Научная статья на тему 'Теоретико-методологические основы тренинга для женщин на личностный и профессиональный рост, самоактуализацию'

Теоретико-методологические основы тренинга для женщин на личностный и профессиональный рост, самоактуализацию Текст научной статьи по специальности «Психология»

CC BY
32
1
Поделиться
Ключевые слова
ТИПЫ ГЕНДЕРНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ ЖЕНЩИН / TYPES OF GENDER IDENTITY OF WOMEN / ЖЕНСКИЕ АРХЕТИПЫ / FEMALE ARCHETYPES / ТЕОРИЯ СЕМЕЙНЫХ СИСТЕМ / FAMILY SYSTEMS THEORY / ДИФФЕРЕНЦИАЦИЯ Я / DIFFERENTIATION I / СОЗАВИСИМОСТЬ ЛИЧНОСТИ / CODEPENDENCY / САМОРЕАЛИЗАЦИЯ / SELF-REALIZATION / IDENTITY

Аннотация научной статьи по психологии, автор научной работы — Кучина Татьяна Ивановна

В статье представлено теоретико-методологическое обоснование тренинга для женщин, направленного на личностный и профессиональный рост, самоактуализацию с учетом выявленных типов представлений о гендерной идентичности и связанных с этими типами проблем в профессиональном и личностном развитии (страх успеха, ролевая рассогласованность). Рассмотрены такие теоретические подходы, как концепция В.В. Козлова о реализации женских архетипов в глубинных жизненных сценариях; теория семейных систем М. Боуэна; Теория созависимости личности Б. Уайнхолда, рационально-эмотивная терапия А. Эллиса.

Текст научной работы на тему «Теоретико-методологические основы тренинга для женщин на личностный и профессиональный рост, самоактуализацию»

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ

ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ТРЕНИНГА ДЛЯ ЖЕНЩИН НА ЛИЧНОСТНЫЙ И ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЙ РОСТ, САМОАКТУАЛИЗАЦИЮ Кучина Т.И. Email: Kuchina17119@scientifictext.ru

Кучина Татьяна Ивановна - кандидат педагогических наук, доцент, кафедра психологии и педагогики, Тульский университет Тульский институт экономики и информатики, г. Тула

Аннотация: в статье представлено теоретико-методологическое обоснование тренинга для женщин, направленного на личностный и профессиональный рост, самоактуализацию с учетом выявленных типов представлений о гендерной идентичности и связанных с этими типами проблем в профессиональном и личностном развитии (страх успеха, ролевая рассогласованность). Рассмотрены такие теоретические подходы, как концепция В.В. Козлова о реализации женских архетипов в глубинных жизненных сценариях; теория семейных систем М. Боуэна; Теория созависимости личности Б. Уайнхолда, рационально-эмотивная терапия А. Эллиса. Ключевые слова: типы гендерной идентичности женщин, женские архетипы, теория семейных систем, дифференциация Я, созависимость личности, самореализация.

THEORETICAL AND METHODOLOGICAL BASICS OF TRAINING FOR WOMEN ON PERSONAL AND PROFESSIONAL GROWTH, SELF-ACTUALIZATION Kuchina T.I.

Kuchina Tatiyana Ivanovna - Candidate of Pedagogical Sciences, Associate Professor, DEPARTMENT OF PSYCHOLOGY AND PEDAGOGY, UNIVERSITY OF TULA TULA INSTITUTE OF ECONOMICS AND INFORMATICS, TULA

Abstract: the article presents theoretical-methodological substantiation of the training for women, aimed at personal and professional growth, self-actualization taking into account the identified types of representations of gender identity and associated with these types of issues in professional and personal development (fear of success, role mismatch). Considered such theoretical approaches as the concept of V.V. Kozlov on the implementation of women's archetypes in the deep life scenarios; the theory of family systems M. Bowen; Theory of codependency personality B. Weinhold, rational-emotive therapy of A. Ellis.

Keywords: types of gender identity of women, female archetypes, family systems theory, differentiation I, codependency, identity, self-realization.

УДК 159.99

Исследование возрастных представлений женщин о гендерной идентичности и их влияния на профессиональную успешность, самоактуализацию проводилось в течение двух лет (2016, 2017 гг.).

В ходе исследования в 2016 г. было определено, насколько типы гендерной идентичности (выявленные на уровне представлений женщин) с ведущими

архетипами, характерные периодам ранней и средней взрослости, влияют на профессиональную успешность, саморазвитие, самоактуализацию. Подробно результаты представлены в статьях [6, 7, 8].

Целью второго этапа исследования (2017 г.) было научно обосновать, разработать, апробировать тренинг для женщин, направленный на личностный и профессиональный рост, самоактуализацию с учетом выявленных типов представлений о гендерной идентичности и связанных с этими типами проблем в профессиональном и личностном развитии (страх успеха, ролевая рассогласованность и т.д.).

Данная статья посвящена методологическому обоснованию данного тренинга для женщин.

Методологически тренинг строится на следующих идеях и концепциях:

Идея непрерывности конструирования и реконструкции гендера на протяжении всей жизни личности; формирование типов гендерной идентичности под влиянием социума, гендерных стереотипов; архетипического влияния. Внутреннее переживание собственной маскулинности-феменинности, представленности психосексуальной и половой принадлежности в сознании конкретного субъекта, отраженной в гендерных концептах.

Концепция В.В. Козлова о реализации женских архетипов в глубинных жизненных сценариях и влиянии их на гендерную идентичность женщины, её самореализацию.

Как известно, гендерные архетипы - это бессознательные факторы и мотивы, организующие психические элементы в некие коллективные гендерные образы, которые распознаются по произведенному эффекту или действию в индивидуальном сознании; это культурные конструкты. Архетип является универсальным мифологическим сюжетом или символом, присутствующим в большинстве культур.

В структуре гендерной идентичности можно выделить ядро и периферию. Ядерные части гендерной идентичности остаются архетипически стабильными, а периферия видоизменяется. Элементы ядра формируются в раннем возрасте с первых моментов осознания человеком самого себя и представляют собой стабильные образования, определяющие базовую основу гендерности. Центральное, ядерное образование, в котором содержится непосредственное переживание себя как представителя определенного гендера, андроцентрично по своей природе, поэтому в самом общем виде его основе лежат концепты силы и власти у мужчин, красоты и материнства - у женщин. Частные, конкретные знания и представления о себе и других как о мужчинах и женщинах составляют периферию гендерной идентичности [13, с. 57].

Как считает В.В. Козлов, «чтобы активизировать те или иные архетипы, необходимы определённые условия, которые, как правило, соответствуют духу времени. Индивид лишь следует стереотипу поведения, который господствует и востребован в данный момент» [3, с. 206].

В.В. Козлов рассматривает в своей концепции 4 архетипа Анимы, соответствующих типам гендерной идентичности женщин, условно названных Евой, Еленой, Софией и Марией [3].

Кроме того, каждая архетипическая реализация Анимы имеет по три способа манифестации, которые в буддийской психологии обозначены гунами - сатьва, раджас, тамас: сатьва - уравновешенное, духовное, светлое, гармоничное, благое начало, раджас - подвижное, страстное, вовлеченное, деятельное, стремящееся начало, тамас - косное, инертное, темное, деструктивное, разрушительное начало. Таким образом, он вычленяет по 12 форм возможных гендерных проявлений мужского и женского начала.

Тип гендерной идентичности - Мария.

Бессознательные поведенческие установки этого типа женщин связаны со стремлением их к добродетели, которая понимается ими сообразно качеству энергии, определяющей вид гендерной идентичности.

Для представительниц вида Мария - сатьва высшим предназначением женщины является безусловная любовь к ребенку (или к идее ребенка).

Бессознательная установка женщин, относящихся к виду Марии - раджас, заключается в преданном, бесконечно искреннем и честном, вне критики и скепсиса, вне логической аргументации служении традициям, устанавливаемым чаще мужчинами, и сохранении традиций.

Основная установка женщин типа Мария - тамас формируется под действием деструктивной материнской любви к своему детищу, связанной с тем, что только она знает, что и как надо ему делать. Поведение, основанное на этой уверенности, может превратить женщину в злобную ведьму.

Тип гендерной идентичности - София.

Приоритет в бессознательных установках и принципах женщин этого типа отдается интеллектуальности, женской мудрости и рассудительности. В зависимости от видов идентичности эти установки имеют ряд особенностей.

Так София - сатьва считает, что ее основным жизненным предназначением должна стать передача следующим поколениям в процессе воспитания и социализации конструктивного опыта, основанного на моральном поведении, что и считается жизненной мудростью.

Для женщин, относящихся к гендерному виду София - раджас главным принципом является не только дать жизнь, но и сохранить ее. Поэтому они стремятся передавать детям традиции, знания, умения, навыки и способы приспособления к жизни на земле среди людей. Эти женщины уверены, что самое главное для реализации этого умения является способность адаптироваться к условиям реальности.

Бессознательные установки Софии - тамас являются деструктивными, так как она уверена в том, что знает о том, что надо другим, тем самым она использует свои знания, опыт и социальные возможности для того, чтобы ограничивать личность, тормозить ее развитие, лишить позитивного будущего.

Тип гендерной идентичности - Елена.

При формировании бессознательных установок женщин данного типа приоритетным является такое женское качество как эмоциональность.

Тип Елена - сатьва живет с убеждением, что любви и сопереживания достойно все сущее на земле. Женщины этого типа наделены большой способностью к пониманию и умению поддержать любого независимо от статуса и возраста, расы и культурной идентичности.

Установки Елены - раджас связаны с эмоциональной вовлеченностью, страстностью, вожделением и одновременно с неустойчивостью, быстрой сменой желаний и интересов. Все оправдано, если это по-настоящему увлекает женщину.

Деструктивность бессознательных установок женщин типа Елена - тамас выражается в высшей степени безнравственности, когда для достижения целей не существует никаких моральных ограничений и используются все низменные приемы, характерные для женского коварства: льстивость, хитрость, клевета, измена, лживость, интриги.

Тип гендерной идентичности - Ева.

Основой для формирования бессознательных установок женщин этого типа служат такие женские качества - как импульсивность и чувственность.

Поведение женщин типа Евы - сатьвы строится на таком жизненном убеждении, что она является во всем помощницей мужчины. Между ней и ее мужчиной непременно должна существовать духовная близость. Целью этих женщин является рождение его детей.

Установки, руководящие поведением женщин типа Ева - раджас основаны на идеи прагматичности плотской любви и сладострастия. Цель продажи себя и собственного тела - получение от мужчины внимания, материальных ценностей, статусного положения, защищенности и т.д. Средства реализации данной

установки красиво маскируются ею в социальные ритуалы, эмоциональные, интеллектуальные и поведенческие алгоритмы.

Бессознательная установка женщин типа Ева - Тамас основа на безудержной, разнузданной сексуальности, которая руководит желаниями, действиями и целями представительниц данного типа гендерной идентичности женщин.

Огромную роль на результат формирования женской гендерной идентичности может оказывать наложение друг на друга разных символических аспектов, связанных с множественностью установок в бессознательном женщины. В реальности, например, может быть, что установки высших аспектов женщины (София или Мария, определяющих функцию персонификации знания или высшую добродетель), сочетаются со своими низшими формами (Ева или Елена, когда она выступает в роли соблазнительницы, непоследовательной, ветреной, неверной, лицемерной).

Теория семейных систем М. Боуэна. Обращение к концепции М. Боуэна объясняется следующим: мы исходим из того, что существует связь между уровнем дифференциации Я женщины и характерным её ведущим архетипом. Так, выстроенные в родительской семье взаимоотношения формируют определенные паттерны реагирования ребёнка; определённый уровень слияния/индивидуации со значимыми другими. В результате в психической жизни начинает активизироваться соответствующий материал, который начинает прорабатываться и в результате какие-то женские архетипы становятся ведущими, начинают оказывать влияние на субъект, психическая энергия других архетипов не оказывает на личность влияния. В дальнейшем происходит спиралеобразное движение энергии.

Поэтому прежде, чем разрабатывать тренинг, необходимо рассмотреть основные положения теории семейных систем.

Как известно, концепция М. Боуэна включает в себя ряд компонентов, на которых она строится. Это, прежде всего, дифференциация Я, эмоциональный разрыв, триангуляция, эмоциональная система, сиблинговая позиция.

Психологическое функционирование субъекта регулируется взаимоотношениями, которые выстроены в значимой для него группе. Согласно М. Боуэну, такой группой является, прежде всего, расширенная семья. Именно степень автономии субъекта в семейной системе, дифференциация его Я, определяет, насколько субъект будет благополучен не только в ядерной семье, даже в периоды действия на него стрессоров, но и вступая в другие значимые социальные взаимодействия (работа, друзья).

Понятие «система» используется для обозначения баланса семейных взаимоотношений.

М. Боуэн считал, что система чувствования является связующим звеном между эмоциональной и интеллектуальной системами. Именно через чувствование эмоциональные состояния осознаются [16, с. 177].

Эмоциональная система управляется двумя силами, которые в теории семейных систем М. Боуэн харатеризует как индивидуацию и совместимость.

Хорошо, когда эмоциональная система управляет человеком в период спокойной, не обременённой тревогой и стрессорами жизни, она делает жизнь насыщенной, эмоционально разнообразной, человека более открытым, стремящимся к доверительным эмоциональным отношениям, но в критических ситуациях эмоциональные решения могут привести к серьёзным осложнениям в жизни. Поэтому так важен баланс между интеллектуальной и эмоциональной системами, умение вовремя перейти на интеллектуальный уровень функционирования.

Таким образом, неумение выстраивать свою жизнь, самореализовываться, заниматься жизнетворчеством может быть связано с тем, что в системе семейных отношений существует дисбаланс.

Согласно М. Боуэну очень важно проработать эмоциональные связи с семьёй, из которой мы произошли, а также насколько дифференцировано наше Я.

Важнейшим понятием в концепции М. Боуэна является дифференциация Я. Под дифференциацией Я понимается, насколько у человека слитно (или раздельно) эмоциональное и интеллектуальное функционирование, иными словами: насколько люди способны проводить различие между эмоциональным и интеллектуальным процессами. Если эмоциональное и интеллектуальное функционирование слитно, то эмоции берут верх над объективностью, над умением отстраниться от ситуации и разумно её проанализировать, а не следовать эмоциональному посылу, т.е. жизнь такого человека полностью управляется «автоматизмами эмоциональной системы» [16, с. 186]. Субъект, у которого нет яркого слияния эмоционального и интеллектуального функционирования успешнее, решает проблемы, возникающие на его пути, сохраняет отношения с другими людьми в равновесии, занимается жизнетворчеством.

Как считает М. Боуэн, если у человека преобладает слитность, интеллект подавляется эмоциональностью, жизнь управляется переживаниями, а не убеждениями [16, с. 187]. «Люди с низким уровнем дифференциации живут в мире, где доминируют чувства, где невозможно отделить переживания от фактов» [16, с. 193].

М. Боуэн выделяет два уровня Я: твёрдое Я, псевдо Я. Твёрдое Я состоит из жизненных принципов, ценностей, которые проверены интеллектом, рассуждениями, в результате очень тщательного просеивания и отбора. В этой части убеждения сочетаются друг с другом, а не противоречат друг другу. Твёрдое Я даёт возможность действовать человеку в соответствии со своими убеждениями даже в сверхстрессовой ситуации.

Псевдо Я возникает под влиянием эмоций, сильные эмоции влияют на псевдо Я и могут его изменить. В данном случае проявляется влияние референтной группы, друзей, семьи, которая может изменить убеждения человека в соответствии с принципами и убеждениями группы. Когда убеждения приобретаются под давлениям, они логически не выстроены, не организованы, не продуманны, следовательно, часто бывают противоречивыми. В какой-то степени псевдо Я - это маска, помогающая подстраиваться под потребности и желания других людей, соответствовать им.

В процесс слияния вовлечено именно псевдо Я. Как считает М. Боуэн, «в периоды эмоциональной близости людей их псевдо Я сливается друг с другом, при этом один теряет своё Я, которое переходит к другому и увеличивает его Я. Твёрдое Я не участвует в этом акте слияния» [16, с. 190]. Обмениваясь псевдо Я, мы обмениваемся масками, предлагаем другому человеку себя такими, какими нас хочет видеть другой. Если такие обмены кратковременные и люди меняются позициями: сначала отдаёт один, а псевдо Я другого увеличивается, потом наоборот, увеличивается псевдо Я первого, псевдо Я второго уменьшается, то отношения между этими значимыми людьми будут успешными, правда, пока не возникли стрессовые ситуации, тогда эффективность взаимодействия падает.

М. Боуэн выделил профили личности для разных уровней дифференциации. При низком уровне дифференциации поведением субъекта полностью управляют чувства; возникающие жизненные проблемы он оценивает только эмоционально, не анализируя их. Такой человек ориентирован на поиск одобрения, любви от окружающих. В какой-то степени здесь можно провести параллель с невротической личностью по К. Хорни, а именно с уступчивым типом, который стремится постоянно угодить окружающим и ждёт от них ответной любви и привязанности. Такой человек редко говорит: я думаю..., он говорит: я чувствую...

Для такого человека характерны зависимые отношения, ему сложно чётко ставить цели, цели очень обобщенные: хочу быть удачливым; везучим; счастливым и т.д. Такие люди ищут постоянно зависимых отношений. Скорее всего, диагностически у такого человека будет выявлена созависимость личности, а возможно и какой-то из комплексов созависимости, что в дальнейшем и показало наше исследование. Такие зависимые отношения выстраиваются и в профессиональной сфере (зависимость от руководителя, начальника). Такой человек может быть хорошим работником, двигаться по карьерной лестнице. Но при смене начальства, особенно если

руководителю не нужен такой созависимый с ним человек, у субъекта начинаются психологические проблемы, которые сказываются на профессиональной деятельности. Кроме того, у такого субъекта всегда будут проблемы с самореализацией, с самоактуализацией.

Личности со средним уровнем дифференциации Я более гибки в своём поведении, в каких-то ситуациях их поведением управляет интеллектуальная система. Они пытаются в определённых случаях выйти из эмоционального реагирования, взглянуть на проблемную ситуацию объективно и проанализировать её. Правда, их поведением в большей мере управляет псевдо Я и псевдо Я преобладает над твёрдым Я. В идеальных условиях, когда отсутствуют серьёзные стрессоры, такие люди функционируют эффективно и напоминают людей с высоким уровнем дифференциации Я, но как только возникают ситуации тревоги, жизнь становится проблемной, и эмоции начинают определять поведение человека. Их поведение больше ориентировано на усвоение правил, следование этим правилам. Поэтому в период средней взрослости им сложно начать следовать своим правилам; самим создавать правила, им всё равно нужно, чтобы периодически их кто-то вёл за собой. Они следуют какому-то набору принципов, одобренных сверху (родителями, учителями и т.д.). Иными словами, ценности, убеждения могут являться примером эмоционально предопределённых реакций мышления. Мышление может управляться эмоциями. Следовательно, иногда, наше неприятие чужих ценностей и их дискредитация определяется не интеллектуальными рассуждениями, а осуществляется на уровне эмоций.

У личностей с хорошим уровнем дифференциации Я эмоциональная система в ситуациях тревоги не доминирует над интеллектуальной.

Субъект с хорошей дифференциацией Я не избегает эмоций и эмоциональных отношений с другими значимыми для него людьми. Он может эмоционально реагировать на различные ситуации. Но когда необходимо принять какие-то решения, он может отстраниться от эмоциональной ситуации (в семье, на работе) переключиться на логические рассуждения и обуздать эмоции, умерить свою реактивность, встать как бы над схваткой и взглянуть на ситуацию со стороны, чтобы лучше в ней разобраться. Такие логические рассуждения следует отличать от лжеинтеллектуализации, когда человек делает вид, что он объективно анализирует ситуацию, а на самом деле его интеллект охвачен эмоциями, управляется ими и логические выкладки делаются на основе эмоций.

Твердое Я хорошо развито. Такие субъекты с помощью логического мышления, а не эмоций, осмысливают различные принципы, ценности и выстраивают свою систему убеждений, которой будут пользоваться впоследствии для анализа стрессовых ситуаций.

В значимых отношениях такие люди стремятся к автономии, чтобы никто не лишался своего Я в пользу другого. Хорошо дифференцированная личность это - не индивидуалист, так как человек помнит о том, что во круг него существуют другие люди.

Каждый из нас, правда в определенной степени, подвержен процессу слияния, как в семейных, так и в социальных системах, полной эмоцианальной автономии не существует, но если человек повысит уровень дифференциации, то уменьшится субъективность человека в плане убеждений, ценностей.

Теория созависимости личности (Б. Уайнхолд). С низким уровнем дифференциации Я тесно связана созависимость личности, которая создаёт проблемы для самореализации женщины; однобокость в поисках осмысленности жизни. Остановимся более подробно на этом феномене.

Традиционно термин «созависимость» принято понимать, как зависимость мужа или жены, детей или родителей от члена семьи, который является зависимым от алкоголя или наркотиков. Так, например, О.А. Шорохова определяет созависимость как болезненное состояние, которое в значительной мере является результатом

адаптации к семейной проблеме; это определенная закрепленная реакция на стресс, которая стала образом жизни личности [19].

Однако, существует другая точка зрения на эту проблему. Если рассматривать ее более детально, можно сказать, что такая созависимость - это лишь частный случай модели созависимых отношений. В широком смысле, созависимость - это психологическая зависимость одного человека от значимого для нее другого [2].

Такая позиция предусматривает, что какие-либо отношения имеют определенную судьбу созависимости. Однако, в «зрелы» отношениях каждый их член всегда имеет собственное психологическое пространство для удовлетворения своих потребностей, личностного роста. В отношениях, которые мы называем созависимыми пространства для свободного развития личности почти не остается. Жизнь человека полностью поглощается значимым другим [17].

В основе созависимости лежит стремление личности получить любовь значимого другого, лишь бы уменьшить ее психологический дефицит, сформированный условиями детства. К. Хорни детально описывает сущность созависимости в рамках понятия «невротической потребности в любви и благосклонности». По мнению К. Хорни, одной из доминирующих черт невротиков является чрезмерная зависимость от одобрения со стороны других людей. Можно говорить о неразборчивом голоде на благосклонность или высокую оценку, безотносительно к тому, любят ли они сами этого человека или имеет для них какое-либо значение суждения этого лица. Для невротика получение любви - не роскошь, а жизненная необходимость. Однако невротик имеет парадоксальный характер. С одной стороны, он старается предрасположить интерес другого человека, раздобыть его, боится потери его любви и ощущает себя обездоленным, если его нет рядом; а с другой - он совсем не ощущает счастья, когда находится со своим «идолом». Наиболее частой платой за любовь есть позиция покорности и эмоциональной зависимости. Поэтому, на уровне функционального проявления созависимость несет в себе черты невротической потребности в любви. Невротическая потребность в любви характеризуется следующими признаками:

1. Навязчивый характер: личность не может существовать без получения свидетельств одобрения, любви, принятия.

2. Неспособность быть одному, страх одиночества.

3. Манипулятивные способы получения внимания и любви.

4. Невозможность насыщения. Созависимая личность никогда не бывает удовлетворенной количеством и качеством уделенного ей внимания. Поскольку она сама не уверена в собственной ценности для партнера, ей нужно постоянное и неотступное подтверждение собственной значимости [18].

Созависимость определяется механизмом фрустрации, т.е. зависимая личность лишь потому и является зависимой, что не может получить от данного партнера то, к чему она больше всего стремится, при этом постоянно надеясь получить это в будущем. Таким образом, она «поймана на крючок будущего». Она ощущает, что не сможет самостоятельно обеспечить себе то, к чему стремится, не сможет этого заработать, достичь. Если созависимые отношения прекращаются, то жертва такой психологической зависимости может упасть в депрессию, потерять смысл жизни, будет неспособной построить новые отношения, которые бы ее удовлетворяли.

Динамика внутренней структуры созависимой личности оказывается подчиненной личности партнера. Такая стратегия разрешает созависимой личности заполнить внутреннее психологическое пространство для возможности функционирования, однако она не оставляет места для развития глубинной внутренней индивидуальности. Созависимые люди не воспринимают себя значимыми и не считают значимыми свои потребности и чувства. Они, как правило, даже не ощущают своих переживаний, не замечают их. А если они не замечают своих чувств и

потребностей, то не могут и высказать их, сказать о них, что усложняет их контакт в межличностных отношениях.

Созависимость - это отсутствие психологических границ. Созависимые не дифференцируют, где находятся границы их психологической территории и где начинаются «границы» другого человека: они или стараются сразу «слиться» с партнером, или держатся от него в стороне, не допуская возможности самораскрытия.

К основным симптомам созависимости относятся:

1. Ощущение своей зависимости от людей;

2. Ощущение пребывания в системе взаимоотношений, которые носят догматический или контролирующий характер;

3. Низкая самооценка;

4. Потребность в постоянном одобрении и поддержке со стороны других, что выступает фактором обеспечения внутреннего покоя, психологической стабильности;

5. Ощущение неспособности повлиять на отношения с партнером, которые часто могут носить дисфункциональний характер;

6. Потребность в алкоголе, пище, работе, сексе или в любых других внешних стимуляторах для возможности отвлечься от собственных переживаний;

7. Неопределенность собственных психологических границ;

8. Ощущение себя в роли мученика;

9. Ощущение себя в роли шута;

10. Низкий уровень возможности переживания чувства настоящей близости и любви [17].

Избавление от психологической зависимости, созависимых отношений со Значимым Другим важнейшая характеристика взрослой зрелой личности.

Когнитивный подход (Рационально-эмотивная терапия А. Эллиса), основанный на устранении иррациональных суждений, убеждений. В рационально эмотивной терапии жизненный сценарий рассматривается как некий скрипт; некая готовая схема. Так, когнитивными психологами было замечено, что абсолютно разные люди в схожих стрессовых ситуациях ведут себя одинаково, как будто по определённой модели. Это привело основателя Рационально - эмотивной терапии А. Эллиса к идее, что индивидом управляют некие схемы. Эти схемы или когнитивные структуры являются базовыми убеждениями личности, которые формируются в детстве, на основе детского опыта, идентификации себя со Значимыми Другими (прежде всего с родителями). В дальнейшем эти схемы уже не имеют ничего общего с реальностью данного момента жизни индивида, но он продолжает объяснять свою жизнь, возникающие проблемы, стрессовые ситуации исходя из данной схемы. А. Эллис вводит понятия разрушающие переживания, вредоносные иррациональные убеждения. Человек испытывает разрушающее переживание не потому что ситуация критическая (мы сами наполняем ситуации определённым смыслом со знаком плюс или минус), а потому что он пропустил данную ситуацию, осмыслил её через сформированное у него вредоносное иррациональное убеждение. А. Эллис выделяет четыре группы установок. Это долженствование, преувеличение, оценочная установка, обязательная реализация потребностей. Из установок вытекают 12 вредоносных иррациональных убеждений [15].

Задача РЭТ не генезис вредоносных убеждений, а умение их вскрывать, убеждаться в их иррациональности и в процессе работы над собой изменить поведение на рациональное.

Идея смыслового содержания объектов, составляющих основу личностных структур, поиск осмыслинности жизни, самореализация (В.П. Зинченко, Б.С. Братусь, Д.А. Леонтьев). В деятельностном подходе отечественной психологии, разрабатываемом А.Н. Леонтьевым и его школой, деятельность, направленная на саму себя, то есть на самопреобразование, рассматривалась как специфический вид деятельности по порождению личностных смыслов [9]. При этом речь идёт о

способности человека самому порождать мотивы своей деятельности, ставить перед собой задачи, исходя из собственных потребностей, и решать их.

По мнению Д.А. Леонтьева, личность это генератор и преобразователь смыслов. Развитие личности происходит всю жизнь и направлено на самореализацию личностных смыслов [10].

Как считает И.С. Кон, чтобы состояться как зрелая личность и самореализоваться, человек должен мочь, т.е. иметь объективные потенциальные возможности и выборы; сметь - это уровень притязаний человека; уметь (знания и навыки личности), выбирать свой путь и принимать на себя ответственность [4].

По определению Л.А. Коростылёвой, самореализация проявляется как осуществление возможностей развития «Я», через собственные усилия, сотворчество, содеятельность с другими людьми, социумом, миром в целом [5].

Само понятие «самоактуализация» интерпретируется как стремление человека к наиболее полному раскрытию и реализации своего личностного потенциала. Наиболее полная самореализация состоит в реализации смысложизненных и ценностных ориентаций, то есть имеет место сущностная, аутентичная самореализация - осуществление потребности в самоактуализации как стремление реализовать свои способности и таланты. Такую самореализацию называют самоотдачей, самоосуществлением. Таким образом, вектор развития самореализующеся личности направлен на самоактуализацию. В основе самореализации лежит саморазвитие. Саморазвитие - это творческое отношение индивида к самому себе, работа над собой, активное воздействие на внутренний мир с целью его последовательного преобразования.

Идея развития личностных ресурсов, жизнестойкости (С. Мади). В своё время Д.А. Леонтьев, используя понятие «личностный потенциал», отмечал, что это -стержень личности, именно личностный потенциал определяет личностную зрелость. Личностный потенциал показывает насколько человек может преодолеть обстоятельства, идти вопреки, преодолевая обстоятельства своей жизни [11]. Понятию «личностный потенциал» соответствует, по мнению Д.А. Леонтьева, понятие «жизнестойкость» (hardiness), введённое в психологический оборот С. Мадди. Жизнестойкость - это психологическая живучесть человека. Это -экзистенциальная отвага, дающая возможность субъекту как можно меньше зависеть от ситуативных переживаний, увереннее совершать экзистенциальные выборы, помогающая человеку осознать свою подлинность. Умение субъекта воспользоваться личностными ресурсами, показывающее насколько личность способна совладать с трудностями, встающими на её пути. Жизнестойкость, согласно С. Мадди, включает в себя три составляющих: вовлечённость, контроль, принятие риска [12].

Включённость - убежденность в том, что вовлеченность в происходящее дает максимальный шанс найти нечто стоящее и интересное для личности. С. Мадди рассматривает её как важнейшую характеристику в отношении себя и окружающего мира, характера взаимодействия между ними, которая мотивирует человека к реализации, к достижениям. Она даёт возможность чувствовать себя значимым и достаточно ценным, чтобы полностью включаться в решение жизненных задач, несмотря на наличие стрессогенных факторов и изменений» [12].

Контроль - это убеждённость, что борьба может повлиять на результат происходящего, даже если влияние не абсолютно, а успех не гарантирован. Контроль - это тенденция думать и поступать так, как будто существует реальная возможность влиять на ход событий; эта особенность заставляет человека искать пути влияния на окружающий проблемный мир, на стрессогенные факторы, его можно рассматривать как антоним к беспомощности и пассивности. Это понятие в чём-то сходно с понятием «локус контроля» Дж. Роттера. Когнитивно оценивая даже трагические события, такие субъекты снижают их значимость, и, соответственно, уменьшают психотравмирующий эффект. Обобщённая позиция субъектацелостной жизни

обусловливает восприятие им любого стрессового события не как удара судьбы, влияния неподконтрольных сил, но как естественное явление, как результат действия других людей. Личность уверена, что любую трудную ситуацию можно так преобразовать, что она будет согласовываться с его жизненными планами, окажется в чём-то ему полезной.

Принятие риска или вызов - убежденность человека в том, что все то, что с ним случается, способствует его развитию за счет знаний, извлекаемых из позитивного или негативного опыта. Это уверенность в том, что жизни свойственно меняться и что изменения - это двигатель личностного развития. Основная мысль заключается в том, что изменения нужно воспринимать не как угрозу, а как вызов, испытание лично себя. Любое событие воспринимается как поворот изменчивой жизни, способствующий развитию.

По-мнению С. Мадди, важно, чтобы у личности были выражены все три компонента для личностного развития, самореализации, активности в стрессовых ситуациях.

Идея замещения процессов идентификации процессами индивидуации в период зрелости (Е.Е. Сапогова).

Периоду средней взрослости характерен кризис среднего возраста, хотя, стоит отметить, что границы этого кризиса размыты: он может начаться и в 35 лет и в 50. По мнению Е.Е. Сапоговой - это не кризис, а лиминальное состояние, связанное с тем, что действие первичной социализации заканчивается, вторичная социализация должна быть инициирована самой личностью. Если личность в период средней взрослости начинает эффективно выстраивать себя, то происходит замещение процессов идентификации процессами индивидуации. Как считает, Е.Е. Сапогова происходит частичное растождествление с тем, что мы достигли и нахождение нового тождества самому себе [14].

В период средней взрослости человек начинает жить не будущим, как в период юности, ранней взрослости, а настоящим, самореализуется в ситуации «здесь и теперь». Ещё К. Юнг писал о том, что именно во второй половине жизни, которую он называл полуденной, личность более всего склонна к процессу индивидуации, тогда как первая половина жизни направлена на достижения «Эго».

Преодоление кризиса среднего возраста возможно по пяти направлениям:

- «От освоенных способов ресурсной жизни - к жизнетворчеству.

- От стандартов к свободной детерминации (осознать какой я хочу быть).

- От родительских сценариев к свободному жизненному проектированию.

- От социально-ролевой распахнутости - к поиску подлинности.

- От социального собственничества к социальной отдаче (осознанию франкловского «ради чего/кого жить, вместо обыденного «как...»)» [14].

Личность стремится объединить, систематизировать в себе все характеристики собственного бытия. Она не только опирается на достигнутое ею в процессе социализации, но и создаёт новое, индивидуализируется, формирует собственные правила.

Тренинг представлял собой цикл из 10 занятий длительностью по восемь часов (вместе с перерывами на обед и кофе-паузами); два раза в неделю.

Цель тренинга:

Тренинг для женщин направлен на личностный и профессиональный рост, самоактуализацию с учетом выявленных типов представлений о гендерной идентичности и связанных с этими типами проблем в профессиональном и личностном развитии.

Также в процессе тренинга решались следующие задачи:

Дифференциация Я участников тренинга, а через неё - активизация женских архетипов (превращение их в ведущие архетипы), способствующих эффективному жизнетворчеству женщины.

Развитие понимания себя;

Развитие осознания собственных выборов и предпочтений, определяющих жизненный путь, жизнетворчество современной женщины.

Развитие эмоциональной устойчивости в сложных жизненных ситуациях. Работа в тренинге шла по следующим направлениям:

1. Работа по дифференциации Я. Использовались следующие виды работ:

Анализ собственного положения в семье участника тренинга. Данный анализ проводился участниками тренинга дома по предложенным вопросам, в соответствии с заданным планом. На каждом занятии делалось сообщение одним или двумя участниками.

Работа по развитию способности справляться с негативным эмоциональным реагированием.

Работа с непроработанной эмоциональной привязанностью к родителям (снятие последствий эмоционального разрыва). Работа по детриангуляции.

Работа с генограммой. Составление генограммы делалось участниками тренинга дома, на занятиях осуществлялся анализ.

Работа по избавлению от вредоносных убеждений, формирующая рациональный взгляд на мир, осуществлялась в русле рационально-эмотивной терапии. Активно использовались упражнения из рационально-эмотивной терапии, направленные на избавление от паттернов губительного мышления, умению рационально оценивать любую ситуацию. Данные упражнения дают возможность работать и с гендерными стереотипами, страхом успеха.

2. Работа на снятие созависимости.

3. Работа на снятие страха успеха.

4. Работа, направленная на осознание личностных ресурсов в плане определения жизненных планов, самореализации.

В тренинговые занятия также включался информационный блок. С целью лучшего понимания себя участниками тренинга, нами активно использовались упражнения с проективными картами.

Исследование выполнено при финансовой поддержке РГНФ, проект № 16-1671004.

Список литературы /References

1. Абульханова-Славская К.А. Стратегия жизни. М.: Мысль, 1991. 229 с.

2. Емельянова Е.В. Кризис в созависимых отношениях. Принципы и алгоритмы консультирования / Е.В. Емельянова. Спб.: Речь, 2010. 368 с.

3. Козлов В.В., Шухова Н.А. Гендерная психология. СПб.: Речь, 2010. 270 с.

4. Кон И.С. В поисках себя: личность и её самосознание. М.: Политиздат, 1984. 151 с.

5. Коростылёва Л.А. Психология самореализации личности: затруднения в профессиональной сфере. Спб.: Речь, 2005. 220 с.

6. Кучина Т.И. Взаимосвязь представлений о гендерной идентичности и самореализации женщин в период ранней взрослости // Актуальные вопросы современной науки: сборник научных трудов. Выпуск 49 / Под общ. ред. С.С. Чернова. Новосибирск: Издательство ЦРНС, 2016. С. 97-107.

7. Кучина Т.И. Возрастные представления женщин о гендерной идентичности и их влияние на профессиональную успешность и саморазвитие // Новый взгляд. Международный научный вестник, 2016. № 15. С. 22-39.

8. Кучина Т.И. Представления женщин в период ранней взрослости о тендерной идентичности и их влияние на профессиональную успешность // Проблемы современной науки: сборник научных трудов: выпуск 24. Ставрополь: Логос, 2016. С. 73-89.

9. ЛеонтьевА.Н. Деятельность. Сознание. Личность. М.: Политиздат, 1977. 352 с.

10. Леонтьев Д.А. Психология смысла: природа, строение и динамика смысловой реальности. М.: Смысл, 2003. 487 с.

11. Леонтьев Д.А., Рассказова Е.И. Тест жизнестойкости. Методическое руководство по новой методике психологической диагностики личности с широкой областью применения. М.: Смысл, 2006. 63 с.

12.Мадди С. Смыслообразование в процессах принятия решения // Психологический журнал, 2005. Т. 26. № 6. С. 87-101.

13. Перегудина В.А. Особенности становления мужской и женской тендерной идентичности в возрастном диапазоне от старшего дошкольного до юношеского возраста: дис. канд. психол. наук: 19.00.13/ НИУ «БелГУ», Белгород, 2011. 239 с.

14. СапоговаЕ.Е. Экзистенциальная психология взрослости. М.: Смысл, 2013. 767 с.

15. Таланов В.Л., Малкина-Пых В.Г. Справочник практического психолога. СПб.: Сова, М.: ЭКСМО, 2005. 928 с.

16. Теория семейных систем Мюррея Боуэна: Основные понятия, методы и клиническая практика / Под ред. К. Бейкер, А.Я. Варги. М.: Когито-Центр, 2012. 496 с.

17. Уайнхолд Б. Освобождение вот созависимости. Перевод с английского А.Г. Чеславской / Б. Уайнхолд, Дж. Уайнхолд // М.: Независимая фирма «Класс». 2002. 224 с.

18.Хорни К. Невротическая личность нашего времени / К. Хорни. Изд.: Ардис Жанр, 2005. 208 с.

19. Шорохова О.А. Жизненные ловушки зависимости и созависимости / О.А. Шорохова. Спб.: Речь, 2002. 136 с.