Научная статья на тему 'Тактика советских войск и противника в ходе Дебреценской наступательной операции (октябрь 1944 г. )'

Тактика советских войск и противника в ходе Дебреценской наступательной операции (октябрь 1944 г. ) Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
819
156
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ВЕНГРИЯ / ДЕБРЕЦЕНСКАЯ НАСТУПАТЕЛЬНАЯ ОПЕРАЦИЯ / ТАКТИКА / HUNGARY / DEBRECEN OFFENSIVE OPERATION / TACTICS

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Михайлик А.Г.

Дебреценская наступательная операция войск 2-го Украинского фронта 6 28 октября 1944 г. привела к освобождению третьей части территории и четверти населения Венгрии. Войска противника упорно обороняли укрепленные узлы сопротивления, при отступлении минировали дороги, прикрывались подвижными арьергардами. Советские войска демонстрировали эффективное взаимодействие пехоты, кавалерии, артиллерии, бронетанковых войск и авиации, использовали авангардные подвижные отряды, что и явилось одной из основных причин их успеха.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

THE TACTICS OF SOVIET TROOPS AND THE ENEMY DURING THE DEBRECEN OFFENSIVE (OCTOBER 1944)

Debrecen offensive of the 2nd Ukrainian Front 6 28 October 1944 led to the liberation third of the territory and a quarter of the population of Hungary. The troops of the enemy stubbornly defended the fortified centers of resistance, mined roads during the retreat, defended by mobile rearguards. Soviet forces demonstrated an effective interaction of infantry, cavalry, artillery, armored and air forces, using avant-garde mobile units, which was one of the main reasons for their success.

Текст научной работы на тему «Тактика советских войск и противника в ходе Дебреценской наступательной операции (октябрь 1944 г. )»

Список литературы

1. Гуляева Е.Ю. Кулинарные практики и этничность (по материалам наблюдений и интервью с армянами Петербурга)//Этнографическое обозрение № 5, 2012, с.24-40.

2. Дьяконова, В. П. Алтайцы (Материалы по этнографии теленгитов Горного Алтая). Горно-Алтайск.

2001.

3. Потапов Л. П. "Пища алтайцев"// Сб. Музея антропологии и этнографии, XIV, 1951, с. 37-71.

4. Токарев С.А. К методике этнографического изучения материальной культуры //Советская этнография, № 4 1970, с. 3-17.

5. Appadurai, A. "Howto Makea National Cuisine: Cookbooks in Contemporary India" in. Comparative Studies in Society and History 30, 1: 3-24.

Об авторе

Маслов Д.В. - независимый исследователь, ООО "Алтай М", ed@lenta.ru УДК: 94(47).084.8

ТАКТИКА СОВЕТСКИХ ВОЙСК И ПРОТИВНИКА В ХОДЕ ДЕБРЕЦЕНСКОЙ НАСТУПАТЕЛЬНОЙ

ОПЕРАЦИИ (ОКТЯБРЬ 1944 г.)

А.Г. Михайлик

Дебреценская наступательная операция войск 2-го Украинского фронта 6 - 28 октября 1944 г. привела к освобождению третьей части территории и четверти населения Венгрии. Войска противника упорно обороняли укрепленные узлы сопротивления, при отступлении минировали дороги, прикрывались подвижными арьергардами. Советские войска демонстрировали эффективное взаимодействие пехоты, кавалерии, артиллерии, бронетанковых войск и авиации, использовали авангардные подвижные отряды, что и явилось одной из основных причин их успеха. Ключевые слова: Венгрия, Дебреценская наступательная операция, тактика

Освобождение Красной Армией Венгрии от фашизма началось с Дебреценской стратегической наступательной операции войск 2-го Украинского фронта. Перед ними Ставкой была поставлена задача содействовать наступлению 4-го Украинского фронта, войска которого с большим трудом пробивались к упорно обороняемым немецко-венгерскими войсками перевалам Восточных Карпат, очистить от противника северную Трансильва-нию и выйти в тыл 8-й немецкой и 1-й венгерской армиям. Начало наступления было назначено на 3 октября, однако из-за отставания с сосредоточением ударных группировок было перенесено на 6 октября. Директивой Ставки № 220234 от 3.10.1944 г. 6-ю гв. танковую армию было приказано использовать вместе с конно-механи-зированной группой генерала Плиева для удара на север, в обход Дебрецена с запада. Вместе с ними наступала на Дебрецен 53-я армия (выдвижение подвижных сил в первый эшелон было обусловлено слабостью обороны противника на данном направлении, что давало возможность быстрого прорыва в глубину). Южнее, на левом крыле, переданная из состава 3-го УФ 46-я армия вместе с подчиненной ей в оперативном отношении 1-й румынской армией должны были форсировать Тиссу, занять плацдармы на ее правобережье и далее очищать междуречье Тиссы и Дуная (Бачку). Севернее 27-я армия вместе с 4-й румынской армией наступали на Клуж, а на правом крыле 7-я гв. армия и 40-я армия - в направлении на Сигет, Сату-Маре, Карей[1].

Соотношение сил было в пользу 2-го Украинского фронта, которым командовал маршал Р.Я. Малиновский. В его состав входили пять общевойсковых (7-я гвардейская, 27-я, 40-я, 46-я, 53-я армии), одна танковая (6-я гв. ТА), одна воздушная (5-я ВА) армии, две конно-механизированных группы (генералов И.А. Плиева и С.И. Горшкова в составе двух механизированных и трех кавалерийских корпусов), два укрепрайона, 18-й тк и другие части и соединения; в оперативном подчинении 2-го УФ находились 1-я и 4-я румынские армии (22 дивизии, но недостаточно укомплектованные и слабо вооруженные). Его противником являлась группа армий «Юг» под командованием генерал-полковника Г. Фриснера, в которую входили, в порядке занимаемых позиций с юга на север, 3-я венгерская, 6-я немецкая, 2-я венгерская и 8-я немецкая армии, прикрываемые с воздуха частью авиации 4-го воздушного флота. 2-й Украинский фронт располагал 750 танками и САУ, 10200 орудиями и минометами (не считая 57-мм и 45-мм, зенитных и РС), 1100 самолетами; у противника имелось 3500 орудий и минометов, 300 танков и САУ, 550 самолетов[2].

Однако запланированная наступательная операция имела и свои сложности. Общая длина линии фронта составляла около 800 км, поэтому на каждую дивизию (40 дивизий 2-го УФ и 22 румынских) приходилось 13 км; такая оперативная плотность была в 2 раза ниже, чем в других стратегических наступательных операциях 1944 г., и в 3-4 раза ниже, чем в операциях 1945 г.[3] Кроме того, возникли серьезные затруднения с тыловым обеспечением, связанные с состоянием дорожной сети на территории Румынии: отступая, противник разрушал железнодорожные пути и шоссейные дороги, уничтожал навигационное оборудование на реках, выводил и уничтожал подвижной состав. Дополнительную сложность представлял тот факт, что западноевропейская железнодорожная колея была уже советской (союзной: 1435 мм и 1524 мм соответственно), станционные пути были

короче, габариты на мостах и в тоннелях меньше. В этой ситуации требовалось перешивать полотно (так, на союзную колею было решено перешить один путь двухпутной линии от Унген до Плоешти протяженностью около 400 км и обеспечить ее советским подвижным составом) и/или создавать перегрузочные базы, используя трофейные локомотивы и вагоны (такие базы были созданы в Галаце, Яссах, Плоешти), переформировывать составы, восстанавливать мосты, виадуки и тоннели. Работы велись в максимальном темпе: железные дороги восстанавливались и перешивались со скоростью около 10 км в сутки (на отдельных участках - до 61 км в сутки); военные железнодорожники перешили на союзную колею в Румынии 690 км железных дорог, восстановили 380 км главных железнодорожных путей, свыше 1000 мостов и 16 тоннелей. Пока на железных дорогах шли восстановительные работы, тяжелая нагрузка легла на военно-автомобильные части, перевозившие боеприпасы, горючее и личный состав круглосуточно.[4] Несмотря на все усилия, состояние путей и количество транспорта не позволяли добиться требовавшихся объемов и темпов перевозок - как вспоминал позднее маршал Р.Я. Малиновский, «несмотря на неоднократные просьбы Военного совета фронта, Ставке так и не удалось обеспечить доставку необходимого количества боеприпасов на фронтовые склады»[5]. Наконец, еще одна сложность заключалась в том, что подготовка к Дебреценской стратегической наступательной операции велась непосредственно во время боевых действий, что создавало определенные организационные трудности.

Тем не менее, все эти трудности и сложности были преодолены и 6 октября 1944 г. войска фронта начали Дебреценскую наступательную операцию. В течение трех дней конно-механизированная группа генерала Плиева вместе с частями 53-й армии, прорвав оборону противника, вышли в район Карцага (западнее Дебрецена), образовав клин до 100 км в глубину и до 45 км по фронту. Но в центре и на правом крыле противник продолжал удерживать Орадя и Клуж, соединения 6-й гв. танковой и 27-й армий не имели продвижения. Тогда Ставка дала директиву, согласно которой Орадя должен был взят комбинированным ударом 33-го ск с юга, 6-й гв. ТА с запада и 6-го гв. кк и 7-го мк КМГ Плиева с северо-запада, тогда как 4-й гв. кк должен был самостоятельно овладеть Дебреценом. Находясь к этому моменту в оперативном окружении (немецкий 3-й тк юго-западнее Дебрецена нанес удар во фланг КМГ), подвижные соединения Плиева развернулись на 180 градусов и 12 октября вместе с другими частями овладели Орадя. За день до этого 46-й армией был взят Сегед, а 27-й армией - Клуж; утратив важные узлы коммуникаций и опасаясь окружения, 1-я и 2-я венгерские и 8-я немецкая армии начали отход из Трансильвании. Советское командование, в свою очередь, стремясь не выпустить противника из наметившегося мешка, поставило перед КМГ Плиева, которую поддерживали 27-я, 6-я гв. танковая армии и КМГ Горшкова (5-й гв. кк и 23-й тк), задачу нанести удар на север в направлении Дебрецен, Ньиредьхаза, Чоп навстречу 18-й армии 4-го УФ, активизировавшего свои действия, так как 15 октября противник начал отводить свои войска из Украинских Карпат. 18 октября войска 4-го УФ взяли Сигет, а 19 октября войсками 2-го УФ был освобожден Дебрецен.

В тот же день противник силами 4-го тк нанес контрудар из района Сольнок в направлении Карцаг, Пюшпек-Ладань и к исходу 21 октября продвинулся на 40 км, достигнув р. Кереш. Командование 2-го УФ перебросило с правого крыла фронта 7-ю гв. армию, которая восстановила положение и к 23 октября вышла к Тиссе, а к 29 октября полностью переправилась на западный берег. В центре фронта после взятия Дебрецена две конно-механи-зированные группы были объединены с целью овладения Ньиредьхазой, прикрывавшей подступы к наиболее удобным переправам через Тиссу в районе Ракамаз, Домбрад; взяв их, наши войска практически завершили бы окружение трансильванской группировки противника. 21 октября Ньиредьхаза была взята, а передовые части вышли к переправам через Тиссу в Ракамазе, Домбраде и Токае. В этот критический момент немецкое командование сумело организовать контрудар: 3-й тк и 9-й ак (в) атаковали с юго-запада, а с северо-востока подошли отступавшие соединения 8-й армии - 17-й и 29-й ак; соединившись в районе Надь-Калло, они разрезали КМГ надвое. Генералу Плиеву было приказано основными силами прорываться через Надь-Калло на соединение с 27-й армией; 27 октября после тяжелых боев два кавалерийских и танковый корпуса вышли из окружения.

Таким образом, окружить карпатско-трансильванскую группировку противника не удалось: венгерские и немецкие соединения смогли отойти или прорваться, заняв затем новые рубежи обороны. Вместе с тем войска 2-го УФ в ходе Дебреценской операции продвинулись на 130-275 километров, разгромили 10 дивизий противника и взяли в плен более 42 тыс. чел., освободив северную Трансильванию, левобережье Тиссы и значительные территории между Тиссой и Дунаем, тогда как 4-й УФ во взаимодействии с ними занял Хуст, Мукачево и Ужгород, завершив Карпато-Ужгородскую операцию освобождением Закарпатской Украины. За 23 дня наступления войска 2-го Украинского фронта разгромили 10 дивизий противника, взяли в плен более 42 тыс. солдат и офицеров. Войсками 2-го УФ было уничтожено 915 танков и штурмовых орудий, 793 миномета, 428 бронемашин и бронетранспортеров, 416 самолетов, 8 бронепоездов, свыше 3 тыс. автомашин, захвачено 138 танков и штурмовых орудий, 856 орудий, 681 миномет, 386 самолетов, 16 тыс. винтовок и автоматов.[6]

Представляет интерес сравнение тактики войск 2-го УФ и войск противника в ходе Дебреценской операции. Противник, отступая под натиском войск 2-го Украинского фронта, в течение всего октября 1944 г. вел сдерживающие наше наступление тяжелые арьергардные бои, опираясь на заранее подготовленные укрепления полевого типа. Его оборона в основном строилась на удержании узлов дорог, крупных населенных пунктов и командных высот, а промежутки между этими объектами занимались небольшими группами пехоты, а также прикрывались артиллерийско-минометным огнем, группами танков, самоходных орудий и бронетранспортеров с пехотой. Последние, как правило, составляли подвижные группы и выбрасывались противником на том

направлении, где ему угрожала наибольшая опасность.

Пехота противника, не имея достаточных сил для занятия сплошной обороны перед всем фронтом советских войск, строила свою оборону по принципу создания отдельных узлов сопротивления и опорных пунктов, используя, в основном, господствующие высоты, населенные пункты, главным образом у дорог, и водные рубежи - реки и каналы. Каждый опорный пункт и узел сопротивления приспособлялся к круговой обороне, насыщался пехотным оружием и отдельными орудиями, танками и самоходными установками с таким расчетом, чтобы был обеспечен сплошной круговой огонь. Такие опорные пункты и узлы сопротивления противник оборонял до последнего патрона и при потере своих позиций переходил в ожесточенные контратаки, повторяя их последовательно по несколько раз.

Вынужденный под натиском войск 2-го УФ отступать, противник отход своих главных сил прикрывал сильными подвижными арьергардами численностью от батальона до пехотного полка. Такие арьергарды действовали на главных направлениях наступления наших войск. В состав этих арьергардов входили пехота, артиллерия, минометы, бронетранспортеры, самоходные орудия и саперы. Эти подвижные арьергардные отряды не ограничивались только пассивной обороной на заранее подготовленных рубежах, а активно контратаковали наступающие части, вклиниваясь в боевые порядки, просачиваясь на тыловые коммуникации.

В целях выиграть время для производства оборонительных работ на очередном рубеже и для отвода тылов, подвижные арьергардные отряды противника устраивали на путях своего отхода всевозможные «сюрпризы», мешающие быстрому продвижению наших войск. Для этого противник обильно минировал все дороги и тропы минами натяжного действия, взрывал мосты и разрушал полотно шоссе в местах, не имеющих объездов, а в дефиле заваливал дороги, взрывом обрушивая горные породы. Нередко противник практиковал установку на дорогах фугасов большой взрывной силы. С этой целью на соответствующих участках дорог заблаговременно подготавливался бетонированный колодец глубиной от 3 до 4 метров и диаметром в полметра. В колодец закладывалось взрывчатое вещество в двух бочках по 100 кг, соединенных между собой детонирующим шнуром. При взрыве подобного фугаса на дороге образовывались воронки глубиной до 2-х метров и диаметром от 6 до 20 метров, преодоление которых было невозможно без строительства специальных мостов.[7]

В арьергардные части противник направлял, главным образом, 81-мм и 120-мм минометы и легкие орудия, наиболее удобные для передвижения и маневра колесами. Находящийся в арьергарде полк на всех полевых дорогах, горных тропах и в долинах прикрываемого направления оставлял по одной усиленной роте от каждого батальона, оснащая их 2-3 орудиями ПТО, 5-6 минометами и несколькими легкими и тяжелыми пулеметами. Каждый пехотный батальон, в период отхода прикрывавший отступление главных сил, усиливался 2-3 артиллерийскими и минометными батареями. Кроме того, для прикрытия арьергардных частей противник вел артиллерийский огонь орудиями большой мощности из глубины своей обороны с заранее подготовленных огневых позиций по заранее пристрелянным рубежам. Такая организация артиллерийского и минометного огня позволяла сравнительно небольшим арьергардным частям удерживать продолжительное время важные опорные пункты на пути наступления войск 2-го УФ. Орадна, Регин, Сату-Маре, Карей и многие другие важные опорные пункты упорно удерживались противником благодаря сочетанию огня арьергардных частей с огнем артиллерии большой мощности, расположенной на сравнительно отдаленных огневых позициях.

Орудия прямой наводки устанавливались на обочинах дорог и на самих дорогах. Самоходные орудия располагались в боевых порядках пехоты за прикрытиями, вели огонь с места и сопровождали пехоту во время контратак. Там, где оборона противника состояла из отдельных узлов сопротивления, не имеющих тесной огневой связи между собой, комбинированные подвижные группы численностью до 15 единиц (танки, самоходные орудия и бронетранспортеры с пехотой) патрулировали промежутки между узлами сопротивления.[8]

Авиация противника активно противодействовала наступлению войск 2-го УФ и боевым действиям советской авиации. Группами до 30 Ю-87 и до 20 ФВ-190 под прикрытием истребителей вражеская авиация бомбардировала и штурмовала боевые порядки наступающих войск 2-го УФ в районах Сегед, Сольнок, Орадеа-Маре, Клуж, Дебрецен, Ньиредьхаза. Группами до 20 самолетов ФВ-190, Ю-87 и реже Ю-88 и Хе-111 под прикрытием истребителей Ме-109 и ФВ-190 авиация противника поддерживала наступление своих войск в районе Сольнок, Сарваш, Ньиредьхаза, Дебрецен, нанося удары по нашим войскам и пытаясь блокировать аэродромы наших штурмовиков и истребителей в районе юго-восточнее Сарваш. Всего за октябрь 1944 г. авиация противника произвела 1679 самолетопролетов, из них по типам: 131 - Хе-111, 133 - Ю-88, 195 - Ю-87, 288 - Ме-109, 56 - Ме-110, 816 - ФВ-190, 18 - ФВ-189, 20 - ХШ-123, 9 - ХШ-126, 5 - ХШ-129, 8 - ДО-215.[9]

Однако господство в воздухе все же оставалось за советской авиацией. В течение октября 1944 г. наша авиация произвела 6554 боевых самолетовылетов, из них по типам самолетов: Ил-2 - 1594, А-20-Ж - 86, Пе-2 - 49, Як-1, 3, 7, 9 - 2005, Ла-5, 7 - 1555, По-2 - 1265; в том числе ночью 880 самолетовылетов (А-20-Ж - 25, По-2 - 855).

По выполнению задач самолетовылеты распределялись следующим образом:

1. На штурмовку войск и техники противника - 1498.

2. На бомбардирование войск и техники противника - 594.

3. На разведку - 791.

4. На бомбардирование аэродромов противника - 12.

5. На прикрытие войск - 1778.

6. На сопровождение - 1205.

7. На перехват и отражение налетов противника - 94.

8. На прикрытие переправ - 143.

9. На свободную охоту - 46.

10. На доставку боеприпасов окруженным войскам - 73.

11. На выполнение спецзаданий 2-го УФ - 320.

Общий боевой налет составил 7683 самолеточасов.

Авиация 2-го УФ в октябре 1944 г. провела 151 воздушный бой, в которых с нашей стороны участвовало 650 самолетов. В результате воздушных боев было сбито 149 самолетов противника, из них по типам: ФВ-190 -87, МЕ-109 - 26, Ю-87 - 22, До-217 - 3, Ю-88 - 6, Хе-126 - 2, ХШ-129 - 2, ФИ-156 - 1.[10]

Большую роль сыграла авиация 5-й воздушной армии в обеспечении прикрытия и поддержки войск конно-механизированной группы генерала Плиева во время ведения ей боев в окружении. Для отражения атак противника по внешнему кольцу окруженной КМГ было выделено две авиадивизии, из них одна штурмовая и одна истребительная. Командиры дивизий были оперативно выброшены на НП командующего КМГ и постоянно находились при нем со всеми своими радиосредствами связи и управления, при помощи которых вызывались авиагруппы на поле боя и им ставились боевые задачи, указывались и обеспечивались цели. Такая организация позволяла наносить бомбардировочно-штурмовые удары авиации там и тогда, где и в какое время требовалось в соответствии с быстро меняющейся обстановкой.

Эффективность взаимодействия подвижных и наземных войск с авиацией и организации управления ею над полем боя при отражении контратак противника подтверждались многочисленными примерами. Так, 20 октября группа 9 ИЛ-2 130-го гв. шап, ведущий гв. капитан Тутаев, под прикрытием 4 ЛА-5 в период 12.00 - 12.20 с высоты 600 м с лавирования восемью заходами нанесла бомбардировочно-штурмовой удар по скоплениям танков, автомашин и пехоте противника, сосредоточенных для контратаки в районе севернее Терексентмиклош. При подходе группы к цели с южной стороны Терексентмиклош зенитная артиллерия противника открыла заградительный огонь (2 батареи МЗА, 1 батарея ЗА). Ведущий группы по радио подал команду: «второму звену подавить огонь ЗА». После этого группа перестроилась в круг и произвела 8 заходов на цель, встречая огневое противодействие только от танков. В результате длительного воздействия с воздуха наших штурмовиков на танки, стоявшие на исходном рубеже, контратака противника была сорвана.

27 октября командир авиадивизии, находящийся на НП командующего КМГ, вызвал по радио группу истребителей и поставил ей задачу прикрыть наземные войска. В период 15.00 - 15.56 группа из 6-ти ЯК-9 с ведущим зам. командира 13-й гв. иад гв. подполковником Боровым, прикрывая кавалеристов, встретили 16 ФВ-190 и 4 МЕ-109, пытавшихся бомбардировать и штурмовать наши войска по дороге Ньиредьхаза - Ракомаз. Гв. подполковник Боровой, пользуясь тем, что истребители МЕ-109 были сзади ФВ-190, атаковал 16 ФВ-190 сверху в лоб одновременно всей шестеркой. В результате первой атаки было сбито 3 ФВ-190. Остальные, рассыпавшись, сбросили бомбы беспорядочно в поле и ушли в северо-западном направлении, а истребители МЕ-109, не приняв боя, боевым разворотом скрылись в облачность.[11]

Поддержку частям КМГ оказывали не только истребители и штурмовики. Как пишет автор очерка боевого пути 5-й воздушной армии С.М. Давтян, «неоценимую помощь конно-механизированной группе генерала И.А. Плиева оказали полки 312-й ночной легкобомбардировочной авиадивизии. Ее экипажи но только бомбили тыловые объекты противника, но также выполняли задачу по доставке боеприпасов кавалерийским частям, окруженным в районе Хайду-Собосло, а затем в районе Ньиредьхазы. При этом отличились экипажи заместителя командира авиаполка капитана С.Я. Добрушкина, командира эскадрильи капитана П.П. Закревского и командира звена лейтенанта Н.А. Шмелева. Они неоднократно производили посадки в районе окруженных частей, сбрасывали грузы с малой высоты и под обстрелом противника уходили на свой аэродром Орадя. А лейтенант Н.А. Шмелев, доложив командиру полка майору А.И. Чернобурову о трудном положении кавалеристов, перелетел на площадку выгрузки и в течение ночи руководил приемом самолетов с боеприпасами»[12].

Наземные войска не отставали от авиаторов, демонстрируя образцы мужества, отваги и, что чрезвычайно важно - тактического мастерства. Например, действия 240-й стрелковой дивизии под командованием генерал-майора Т.Ф. Уманского (50-й ск 40-й армии) на одном из труднейших участков полосы наступления вдоль важной горной магистрали: Борша, Фельшо-Вишшо, Петрова, Сигет, можно привести в качестве примера хорошо организованного преследования противника. На данном направлении к началу октября 1944 г. действовали части 22-го, 27-го, 19-го пограничных батальонов венгров, 8-я лпд немцев и 1/57 пп венгров, которые опирались на заранее подготовленную систему опорных пунктов с наличием проволочных заграждений в 3-4 кола, минных полей, лесных завалов и траншей полного профиля. Перед дивизией стояла задача - прорвать укрепленную полосу противника в направлении крупного узла сопротивления Борша и преследовать отходящего на Сигет противника.

В течение нескольких дней дивизия вела напряженные бои на подступах к Борше. К исходу 14 октября 1944 г. дивизия одним полком, обходя оборону противника с севера по труднопроходимым горным тропам, опрокинула его сильные заслоны, расположенные по долине р. Числа и штурмом овладела важным опорным пунктом, прикрывающим Боршу с севера - Боршагандалом, создав угрозу перехвата путей отхода, а другим полком действовала с юго-востока, перехватывая все дороги и тропы, идущие из Борши в юго-западном направлении.

Противник, видя угрозу выхода наших частей на его тыловые коммуникации, начал поспешный отход, прикрываясь сильными арьергардами. Части дивизии начали неотступное преследование отходящего противника.

Преследование осуществлялось сильными подвижными отрядами, ни на одну минуту не терявшими соприкосновения с арьергардными частями противника, прикрывавшими отход главных сил по направлению Фельшо-Вишшо, Сигет. Дивизия преследовала противника по главной магистрали и выбрасывала небольшие отряды на дороги, идущие на отдельных участках параллельно основной дороге, с задачей наносить внезапные удары с флангов, уничтожать живую силу и технику противника и, тем самым, не позволять ему перейти к обороне на промежуточных рубежах. В течении трех дней полки дивизии, несмотря на разрушенные дороги, взорванные мосты, минные поля, не позволяли противнику оторваться от наших передовых частей и оказать сколько-нибудь серьезное сопротивление. За это время части дивизии с боями продвинулись свыше 60 км по труднодоступным горным дорогам и тропам и завязали ожесточенные бои на подступах к крупному узлу сопротивления - городу Сигет, прикрывающему выход из Карпат. Преследование противника частями 240-й сд было настолько стремительным, что он не сумел организовать серьезной защиты Сигета. С утра 18 октября 1944 г. 240-я сд, взаимодействуя с частями 4-го УФ, с рубежа Лунка, Фельшо-Рона, Ронасек ударом через Крокунов и Вал сломила сопротивление противника, ворвалась в город и к исходу дня полностью очистила Сигет от вражеских войск.[13]

Хорошо показали себя и артиллеристы, которым в октябре 1944 г. пришлось действовать в сложных условиях горно-лесистой местности. В качестве примера можно привести боевые действия 10-го горно-вьючного минометного полка, который все время действовал на самых трудных в плане естественных препятствий участках. Следуя за боевыми порядками пехоты, свои огнем полк наносил удары по противнику, громил его живую силу и технику. За период наступления в Карпатах и Северной Трансильвании 10-й горно-вьючный минометный полк с боями прошел путь в 860 км, уничтожил свыше 2000 солдат и офицеров противника, 87 огневых точек, 8 орудий, 4 минометных батареи; подавил огонь 30 минометных батарей; разбил 200 повозок с военным имуществом, 20 автомашин; разрушил 19 ДЗОТ; поджег 8 складов с боеприпасами.

Все эти успехи были достигнуты благодаря четкой организации взаимодействия своего огня со стрелковыми подразделениями. Взаимодействие было организовано следующим образом: командиры артминометных полков неотлучно находились с командирами поддерживаемых стрелковых полков на одном из наблюдательных пунктов на направлении главного удара; в свою очередь, командиры дивизионов, батарей находились на наблюдательных пунктах совместно с командирами батальонов, рот. Артиллерийские и пехотные командиры проводили совместную рекогносцировку местности, намечали общие ориентиры, кодировали местность, намечали огни, устанавливали сигналы вызова и прекращения огня. Все это позволяло командиру любого стрелкового подразделения в любую минуту вызвать артминометный огонь по появившейся цели. Командир группы благодаря такой организации взаимодействия мог своевременно дать массированный огонь по нужным целям. Для корректировки огня имелись наблюдательные пункты со средствами связи в передовых подразделениях наступающей пехоты.[14]

Самоходная артиллерия обеспечивала действия танков и мотопехоты, располагаясь на флангах и непосредственно в боевых порядках пехоты. Гораздо реже «самоходчики» находились за боевыми порядками танков и пехоты. Кроме того, имелись случаи самостоятельного действия самоходной артиллерии по преследованию противника и овладению переправами. Так, 1505-й самоходный артполк (СУ-76) в 10.00 7 октября 1944 г. получил боевое распоряжение: поддержать 3/308 гв. сп и к 16.00 7.10.1944 г. овладеть селом Тэрек Канижа, после чего переправиться через р. Тисса и продолжать наступление на север вдоль правого берега реки. В 11.00 полк начал наступление по маршруту: Мокрин, Црнабара, Тэрек Канижа, имея боевой порядок: одна батарея - в ГПЗ, три батареи - в колонне. Не встречая сильного сопротивления, полк к 13.00 достиг Тэрек Канижа и к 16.00 тремя батареями овладел последним, выйдя на переправу через р. Тисса. Одна батарея поддерживала наступление кавалерийского эскадрона в направлении Окерестур.

При преследовании противника пехота отстала от 1505-го сап и последний Тэрек Канижа овладел самостоятельно, захватив при этом три штабных машины и 30 венгерских солдат. Не ожидая подхода пехоты, командир полка решил форсировать р. Тисса и захватить плацдарм. В 18.00 полк приступил к переправе одной батареи; две других батареи обеспечивали переправу первой, ведя огонь по огневым точкам противника на правом берегу. Переправившись без потерь через р. Тисса, первая батарея заняла огневые позиции и обеспечивала переправу двух других батарей. Полк в составе трех батарей без поддержки пехоты к 24.00 7.10.1944 г. переправился на правый берег, начал наступление на Ст. Канижа и к 14.00 следующего дня овладел населенным пунктом и занял круговую оборону в ожидании пехоты.[15]

Таким образом, в ходе Дебреценской наступательной операции 6-28 октября 1944 г. войска 2-го Украинского фронта нанесли поражение группе армий «Юг», продемонстрировав при этом высокий уровень тактического мастерства.

Debrecen offensive of the 2nd Ukrainian Front 6 - 28 October 1944 led to the liberation third of the territory and a quarter of the population of Hungary. The troops of the enemy stubbornly defended the fortified centers of resistance, mined roads during the retreat, defended by mobile rearguards. Soviet forces demonstrated an effective interaction of infantry, cavalry, artillery, armored and air forces, using avant-garde mobile units, which was one of the main reasons for their success. Keywords: Hungary, Debrecen offensive operation, tactics

Список литературы

1. Русский архив: Великая Отечественная. Ставка ВКГ: Документы и материалы 1944-1945. Т. 16 (5-4). М., 1999.С. 154.

2. История Великой Отечественной войны Советского Союза. 1941 - 1945 г. (в 6 томах). Т. 4. М., 1962. С. 380; Мюллер-Гиллебрандт Б. Сухо-путная армия Германии 1933-1945гг. М., 2002. С. 422.

3. Минасян М.М. Освобождение народов Юго-Восточной Европы. Боевые действия Красной Армии на территории Румынии, Болгарии, Венгрии и Югославии в 1944-1945 гг. М., 1967. С. 254.

4. Ковалев И.В. Транспорт в Великой Отечественной войне (1941-1945 гг.). М., 1981. С. 342, 346, 348; Конарев Н.С. Железнодорожники в Великой Отечественной войне 1941-1945. М., 1987. С. 356, 367.

5. Будапешт - Вена - Прага. М., 1965. С. 45.

6. История второй мировой войны 1939-1945 гг. (в 12 томах). Т. 9. М., 1978. С. 193.

7. Центральный архив Министерства обороны РФ (далее - ЦАМО). Ф. 240. Оп. 2779. Д. 1338. Л. 2, 4, 5.

8. ЦАМО. Ф. 240. Оп. 2779. Д. 1338. Л. 6, 8.

9. ЦАМО. Ф. 240. Оп. 2779. Д. 1338. Л. 8, 9.

10.ЦАМО. Ф. 240. Оп. 2779. Д. 1338. Л. 27.

11.ЦАМО. Ф. 278. Оп. 1519. Д. 56. Л. 43; Ф. 327. Оп. 4999. Д. 21. Л. 297-299.

12.Давтян С.М. Пятая воздушная. Военно-исторический очерк боевого пути 5-й воздушной армии в годы Великой Отечественной войны. М., 1990. С. 204-205.

13.ЦАМО. Ф. 240. Оп. 2779. Д. 1338. Л. 14-15.

14.ЦАМО. Ф. 240. Оп. 2779. Д. 1338. Л. 20-21.

15.ЦАМО. Ф. 240. Оп. 2779. Д. 1338. Л. 24-25.

Об авторе

Михайлик А.Г. - доктор экономических наук, доктор юридических наук, заместитель руководителя Центрального управления Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору (Ростехнадзор)

УДК 381.09

АНАЛИЗ ПРОБЛЕМ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ТОРГОВЛИ И ПРОИЗВОДСТВА В СССР В 1950-60е ГОДЫ

И.А. Мороз

В статье рассмотрены основные трудности воздействия торговли на производство. Архивные источники и периодическая печать, использованные в статье, способствуют выделению главных методов и способов изучения покупательского спроса. Проанализированы причины недостаточного количества и ассортимента товаров в торговых организациях и пути их преодоления. Ключевые слова: торговля, производство, система заказов, покупательский спрос, ассортиментный минимум, выставки-просмотры, ярмарки.

После окончания Великой Отечественной войны 1941-1945 годов необходимых товаров выпускалось мало, и поэтому все они находили своего покупателя и, более того, - ощущался их дефицит. К середине же 1950х годов выпуск продукции значительно увеличился, но население страны по-прежнему страдало от их нехватки. Однако постепенно проясняется главная причина происходящего: это не только нехватка сырья, материалов, оборудования и квалифицированных кадров, но, прежде всего, отсутствие анализа потребностей определенных товаров в конкретном регионе и торговой организации. Поэтому на первый план выходят проблемы взаимодействия торговли и производства.

Целью данной работы является анализ существовавших проблем между планирующими органами торговых организаций и производственными предприятиями в СССР в 1950-60егоды. Успешное решение данных проблем должно было способствовать наполнению магазинов необходимым ассортиментом товаров и повышению жизненного уровня населения страны.

С начала 1950х годов розничная и оптовая торговля несколько усилила свое влияние на промышленность. Однако это влияние должно было быть действеннее, принимая во внимание возросшие требования населения к товарам [1, с.44].

Важнейшими формами взаимосвязи промышленности и торговли и орудиями воздействия торговли на объем и структуру производства предметов потребления являлись хозяйственные договоры и система заказов.

Для уточнения заказов, согласования развернутого ассортимента торговые организации все больше использовали художественные советы совнархозов и управлений местной промышленности, выставки-просмотры, ярмарки по оптовой продаже товаров по образцам, смотры лучших моделей одежды и обуви, на которых предъявляли конкретные требования к улучшению качества и ассортимента [2, с.5].

В усилении воздействия важную роль играло расширение непосредственных хозяйственно-договорных отношений между розничной торговлей и промышленностью.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.