Научная статья на тему 'The nsegri concept: inflation as an incentive and a barrier to economic growth'

The nsegri concept: inflation as an incentive and a barrier to economic growth Текст научной статьи по специальности «Экономика и экономические науки»

CC BY
33
5
Поделиться
Ключевые слова
МАКРОЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАВНОВЕСИЕ / ОБЪЕМ ДЕНЕГ В ОБРАЩЕНИИ / ИНФЛЯЦИЯ / МОНЕТАРНАЯ ПОЛИТИКА / ЭКОНОМИЧЕСКИЙ РОСТ / ГОРИЗОНТ ПРОГНОЗИРОВАНИЯ / MACROECONOMIC EQUILIBRIUM / AMOUNT OF MONEY IN CIRCULATION / INFLATION / MONETARY POLI-CY / ECONOMIC GROWTH / FORECASTING HORIZON

Аннотация научной статьи по экономике и экономическим наукам, автор научной работы — Nizhegorodtsev Robert M., Goridko Nina P.

The paper reconsiders economic theory in terms of interpreting the relationship between inflation and economic growth. It analyzes K. Marx and I. Fisher’s viewpoints on the necessary amount of money in circulation, as well as its impact on inflation. The authors deduce theoretical regularities that describe the relationship between the price level and the money supply, as well as between inflation growth rates and GDP dynamics in various segments of the aggregate supply curve in the midterm. The paper con-tains criticism of I. Fisher’s formula, which is a linear approximation (not confirmed by economic practice) of non-linear relationships taking place in real macro systems and discusses the NSEGRI concept (non-slowing economic growth rate of inflation) introduced by the authors earlier. The article shows a relationship between these theoretical constructions and the logic of monetary policy, including with regard to the modern Russian economy.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «The nsegri concept: inflation as an incentive and a barrier to economic growth»

НИЖЕГОРОДЦЕВ Роберт Михайлович

Доктор экономических наук, заведующий лабораторией экономической динамики и управления инновациями

Институт проблем управления РАН

117997, РФ, г. Москва, ул. Профсоюзная, 65 Контактный телефон: (495) 334-93-09 e-mail: bell44@rambler.ru

ГОРИДЬКО Нина Павловна

Кандидат экономических наук, доцент кафедры экономики и менеджмента

Вятский социально-экономический институт

610002, РФ, г. Киров, ул. Казанская, 91 Контактный телефон: (495) 334-89-59 e-mail: horidko@mail.ru

Концепция NSEGRI: инфляция как стимул и как барьер экономического роста

Проводится переосмысление экономической теории в отношении трактовки связи между инфляцией и экономическим ростом. Анализируются точки зрения К. Маркса и И. Фишера на необходимое количество денег в обращении, а также на его значение в инфляционных процессах. Выводятся теоретические закономерности, описывающие связь между уровнем цен и объемом денежной массы, а также между приростом инфляции и темпом экономического роста на различных отрезках кривой совокупного предложения в среднесрочной перспективе. Авторы подвергают критике формулу И. Фишера, представляющую собой линейное приближение (не подтверждающееся хозяйственной практикой) нелинейных зависимостей, имеющих место в реальных макросистемах. Обсуждается введенная ранее авторами концепция NSEGRI (non-slowing economic growth rate of inflation - не замедляющего экономический рост уровня инфляции). Показана связь проведенных теоретических построений с логикой монетарной политики, в том числе в современной экономике России.

JEL classification: E31, E47, F43

Ключевые слова: макроэкономическое равновесие; объем денег в обращении; инфляция; монетарная политика; экономический рост; горизонт прогнозирования.

Введение £

Экономическая наука достигла в своем развитии определенной степени рефлексии, с

размышления над собственными логическими основаниями, и этот факт дает на- ®

дежду на переосмысление многочисленных постулатов неоклассического «мэйнстри- -о

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

ма», превративших Экономикс в мифологизированную и идеологизированную науку. ^

Выводы этой науки позволяют защитить интересы определенных классов и социаль- ^ ных групп, однако для выстраивания надежной, научно обоснованной экономической

политики совершенно непригодны. |

Коренной недостаток большинства существующих теоретических построений в об- ^

ласти макроэкономики заключается в молчаливом предположении, будто исследуемые ^

экономические системы пребывают в состоянии равновесия или, по крайней мере, сти- з

хийно стремятся его обрести в случае отклонения от этого состояния. Между тем на ©

самом деле стандартными для макросистем являются именно состояния неравновесия, требующие теоретического осмысления и активно изучаемые исследователями, которые не стали жертвами либеральной демагогии о невидимой руке, якобы способной привести в равновесие локальные рынки.

Парадигма устойчивого неравновесия [9; 10] уже вносит и еще внесет в будущем существенный вклад в процесс переосмысления экономической наукой своих предпосылок, ряд которых сегодня представляется в виде незыблемых аксиом, хотя и не находит подтверждения в хозяйственной практике. Экономические процессы протекают нелинейно, а экономические системы (не только в «мгновенных» системах координат, но и в усредненных за длительные промежутки времени) весьма далеки от равновесных состояний.

Нелинейные тренды, которые позволяет построить и исследовать современный инструментарий интеллектуального анализа данных, обеспечивают некоторое приближение к реалистичной картине мира. Их использование в разработке и реализации экономической политики способно привести к постановке глобальных целей развития, обусловленных хозяйственной реальностью, и предложить надежные пути достижения этих целей взамен мнимых, импортированных извне задач и ценностей, следование которым ведет страну к экономической катастрофе [8].

Современная экономическая теория представляет собой коллекцию довольно прочно укоренившихся мифов, требующих беспристрастного критического анализа и оценки с позиций реальной экономической практики. Пожалуй, одной из наиболее мифологизированных областей оказалась теория инфляции, и самое печальное в этой мифологии то, что на ее основе делаются попытки выстроить экономическую политику большого числа стран, включая Россию.

Одним из ключевых мифов в этой системе верований является формула Ирвинга Фишера (называемая также основным законом денежного обращения): PY = MV, где P - общий уровень цен; Y - текущий объем реального ВВП за определенный период времени (например, годовой ВВП); M - объем денежной массы; V - средняя скорость ее обращения за этот период (т. е. каждая единица денежной массы засчитывается столько раз, сколько раз она обращается в течение данного периода, например года, если в левой части равенства стоит годовой ВВП).

Сторонники данной формулы объясняют, что она выражает пропорциональное соответствие между различными секторами экономики - реальным (который представлен левой частью этой формулы) и монетарным (которому соответствует правая часть формулы). Логика же основного закона денежного обращения вытекает из необходимости равенства между спросом на деньги - номинальной суммой всех товарных цен, требующих обращения в течение рассматриваемого периода времени PY, и предложением денег - номинальной суммой всех платежных средств с учетом скорости их оборота MV.

В чем был прав Карл Маркс

Некоторые адепты неоклассической теории инфляции утверждают, будто формулу Ирвинга Фишера на самом деле придумал Карл Маркс, и в доказательство этого факта ссылаются на так называемый закон денежного обращения, сформулированный К. Марксом в первом томе «Капитала» [7. С. 123]. Однако обратившись к тексту К. Маркса, мы видим, что он формулирует данный закон, отвечая на вопрос о том, какое количество денег способна вместить макросистема в предположении факта обращения металлических денег, и делает важное допущение о неизменности стоимости самого золота: «В дальнейшем мы будем принимать стоимость золота за величину данную, каковой она и является фактически в момент установления цен» [7. С. 123]. Нетрудно понять, что тем самым К. Маркс сводит вопрос о количестве денег в обращении к краткосрочным

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

зависимостям, ибо в коротком горизонте стоимость золота действительно можно считать постоянной.

Уход от краткосрочной зависимости в более длинный горизонт немедленно вызывает необходимость учитывать изменения, от которых вначале К. Маркс абстрагируется: «Закон, согласно которому количество средств обращения определяется суммой цен обращающихся товаров и средней скоростью обращения денег, может быть выражен еще следующим образом: при данной сумме стоимостей товаров и данной средней скорости их метаморфозов количество обращающихся денег или денежного материала зависит от собственной стоимости последнего» [7. С. 126].

Применительно к бумажно-денежному обращению К. Маркс замечает, что сформулированный им закон «...сводится просто к тому, что выпуск бумажных денег должен быть ограничен тем их количеством, в каком действительно обращалось бы символически представленное ими золото (или серебро)» [7. С. 129]. Какие же последствия наступают в случае, когда выпуск бумажных денег этим количеством не ограничивается. Этот момент остается за пределами рассуждений.

Возвращаясь к обращению бумажных денег при характеристике денег как средства платежа, К. Маркс всецело сосредоточивает внимание на краткосрочной зависимости и утверждает следующее: «Если мы теперь рассмотрим общую сумму денег, находящихся в обращении в течение данного промежутка времени, то окажется, что она - при данной скорости циркуляции средств обращения и платежа - равняется сумме подлежащих реализации товарных цен плюс сумма платежей, которым наступил срок, минус взаимно погашаемые платежи и, наконец, минус сумма оборотов, в которых одни и те же деньги функционируют попеременно то как средство обращения, то как средство платежа» [7. С. 136].

Таким образом, К. Маркс говорит о том, что линейная связь между объемом денежной массы M и суммой товарных цен PY имеет место в течение такого промежутка времени, на котором скорость обращения денег можно считать постоянной.

В том, что некая зависимость локально носит линейный характер, нет ничего удивительного. Любая гладкая функция в любой своей малой окрестности может быть приближена прямой. Но глобально, на больших промежутках та же функция может вести себя как угодно, и чем больше мы, укрупняя временной интервал, отдаляемся от коротких горизонтов, тем меньше оснований полагать, что замеченная линейная зависимость сохранит свое влияние.

Тем самым И. Фишер и его последователи вульгаризировали идею К. Маркса, распространив сформулированную им линейную зависимость на длинные временные горизонты, на которых она в принципе не может иметь места.

В чем ошибаются неоклассики

Формула И. Фишера, в отличие от ясных и простых рассуждений К. Маркса, представляет собой целую коллекцию недоразумений. А поскольку вера в ее эвристический смысл необычайно сильна (в наши дни трудно найти учебник Экономикс, который не содержал бы этого заблуждения), то следует разобраться в этих верованиях подробно [3].

Учебники экономике утверждают, что при нарушении основного закона денежного обращения, как правило, наступает инфляция. Это утверждение основано на наивной вере в то, что инфляция представляет собой монетарное явление, обусловленное особенностями денежного обращения, тогда как в современном мировом хозяйстве инфляция имеет две решающие причины, и ни одна из них не связана с монетарными факторами - это спад физических объемов производства и инвестиции в отсталые технологии, характеризующиеся убывающей отдачей.

Адепты формулы Ирвинга Фишера уверяют, будто ее левая часть PY представляет собой величину спроса на деньги, который якобы определяется величиной текущего

реального объема ВВП. В связи с этим первое замечание, которое следует сделать, заключается в том, что в течение текущего года в макросистеме обращаются реальные блага, выступающие продуктами труда предшествующих лет (например, вторичный рынок жилья и автомобилей) и не имеющие никакого отношения к величине текущего годового ВВП. Таким образом, потребность в деньгах в текущем периоде всегда превышает объем текущего ВВП.

Во-вторых, на каждую единицу стоимости реальных благ, обращающихся в течение года в современных макросистемах, приходится в разных странах мира, по различным оценкам, от 9 до 15 стоимостных единиц финансовых активов, обращающихся в тех же макросистемах за тот же период (так называемая экономика казино). Между тем финансовые инструменты, как известно, не составляют никакой части ВВП какой бы то ни было страны, и колебания их цен (курсов) на объеме ВВП никак не отражаются. Следовательно, связь между объемом ВВП и потребностью в денежной массе, обусловленной трансакционным спросом на деньги, является абсолютно иллюзорной. На самом деле денег в обращении необходимо обычно в несколько раз больше, чем это показывает формула Ирвинга Фишера.

В-третьих, помимо трансакционного спроса на деньги (они нужны для обслуживания текущих сделок) существует мотив отложенного спроса (предпочтение ликвидности, резервирование денежных средств для будущих трансакций) и спекулятивный мотив (денежную массу можно инвестировать, т. е. запустить процесс ее самовозрастания, использовать в будущем с большей, нежели другие активы, выгодой). Формула Ирвинга Фишера учитывает лишь трансакционную составляющую спроса на деньги, т. е. построена так, как если бы агенты предъявляли спрос на денежные активы исключительно для того, чтобы немедленно их потратить.

Подобное предположение для любой валюты весьма далеко от истины, но для некоторых валют абсурдность этого допущения бросается в глаза. Речь идет о резервных мировых валютах, которые накапливают центральные банки разных стран, чтобы стабилизировать свою монетарную систему и облегчить расчеты с зарубежными контрагентами для своих резидентов. Для таких валют мотив предосторожности является ведущей составной частью спроса на деньги, а оценка величины этого спроса по формуле Ирвинга Фишера дает немыслимо большую ошибку - в несколько десятков раз.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Накануне кризиса 2008-2009 гг. в печати появилось множество околонаучных, псевдонаучных и откровенно лженаучных спекуляций, связывающих инфляционные процессы в экономике США и некоторых других стран с ростом долларовой массы, почти в 30 раз превышающей годовой ВВП всего мира и, следовательно, не обеспеченной товарным покрытием. Легко понять, что товарное покрытие здесь вообще ни при чем. В силу особой роли доллара в мировом хозяйстве ему и не нужно товарного покрытия в том смысле, в котором оно необходимо некоторым другим валютам. До тех пор, пока центральные банки разных стран мира охотно накапливают долларовые резервы, Федеральной резервной системе США нужно заботиться лишь о том, чтобы спрос на эти резервы не иссяк.

Несмотря на многочисленные и многократные сентенции об избыточной долларовой массе, в мировом хозяйстве в период глобальной рецессии обнаружился дефицит ликвидности, в том числе долларовой, что, разумеется, опрокидывает псевдонаучные представления о механизмах современной денежной эмиссии, которыми пестрят «продвинутые» учебники экономикс. Приходится констатировать, что спрос на доллары никак не связан с объемом текущих трансакций, поэтому сопоставление объема долларовой массы с объемом годового ВВП какой бы то ни было страны (и даже всего мирового хозяйства) лишено практического смысла.

Таким образом, формула Ирвинга Фишера абсолютно непригодна для количественной оценки спроса на деньги. И, по-видимому, не существует адекватных способов

«исправить» эту формулу и сделать ее пригодной для практических расчетов, поскольку вводимые в нее поправки в любом случае должны отражать различные источники спроса на деньги, которые в разных макросистемах имеют совершенно различный удельный вес.

Следующая череда заблуждений связана с многочисленными попытками придать формуле Ирвинга Фишера каузальный, причинный смысл. Так, линейная зависимость между объемом денежной массы и темпом инфляции нередко упрощенно (и абсолютно неправильно) трактуется каузальным образом: чем больше денег в экономике, тем выше темп инфляции. Обратная зависимость между ВВП и уровнем цен порой тоже обретает причинный (и также совершенно неверный) смысл: чем выше темп инфляции, тем меньше объем ВВП [6].

Однако из самого вида формулы (даже если бы выражаемая ею количественная связь была верна) не вытекает, какие входящие в нее параметры выступают зависимыми переменными, а какие независимыми, объясняющими их динамику. На самом деле связь между этими параметрами взаимная, и направление ее может меняться по мере текущего состояния рассматриваемой макросистемы.

Слишком высокая степень доверия к формуле И. Фишера порой приводит экспертов и исследователей к абсурдным выводам, не подтверждаемым реальной хозяйственной практикой. В частности, предлагая рецепты подавления инфляции, основанные на сжатии объемов денежной массы, эксперты международных организаций часто ссылаются именно на эту формулу: из нее якобы вытекает, что уменьшение количества денег М обернется снижением общего уровня цен P.

Нетрудно понять, что апелляция к формуле в данном случае представляет собой грубый логический промах.

Из того, что избыток денежной массы провоцирует инфляцию (даже если допустить, что это действительно так), еще не следует, что сжатие денежной массы позволит обуздать инфляционные процессы. Если открытие кингстонов на корабле приводит к его погружению под воду, отсюда не следует, что закрытие кингстонов обеспечит его всплытие на поверхность. Чтобы поднять корабль после затопления, необходимы иные алгоритмы, иная логика действий. Это явление в сложных динамических системах называется гистерезисом: возвращаясь из последующего состояния в предшествующее, сложная система никогда не повторяет в обратном порядке ту же самую траекторию. Путь обратного движения оказывается совершенно другим, поскольку причины этого попятного движения иные, они отличаются от тех, которые двигали эту сложную систему в «прямом» направлении.

Если вы открыли форточку и простудились, то, закрыв форточку, вы не исцелитесь. Если вы стали много есть и растолстели (хотя обильное питание редко бывает основной причиной, но допустим, что это так), то, резко ограничив себя в еде, вы не похудеете, а помрете, причем самое обидное - помрете толстым, так и не успев сбросить лишний вес. Оказывается, действие равно противодействию только в учебниках классической механики, а в жизни действие и противодействие чаще всего имеют совершенно разную логику и разную природу.

Примерно то же самое можно сказать и о механизмах управления инфляцией. Как правило, разбухание денежной массы не является причиной нарастания инфляционных процессов, это лишь поверхностное отражение более глубоких причин, приводящих к многочисленным дисбалансам и рассогласованиям в системе денежного обращения. Поэтому бороться с денежной массой, пытаясь всеми доступными способами уменьшить ее объем, - это бессмысленная с точки зрения теории цель монетарной политики, к тому же часто наносящая еще и практический вред.

В частности, многие страны на своем опыте убедились в том, что сжатие денежной массы способно даже подхлестнуть инфляцию. Когда деньги оказываются в дефиците,

2 (70) 2017 ШШЖВШЖ

9

они дорожают, поскольку взлетает коммерческая ставка процента. Рост цен на любом квазимонопольном рынке, в том числе на рынке денег, разгоняет инфляцию спроса, и следовательно, удорожание денег с определенным лагом провоцирует рост цен во всей макросистеме.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Напомним, что инфляция спроса возникает вследствие роста цен (как на легальных, так и на теневых рынках), а рост цен требует увеличения объема денежной массы, необходимой для обращения всей совокупности подорожавших благ. Таким образом возникает рост объема денежной массы при прежнем товарном покрытии, что означает обесценение денежной единицы.

Инфляция издержек, напротив, вызвана затратами денежных средств, которым не соответствует никакой эквивалент в товарной форме. Вследствие этого происходит рост объемов денежной массы, а он, в свою очередь, вызывает рост цен и неминуемо сопровождается обесценением денежной единицы.

Нетрудно заметить, что механизмы, «запускающие» инфляционный процесс, в указанных двух случаях различны и причинная связь, предопределяющая взаимовлияние роста общего уровня цен и увеличения объемов денежной массы, является противоположной.

Между тем многие исследователи подчеркивают условный характер приведенной дихотомии и отмечают, что инфляция спроса и инфляция издержек при определенных условиях могут переходить друг в друга. Это мнение основано на том, что разбухание денежной массы и рост цен взаимно обусловливают друг друга и на практике не всегда есть возможность понять, какой из этих процессов первичен.

Например, ухудшение инвестиционного климата сопровождается ростом процентной ставки. Следом (через несколько недель) взлетает общий уровень цен, т. е. налицо инфляция спроса. В то же время заемные средства составляют неотъемлемую часть издержек почти любого производственного процесса. Следовательно, в двух-, трехнедельной перспективе возникнет разбухание денежной массы, сопровождающее рост совокупных издержек.

В приведенном примере имеет значение то, какой фактор вызвал удорожание денег в экономике. Если причиной был дефицит ликвидности, то мы имеем дело с инфляцией спроса, если изобилие плохих кредитов - это инфляция издержек.

Тем самым разоблачается еще один теоретически несостоятельный постулат, молчаливо принимаемый на веру адептами неоклассической школы: деньги дороги в экономике тогда, когда дешевы товары. На самом деле деньги становятся дорогими тогда, когда ставка процента высока, что не только не означает дешевизны товаров, а прямо указывает на их предстоящее удорожание. Единственное, что может дешеветь в такой экономике по отношению к другим благам, - это живой труд, и обычно в современных макросистемах так и происходит, что опровергает так называемую гипотезу нейтральности денег. Поэтому дороговизна денег и дороговизна неденежных благ не антиподы, а близнецы, дорожают они не по сравнению друг с другом, а по сравнению с вами. Это вам отныне нужно прилагать все больше усилий ради получения каждой следующей единицы любого из этих благ, т. е. предельная стоимость всех этих благ для вас возрастает.

Заметим, что «мифологическая» формула Ирвинга Фишера представляет собой сильно упрощенный линеаризованный вариант вполне реальных нелинейных зависимостей, имеющих место в реальных макросистемах. Проблема заключается «всего лишь» в том, что связь между объемом денежной массы и динамикой общего уровня цен не является прямой, связь между темпом инфляции и объемом текущего реального ВВП не является обратной, а связь между величиной годового ВВП и предложением денег не является монотонной, вопреки тому, что утверждают авторы классических и хорошо известных исследований в данной области [13; 14].

О том, как выглядят эти нелинейные зависимости на самом деле, авторами написано немало содержательных работ (например, [3; 5; 11; 12; 16]), в которых соответствующие функциональные связи подтверждены адекватными и значимыми регрессионными моделями, построенными по статистическим данным реальных экономических систем на различных (преимущественно среднесрочных) временных интервалах.

Связь между денежной массой и темпом инфляции

Приведенные выше рассуждения означают, что сжатие объемов предложения денег приводит к их удорожанию, а оно вызывает новые всплески инфляции, оборачивающиеся очередными волнами рецессии. Тем самым, сжимая денежную массу, правительство под лозунгом борьбы с инфляцией способствует развертыванию инфляционных процессов. Этот механизм хорошо известен, в частности, в России, где в середине 1990-х годов сжатие объемов денежной массы привело к так называемому кризису неплатежей. Он был искусственно вызван действиями денежных властей, пытавшихся бороться с галопирующей инфляцией путем сжатия денежной массы и ее связывания в пирамиде сверхдорогих и сверхдоходных государственных краткосрочных обязательств. Это повлекло за собой катастрофическое падение инвестиций и производства, но не позволило снизить инфляцию до приемлемой величины [1].

Кроме того, сжатие объемов денежной массы привело к тому, что каналы денежного обращения заполнились финансовыми суррогатами взамен полноценных, ликвидных денег. Следовательно, предпринимаемые правительством меры сжатия денежной массы не приводят к существенному уменьшению объемов этой массы, зато в значительной степени ухудшают ее качество, влекут за собой сокращение инвестиций и производства и таким образом способствуют сохранению высоких темпов инфляции.

При этом эмиссию и обращение финансовых неликвидов правительство не способно эффективно контролировать. К тому же плохие деньги в обращении опасны тем, что при их поступлении частные агенты могут не платить налоги, поэтому бюджеты всех уровней недосчитываются доходов. Это же касается и бартерных сделок, объем которых резко возрастает в периоды удорожания денег. Естественно, чем дороже деньги, тем больше желания преодолеть их дефицит испытывают частные агенты, вносящие посильный вклад в разбухание денежной массы путем эмиссии финансовых суррогатов различных видов.

Прибавим к этому тот факт, что удорожание денег в экономике означает взлет коммерческой ставки процента, и она отрывается вверх от ставки рефинансирования, которая перестает в этом случае выполнять свою стандартную регулирующую роль. В результате из рук денежных властей выпадает один из важнейших рычагов воздействия на монетарную систему.

Таким образом, широко рекламируемое экспертами Международного валютного фонда сжатие объемов денежной массы как инструмент стабилизации денежного обращения разве что иронически может быть названо «обретением контроля» над монетарной системой страны. Как мы видим, следование этим рекомендациям приводит к тому, что механизмы денежного обращения в значительной мере выходят из-под контроля регулятора.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Связь между предложением денег и темпами инфляции на среднесрочных интервалах не линейна и даже не монотонна, а выглядит так, как показывает так называемая кривая Горидько: это и-образная кривая с единственной точкой минимума (рис. 1). Данная зависимость означает, что «...для каждой экономики существует свой оптимальный уровень монетизации. Отклонение от него вниз, так же, как и вверх, сопровождается повышением инфляции. У нас экономика сильно недомонетизирована, поэтому борьба с инфляцией в этих условиях путем дальнейшего сжатия количества денег

неизбежно влечет повышение инфляции, что уже многократно доказано и нашим печальным опытом»1.

А

Уровень цен низкоэластичен

-->

Общий объем денежной массы

Рис. 1. Кривая Горидько: как выглядит в теории связь между денежной массой и общим уровнем цен в среднесрочном горизонте

Основная трудность для теоретического осмысления данной закономерности заключается в том, что разные экономические школы обращают внимание на разные части этой зависимости. При высоких темпах инфляции, как верно указывают классики [13; 14], связь между общим уровнем цен и количеством денег в обращении на самом деле прямая. Кейнсианская школа утверждает, что при определенных условиях общий уровень цен может оказываться неэластичным к изменению ряда важных параметров, включая объем денежной массы, который в некоторых случаях гораздо сильнее связан, например, с динамикой ставки процента.

Наконец, описанные выше эффекты, при которых сжатие денежной массы провоцирует всплески инфляции (эти эффекты не столь редки в современных макросистемах), как правило, не находят отражения в ортодоксальных построениях современных экономических доктрин. Однако без учета такой возможности связь между денежной массой и темпами инфляции представляется неполной, односторонней и, что самое главное, неверной, а это влечет за собой ошибки при разработке и реализации монетарной политики.

Связь между темпом инфляции и экономическим ростом

Теоретические позиции разделились и по поводу воздействия инфляции на темпы экономического роста. Классическая концепция ограничивается указанием на то, что «слишком высокие» темпы инфляции тормозят экономический рост. Кейнсианцы обычно отмечают, что «слишком низкие» темпы инфляции способны оказывать дефляционное давление на экономику и ввергают макросистему в состояние стагнации. И ни одна из существующих в наши дни теоретических школ не осмысливает указанную нелинейную связь целиком (рис. 2).

Истина заключается в том, что между неоклассическим и кейнсианским участками кривой, связывающей динамику валового выпуска макросистемы с темпами инфляции, существует «поворотная» точка. В этой точке темп инфляции в некотором смысле

1 Сергей Глазьев: «Нужно создавать благоприятную среду для предпринимательства» (интервью). URL: http://konkretno.ru/versia/blok1-versia/87600-sergej-glazev-nuzhno-sozdavat-blagopriyat-nuyu-sredu-dlya-predprinimatelstva.html.

оптимален, он обеспечивает достижение максимально возможных для данной макросистемы темпов экономического роста.

с

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

I

Инфляция о г

экономический рост

NSEGRI

Инфляция тормозит экономический рост

Темп инфляции

Рис. 2. Концепция ЖЕОШ: как выглядит в теории связь между темпом инфляции и экономическим ростом в среднесрочном горизонте

При более высоких темпах роста уровня цен инфляционные процессы замедляют экономический рост тем, что обесценение активов тормозит инвестиционные процессы и интересы инвесторов автоматически перемещаются в короткий горизонт, лишая инвестиционной поддержки целые отрасли экономики. При более низких темпах инфляции макросистема испытывает дефляционное давление из-за того, что низкий темп роста общего уровня цен оказывает дестимулирующее воздействие на производство.

Между этими двумя участками кривой лежит точка NSEGRI (non-slowing economic growth rate of inflation - не замедляющий экономического роста уровень инфляции). Соответственно при движении от этой точки влево и вправо вдоль кривой (см. рис. 2) экономический рост будет замедляться, а в самой точке NSEGRI темп прироста валового выпуска макросистемы максимален.

Интегральный характер связи между инфляцией и экономическим ростом долгое время оставался скрытым от глаз исследователей во многом потому, что «поворотная» точка данной зависимости, в которой достигается максимально возможный темп экономического роста макросистемы, находится на «гетеродоксальном» участке кривой, выпадающем из поля зрения сколько-нибудь известных и распространенных экономических доктрин.

Разумеется, как «оптимальный» темп инфляции NSEGRI, так и соответствующий ему максимально достижимый темп экономического роста, сильно отличаются для разных макросистем и даже для одной и той же макросистемы в разные периоды ее развития, хотя вид соответствующей кривой для всех типов стран совершенно одинаков. Более того, интегрируя различные точки NSEGRI, полученные для ряда среднесрочных периодов по данным одной и той же макросистемы, можно выстроить их долгосрочную огибающую, которая имеет аналогичный (но более пологий) вид (рис. 3) и в некотором смысле способна выявить максимально возможный для данной макросистемы темп экономического роста в долгосрочном горизонте [4]. Конечно, не следует забывать о том, что монетарная реальность для любой макросистемы достаточно быстро изменяется, и найденным долгосрочным трендам не следует чрезмерно доверять.

Тем не менее в долговременных изменениях «оптимальных» темпов инфляции (NSEGRI) для каждой макросистемы есть определенная логика, и с точки зрения разработки монетарной политики небесполезно хотя бы понимать, в чем эта логика

отличается от той, по которой развивается динамика монетарной системы других стран, иногда некритически воспринимаемых в качестве образца для подражания.

Рис. 3. Взаимосвязь темпов прироста ВВП и уровня инфляции в динамике: долгосрочная аппроксимация среднесрочных трендов

В качестве примера заметим: как показали результаты регрессионного моделирования, для экономики Дании за 2001-2010 гг. оптимальный темп инфляции, обеспечивающий максимально возможный прирост ВВП, составил 2,6%; для экономики Канады за тот же среднесрочный период - 2,0%. Таким образом, превышение указанных уровней инфляции для этих макросистем негативно отражалось на экономическом росте. Между тем для экономики России за тот же период показатель ^БОШ составил 16,6%, тогда как темп инфляции в 2,5% для России за тот же период воспринимался макросистемой как глубокая дефляция и сопровождал 8%-ную рецессию (показатель 2009 г.) [15].

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Естественно, что мы имеем дело с экономическими системами принципиально разных типов, и внедрение рекомендаций в области монетарной политики, которые адекватны и приемлемы для одних макросистем, оказывает губительное воздействие на другие. Идеология таргетирования инфляции [2] в том виде, в котором она объявляется Центральным банком РФ1, тем более с ориентацией на целевой показатель темпа инфляции, не превышающий 5% в год, не отвечает задачам стимулирования экономического роста, поставленным Президентом России на текущий период ее развития2.

Источники

1. Глазьев С. Ю. Нищета и блеск российских монетаристов // Экономическая наука современной России. 2015. № 2. С. 7-21; № 3. С. 7-25.

2. Глазьев С. Ю. О таргетировании инфляции // Вопросы экономики. 2015. № 9. С. 124-135.

3. Глазьев С. Ю., Горидько Н. П., Нижегородцев Р. М. Критика формулы Ирвинга Фишера и иллюзии современной монетарной политики // Экономика и математические методы. 2016. Т. 52. № 4. С. 3-23.

4. Горидько Н. П. Моделирование темпов инфляции, не замедляющих экономический рост (^БОШ), для экономики России // Друкеровский вестник. 2016. № 3. С. 78-88.

5. Горидько Н. П. Регрессионное моделирование инфляционных процессов. М. : РосНОУ, 2012.

6. Кудрин А. Инфляция: российские и мировые тенденции // Вопросы экономики. 2007. № 10. С. 4-26.

1 Основные направления единой государственной денежно-кредитной политики на 2016 год и период 2017 и 2018 годов. URL: http://www.cbr.ru/publ/ondkp/on_2016(2017-2018).pdf.

2 Путин обратился с Посланием к Федеральному Собранию. URL: https://eadaily.com/ru/ news/2016/12/01/putin-obratilsya-s-poslaniem-k-federalnomu-sobraniyu.

7. Маркс К. Капитал. Т. 1. URL: http://files2.enaza.ru/books/klassika/Marks_K._Kapi-tal_Tom_Perviyyi/Marks_K._Kapital_Tom_Perviyyi.a4.pdf.

8. Нижегородцев Р. М. Импортозамещение институтов: ключевая задача обеспечения национальной безопасности // Известия Уральского государственного экономического университета. 2016. № 4 (66). С. 5-18.

9. Нижегородцев Р. М. Неравновесная динамика макросистем и механизмы преодоления мирового кризиса. Новочеркасск : НОК, 2011.

10. Нижегородцев Р. М. Парадигма устойчивого неравновесия и ключевые проблемы современной макроэкономики // Актуальные социально-экономические проблемы России : материалы науч. сессии секции экономики Российской академии наук (22-23 сентября 2016 г.). М. : Изд-во «Перо», 2016. С. 90-95.

11. Нижегородцев Р. М., Горидько Н. П. Управление монетарной сферой и перспективы экономического роста: уроки кризиса, модели, прогнозы // Экономическая безопасность современной России: уроки кризиса и перспективы роста / под ред. В. А. Че-решнева, А. И. Татаркина, М. В. Федорова. Т. 1. Екатеринбург : Ин-т экономики УрО РАН, 2012. С. 831-877.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

12. Нижегородцев Р. М., Горидько Н. П., Шкодина И. В. Институциональные основы теории финансов: современные подходы. М. : ИНФРА-М, 2014.

13. Barro R. J., Sala-i-Martin X. Economic Growth. Cambridge, MA : MIT Press, 1995.

14. Bruno M., Easterly W. Inflation Crises and Long-Run Growth // NBER Working Papers series. 1995. No. 5209. URL: http://www.nber.org/papers/w5209.pdf.

15. Goridko N. P., Nizhegorodtsev R. M. Non-Slowing Economic Growth rate of inflation (NSEGRI): regression modelling // IFAC-PapersOnLine. 2016. Vol. 49. Issue 12. P. 283-288. URL: http://www.sciencedirect.com/science/journal/24058963/49/12.

16. Nizhegorodtsev R., Goridko N. The Impact of Money Supply on Economic Growth: Theory, Experience, Modelling // Handbook on the Economics, Finance and Management Outlooks. 2015. Vol. 3. P. 66-72. URL: http://www.pakinsight.com/ebooks/11-3rdICEF-M0-679-2015-(66-72).pdf.

***

The NSEGRI Concept: Inflation as an Incentive and a Barrier to Economic Growth

by Robert M. Nizhegorodtsev and Nina P. Goridko

The paper reconsiders economic theory in terms of interpreting the relationship between inflation and economic growth. It analyzes K. Marx and I. Fisher's viewpoints on the necessary amount of money in circulation, as well as its impact on inflation. The authors deduce theoretical regularities that describe the relationship between the price level and the money supply, as well as between inflation growth rates and GDP dynamics in various segments of the aggregate supply curve in the midterm. The paper contains criticism of I. Fisher's formula, which is a linear approximation (not confirmed by economic practice) of non-linear relationships taking place in real macro systems and discusses the NSEGRI concept (non-slowing economic growth rate of inflation) introduced by the authors earlier. The article shows a relationship between these theoretical constructions and the logic of monetary policy, including with regard to the modern Russian economy.

Keywords: macroeconomic equilibrium; amount of money in circulation; inflation; monetary policy; economic growth; forecasting horizon.

References:

1. Glazyev S. Yu. Nishcheta i blesk rossiyskikh monetaristov [Poverty and brilliance of Russian monetarists]. Ekonomicheskaya nauka sovremennoy Rossii - Economics of Contemporary Russia, 2015, no. 2, pp. 7-21; no. 3, pp. 7-25.

2. Glazyev S. Yu. O targetirovanii inflyatsii [On inflation targeting]. Voprosy ekonomiki - The Issues of Economics, 2015, no. 9, pp. 124-135.

3. Glazyev S. Yu., Goridko N. P., Nizhegorodtsev R. M. Kritika formuly Irvinga Fishera i illyuzii sovremennoy monetarnoy politiki [Criticism of Irving Fisher's formula and the illusion of modern monetary policy]. Ekonomika i matematicheskie metody - Economics and Mathematical Methods, 2016, Vol. 52, no. 4, pp. 3-23.

4. Goridko N. P. Modelirovanie tempov inflyatsii, ne zamedlyayushchikh ekonomicheskiy rost (NSEGRI), dlya ekonomiki Rossii [Modeling the rate of inflation that does not slow economic growth (NSEGRI), for the Russian economy]. Drukerovskiy vestnik - Drukers Journal, 2016, no. 3, pp. 78-88.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

5. Goridko N. P. Regressionnoe modelirovanie inflyatsionnykh protsessov [Regression modelling of inflationary processes]. Moscow: RosNOU Publ., 2012.

6. Kudrin A. Inflyatsiya: rossiyskie i mirovye tendentsii [Inflation: Russian an global trends]. Voprosy ekonomiki - The Issues of Economics, 2007, no. 10, pp. 4-26.

7. Marx K. Kapital. T. 1. [Capital, Vol. 1]. Available at: http://files2.enaza.ru/books/klassika/Marks_K._ Kapital_Tom_Perviyyi/Marks_K._Kapital_Tom_Perviyyi.a4.pdf.

8. Nizhegorodtsev R. M. Importozameshchenie institutov: klyuchevaya zadacha obespecheniya natsional'noy bezopasnosti [Import substitution of institutions: A crucial task in ensuring national security]. Izvestiya Uralskogo gosudarstvennogo ekonomicheskogo universiteta - Journal of the Ural State University of Economics, 2016, no. 4 (66), pp. 5-18.

9. Nizhegorodtsev R. M. Neravnovesnaya dinamika makrosistem i mekhanizmy preodoleniya mirovo-go krizisa [Non-equilibrium dynamics of macrosystems and mechanisms to overcome the global crisis]. Novocherkassk: NOK, 2011.

10. Nizhegorodtsev R. M. Paradigma ustoychivogo neravnovesiya i klyuchevye problemy sovremennoy makroekonomiki [The paradigm of sustainable disequilibrium and key problems of modern macroeconomics]. Materialy nauchnoy sessii sektsii ekonomiki Rossiyskoy akademii nauk "Aktual'nye sotsial'no-ekonomicheskie problemy Rossii" [Proc. of Sci. Session of Economic Section of the Russian Academy of Sciences "Acute socioeconomic problems of Russia]. Moscow: "Pero" Publ., 2016, pp. 90-95.

11. Nizhegorodtsev R. M., Goridko N. P. Upravlenie monetarnoy sferoy i perspektivy ekonomicheskogo rosta: uroki krizisa, modeli, prognozy [Management of the monetary sphere and prospects for economic growth: crisis lessons, models, forecasts]. In: Chereshnev V. A., Tatarkin A. I., Fedorov M. V. (eds.) Ekonomicheskaya bezopasnost' sovremennoy Rossii: uroki krizisa i perspektivy rosta [Economic security of modern Russia: Lessons from the crisis and prospects for growth].Yekaterinburg: Institute of Economics (Ural branch of RAS), 2012, vol. 1, pp. 831-877.

12. Nizhegorodtsev R. M., Goridko N. P., Shkodina I. V. Institutsional'nye osnovy teorii finansov: sovremennyepodkhody [Institutional fundamentals of finance theory]. Moscow: INFRA-M, 2014.

13. Barro R. J., Sala-i-Martin X. Economic Growth. Cambridge, MA: MIT Press, 1995.

14. Bruno M., Easterly W. Inflation Crises and Long-Run Growth. NBER Working Papers series, 1995, no. 5209. Available at: http://www.nber.org/papers/w5209.pdf.

15. Goridko N. P., Nizhegorodtsev R. M. Non-Slowing Economic Growth Rate of Inflation (NSEGRI): Regression Modelling. IFAC-PapersOnLine, 2016, vol. 49, issue 12, pp. 283-288. Available at: http://www. sciencedirect.com/science/journal/24058963/49/12.

16. Nizhegorodtsev R., Goridko N. The Impact of Money Supply on Economic Growth: Theory, Experience, Modelling. In: Handbook on the Economics, Finance and Management Outlooks, 2015, vol. 3, pp. 66-72. Available at: http://www.pakinsight.com/ebooks/11-3rdICEFM0-679-2015-(66-72).pdf.

Contact Info:

Robert M. Nizhegorodtsev, Dr. Sc. (Econ.), Institute of Control Sciences of the Russian

Head of Economic Dynamics & Innovation Academy of Sciences

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Management Laboratory 65 Profsoyuznaya St., Moscow, Russia, 117997

Phone: (495) 334-93-09 e-mail: bell44@rambler.ru

Nina P. Goridko, Cand. Sc. (Econ.), Associate Vyatka Social and Economic Institute Prof. of Economics & Management Dept. 91 Kazanskaya St., Kirov, Russia, 610002

Phone: (495) 334-89-59 e-mail: horidko@mail.ru