. золотом в год. Тем самым создавались дополнительные рабочие места как для постоянных, так и для сезонных рабочих. Широкое распространение смешанные АО получили в сфере торговли.

ТОРГОВЛЯ В ГОДЫ НЭПА

Переход к нэпу обеспечил восстановление мелкого и кустарно-промышленного производства, товарно-денежных отношений, а соответственно восстановление торговли как ведущего механизма функционирования экономики и финансовой системы страны. Советское правительство обратилось к торговле как важному звену в организации товарооборота между городом и деревней. Это был значительный шаг вперед по сравнению с прежним третированием товарно-денежных отношений. Тем не менее товарно-денежные отношения по-прежнему считались категорией капиталистической экономики. В 1921 году на X съезде РКП(б) В.И. Ленин говорил: «Что же такое свобода оборота? Свобода оборота — это есть свобода торговли, а свобода торговли значит отступление назад к капитализму». Эта же мысль прозвучала в его речи на III конгрессе Коминтерна в июне того же года11. Всего в период нэпа было три сектора торговли: частный, кооперативный и государственный. Позиции частника в сфере торговли оказались наиболее сильными. Доля частного капитала, вложенного в торговые предприятия, составила 60% - в городах и 85% - в деревнях. Остальное приходилось на государственные и кооперативные магазины. В основном частники торговали предметами продовольствия. Деловые операции были не очень большими по объему и рассчитаны на быстрое получение прибыли. Наиболее заметной сферой приложения частного капитала оказалась розничная торговля. Здесь масштаб оборота частного капитала нередко достигал 80%. Особенно это было характерно для первых лет нэпа, пока еще не была налажена государственная налоговая служба. На какое-то время страна стала походить на гигантскую «сухаревку». Торговлей с рук занимались бывшие мешочники, рабочие, демобилизованные солдаты, домохозяйки. Но постепенно государственные органы придали этому процессу упорядоченные формы. Торговцы должны были выкупать патенты и уплачивать прогрессивный налог. Частная торговля могла осуществляться с рук, в ларьках и киосках, магазинах, с применением наемных рабочих. В зависимости от характера торговли все частники делились сначала на три, потом на пять категорий: 1) уличные торговцы (разносчики, развозчики); 2) имеющие ларьки или киоски; 3) мелкие или средние розничные торговцы; 4) владеющие магазинами; 5) оптовые торговцы. Представители первых трех групп обыч-

11 Ленин В.И. Поли. собр. соч., Т.43.С.61; Т.44. С.48.

12 Жирмунский М. Частный капитал в народном хозяйстве СССР. М., 1927. С.104.

13 Ларин Ю. Частный капитал в СССР. М., Л., 1927. С. 187-188; Частная торговля Союза ССР. М.,1927. С.45-46,52.

14 Геллер М., Некрич А. Указ. соч. Кн.1. С.132.

но не прибегали к наемному труду, и капитал их был невелик. Они относились к мелким и средним торговцам. Представители четвертой и пятой групп в большинстве своем использовали наемный труд, обладали весьма значительным капиталом и их определяли как крупных торговцев.

К 1925 году стала преобладать стационарная торговля. Широкая сеть магазинов и магазинчиков, занимающихся розничной торговлей, в основном принадлежала частным владельцам. К концу 1923 года насчитывалось 343 тыс. частных торговых предприятий, 23 тыс. - кооперативных и 9 тыс. - государственных. Статистические данные по 117 административным районам свидетельствуют, что в 1922-1923 годах удельный вес частной торговли составлял 91%, а в 1924-1925 - 83%12. У частных торговцев население закупало примерно одну треть промышленных товаров и три четверти предметов крестьянского быта. Свыше 80% товаров крестьяне закупали у частных торговцев и на коллективных рынках. В середине 1920-х годов через частную торговую сеть сбывалось до 40% всех промышленных товаров, поступавших на рынки. Одновременно частные торговцы производили до 44% всех закупок сельскохозяйственной продукции13.

Однако из сферы частного оборота были изъяты земля, лес, крупные предприятия, оружие. Не допускался частный капитал и во внешнеторговые операции, где господствовала государственная монополия. В оптовой торговле также преобладали государственные и кооперативные предприятия. Здесь доля частного капитала не превышала 15%14. К 1925 году в СССР было зарегистрировано 90 торговых акционерных обществ. Они представляли собой объединения государственного, кооперативного и частного капиталов. Оборот торговых АО превышал 1,5 млрд рублей.

В первые же годы нэпа в СССР по всей территории была восстановлена ярмарочная торговля. Ярмарки были призваны стать центрами коммерческой информации, источниками сырья для обеспечения ресурсов частных и арендных предприятий, местами, где сходились все нити производственных и коммерческих связей между предпринимателями, кооператорами, представителями акционерных обществ и государственных предприятий децентрализованного оптового рынка. В развитии ярмарочной торговли были заинтересованы все стороны и, прежде всего, государство. В силу этого государственные органы всячески содействовали становлению и расширению ярмарочной торговли. Участникам ярмарок предоставлялись льготные транспортные тарифы, налоговые скидки, освобождение от местных сборов. Наиболее заметной была деятельность Нижегородской ярмарки. Она открывалась ежегодно в августе и сентябре на протяжении семи лет - с 1922 по 1929 год.

Нижегородская ярмарка имела свой аппарат управления, состоящий из совещания уполномоченных ярмарочных торговцев, статистико-эконо-мического бюро. Возглавил ярмарочный комитет C.B. Малышев, сыгравший важнейшую роль в восстановлении Нижегородской ярмарки. Уроженец Ярославской губернии Малышев с детства изучал коммерцию и работал в торговых заведениях. В советские годы он занимался отправкой флотилии барж и лодок по Волге, подготовкой торговых караванов в Среднюю Азию. Великолепный знаток всех тонкостей коммерции и торгового дела он постоянно привлекал к работе для решения организационных и финансово-экономических вопросов крупных специалистов. Так, по его ходатайству перед Ф.Э. Дзержинским и И.С. Уншлихтом был освобожден из-под ареста известный экономист профессор И.Ф. Озеров.

В ярмарочных торгах главное участие принимали государственные и кооперативные организации, иностранные фирмы. На них приходилось наибольшее число заключенных торговых сделок. Доходы от деятельности Нижегородской ярмарки, поступавшие в государственную казну, исчислялись сотнями миллионов рублей. Успешные торговые операции давали возможность Нижегородской ярмарке финансировать и поддерживать научные и культурно-просветительные проекты, выплачивать стипендии студентам вузов, помогать голодающим.

Немалая заслуга принадлежала Нижегородской ярмарке в налаживании внешней торговли, в частности со странами Востока. Участниками ярмарки были Иран, Ирак, Турция, Западный Китай, Афганистан, Центральный Китай, Монголия, Тува. За время существования Нижегородской ярмарки количество восточных фирм, с нею сотрудничавших, увеличилось более чем в 10 раз — с 32 в 1922 году до 340 в 1929 году. Наиболее широко были представлены фирмы из Ирана. Дореволюционный товарооборот Нижегородская ярмарка восстановила к 1924 году. Активность торговых фирм стран Востока объяснялась установлением благоприятного режима торговли. Советское правительство санкционировало немало льгот для восточных фирм. Им предоставлялся облегченный таможенный тариф, льготы при аренде складских помещений, заниженные цены на изделия советской промышленности, оформление лицензий по облегченной схеме. Поначалу восточные страны были представлены на ярмарке бакалейными товарами, которые составляли 80% привоза. Но 1926 год изменил соотношение в пользу сырьевых операций. Это было связано с двумя факторами. Во-первых, в 1926 году были отменены лицензии на торговлю со всеми странами Востока; во-вторых, введены льготы на продажу сырья. Поэтому рис, сухофрукты и миндаль потеснили хлопок, каракуль и шерсть.

Нижегородская ярмарка привлекла внимание многих банков. Свои отделения на ярмарке открыли Всероссийский кооперативный банк (Всеко-банк), Российский торгово-промышленный банк (Промбанк), Госбанк, Российско-Восточная торговая палата. Ярмарки были тесно связаны с биржами, которые также возродились с приходом нэпа. Например, Нижегородская ярмарка и Нижегородская биржа составляли одно целое. Нередко биржи располагали специальными комитетами содействия ярмарочной торговле.

СОСТОЯНИЕ БИРЖЕВОГО ДЕЛА

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Экономика советского государства оставалась многоукладной. Основными экономическими укладами были пять: государственный (социалистический), государственно-капиталистический, частнокапиталистический, мелкотоварный и натуральный. Необходимость создания относительно целостной производственно-торговой системы из отдельных хозяйственных единиц стимулировало процесс возрождения товарных бирж в стране. Первые биржи появились в середине 1921 года на основе кооперативного аппарата. Начало процессу возрождения товарных бирж было положено в городе Саратове. Затем по инициативе кооперативных организаций биржи стали учреждаться в Перми, Нижнем Новгороде, Москве, Ростове-на-Дону и других городах СССР. Стихийный процесс создания бирж сменился усилением государственного контроля за биржевой деятельностью, регулированием биржевого оборота, в первую очередь частного. В процессе создания новых бирж активно участвовал ВСНХ. Окончательно самочинность в учреждении бирж была прекращена с момента вступления в силу первого постановления СТО «О товарных биржах», принятом 23 августа 1922 года. Постановление обеспечивало правовую основу деятельности уже существующих бирж и вновь учреждаемых. Главным органом, учреждающим и регулирующим деятельность бирж, стала Комиссия по внутренней торговле при СТО (Комвнуторг). При этом биржи по своему статусу определялись как общественные, а не государственные организации. Основные функции бирж, зафиксированные в постановлении СТО, сводились к выявлению соотношения спроса и предложения, упорядочению товарообмена и связанных с ним торговых операций и организаций, к котировке биржевых цен. Именно эта функция превращала биржи в экономические рычаги развития производства товаров и их сбыта. Эту деятельность биржи проводили через свои хорошо налаженные органы сбора информации и статистических данных о спросе и предложении товара, о колебании цен на тот или иной товар. Постановление также четко определяло участников опе-

раций советских товарных бирж. Членами товарных бирж могли выступать государственные учреждения, предприятия и объединения, как промышленные, так и торговые; кооперативные товарищества и объединения; частные торговые и промышленные предприятия определенного ценза15.

Первоначально биржи выступали как госка-питалистические структуры, наделенные определенной автономией при решении внутренних струк-турно-функциональных, кадровых и частично финансовых вопросов. Организационные принципы советских бирж в первые годы нэпа вполне сопоставимы с аналогичной деятельностью бирж дореволюционных. Вместе с тем товарные биржи были подконтрольны Наркомату внутренней торговли СССР и его органов на местах.

Перед государственными хозяйственными и правовыми органами стояли задачи иногда весьма противоречивые. В одно и то же время требовалось усилить контроль государства за деятельностью бирж, оживить биржевой торг, повысить к нему интерес со стороны государственных предприятий. Стоящие задачи потребовали дальнейшего развития биржевого законодательства. Постановление СТО от 1 сентября 1922 года предписывало государственным предприятиям и учреждениям регистрировать на биржах свои внебиржевые торговые сделки. Декрет СНК от 10 апреля 1923 года обязывал государственные промышленные предприятия, находящиеся на хозрасчете (в основном, это были тресты), не только регистрировать на бирже свои оптовые сделки, но и состоять ее членами16. На какое-то время эти нововведения оживили биржевой торг, но полностью преодолеть индифферентное отношение к нему государственных предприятий не удалось. Такое равнодушие объяснялось товарным дефицитом и монопольными ценами, которые устанавливали государственные предприятия-тресты при беспосредническом торговом обмене.

Регулированию фондового (ценных бумаг и т.д.) и денежного рынков должны были помочь фондовые биржи и фондовые отделы товарных бирж. В связи с этим в октябре 1922 года Совнаркомом было издано постановление «О фондовых биржевых операциях». В число членов и постоянных посетителей этих отделов допускались кредитные учреждения, представители Госбанка, Нарком-фина, Наркомата внешней торговли, всероссийские

15 Биржевое законодательство. (Сборник постановлений, правил, циркуляров, разъяснений и др. о товарных и фондовых биржах СССР). М„ 1925. С.5-12,35.

16 Шмидт К.А. Организация и практика биржевой торговли в СССР. М., 1927.С.37; Биржевое законодательство. С.24.

17 Биржевое законодательство. С.369-370.

18 Галкин В.В. История биржи в России. Воронеж, 1998.

19 Шмидт К .А. Указ. соч. С.39.

кооперативные союзы и их отделения, частные торговые и промышленные предприятия с определенным уровнем капитала и отдельные лица17. Первый фондовый отдел был организован при Московской товарной бирже в 1923 году. К 1927 году подобные отделы помимо Московской имелись при семи биржах: Ленинградской, Харьковской, Киевской, Ростовской-на-Дону, Тифлисской, Бакинской и Владивостокской. Фондовые отделы сыграли не последнюю роль при проведении денежной реформы и размещении государственных займов. В структуре биржи фондовые отделы пользовались известной автономией, но меньшей самостоятельностью, чем другие органы товарных бирж. Они находились в строгом подчинении Наркомату финансов, который совместно с Комвнуторгом определял состав членов фондовых бирж и отделов.

СТО по согласованию с соответствующими наркоматами издал правила, регламентирующие допущение ценных бумаг к обращению в фондовых отделах или на фондовых биржах. Госбанк и Наркомфин старались не допустить значительной концентрации капитала в руках отдельных групп предпринимателей, поэтому всячески препятствовали биржевой игре ценными бумагами. Фондовая биржа в таких условиях теряла смысл и не развивалась, поэтому чисто фондовых бирж в СССР, как и в царской России, практически не возникло. В недостатках развития фондового рынка в новых экономических условиях проявилась слабость позиций акционерных предприятий. Крупные акционерные компании с большим количеством вкладчиков, как частные, так и смешанные, встречались нечасто. Не имели свободного обращения ценные бумаги акционерных компаний. В практику вошло их свободное распределение между кредитными учреждениями и хозяйственными органами (промышленными, торговыми, транспортными). Все операции с иностранными предпринимателями возлагались на Госбанк. Те, в свою очередь, чаще всего прибегали к операциям с ценными бумагами, траттами (переводной вексель), банкнотами, векселями, чеками, аккредитивами, переводами и драгоценными металлами. Госбанк сосредоточивал валютные резервы кредитной системы, основную часть ценных бумаг, все кредитование хлебных операций, половину вексельных и подтоварно-ссудных операций18. Тем не менее созданная в 1922-1923 годах правовая основа способствовала значительному росту числа бирж и увеличению их оборотов. Если в 1921 году насчитывалось всего 6 бирж, в 1922 году - уже 61, а в 1925 году - 104 биржи19. Для координации действий и защиты интересов бирж в 1923 году состоялся первый в советский период съезд представителей биржевой торговли. На нем был создан организационный центр - Бюро съездов биржевой торговли (переименованный позднее в Совет съездов) - для

зашиты интересов торгующих на бирже, а также по консультированию и инструктированию бирж в различных городах. Это была трудная работа, так как биржевая торговля в СССР сопровождалась большими трудностями и противоречиями. Специфика биржевых торгов на советской бирже состояла в отсутствии биржевой спекуляции как метода торговли. Такая ситуация порождала противоречивые указания Совета съездов котировальным комиссиям, что нашло отражение в его документах. Съезду Советов приходилось мириться с необходимостью административного воздействия на цены20. Другая специфика советской биржи состояла в регистрации через нее внебиржевых сделок (так называемые «переодетые» биржевые сделки). Предприятие-монополист заключало с покупателем напрямую торговые сделки, но оформляло их через биржу, так как регистрационные сборы на внебиржевые сделки были значительно выше.

В еще более сложные и неправомерные условия были поставлены представители частного капитала. Они вынуждены были создавать на бирже особые секции частной торговли и обращаться в биржевой комитет за защитой и содействием. Такое выделение секций по социальному принципу приводило к двойным ценовым стандартам в торговле и превращению частного торговца в изгоя общества и в объект для жалоб, критики и выплескивания недовольства.

Многие издержки и противоречия биржевого дела в СССР были связаны с непониманием ведущими теоретиками партии и правительства роли государственного капитализма в структуре советской экономики. Еще сложнее оказалось найти в ней истинное место бирже и выявить ее природу. Имелись как минимум три точки зрения: Совет съездов рассматривал биржи как представительные центры торговли; партийные деятели в лице «ар-кома внутренней торговли А.М. Лежавы - как общественные организации и учетно-статистические органы; сами биржевые деятели видели в бирже учреждение, самостоятельно регулирующее рынок путем установления определенных цен, обязательных для всех членов биржи. Такой разнобой во взглядах на природу биржи привел к середине 1920-х годов к превращению их в пункты оптовой торговли. Кризис бирж проявлялся в нерегулярном проведении собраний биржевых комитетов, текучести кадров, в превращении бирж в консультационные пункты. Общая тенденция к свертыванию товарно-денежных отношений привела к сокращению числа бирж и ограничению торговли на них только товарами аграрного сектора (Постановление 1927 года «О реорганизации товарных бирж»), В со-

20 Биржевое законодательство. С.23,61,62.

ветских условиях, когда биржи были в основном универсальными, то есть вели торги по широкому кругу товаров, такая узкая специализация торгов приводила к их закрытию. С апреля 1928 года в соответствии с положением, уточняющим принятое ранее постановление, еще более усиливается административный контроль за биржами, их деятельностью и работниками. Биржи превращаются в простые торговые точки, маклеры - в советских служащих с установленной наркоматами оплатой труда, коммерческая тайна уничтожается. Число бирж сократилось до 14. Окончательную точку в биржевой деятельности периода нэпа поставило постановление СНК, изданное в начале 1930 года. Оно де-юре покончило с биржами в СССР как составной частью экономической системы.

Таким образом, мы видим, что провозглашение новой экономической политики способствовало оживлению различных направлений и сфер экономической жизни страны. Произошел пересмотр многих положений и установок в области политики и экономики. Многие программные установки эпохи «военного коммунизма» завели страну в тупик. Чтобы выйти из кризиса, потребовался отказ от идеи мировой революции и немедленного построения общества-коммуны. Оставив командные высоты в руках государства, страна начала оживлять элементы капитализма и частной собственности. Определенную роль в этом процессе сыграла концессионная политика, а еще больше - практика Советского государства. Надежной смычкой между городом и деревней вновь была признана торговля. В различных сферах деятельности развивался акционерный бизнес, активно шло восстановление ярмарочных рынков и биржевых торгов. Все это позволило восстановить народное хозяйство, оживить экономику страны, пробудить интерес населения к активной работе на основе возрождения принципа материальной заинтересованности. К 1925 году страна достигла довоенного уровня развития. Однако экономическая политика большевиков изначально носила противоречивый характер, обрекая новый экономический курс на нестабильность. Во многом по политико-идеологическим причинам во второй половине 1920-х годов все ярче обозначался процесс свертывания новой экономической политики. Ставка на скорейшее увеличение социалистического сектора экономики приводила к сужению государственной поддержки кредитами различных форм коопераций, пересмотру налоговых ставок для частных предпринимателей в сторону удушения, затягивание проработки законодательства, а затем и ужесточение правовой базы о ярмарках, биржах и акционерных обществах. В итоге и аренда, и концессии, и торговля, и фондовый рынок не смогли стать сколько-нибудь серьезным и прочным фактором экономического развития страны.