Научная статья на тему 'Судебный процесс первой четверти XVIII века. Суд над царевичем Алексеем Петровичем'

Судебный процесс первой четверти XVIII века. Суд над царевичем Алексеем Петровичем Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
995
176
Поделиться
Ключевые слова
ПЕТР ВЕЛИКИЙ / PETER THE GREAT / ЦАРЕВИЧ АЛЕКСЕЙ ПЕТРОВИЧ / TSAREVICH ALEXEI PETROVICH / УГОЛОВНОЕ И УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОЕ ПРАВО XVIII В / CRIMINAL LAW AND CRIMINAL PROCEDURAL LAW XIII CENTURY / МОСКОВСКИЙ РОЗЫСК / MOSCOW INVESTIGATION / СУЗДАЛЬСКИЙ РОЗЫСК / SUZDAL INVESTIGATION / ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА ПЕРВОЙ ЧЕТВЕРТИ XVIII В / FOREIGN POLICY OF THE FIRST QUARTER OF THE 18TH CENTURY / УСТАВ ВОИНСКИЙ / РОССИЙСКИЙ ПРЕСТОЛ / RUSSIAN THRONE / USTAV VOINSKEI

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Мифтахова Г.Р., Федорина Е.Ю.

Правовые, государственно-политические, международные факторы развития династического конфликта Дома Романовых между главой Российской империи и наследником трона царевичем Алексеем Петровичем до сих пор исследованы недостаточно. Это обусловливает актуальность научного изучения судебного процесса по делу наследника Алексея Петровича. Авторы рассматривают следственное дело цесаревича в контексте внешнеполитических событий первой четверти XVIII в., усиления роли России на международной арене, расширения ее границ, геополитических противоречий между династическими домами Европы. На примере дела наследника престола авторы приходят к выводу об изменениях в правовой системе страны и процессуальном праве, в частности в рассмотрении следственных дел, обращают внимание на устаревшую мифологизированную точку зрения на царевича Алексея Петровича как «ретрограда» и «консерватора».

Похожие темы научных работ по истории и археологии , автор научной работы — Мифтахова Г.Р., Федорина Е.Ю.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

The lack of research question of the legal public policy, international development factors dynastic conflict of the House of Romanov, the head of the Russian Empire, the heir to the throne, Tsarevich Alexei Petrovich, determines the relevance of the scientific study of the theme «the Trial first quarter of XVIII century. The trial of Tsarevich Alexei Petrovich». The novelty of the study is to examine the evidence of the case of Tsarevich Alexei Petrovich in the context of foreign policy actions, strengthening the role of Russia in the international arena, the expansion of its borders, the geopolitical conflict between the dynastic houses of Europe. The result was the findings that showed a change in the country’s legal system and procedural law, in particular in consideration of the investigation of the case against Alexei Petrovich, and attention was drawn to the legacy of a mythological point of view on the views of Tsarevich Alexei Petrovich, as «retrograde» and«conservative».

Текст научной работы на тему «Судебный процесс первой четверти XVIII века. Суд над царевичем Алексеем Петровичем»

УДК 009

судебный процесс первой четверти XVIII века. суд над царевичем Алексеем Петровичем

Аннотация. Правовые, государственно-политические, международные факторы развития династического конфликта Дома Романовых между главой Российской империи и наследником трона царевичем Алексеем Петровичем до сих пор исследованы недостаточно. Это обусловливает актуальность научного изучения судебного процесса по делу наследника Алексея Петровича. Авторы рассматривают следственное дело цесаревича в контексте внешнеполитических событий первой четверти XVIII в., усиления роли России на международной арене, расширения ее границ, геополитических противоречий между династическими домами Европы. На примере дела наследника престола авторы приходят к выводу об изменениях в правовой системе страны и процессуальном праве, в частности в рассмотрении следственных дел, обращают внимание на устаревшую мифологизированную точку зрения на царевича Алексея Петровича как «ретрограда» и «консерватора».

Ключевые слова: Петр Великий; царевич Алексей Петрович; уголовное и уголовно-процессуальное право XVIII в.; Московский розыск; Суздальский розыск; внешняя политика первой четверти XVIII в; Устав воинский; Российский престол.

Abstract. The lack of research question of the legal public policy, international development factors dynastic conflict of the House of Romanov, the head of the Russian Empire, the heir to the throne, Tsarevich Alexei Petrovich, determines the relevance of the scientific study of the theme «the Trial first quarter of XVIII century. The trial of Tsarevich Alexei Petrovich». The novelty of the study is to examine the evidence of the case of Tsarevich Alexei Petrovich in the context of foreign policy actions, strengthening the role of Russia in the international arena, the expansion of its borders, the geopolitical conflict between the dynastic houses of Europe. The result was the findings that showed a change in the country's legal system and procedural law, in particular in consideration of the investigation of the case against Alexei Petrovich, and attention was drawn to the legacy of a mythological point of view on the views of Tsarevich Alexei Petrovich, as «retrograde» and «conservative».

Keywords: Peter the Great; Tsarevich Alexei Petrovich; Criminal Law and Criminal Procedural Law XIII century; Moscow investigation; Suzdal investigation; foreign policy of the first quarter of the 18th century; Ustav Voinskei; the Russian throne.

Ключевым этапом становления и развития уголовного и уголовно-процессуального права в России является XVIII в. В этот период у нас особенный интерес вызывает судебный процесс по делу царевича Алексея Петровича. Во-первых, дело отражает изменения в правовой системе и государственном аппарате России, так как это событие коренным образом отличалось от розысков после подавления стрелецкого бунта 1698 г., Астраханского и Булавинского восстаний. Во-вторых, историки часто называют этот процесс «загадочным» и «темным», так как в истории редки случаи вынесения смертного приговора наследнику престола, что дает основания рассматривать версию заговора.

Научный руководитель: Галас М.Л., доктор исторических наук, профессор кафедры «Теория и история государства и права».

Мифтахова Г.Р.,

студентка Финансового университета

Н miftakhova_1995@maiL.ru

Федорина Е.Ю.,

студентка Финансового университета Н liza4ka@gmail.com

Исследуя причину конфликта между Петром I и царевичем Алексеем, мы обратились к подлинной переписке главы государства и преемника. На наш взгляд, основанием для конфликта послужила разница в воззрениях отца и сына на будущее развитие Российского государства. Алексей вовсе не был ретроградом и консерватором, как принято его изображать. Он, в отличие от отца, считал слишком высокой цену, которую приходилось платить народу за Петровские преобразования. Поэтому он пытался ограничить единовластие царя законодательным актом, т. е. фактически ввести дуалистическую монархию1, что было прогрессивным шагом для того времени. Алексей имел возможность сравнить плоды внутренней политики отца с западноевропейской действительностью, которую он наблюдал во время нескольких путешествий [1].

Возможно, именно это и побудило царевича отказаться от престола. В своем письме отцу Алексей привел несколько причин, почему он не может править народом: «вижу себя к сему делу неудобным и непотребным, понеже памяти весьма лишен» и «всеми силами умными и телесными ослаб».

Царь был недоволен взглядами сына, но, несмотря на это, в своем письме Петр I поставил наследника перед выбором: либо царевич занимает царский престол «отмени свои нравы, и нелицемерно удостойся наследником», либо дает монашеский обет «или будь монахом», и впоследствии лишается всех притязаний на наследство. Для царевича не существовало третьего варианта, так как царь в ультимативной форме обязывает его дать конкретный ответ, иное он расценит как преступление: «я с тобой как со злодеем поступлю», о чем Петр I пишет 11 октября 1715 г. [2].

Письмо царя давало удобный повод выехать в Европу. Под предлогом поездки к царю для удовлетворения его требований, Алексей 26 сентября 1716 г. покидает Санкт-Петербург. Однако по совету приближенного Александра Кикина2, Алексей решает ехать в Вену с целью скрыться от отца.

Как известно, именно Александр Кикин продумал до тонкостей план, как царевичу «заместить следы», чтобы сбить с толку отца, если тот вздумает организовать поиски.

Бежавший за границу Алексей был вынужден просить протекции у императора Священной Римской империи германской нации Карла VI. Сущест-

1 Дуалистическая монархия (от лат. dualis - двойственный), разновидность конституционной (ограниченной) монархии, характеризующаяся отделением законодательной власти от исполнительной.

2 А.В. Кикин - деятель петровского времени, дворянин.

вовал ряд причин такого выбора. Во-первых, государство Карла VI могло противостоять военной и политической мощи России. Во-вторых, мы узнаем из обращения Алексея Петровича к Карлу, что они родственники: «Я прихожу сюда просить цесаря, моего свояка», т.е. Карл VI - это венценосный свояк нашего царевича, так как оба были женаты на немецких принцессах, которые являлись родными сестрами. Данный факт отражен в переписке Алексея и Карла VI от 10 ноября 1716 г.

Когда Петр I узнал,что Алексей Петрович находится под цесарской протекцией, у него появились все основания обвинить сына в государственной измене. В связи с этим было принято решение начать розыск.

Основным законом, который закреплял процессуальные нормы, было изданное в 1715 г. «Краткое изображение процесса или судебных тяжб». Глава 2 этого документа устанавливала, что процесс разделяется на три части: «1 - начинается от повещания и продолжается до ответчикова ответу; 2 - продолжается до сентенцыи, или приговору; 3 - от приговору, даже до совершеннаго окончания процесу».

Первая часть процесса была реализована посредством царского указа графу А. И. Румянцеву3 и П.А. Толстому4 о принятии мер к нахождению места жительства царевича и возращению его в Россию в феврале 1717 г. А также было необходимо выяснить, «кто научил оную персону» [3].

Кроме того, 20 декабря 1716 г. Петр I обратился с просьбой к Карлу VI об экстрадиции наследника: «повелеть его к нам прислать, дабы мы его отечески исправить для его благосостояния могли», в противном случае был готов прибегнуть к военной силе [4].

А.И. Румянцев информировал императора Петра I о ходе процессуальных действий. Для возвращения наследника применялись все виды давления: обещания, подкуп, запугивание. В результате Алексей, осознавший, что не получит поддержки от Карла VI, и убежденный в прощении отца, которое тот обещал в своем письме, соглашается подчиниться и признает, что он нарушил «должность сыновства и подданства», о чем сообщает в своем письме от 4 октября 1717 г., а затем возвращается на Родину.

По прибытии в Москву Алексея царь подтверждает обещание помиловать его и ставит два условия, о которых не упоминал в письмах. Алексей должен был отказаться от наследования престола и дать ука-

3 А.И. Румянцев - русский дипломат и военачальник, денщик Петра I, один из его ближайших помощников, которому царь давал разные дипломатические поручения.

4 П.А. Толстой - государственный деятель, дипломат, граф, был начальником Канцелярии тайных розыскных дел.

зания о соучастниках организации побега. Эти слова нельзя расценивать иначе, как отступление от ранее данных обязательств. Когда сын находился в недосягаемости, царь твердо обещал помиловать его без всяких условий и оговорок и «держать отечески во всякой свободе и довольстве, без всякого гнева и принуждения». И за отказ исполнить волю отца «за такое преслушание предадим его клятве отеческой и церковной...» [5].

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Теперь, когда сын оказался в его власти, Петр I изменил условия. Он готов помиловать сына, если тот раскроет «все обстоятельства донести своего побегу и прочаго тому подобного» и своих подстрекателей. Показания царевич должен дать под угрозой смерти: «лишен будешь живота».

Царевич был вынужден принять условия отца, и 3 февраля 1718 г. в Москве он отрекается от прав на престол.

С целью выявления лиц, участвовавших в побеге, входивших в состав тайных или оппозиционных противников Петра I, способных совершить государственный переворот и легитимировать свою власть, используя законные полномочия царевича Алексея на престолонаследие, в Москве начали розыск.

Для его осуществления была сформирована Тайная розыскных дел канцелярия, которую возглавил князь И.В. Ромодановский. Расследование возглавили доверенные люди Петра I - А.Д. Толстой и майор гвардии А.И. Ушаков. Впоследствии этот розыск стал именоваться как Московский [6].

Главным подозреваемым Московского розыска был царевич Алексей Петрович. Сообщниками были признаны А.В. Кикин, Иван Большой Афанасьев, генерал-лейтенант князь В.В. Долгорукий, управляющий домом царевича Ф. Эварлаков, а также царевна Марья Алексеевна (представительница рода Милослав-ских).

В первое десятилетие XVII в. складываются две противоборствующие партии. Во главе первой был А.Д. Меншиков, который одновременно поддерживал преобразования Петра I и желал занять царский престол, во главе второй - семейство Долгоруких, которые хотели возвести Алексея на престол в случае смерти Петра I.

Вторая часть процесса стала возможной после возвращения царевича в Москву.

«Вторая часть судебного процесу начинается от доказов, чрез которые челобитчик и ответчик доно-шения своя так уверяют».

Для этого Петр I подготовил вопросы Алексею, с помощью которых хотел выяснить:

• реальны ли были намерения Алексея принять монашеский постриг;

• как давно и с кем планировался побег;

• имел ли Алексей переписку с кем-либо из России во время пребывания за границей.

Стоит отметить, что в то время к доказательствам относились:собственное признание,показания свидетелей, письменные доводы, присяга.

8 февраля царевич представил ответы на вопросы. На основании этих показаний, которые послужили свидетельскими показаниями, розыску подверглись А. Кикин, Иван Большой Афанасьев. Доставленный в Москву Кикин был допрошен по девяти пунктам, составленным царем. Для допроса были использованы пытки, чтобы выяснить мотивы преступления.

В XIII в. пытки официально разрешены, что подтверждает «Краткое изображение процесса или судебных тяжб» 1715 г. Они использовались для получения свидетельских показаний, т.е. собственного признания. Основанием для применения пытки было наличие подозрений со стороны судьи, но обвиняемый не сознавался.

«Сей роспрос такой есть, когда судья того, на которого есть подозрение,и оный доброволно пови-нитися не хощет, пред пыткою спрашивает, испытуя отнего правды и признания в деле». Пытка применяется «в делах видимых», т.е. когда есть преступление.

Всего было проведено три допроса, два из которых с применением пыток, и только с последней пытки Кикин полностью признал свою вину.

Одним из прогрессивных нововведений российской судебной практики XVIII в. при рассмотрении особо важных преступлений стало составление Тайной канцелярией розыскных дел документа, где излагались преступления обвиняемого и возможные меры наказания для него. Далее дело, в зависимости от важности, передавалось для рассмотрения либо царю, либо судебной инстанции, которые выносили окончательный приговор.Тайная канцелярия и разного уровня судебные инстанции при вынесении приговора Кикину и другим обвиненным (включая царевича) руководствовались нормами права, изложенными в Уставе воинском, главе 3, артикуле 19:

«Покушение на трон вооруженной силой, намерение полонить государя или убить или учинить ему какое насилие подлежит наказанию четвертованием» [7].

Такому же наказанию согласно главе 16, артикулу 127 Устава воинского подлежали лица, знавшие об этом, но не донесшие:

«Кто учинит или намерен учинить измену», подлежит наказанию, «якобы за произведенное самое действо» [8].

Иными словами, закон устанавливал одинаковое наказание как за содеянное, так и за умысел его совершить.

По итогам Московского розыска был вынесен смертный приговор Кикину. Он был обвинен в подстрекательстве царевича Алексея Петровича, так как являлся главным советником наследника и планировал детали побега. Ему было вынесено следующее наказание: «И за такое твое воровство и измену указом его царского величества тебя вора и изменника казнить жестоко ж смертью» [9].

Другие же участники либо тоже подверглись смертной казни, либо были сосланы. Единственный, кто избежал наказания, был учитель царевича Н. Вяземский. Тайная канцелярия обнаружила клеветнический характер обвинения царевича, благодаря чему Вяземский был оправдан.

Следующим этапом расследования был Суздальский розыск. Петр I предположил, что к бегству сына была причастна его мать, подозрения не были подтверждены, но воплотились в конкретные действия.

9 февраля 1718 г. Петр I отдает приказ капитан-поручику Г. Скорнякову-Писареву5 провести обыск, что было реализовано в конкретных действиях, «в кельях жены моей и ее фаворитов осмотреть письма», и в случае обнаружения у Евдокии Лопухиной подозрительных писем провести арест.

В ходе обыска была изъята переписка Е.Ф. Лопухиной6 с ее братом А.Ф. Лопухиным, царевной Марией Алексеевной, епископом ростовским Досифеем и др.

В ходе Суздальского розыска было установлено, что Е. Лопухина, будучи постриженной в монахини, скинула иноческое платье и «жила в том монастыре скрытно, под видом иночества, мирянкою».

Этот факт угрожал браку Петра I с Екатериной Алексеевной, так как он мог быть признан незаконным, потому что церковный брак мог быть разрушен только после смерти одного из супругов или пострижении его в монастырь. Таким образом, молодой наследник Петр Петрович (сын Екатерины I) не имел бы прав на престол в связи с тем, что являлся бы незаконнорожденным. В таком случае царевич Алексей был единственным законным наследником, несмотря на отречение.

Главные действующие лица Суздальского процесса, которые подверглись смертной казни,- епископ Досифей, капитан Глебов, ключарь Ф. Пустынный,

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

5 Г.Г. Скорняков-Писарев - российский генерал-майор, обер-прокурор петровского Сената, директор Морской академии.

6 Е. Лопухина - царица, первая жена царя Петра I.

Ф. Журавский. Остальным 27 фигурантам розыска жизнь была сохранена, но они подверглись различным наказаниям.

По окончании Суздальского розыска был издан манифест 5 марта 1718 г., на основании которого царица Евдокия приговорена к заточению в Успенском монастыре в Ладоге. Главное обвинение состояло в том, что она, будучи монахиней, «скинула чернец-кое платье и стала носить мирское». Также царицу Евдокию обвинили «в блудной связи с капитаном Степаном Глебовым» и в том, что в «жертвенник», перечислявший имена особ царствующего дома, по ее повелению было «внесено ее имя» [10].

В ходе Московского и Суздальского розыска были обнаружены противоречия в показаниях царевича Алексея и лиц, которых он обвинял,что повлекло за собой повторный допрос царевича. Он состоялся в процессе Петербургского розыска, который стал завершающим этапом по делу Алексея Петровича. Главными фигурантами розыска были царевич и его любовница Ефросинья. Ценную информацию о поведении и мыслях царевича в бегах предоставила Тайной канцелярии именно она [11].

Ефросинья сообщила, что царевич вел активную переписку с Россией, «архиереям и сенаторям», так как видел в них поддержку и помощь в противостоянии отцу: «Хотя де батюшка и делает, что хочет, только как еще Сенаты похотят; и надежду имел на сена-торей», а также с другими государствами «приходили немецкие письма».

Помощь в осуществлении побега оказали «четверо: Кикин, Афанасьев, Дубровский да царевна Мария Алексеевна».

Также из слов Ефросиньи мы понимаем, что царевич не был готов отказаться от наследства: «когда он будет государем, и тогда будет жить в Москве», и собирался изменить направления внешней и внутренней политики: «а Питербурх оставит простой город; также и корабли оставит и держать их не будет; а и войска де станет держать только для обороны; а войны ни с кем иметь не хотел».

Ответы Ефросиньи существенны и сообщают исключительные сведения. Показания заканчиваются словами, что они написаны собственноручно Ефросиньей. Но это заявление вызывает сомнения: малограмотная любовница не могла так четко и грамотно изложить все, что она знала. Отсюда появляется догадка, что ей кто-то помог сочинять показания, а именно граф П.А. Толстой.

Свидетельские показания Ефросиньи подтвердили предположения Петра I о виновности сына. Алексей Петрович нарушил данное слово отцу «утайкою наиважнейших дел». Поэтому он видит необходи-

социУМ

мость судить царевича. Но, несмотря на то что во власти царя было вынести приговор сыну: «довольно власти над оным по божественным и гражданским правам имею, а особливо по правам российским», он решает отдать дело суду [12].

Существовало несколько причин такого решения: во-первых, Петр I желал справедливого и непредвзятого суда, что не мог осуществить отец по отношению к сыну, «ибо натурально есть, что люди в своих делах меньше видят, нежели другие вих». Во-вторых, была необходимость убедить европейские страны и иностранные дворы в том, что судьбу любого подданного может решить царь, но судьбу сына должен решить представительный суд [13].

Представительный суд состоял из духовенства и Верховного суда. Верховный суд представляли министры, сенаторы, военные и гражданские чины в количестве 127 человек. В результате духовенство вынесло обвинительный вердикт: «Аще кто зло-речит отцу своему или матери своей, смертию да умрет».

Верховный суд, прежде чем вынести решение, посчитал необходимым задать три вопроса царевичу. Необходимо было назвать имена сообщивших о бунте и возмущении и убийственном умысле против царя, а также с какой целью царевич говорил Афанасьеву «о надежде на чернь» и когда намеревался осуществить задуманное. Для получения ответов Алексей был подвергнут пыткам. Кроме того, Петром I были составлены вопросы для Алексея Петровича с целью детального изучения мотивов и действий побега за границу.

1. О монашестве. Царь посчитал обманом слова царевича о монашестве и просил его назвать своих подстрекателей в этом деле.

2. О болезни Петра I. Когда болел царь, предлагал ли кто помочь царевичу занять престол в случае смерти отца.

3. О побеге. Как давно царевич задумал бежать и кто подстрекал его на это.

4. О переписке. Вел ли переписку о делах государственных.

5. О попе.

6. О письме. Алексей Петрович утверждал, что его принудили «цесарцы» письма писать. Царь просил сообщить об этих лицах.

Последним пунктом царевич должен был раскрыть другие обстоятельства дела.

На первый вопрос, с кем советовался царевич Алексей Петрович, давая ответ на письма отца и соглашаясь отправиться в монастырь, царевич дал ответ, что, получив первое письмо, советовался по отдельности с Александром Кикиным и Никифором

Вяземским7, и оба дали одинаковый совет - отречься от наследства, так как посчитали, что царевич не сможет справиться с государственными делами и управлением страной.

Кроме Кикина и Вяземского, царевич советовался с князем В.В. Долгоруким8 и Ф.М. Апраксиным9. Обоих он просил ходатайствовать перед отцом, чтобы тот дал разрешение постричься.

Царевич согласился с советами своих приближенных и отправил два письма: одно духовнику Якову Игнатьеву, другое Ивану Кикину, брату Александра Кикина, «что по принуждению иду в монастырь». Оба также получили от царевича деньги, которые должны были после пострижения передать его любовнице Евфросинье. Последнюю царевич всячески выгораживал. Он особо подчеркнул, что ни Евфросинья, ни другие из его окружения ничего не знали о его намерениях «и чтоб тайно жить».

На второй вопрос, «не было ли каких слов» во время тяжелой болезни отца, сын решительно заявил, что никаких слов он не слыхал. Самый важный вопрос касался замысла побега: как давно царевич задумал бежать и с кем советовался об этом? Отвечая на этот вопрос, Алексей сообщил, что побег с Ки-киным обсуждался несколько раз в разное время, так как царевич желал «прожить, отдаляясь от всего, в покое».

Кроме Кикина, по словам царевича, о побеге знал его камердинер Иван Большой Афанасьев. Царевич точно не сообщил ему, куда и когда планирует бежать, «к цесарю или в республику которую, Венецкую или Швейцарскую».

Отвечая на четвертый вопрос - о переписке с кем-либо в России, царевич признал, что получал известия о том, что происходит на родине, только от вице-канцлера Шёнборна. Интересовал царя «поп-гречанин», будто бы бывший у царевича. Но здесь Алексей был чист: «Поп греческий никакой нигде ни для чего. не бывал».

Отвечая на шестой вопрос - о собственных письмах в Россию, адресованных Сенату и духовным лицам, царевич пытался переложить вину за их появление на секретаря графа Шёнборна Кейля, который якобы принуждал написать их под тем предлогом, что «есть ведомости, что ты умер, иные есть - будто пойман и сослан в Сибирь; того ради пиши, а будет де не станешь писать, мы держать не станем».

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

По седьмому пункту царевич должен был припомнить «все, что по сему делу касается». Характер

7 Н.К. Вяземский - учитель сына императора Петра I царевича Алексея.

8 В.В. Долгорукий - русский генерал-фельмаршал.

9 Ф.М. Апраксин - сподвижник Петра I, флотоводец.

вопроса определил мозаичность содержания ответа. Царевич вспомнил и о деньгах, которые он получил перед побегом от Меншикова и других лиц, и о разговорах с разными людьми, которые показались ему «достойны к доношению» [14].

24 июня 1718 г. Верховный суд, который состоял из Сената и министров, воинских и гражданских чинов, приговорил Алексея Петровича к смерти за обвинения и преступления против государя и отца своего. Сенат вынес приговор на основе следующих доказательств: свидетельские показания, очные ставки, «писанных увещевательных писем царевичевой руки, учиненные письма ответы», розыскные акты и повинные письма царевича, обвинительный приговор Священного Синода. Приговор Сената звучал так: «за выше объявленные все вины свои и преступления главные против государя и отца своего, яко сын и подданные его величества, достоен смерти» [15].

Смерть царевича остается до сих пор загадкой, так как приговор не был приведен в исполнение. По официальной версии, когда царевич узнал о приговоре, то «впал в беспамятство». Но существует также несколько версий неофициальных. Так, например, в донесении австрийского резидента Плейэра говорится, что «царевич погиб от меча или топора», и в день смерти его навещало высшее духовенство и князь Меншиков [16].

Итак, подведем итог. Безволие и нерешительность Алексея Петровича использовались политическими врагами Петра I. Вокруг царевича сгруппировалась оппозиция духовенства и боярства, противодействовавшая реформам Петра I. Сообщниками Алексея являлись А. Кикин, Ф. Дубровский и камердинер Иван Большой Афанасьев, а также его учитель и наставник Никифор Вяземский и такие личности, как расстрига Демид, бывший епископ Досифей и другие представители духовенства.

Противостояние отца и сына, Петра и Алексея, правителя и наследника, родилось из разницы взглядов на дальнейшее развитие страны. Одна из причин разногласий - это противостояние в сфере организации прав. Также большинство историков сходятся на том, что в конфликте отца и сына большую роль сыграли различные взгляды на церковь и религию, а также оппозиция царю, которая не желала всех нововведений и боролась за сохранение консервативного устоя государства. Здесь в качестве аргумента можно также привести и личностные качества царя и царевича Алексея - оба явно отличались упрямством, желанием властвовать и не быть в подчинении.

Следствие по делу Алексея Петровича было осложнено несовпадением показаний свидетелей и обвиняемого. Но, как мы могли убедиться, следст-

вие было проведено с соблюдением всех процессуальных норм на основании «Краткого изображения процесса или судебных тяжб» и «Устава воинского».

Алексей в своих показаниях постарался изобразить себя жертвой окружения и переложить всю вину на приближенных. А его любовница Ефросинья дала исчерпывающие показания, изобличившие Алексея во лжи. Впрочем, Ефросинья могла быть подкуплена, а Алексей мог давать ложные показания из страха применения пыток... В конечном итоге, дело над царевичем Алексеем закончилось смертным приговором.

литература

1. Ефимов С.В. Московская трагедия (из истории политической борьбы при Петре I) // Россия XXI. 1997. № 1-2.

2. Письма и бумаги императора Петра Великого. Т. 13, вып. 2 (14 июня - декабрь 1713 г.) / Отв. ред. А.А. Преображенский. СПб.: Наука, 2003. 677 с.

3. Балязин В. Петр Великий и его наследники. М.: ОЛМА Медиа Групп, 2007. 224 с.

4. Письма и бумаги императора Петра Великого / РАН, Ин-т рос. истории Рос. акад. наук, Центральный государственный архив древних актов. М.: Наука, 1946. Т. 13, Вып. 1: Январь-июнь 1713 г. / ред. А.А. Преображенский. 1992. 480 с.

5. Письма и бумаги императора Петра Великого Т. IV. Спб., 1900. 121 с.

6. Анисимов Е. Русская пытка. Политический сыск России XVIII века. СПб.: Норинт, 2004. 554 с.

7. Павленко Н.И. Царевич Алексей. М.: Молодая гвардия, 2008. 297 с.

8. Артикул воинский: с кратким толкованием и с процессами. Напечатан 3-м тиснением. СПб.: При Имп. Акад. наук, 1777. 146 с.

9. Устрялов Н.Г. История царствования Петра Великого. СПб.: Тип II-госотд-ния Собств. Его Имп. Вел. Канцелярии, 1858-1863. 483 с.

10. Суздальский розыск 1718 г. // Труды Всероссийской научной конференции «Когда Россия молодая мужала с гением Петра», посвященной 300-летнему юбилею отечественного флота. Переяславль-Залесский, 1992. Вып. 1.

11. Беккин Р.И. Непотребный сын: Дело царевича Алексея Петровича. Л.: Лениздат, 1996. 671 с.

12. Донесения Петру Первому П.А. Толстого о мерах к возвращению в Россию царевича Алексея1717-1718; кн./ РГАДА. Ф. 9 (Разряд IX) / Отд. 1. Оп. 3-4. 582 с.

13. Ефимов С.В. Политический процесс по делу царевича Алексея: дис. ... канд. истор. наук. СПб., 1997.

14. Ракитин А.И. Из «пыточной» истории России: расправа Петра Первого над майором Глебовы // Загадочные преступления прошлого. 1999. 534 с.

15. Собрание документов по делу царевича Алексея Петровича, вновь найденных Г.В. Есиповым; с прилож. Рассуждения М.П. Погодина. М.: Имп. Общ-во истории и древностей российских при Моск. ун-те, 1861. 369 с.

16. Погодин М.П. Суд над царевичем Алексеем Петровичем. Эпизод из жизни Петра Великого. М.: Тип. А. Семена, 1860. 110 с.