Научная статья на тему 'Типология конституционных конфликтов'

Типология конституционных конфликтов Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
3369
361
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
КОНСТИТУЦИОННЫЙ КОНФЛИКТ / КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВОЙ СПОР / КОНСТИТУЦИОННАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ / РАЗНОГЛАСИЯ МЕЖДУ ОРГАНАМИ ВЛАСТИ / КОНСТИТУЦИОННЫЙ КРИЗИС / КОНСТИТУЦИЯ / CONSTITUTIONAL CONFLICT / CONSTITUTIONAL-LEGAL DISPUTE / CONSTITUTIONAL RESPONSIBILITY / DIFFERENCES BETWEEN THE AUTHORITIES / CONSTITUTIONAL CRISIS / CONSTITUTION

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Никитина Анна Васильевна

Представлен анализ двух основных типов конституционных конфликтов юридических и политических. Названы признаки обоих типов, проанализированы виды юридических и политических конституционных конфликтов, сформулировано определение конституционного конфликта.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Typology of constitutional conflicts

The article analyzes two major types of constitutional conflicts legal and political. The article identified the characteristics of both types, analyzed the types of legal and political constitutional conflict, given the definition of constitutional conflict.

Текст научной работы на тему «Типология конституционных конфликтов»

Вестник Омского университета. Серия «Право». 2016. № 1 (46). С. 69-78.

УДК 342.591

ТИПОЛОГИЯ КОНСТИТУЦИОННЫХ КОНФЛИКТОВ

TYPOLOGY OF CONSTITUTIONAL CONFLICTS А. В. НИКИТИНА (A. V. NIKITINA)

Представлен анализ двух основных типов конституционных конфликтов - юридических и политических. Названы признаки обоих типов, проанализированы виды юридических и политических конституционных конфликтов, сформулировано определение конституционного конфликта.

Ключевые слова: конституционный конфликт; конституционно-правовой спор; конституционная ответственность; разногласия между органами власти; конституционный кризис; конституция.

The article analyzes two major types of constitutional conflicts - legal and political. The article identified the characteristics of both types, analyzed the types of legal and political constitutional conflict, given the definition of constitutional conflict.

Key words: constitutional conflict; constitutional-legal dispute; constitutional responsibility; differences between the authorities; constitutional crisis; the Constitution.

Одним из существенных признаков отношений, складывающихся в обществе, является их конфликтность. И в связи с этим смысл существования права состоит не только в поддержании определенного порядка посредством регулирования общественных отношений, но и «в предупреждении и решении индивидуальных и социальных конфликтов и споров» [1]. Конфликтность и противоречивость характерна и для отношений, составляющих предмет конституционного права. Исследуя природу, специфику и правовое регулирование тех или иных конституционно-правовых отношений, российские и зарубежные ученые не раз подчеркивали их конфликтную сущность.

Противоречивы по своей природе отношения между органами в системе государственной власти. «Политическая практика показывает, что принцип разделения властей как элемент государственного управления является естественным полем для зарождения и развития юридических конфликтов» [2]. На конфликтные связи в системе федеративных отношений обращает внимание С. В. Нарутто: «Противоречия федеративных связей проявляются в отношениях между федерацией и ее субъектами, между

субъектами федерации и внутри субъектов» [3]. Нельзя охарактеризовать как бесконфликтные и взаимоотношения между го -сударством и местным самоуправлением.

Взаимоотношения между личностью и государством приводят к столкновению конституционных ценностей - «власти и свободы», прав человека и публично-правового порядка (интересов общества и государства), в связи с чем конституция определяется Н. С. Бондарем, с одной стороны, как «порождение наиболее значимых социальных противоречий», а с другой, - как «юридически узаконенный баланс интересов всех социальных групп общества, мера достигнутого в обществе и государстве баланса между властью и свободой» [4]. Конфликты, конкуренция, коллизии конституционных (основных) прав, ценностей и норм становятся предметом самостоятельных научных исследований [5].

«Конфликтность, - пишет А. А. Езеров -естественная системная форма политико-правовой активности субъектов конституционно-правовых отношений» [6].

Противоречия, возникающие в сфере отношений, составляющих предмет консти туционно-правового регулирования, достигая крайней формы и выражаясь в противобор-

© Никитина А. В., 2016

ствующем поведении субъектов таких отношений, приобретают форму конституционного конфликта. Кроме этого, в обществе зачастую возникают такие противоречия, которые, зарождаясь в экономической, социальной, иных сферах жизни общества, межэтнических, межконфессиональных отношениях, не урегулированных нормами конституционного права, тем не менее, угрожают основам конституционного строя или приводят к изменению конституции. Такие конфликты, представляющие угрозу фактической или юридической конституции, также можно отнести к конституционным конфликтам.

К сожалению, в современной науке кон -ституционного права не сложилось единого определения конституционного конфликта, несмотря на то, что идея конституционной конфликтологии появилась более 10 лет назад [7]. Нет и единого представления о том, какие явления, значимые с точки зрения конституционного права, подпадают под это понятие.

Конституционный конфликт определяется как «форма взаимодействия» [8], «политический тип социальных конфликтов, представляющий собой разногласия» [9], «противостояние в рамках политико-правового взаимодействия» [10] субъектов конституционных отношений. Расходятся мнения ученых и в том, по поводу чего возникает такой конфликт. По мнению Т. М. Пряхиной, конституционный конфликт возникает по вопросам признания, реализации, защиты интересов субъектов, представляющих ценность с точки зрения их социальной значимости [11]. А. А. Езеров полагает, что действия субъектов конституционного конфликта направлены на признание, удовлетворение и защиту своих интересов, потребностей и целей [12]. И. А. Третьяк рассматривает в качестве конфликта такие разногласия субъектов конституционно-правовых отношений, которые возникают по поводу осуществления го -сударственной власти, приоритетов конституционно-правового развития, обеспечения соблюдения основ конституционного строя Российской Федерации [13].

Представляется, что именно многообразие конституционных конфликтов и форм их проявления не позволило ученым сформулировать единое определение, которое способ-

но было бы охватить крайне разнородные по своему составу и видовым характеристикам конфликты, возникающие в сфере конституционных отношений.

В силу этого обратимся к типологии как методу научного познания, позволяющему: 1) решить задачу описания и объяснения существующего множества конституционных конфликтов; 2) изучить в сравнительном ключе признаки, особенности, сущностные характеристики различных типов и видов конституционных конфликтов; 3) выявить сходства и различия конституционных конфликтов для решения задачи их идентификации.

При описании конституционных конфликтов ученые характеризуют их либо как политико-правовой тип социальных конфликтов, либо исключительно как политический тип, что вызывает определенные сомнения: представляется, что среди конституционных конфликтов есть и такие, которые начинаются и заканчиваются с использованием юридических процедур, возникают на основе юридических фактов и влекут юридические последствия, являясь исключительно юридическими явлениями. Поэтому существуют основания для выделения двух основных типов конституционных конфликтов: юридических (правовых) и политических. Хотя не стоит исключать и существование смешанных (политико-правовых) конституционных конфликтов.

Конституционно-правовой конфликт как юридический (правовой) тип конституционных конфликтов имеет все признаки юридического конфликта, экстраполированные на конституционное право как отрасль современного российского права и ее основополагающие категории - субъекты права, нормы права, правоотношения, юридические факты. Можно предложить следующие признаки конституционно-правового конфликта:

1) он возникает в тех сферах общественных отношений, которые являются предметом конституционного права;

2) его участниками выступают субъекты конституционного права - граждане РФ, иностранцы, лица без гражданства, объединения граждан, нации (народности); публичные образования - Российская Федерация, субъекты Российской Федерации, муниципальные образования; органы государственной власти и

местного самоуправления, должностные лица и т. д.;

3) стороны такого конфликта не стремятся к завоеванию публичной власти (как в политическом конституционном конфликте), а вступают в конфликт с целью защиты своих конституционных прав, свобод, законных интересов, полномочий, компетенции, восстановления правового положения, имевшего место до возникновения конституционно-правового конфликта;

4) конституционно-правовой конфликт, как и любой юридический конфликт в строгом (узком) смысле слова, возникает в связи с созданием, реализацией, применением, изменением либо толкованием норм конституционного права;

5) он вызван в большей степени юридически обусловленными, нежели политическими причинами - пробелами и коллизиями в конституционном законодательстве, конку -ренцией конституционных прав, свобод и конституционных ценностей, конкуренцией равно защищаемых конституционных ценностей, неправильным пониманием, толкованием и применением конституционно-правовых норм;

6) правовой формой существования конституционно-правового конфликта являются конституционно-правовые отношения, возникающие на основании юридических фактов, наиболее распространенными из которых являются действия (бездействия) в виде нарушения основ конституционного строя, конституционных ценностей, конституционных (основных) прав и свобод, конституционно разграниченных предметов ведения и полномочий, установленных нормами конституционного права компетенций или полномочий;

7) прекращение (в том числе разрешение, урегулирование) конституционно-правового конфликта возможно при помощи кон -ституционных процедур; методы политического воздействия не являются адекватными для предупреждения, разрешения и прекращения конституционного конфликта юридического типа;

8) как возникновение, так и разрешение (урегулирование) конституционно-правового конфликта влечет за собой юридические и, прежде всего, конституционно-правовые последствия.

В юридической конфликтологии принято считать, что содержание любых юридических конфликтов «предопределено формой юридически значимых отношений между его сторонами (субъектами)», что позволяет ученым выделять две «значимые в правовом смысле формы юридического (правового) конфликта -правовой спор и правонарушение» [14].

Следует согласиться с тем, что юридический конфликт - более широкое понятие и включает в себя не только правовые споры, но и иные конфликтные явления. Однако признавать, что внешней формой выражения конфликта является правонарушение, было бы неверным, поскольку, в отличие от юридического конфликта, в котором прослеживается противоборствующая взаимосвязь как минимум между двумя субъектами, правонарушение является деянием (действием или бездействием) конкретного лица. Конфликтные отношения, конфликтная взаимосвязь между субъектами проявляется только при привлечении лица к ответственности. А. Б. Зеленцов, например, также отстаивающий идею о том, что споры о праве и правонарушения являются двумя основными формами юридических конфликтов, тем не менее, указывает, что в случае совершения правонарушений «данные субъекты неизбежно вступают в правовой конфликт с государством, которое осуществляет ответные действия, привлекая их в порядке установленных процедур к ответственности» [15]. Применительно к избирательному праву эту идею отразили С. Д. Князев и Р. А. Охотников: «В привлечении к ответственности по избирательному праву, как и в случае избирательных споров, прослеживается наличие юридического конфликта между сторонами» [16].

Правонарушение, по нашему мнению, выступает не одной из внешних форм проявления юридического конфликта, а его предпосылкой, причиной. В привлечении к юридической ответственности наблюдается противостояние (противоборство) лица, совершившего правонарушение, и субъекта, уполномоченного привлекать к ответственности. Предметом такого конфликта может быть разная оценка этими лицами деяния как правомерного или противоправного.

Таким образом, конституционные конфликты юридического типа можно диффе-

ренцировать на два основных вида с точки зрения формы их внешнего выражения: конституционные конфликты, вызванные конституционным деликтом и разворачивающиеся в рамках реализации конституционно-правовой ответственности за совершенное правонарушение, и конституционно-правовые споры.

Вопрос о конституционных правонарушениях (деликтах) и конституционной ответственности является вполне разработанным в науке конституционного права, однако эти явления не рассматривались с позиции конституционной конфликтологии.

В ходе привлечения к конституционно-правовой ответственности между субъектами конституционного права возникают охранительные правоотношения, содержание которых носит конфликтный характер. Действия, интересы, задачи участников такого правоотношения носят «разновекторный» характер. Задача субъекта ответственности -избежать неблагоприятных последствий, вызванных санкциями конституционно-правовой ответственности, сохранив свое конституционно-правовое положение. С другой стороны, задачей субъекта привлечения к ответственности является прекращение противоправного поведения посредством применения мер конституционно-правового принуждения. Следует согласиться с А. А. Кондрашевым в том, что в широком смысле конституционно-правовая ответственность представляет собой «правовую связь (состояние), возникающую вследствие несоблюдения конституционно-правовой нормы участниками нарушенного конституционного правоотношения, воплощенную в нормативном требовании, обращенном к правонарушителю, подвергнуться государственному принуждению» [17].

Категория «конституционно-правовой спор» не является столь разработанной и устоявшейся в науке конституционного права, как конституционно-правовая ответственность и конституционный деликт. Следует признать, вместе с тем, что учеными-конституционалистами предпринимались отдельные попытки сформулировать определение конституционно-правового спора [18].

Конституционно-правовой спор является многогранным явлением. Его сущность

может быть рассмотрена через призму правоотношения, а также разногласия (противоречия) между субъектами конституционного права. Конституционно-правовой спор при определенных обстоятельствах выступает в качестве предпосылки конституционного судебного процесса [19]. Однако же анализ конституционно-правовых споров в качестве внешней формы выражения конституционно-правового конфликта позволяет в определенной мере сблизить все иные его сущностные характеристики.

Конституционно-правовой спор представляет собой разновидность конституционно-правового конфликта, внешней формой проявления которого являются разногласия (противоречия) между субъектами конституционного права, возникшие в связи с действительным или предполагаемым нарушением конституционно-защищаемых ценностей, публичных интересов, конституционных (основных) прав и свобод человека и гражданина, конституционно установленных предметов ведения, компетенции или полномочий органов публичной власти, реализующиеся в предъявлении взаимных претензий и подлежащие урегулирования посредством конституционно-правовых (и, прежде всего, судебных) процедур.

Автор данной статьи является сторонником узкого понимания юридического конфликта, который возникает и развивается в связи с созданием, реализацией (и, прежде всего, применением), изменением и толкованием правовых норм. Интересы и мотивы поведения сторон в таком конфликте определяются смыслом и значением правовых норм, от которых прямо зависят действия участников. Подобный конфликт и начинается, и заканчивается с использованием юридических средств и процедур. Это позволяет отграничить юридические конфликты от сходных политико-правовых или чисто политических явлений. В конституционном контексте это дает основание для отграничения конституционных конфликтов юридического типа от конституционных конфликтов политического типа, среди которых имеются и такие, разрешение или, наоборот, эскалация которых может существенно повлиять на развитие государственных институтов, конституционный строй государства, результатом урегулирова-

ния которых выступают конституционные преобразования, принятие новой конституции и, в конечном счете, модернизация и конституционного права как отрасли права.

Такое положение вещей обусловлено прежде всего тем, что зачастую конституционно-правовые нормы имеют и политическую окраску, а возникающие на их основе конституционно-правовые отношения являются одновременно и политическими отношениями, поскольку возникают в связи с осуществлением публичной власти. Так, Т. Д. Зражевская отмечает тот факт, что при «регулировании общественных отношений социальными нормами имеет место частичное совпадение политических и государственно-правовых отношений: последние всегда одновременно выступают в качестве политических» [20]. Вызывает сомнение то, что все конституционно-правовые отношения являются одновременно и политическими отношениями, однако в тех случаях, когда конституционно-правовые отношения опосредуют осуществление публичной власти, такое совпадение возможно. В связи с этим, приобретая конфликтный характер, такие отношения могут преобразоваться в конституционно-правовые споры, а могут стать политическими конфликтами, лишь косвенно опосредованными нормами конституционного права.

Политическое противоборство различных органов государственной власти, уровней власти, территориальных единиц, политических партий, общественных объединений и даже граждан может привести к тому, что политический конфликт постепенно приобретет антиконституционную направленность. При этом острые формы таких кон -фликтов сопровождаются ослаблением различных государственно-правовых институтов и разрывом конституционных связей в государстве и обществе.

Анализ конституционных конфликтов политического типа невозможен без выявления признаков политического конфликта, к которым можно отнести следующие: 1) они разворачиваются в политической сфере жизни общества (хотя зародиться могут в любой сфере - экономической, социальной, политической и др.); 2) основным объектом таких конфликтов является политическая власть; не исключается, однако, что политический кон -

фликт возникнет по поводу таких объектов, как «политический режим, форма правления, территория, ресурсы и контроль над ними, устройство властных институтов, статус социальных групп» [21]; 3) их участниками выступают субъекты политической сферы жизни общества - органы государственной власти и местного самоуправления, должностные лица, политические партии, фракции, оппозиция, народ, государство в целом, субъекты Федерации, территориальные единицы и т. д.; 4) основной задачей участника кон -фликта является усиление имеющейся власти, завоевание власти, смена ее субъекта; 5) как возникновение, так и разрешение (урегулирование) такого конфликта влечет политические последствия.

Очевидно, что не все политические кон -фликты могут быть признаны конституционными. К конституционным конфликтам политического типа можно отнести только те из них, которые обладают дополнительными признаками.

Во-первых, поскольку субъекты политического противоборства частично совпадают с субъектами конституционного права, а сам конфликт возникает по поводу власти, нормы конституционного права воздействуют на такие конфликты. Следовательно, к категории конституционных конфликтов можно отнести лишь те политические конфликты, которые опосредованы нормами конституционного права, т. е. конституционно-правовые нормы способны воздействовать на такие конфликты посредством их предупреждения, пресечения, урегулирования, установления мер конституционного принуждения к участникам таких конфликтов. В силу этого конфликты, разворачивающиеся в рамках внутрипартийной борьбы, борьбы за должности внутри аппарата органа власти, хоть и относятся конфликтологами к категории политических конфликтов, конституционными конфликтами не являются.

Во-вторых, несмотря на то, что адекватными для предупреждения, разрешения и прекращения политического конфликта являются методы политического воздействия, спецификой конституционных конфликтов политического типа является возможность их урегулирования посредством именно конституционных процедур. Так, например, Д. Т. Шон

рассматривает урегулированный нормами конституционного права роспуск законодательного органа государственной власти не только как меру конституционно-правовой ответственности, но и как способ решения политических конфликтов и средство выхода из политического кризиса [22]. Существует также точка зрения, согласно которой именно конституционные процедуры трансформируют политические конфликты в конституционные, юридически значимые и порождающие правовые последствия [23].

В-третьих, конституционный конфликт всегда негативно влияет на юридическую или фактическую конституцию. В противном случае к категории конституционных конфликтов нам бы пришлось отнести предвыборную борьбу, митинги, пикетирования, акты политического протеста, рассматриваемые в конфликтологии в качестве политических конфликтов [24]. В демократической политической системе такие политические конфликты институционализированы и в определенной степени запрограммированы. Они являются инструментами демократии, и до тех пор, пока они реализуются в рамках предписаний конституционного права и не нарушают их, они не могут быть признаны конституционными конфликтами.

Таким образом, термином «конституционный конфликт» обозначаются негативные явления. Это такое столкновение (противоборство) субъектов конституционных отношений, которое представляет угрозу конституционным ценностям либо сопровождается нарушением, явным игнорированием конституционных предписаний. А крайние формы конституционных конфликтов приводят к изменению конституционного строя и, в конечном счете, к пересмотру конституции. Следует согласиться с И. А. Третьяк в том, что «наличие конституционных конфликтов означает, что в рамках общественных отношений, представляющих ценность для конституционного права и являющихся предметом последнего, возникли определенные аномалии, от разрешения которых зависит стабильность фактической конституции» [25].

В-четвертых, для острых форм конституционных политических конфликтов характерным является стремление их участников конституировать свой новый (измененный)

политико-правовой статус или «законодательно оформить интересы, которые они отстаивают» [26].

Таким образом, в рамках настоящей статьи в качестве конституционных рассматриваются лишь такие политические конфликты: 1) которые опосредуются нормами конституционного права; 2) которые сопровождаются нарушением, явным игнорированием конституционных предписаний, представляют угрозу конституционным ценностям, основам конституционного строя, действующей конституции; 3) предупреждение, пресечение, урегулирование которых осуществляется посредством конституционных процедур; нормами конституционного права могут быть установлены меры конституционно-правового принуждения к участникам таких конфликтов.

С точки зрения внешней формы выражения разновидностями конституционных конфликтов политического типа являются: структурные конфликты в системе публичной власти, системные конституционные конфликты, попытки насильственного изменения конституционного строя, захват или присвоение власти, государственный переворот, а также территориальные конфликты.

Структурные конфликты в системе публичной власти можно разделить на две основные группы - разногласия между органами публичной власти и кризисы в системе публичной власти.

Относя разногласия к категории конституционных конфликтов политического типа, мы имеем в виду такие разногласия между органами публичной власти, которые не являются юридическими спорами и не могут быть разрешены в судебном порядке [27]. Если конституционно-правовые споры возникают из действительного или предполагаемого нарушения конституционных (основных) прав и свобод человека и гражданина, полномочий или компетенции органов публичной власти, предметов ведения того или иного публичного образования (Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований), то разногласия «неспорного» характера вытекают из правомерных актов (действий, бездействия) органов или должностных лиц публичной власти, являющихся частью какого-либо юридического процесса (или процедуры): правотворческого процесса,

процедуры наделения полномочиями должно -стного лица, референдумного процесса и пр. К таким разногласиям относятся: а) разногласия в правотворческом процессе, например, в законодательном процессе, в процессе принятия международных договоров РФ, международных и внешнеэкономических соглашений субъектов Российской Федерации и пр., являющиеся следствием таких действий, как отклонение федерального закона Советом Федерации, отклонение федерального закона Президентом РФ (вето Президента РФ), отклонение закона субъекта РФ высшим должностным лицом субъекта РФ, отказ в согласовании проекта правового акта или соглашения и т. п.; б) разногласия, возникающие в результате неполучения согласия при формировании органа государственной власти или при наделении полномочиями должностного лица (разногласия по «кадровым» вопросам); в) иные виды разногласий, вытекающие из невозможности принять совместное согласованное решение [28].

Очевидно, что разногласия между органами публичной власти демонстрируют наличие конфликтных ситуаций, поскольку возникают в результате недостижения согласованных решений. Они объективированы вовне, предполагают разнонаправленность позиций, мнений участников такого разногласия и могут быть разрешены посредством конституционных процедур. То есть налицо признаки конституционного конфликта, который с точки зрения внешней формы своего выражения спором не является; его разрешение возможно посредством не судебной процедуры, а в иной, установленной конституционно-правовой нормой, форме; их разрешение в суде невозможно даже гипотетически. А судебная процедура, как известно, является универсальным механизмом разрешения споров.

Таким образом, основное различие между конституционно-правовыми спорами и разногласиями состоит в конституционно-правовых процедурах, применяемых для их урегулирования. Универсальным механизмом для разрешения любых споров, в том числе и конституционно-правового характера, является судебная процедура. В связи с этим конституционно-правовые споры от разногласий отличает гипотетическая возможность их рассмотрения и разрешения в суде. В то

же время разногласия, не являющиеся спорами, в суде не могут быть разрешены, и для их разрешения могут быть использованы не только согласительные процедуры, но и иные конституционные процедуры, не являющиеся согласительными по своей природе.

Так, например, после повторного отклонения Государственной Думой кандидатуры Председателя Правительства РФ (ст. 111 Конституции РФ) предполагается применение согласительных процедур, что следует из Постановления Конституционного Суда РФ от 11 декабря 1998 г. № 28-П «По делу о толковании положений ч. 4 ст. 111 Конституции Российской Федерации» [29], а после троекратного отклонения - назначение Председателя Правительства РФ и роспуск Государственной Думы Президентом РФ. Такой конституционно-правовой способ разрешения возникшего между Президентом Российской Федерации и Государственной Думой разногласия с использованием механизма свободных выборов, как отмечает Конституционный Суд РФ, соответствует основам конституционного строя Российской Федерации как демократического правового государства. Очевидно, что в этом случае разногласия относительно конкретной кандидатуры Председателя Правительства РФ не могут быть разрешены посредством судебной процедуры, однако на определенном этапе развития разногласия не могут быть применены и согласительные процедуры.

Игнорирование разногласий между органами публичной власти, несвоевременность их разрешения может привести к парламентскому или правительственному кризису, общему кризису в системе публичной власти. Такие кризисы характеризуется неспособностью того или иного высшего государственного органа (или всех этих органов одновременно) эффективно осуществлять свои полномочия, при этом создавая препятствия нормальному функционированию всей системы государственной власти. В соответствии с заложенной в российской Конституции модели такие кризисы могут быть разрешены, например, посредством роспуска Государственной Думы Федерального Собрания РФ; отправки в отставку Правительства РФ.

Так, в научной литературе по конституционному праву роспуск Государственной Думы рассматривается именно как конститу-

ционно-правовой способ преодоления конфликтов между Президентом РФ и Государ -ственной Думой РФ, а также между Государ -ственной Думой и Правительством РФ. Этим преследуется цель обеспечить своевременное формирование Правительства Российской Федерации или продолжение его функционирования [30].

Между тем следует отметить, что политические кризисы в системе высших органов государственной власти легче предупредить, чем разрешать. И основная роль в этом вопросе принадлежит именно конституционным инструментам, например, таким, которые заложены в ст. 109 Конституции РФ -о невозможности роспуска Государственной Думы в течение шести месяцев до окончания срока полномочий Президента РФ; в ч. 4 ст. 111 Конституции РФ - о самостоятельном назначении Президентом РФ Председателя Правительства РФ в случае троекратного отклонения Государственной Думой представленных Президентом РФ кандидатур и пр.

Самой острой формой конституционных конфликтов выступают системные конституционные конфликты, игнорирование которых может привести к конституционному кризису.

Такие конфликты представляют собой столкновение интересов государственных институтов, групп влияния, общественных объединений, в том числе политических партий и движений, центральным мотивом которых выступает изменение всей конституционной системы, конституционного устройства государства. Исследуя системные политические конфликты, А. А. Васецкий пишет: «Под системным политическим конфликтом следует понимать такой конфликт, который не может быть преодолен путем переговоров или взаимных уступок, но для разрешения которого требуется изменение самой системы, ее элементов и структуры, порождающих данный конфликт» [31]. Т. М. Пряхина называет такие конфликты конституционными формационными конфликтами [32]. Такие конфликты носят политический характер, однако относятся к категории конституционных, поскольку «зарождаются, развиваются и протекают на уровне фактической конституции» [33], влекут изменение конституционных характеристик государства и общества и, в конечном счете, конституционного строя.

Зачастую ученые относят к категории конституционных конфликтов и конституционные кризисы [34]. В. О. Лучин определяет конституционный кризис как «юридически снятую форму системного кризиса всех основных сфер общественной жизни, проявляющуюся в девальвации конституции, резком расхождении ее с общественной практикой, функционировании социально-экономических, политических и государственно-правовых институтов с существенным отступлением от требований конституции; разрушении единого конституционно-правового пространства, длительном бездействии или ненадлежащем действии конституционных и иных правовых норм, массовом безнаказанном их нарушении, достигающем критических величин» [35].

По нашему мнению, конституционный кризис в таком понимании не является разновидностью конституционного конфликта, а демонстрирует такое состояние общественных отношений, при котором фактическая конституция имеет серьезные расхождения с юридической. Он может завершиться как неконституционной сменой государственной власти, так и принятием новой Конституции. Конституционный кризис можно охарактеризовать как стадию конституционного конфликта политического типа, при которой ни одна из сторон конфликта не желает идти на компромисс.

С системным конституционным конфликтом и конституционным кризисом тесно связаны такие конфликтные явления, имеющие конституционное значение, как государственный переворот, захват власти или присвоение властных полномочий, попытки насильственного изменения конституционного строя. Конституция Российской Федерации не использует термин «государственный переворот». Однако следует признать, что «присвоение власти», «захват власти», «присвоение властных полномочий», запрещенные ст. 3 Конституции РФ, - это именно те термины, через которые даётся определение государственного переворота как незаконного присвоения или захвата власти, опирающихся на применение силы или угрозу её применения. Так, М. Банкович, определяя государственный переворот как «запланированное и организованное внезапное сверже-

ние существующей политической власти с нарушением действующих правовых и конституционных принципов, которому сопутствует применение силы или угроза прибегнуть к ней», характеризует его в качестве одного из способов получения политической власти (наряду с выборами и наследованием), формально не узаконенных и юридически недопустимых [36].

Как разновидность конституционного конфликта политического типа государственный переворот характеризуется как явление антиконституционное, т. е. нарушающее действующие конституционные принципы и нормы о порядке и процедурах смены государственной власти (субъекта государственной власти), ее легитимации, являясь инструментом конституционных изменений. Как государственный переворот можно охарактеризовать и попытки насильственного изменения конституционного строя.

К разновидности конституционных кон -фликтов политического типа можно отнести и территориальные конфликты, которые следует отличать, с одной стороны, от международных территориальных споров, а с другой стороны, от территориальных споров внутригосударственного характера, разрешаемых в судебном порядке. Говоря о территориальных конфликтах, мы имеем в виду прежде всего те из них, которые возникают по поводу: а) принадлежности части государственной территории субъекту Федерации, административно-территориальной единице, муниципальному образованию; б) принадлежности части государственной территории определенной национальной группе; в) реализации права народа (нации) на свое самоопределение в форме выхода из состава государства (например, борьба каталонцев за выход из состава Испании), приобретения особого статуса внутри государства, например, национальной автономии, или большей политико-правовой самостоятельности, изменения конституционно-правового статуса территории. Отсутствие реакции со стороны государства на такие конфликты может привести к вооруженным конфликтам межэтнического, межконфессионального характера, гражданской войне. Зачастую конституционными последствиями данных конфликтов являются изменение территориального состава

страны, конституционно-правового статуса отдельных территориальных образований.

Безусловно, в рамках одной научной статьи невозможно проанализировать все многообразие конституционных конфликтов. Однако же анализ политических и юридических конституционных конфликтов позволил исследовать основные их виды с точки зрения внешней формы проявления, а также выявить существенные признаки каждого из данных типов. На основе этого можно предложить следующее определение. Конституционный конфликт - это имеющее конституционное значение столкновение (противоборство, противодействие) субъектов конституционных отношений по поводу конституционных (основных) прав и свобод личности, публичной (в том числе государственной) власти, предметов ведения Российской Федерации, субъектов Российской Федерации или предметов их совместного ведения, вопросов местного значения, полномочий органов государственной власти или органов местного самоуправления, территории публичного образования, иных объектов конституционных отношений, представляющее угрозу основополагающим конституционным ценностям, нормам и принципам (либо нарушающее их) и опосредованное нормами конституционного права.

1. Лейст О. Э. Сущность права. Проблемы теории и философии права : учебное пособие. -М. : Зерцало-М, 2011. - С. 71.

2. Чехович Т. В. Мехашзм стримувань та проти-ваг як споаб виршення конфлiктiв мiж органами державно! влади // Вюник Кшвського нацюнального ушверситету. Юридичш науки.

- 2001. - Вип. 43. - С. 21-22 .

3. Нарутто С. В. Федерализм и единство государственно-правовой системы : монография.

- Хабаровск : РИЦ ХГАЭП, 2001. - С. 57.

4. Бондарь Н. С. Власть и свобода на весах конституционного правосудия: защита прав человека Конституционным Судом Российской Федерации. - М. : Юстицинформ, 2005. - С. 19.

5. См., напр.: Карасева И. А. Конкуренция конституционных ценностей в практике Конституционного Суда Российской Федерации и конституционных судов зарубежных государств : дис. ... канд. юрид. наук. - М., 2014.

- 244 с. ; Нарутто С. В. Конкуренция конституционных прав и свобод человека в интерпретациях Конституционного Суда Российской Федерации // Конституционное и муниципальное право. - 2010. - № 2. - С. 56-

65 ; Brems E. Conflicts between fundamental rights. - Antwerp-Oxford-Portland : Intersentia, 2008 ; Zucca L. Conflicts of Fundamental Rights as Constitutional Dilemmas // STALS Research Paper. - 2008. - № 16. - P. 19-37.

6. Езеров А. А. Конституционная безопасность с позиций конфликтологического подхода // Актуальш проблеми держави i права. - 2011.

- Вип. 57. - С. 76.

7. Замотаева Е. К. Конституционно-правовые споры // Конституционное и муниципальное право. - 2004. - № 5. - С. 7 ; Езеров А. А. Конституцшний конфлжг як феномен та про-цес в Украхт : автореф. дис. ... канд. юрид. наук. - Одеса, 2007. - URL: http://lawdiss.org.Ua/book/index.php/biblioteka/a vtoreferaty/ukraina/svobodnyj-dostup/12-00-02-konstitutsijne-pravo-munitsipalne-pravo/829-ezerov-albert-anatolijovich-konstitutsijnij-konflikt-yak-fenomen-ta-protses-v-ukrajini (дата обращения: 13.07.2015).

8. Пряхина Т. М. Конституционная доктрина современной России: дис. ... д-ра юрид. наук.

- Саратов, 2004. - С. 365.

9. Третьяк И. А. Конституционно-правовое принуждение в Российской Федерации: дис. ... канд. юрид. наук. - Омск, 2015. - С. 41.

10. Езеров А. А. Конституцшний конфлжт як феномен та процес в Укра!т.

11. Пряхина Т. М. Указ. соч. - С. 365.

12. Езеров А. А. Конституцшний конфлшт як феномен та процес в УкраМ.

13. Третьяк И. А. Указ. соч. - С. 41.

14. Астахов П. А. Юридические конфликты и современные формы их разрешения (теоретико-правовое исследование) : дис. ... д-ра юрид. наук. - М., 2006. - С. 24, 25 ; Шапи-ев А. С. Юридический конфликт в сфере легитимации государственной власти в современной России (теоретико-правовое исследование) : дис. ... канд. юрид. наук. - Махачкала, 2006. - С. 9.

15. Зеленцов А. Б. Теоретические основы правового спора : дис. ... д-ра юрид. наук. - М., 2005. - С. 77.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

16. Князев С. Д., Охотников Р. А. Избирательные споры: юридическая природа и порядок рассмотрения : монография. - Владивосток : Изд-во Дальневост. ун-та, 2005. - С. 51.

17. Кондрашов А. А. Теория конституционно-правовой ответственности в Российской Федерации : автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. - М., 2011. - С. 12.

18. Замотаева Е. К. Конституционно-правовые споры // Конституционное и муниципальное право. - 2004. - № 5. - С. 2 ; Брежнев О. В. Судебный конституционный контроль в России: проблемы методологии, теории и практики : дис. ... д-ра юрид. наук. - М., 2006. -С. 36 ; Пряхина Т. М. Указ. соч. - С. 368.

19. Никитина А. В. Понятие и сущность конституционно-правовых споров // Юридический мир. - 2014. - № 8. - С. 15.

20. Цит. по: Кутафин О. Е. Предмет конституционного права. - М. : Юрист, 2001. - С. 395.

21. См., напр.: Рыжов О. А. Политические конфликты современности: теория и практика : дис. ... д-ра филос. наук. - М., 2000. - С. 72 ; Динь Ты Хоа. Политические конфликты в процессе демократизации общества : дис. ... канд. социол. наук. - М., 2000. - С. 14.

22. Шон Д. Т. Конституционная ответственность // Государство и право. - 1995. - № 7. -С. 42.

23. Пряхина Т. М. Указ. соч. - С. 365.

24. Бабосов Е. М. Конфликтология : учебное пособие для студентов вузов. - Минск : Тетра-Системс, 2000. - С. 279.

25. Третьяк И. А. Указ. соч. - С. 43.

26. Астахов П. А. Указ. соч. - С. 93.

27. Никитина А. В. «Разногласия» как категория конституционного права // Актуальные проблемы российского права. - 2014. - № 12. -С. 2722-2728.

28. Никитина А. В. К вопросу о соотношении терминов «разногласия» и «спор» в конституционном (уставном) законодательстве субъектов РФ // Актуальные проблемы правотворчества и правоприменения в Российской Федерации на современном этапе : сборник статей научно-практической конференции : в 2 ч. (3 октября 2014 г.). - Ч. 1 / под науч. ред.

B. Н. Ширяева, Ю. Н. Лебедевой. - Хабаровск : РИЦ ХГАЭП, 2014. - С. 59-67.

29. По делу о толковании положений ч. 4 ст. 111 Конституции Российской Федерации : Постановление Конституционного Суда РФ от 11 декабря 1998 г. № 28-П // СЗ РФ. - 1998. -№ 52. - Ст. 6447.

30. Парламентское право России / под ред. Т. Я. Хабриевой. - М., 2003. - С. 96.

31. Васецкий А. А. Системные конфликты в процессе становления современной политической системы России : автореф. ... дис. д-ра полит. наук. - СПб., 2008. - С. 15.

32. Пряхина Т. М. Указ. соч. - С. 370.

33. Там же.

34. См., напр.: ЖигачевГ. А. Конституционный кризис как особый тип юридического конфликта // Вестник ТГУ - 2010. - Вып. 8 (88). - С. 220-224 ; Пряхина Т. М. Указ. соч. -

C. 372.

35. Лучин В. О. Конституция Российской Федерации. Проблемы реализации. - М., 2002. -С. 407-408.

36. Банкович М. Государственный переворот, пронунсиаменто, путч: теоретический анализ // Вестник Воронежского государственного университета. Серия «История, политология, социология». - 2008. - № 2. - С. 6.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.