Научная статья на тему 'Строительные материалы и конструкции в творчестве архитектора С. М. Калугина'

Строительные материалы и конструкции в творчестве архитектора С. М. Калугина Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
37
7
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Журнал
Строительные материалы
ВАК
RSCI
Область наук

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Прокофьева И.А.

Рассмотрены основные объекты, построенные С.М. Калугиным. На примере Сандуновских бань показано, что смешение различных архитектурных стилей и используемых материалов помогло автору выявить доминирующие элементы. Приведены особенности проектирования и строительства Петровского пассажа в Москве

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Строительные материалы и конструкции в творчестве архитектора С. М. Калугина»

УДК 728.03

И.А. ПРОКОФЬЕВА, канд. архитектуры,

Московский архитектурный институт (Государственная академия)

Строительные материалы и конструкции в творчестве архитектора С. М. Калугина

Сергей Михайлович Калугин (08.02.1867 — дата не известна) — выдающийся мастер конца XIX — начала ХХ в. работал совместно с архитектором Б.В. Фрейденбергом и инженером В.Г. Шуховым. Наиболее известными его проектами стали такие сооружения, как Сандуновские бани и Петровский пассаж в Москве.

В.И. Фирсанова — дочь известного предпринимателя, владеющая земельными участками в центре Москвы была постоянным заказчиком С.М. Калугина. Наиболее известным общим делом стало воссоздание знаменитых Сандуновских бань, которые были построены еще в XIX в. Бани были лучшими в Москве, горожане их любили и охотно посещали. Сандуны сменили немало хозяев. В конечном итоге они по наследству перешли к В.И. Фирсановой. В 1890 г. Фирсанова продала бани своему мужу А.Н. Ганецкому, который решил сломать существовавшие здания и построить новые, лучшие из всех до этого построенных бань в России. А.Н. Ганецкий пригласил

Рис. 1. Здание Сандуновских бань (ул. Неглинная, стр.1, арх. Б.В. Фрейденберг)

Рис. 3. Мужские бани. Интерьер

известного архитектора Б.В. Фрейденберга, и в 1894 г. на месте старых бань начал строиться дворец с мраморными залами, керамическими изразцами и напольными покрытиями, малахитовыми каминами и росписями на стенах и потолке [1]. Однако в самом начале работы из-за разногласий между А.Н. Ганецким и Б.В. Фрейден-бергом известный архитектор оставляет строительство и покидает Москву. С.М. Калугин, которому прежде отводилась роль второго архитектора, возглавил строительство. Ему было поручено соединить в одном ансамбле мировой опыт строительства подобных сооружений.

В 1896 г. строительство комплекса Сандуновских бань в основном было завершено (совр. домовл. 14, ул. Неглинная, стр. 1, 2, 4—7). Комплекс включал трехэтажный дом (рис. 1), в котором размещались конторы, номера, сдаваемые квартиры, магазин нот и музыкальных инструментов. Строение выполнено по проекту Б.В. Фрейденберга, надзор осуществлял С.М. Калу-

Рис. 2. Трехэтажные корпуса Сандуновских бань (ул. Неглинная, стр. 4, арх. С.М. Калугин)

Рис. 4. Сандуновские бани. Бассейн

научно-технический и производственный журнал

гин. Это сооружение, имеющее монументальные формы пышного венского модерна, придало европейский колорит ул. Неглинной.

Трехэтажное здание (рис. 2), стоящее по другую сторону внутреннего проезда, продолжает в умеренной манере парадные мотивы, заданные Б.В. Фрейденбергом. Используя симметрию и строгие классицистические мотивы, С.М. Калугин придал камерную атмосферу скромному пространству проезда. На третьем этаже этого здания размещались квартиры служащих бань, а на первых двух — различные по стоимости разряды, в том числе мужские бани (рис. 3), считающиеся украшением Сандуновских бань. Помещения мужских бань, рассчитанные на 100 человек, имели библиотеку, как в римских термах; парикмахерскую; камин; комнату отдыха для некурящих — турецкий зал; просторную мыльную; две парные — ирландскую и русскую и большой бассейн (12x6 м). Устройство крытого бассейна со светопроз-рачным покрытием сделало Сандуны банями мирового уровня (рис. 4). Стены бассейна отделаны светло-бежевым и черным мрамором. Первоначальное напольное покрытие бассейна — специальная керамическая плитка, прочная и долговечная, со специальной фактурой покрытия, привезенная из Англии. Особое внимание уделялось отделке и материалам, которые по особым чертежам и эскизам заказывались за границей. В холле мужского отделения первоначально стены отделаны керамическим белым кафелем, декорами и бордюрами, что нам указывает на основную функцию Сандунов — белая стена покрыта кафелем и украшена картинами (рис. 5, а). На втором этаже центральной части здания находились общественные мужские и женские бани, рассчитанные на 140 и 110 человек соответственно. Они отличались от дорогого разряда более простой мебелью и большей вместительностью (рис. 5, б, в). При мужских банях был построен обширный бассейн на открытом воздухе во дворике, окруженном высокими каменными стенами и отделанный специальной керамической плиткой. Здания (совр. стр. 5—7) предназначались для размещения электрической и насосной станций, котельной, водонапорных баков и другого инженерного оборудования. Прачечная (совр. стр. 3) была построена в 1897 г. Фасады и интерьеры описанных зданий выполнены в стиле эклектики, использующей мотивы различных архитектурных стилей: барокко (стр. 1, рис. 6); мавританского (стр. 2); классицизма, ренессанса, готики, рококо (стр. 4); кирпичного, так называемого фабричного стиля (стр. 5—7, рис. 7). С.М. Калугин пользовался большой свободой действия, и в этом объекте соединил множество исторических стилей. Контраст, на котором построен весь комплекс Сандунов, проявляется и в деталях. В каждом отдельном интерьере или здании выявлены посредством масштаба, ритма, цвета доминирующие элементы, контрастные формы. Автор максимально использует возможности каждого строительного или отделочного материала. В отделке помещений бань использовались материалы, в основном завезенные из Европы: норвежский и итальянский мрамор; кафель и напольная плитка из Англии, Германии, Швейцарии. С.М. Калугин оформил и реализовал эклектичные идеи Ганецкого и Фирсановой и создал целый комплекс разнородных по функциональному и историко-стилисти-ческому назначению сооружений, связав их в единый ансамбль.

Архитектурно-образное решение Сандунов напоминает замок с высокими крепостными стенами, башнями, множеством блокированных или отдельно стоящих корпусов и системой двориков. В отделке фасадов большей части зданий архитектор использовал один общий прием — кирпичный стиль: на фоне красного кирпича выделяется белый декор, выполненный также из кирпича.

Рис. 5. Сандуновские бани: а - мужское отделение; б - моечное отделение; в - номерное отделение

Су ■. ■ научно-технический и производственный журнал

: : ® апрель 2010 ТоГ"

Рис. 6. Сандуновские бани. Интерьер

Рис. 7. Сандуновские бани: а - фасад со стороны Сандуновского пер.; б - фрагмент фасада

Арсенал декоративных элементов поражает своим разнообразием. Окна, обрамленные белыми наличниками; фризы и карнизы со сложным орнаментом; фронтоны; стрельчатые арки, форма которых подчеркнута белым богатым декором, — все это благодаря контрастному цветовому решению эффектно выделяет комплекс из окружающей застройки ( рис. 7, б).

Заказ для молодого архитектора был сложным, так как приходилось решать множество технических задач и работать с московскими и петербургскими техниками, инженерами.

Инженерные системы Сандуновских бань были уникальны для того времени. Для получения чистой воды специально для бань был проложен водопровод от Бабье-горской плотины, находившейся в районе современной фабрики «Красный Октябрь», а в банях установлены фильтры американского производства. Помимо своего водопровода вода бралась также из городского, а для получения особо чистой воды на территории бань был вырыт артезианский колодец глубиной более 200 м. Для нагрева воды использовались три котла общей емкостью 150 м3, нагреваемые при помощи мазута (использование угля из-за опасности распространения пыли по территории бань было признано нежелательным). Устроенная особым образом вентиляция всех помещений бань обеспечивала двукратный обмен воздуха в час. Освещение в банях во избежание копоти, было электрическим и обеспечивалось 1 тыс. 16-ваттных лампочек, которые питались от собственной электростанции фирмы «Сименс», построенной во дворе бань. С.М. Калугин в комплексе Сандуны проектировал жилые корпуса, бани различных разрядов, два бассейна, ресторан (рис. 8), электростанцию, систему водопровода и освещения.

После удачного строительства Сандунов В.И. Фирсанова решила на другом принадлежащем ей участке в центре Москвы построить лучший европейский пассаж. К этому времени в Москве было построено семь пассажей [2]. В те годы пассаж представлял собой новый тип общественного сооружения, основа которого протяженное торгово-пешеходное пространство со светопрозрач-ным покрытием. Построенные по западным образцам московские пассажи быстро приобрели популярность и значительно обогатили как торговую, так и пешеходно-коммуникативную сеть центра города. Симметрия и регулярность, лежащие в основе архитектурно-планировочного решения пассажа, порождены господствовавшим в XIX в. мнением, что именно они придают парадность любому общественному сооружению [2].

С.М. Калугин, изучив европейский и отечественный опыт строительства пассажей создал новое общественно-торговое пространство в самом центре Москвы. Петровский (Фирсановский) пассаж (1904—1906 гг.) относится к числу сооружений торговой архитектуры (рис. 9), в которых последовательно воплотились как композиционные, так и градостроительные принципы и особенности пассажа.

Участок, на котором расположен пассаж, имел форму неправильного четырехугольника; короткими сторонами он выходил на улицы Петровку и Неглинную; по продольным сторонам (с севера и с юга) его площадь ограничена соседними землевладениями.

Первоначально проект планировки Петровского пассажа был похож на Галерею Голицына и представлял собой два ряда магазинов с одним проходом посередине. В мае 1903 г. С.М. Калугин предложил новый проект, по которому пассаж представлял собой три продольно ориентированных ряда торговых помещений с двумя широкими проходами между ними (рис. 10). Проходы имели покрытия в виде сплошных стеклянных цилиндрических сводов. Каждая из торговых линий соеди-

научно-технический и производственный журнал

Рис. 8. Сандуновские бани. Вход в ресторан

нялась с улицами Петровка и Неглинная высокими арками входов, являвшимися основными элементами наружных фасадов здания. Сплошные капитальные стены здания ограничивали его объем с севера и юга. Уровень входов в пассаж со стороны ул. Петровки совпадал с уровнем первого этажа торговых линий. Со стороны ул. Неглинной в торговые линии вели две лестницы из вестибюлей цокольного этажа, который был устроен благодаря сильному понижению местности в восточной части землевладения [3].

Планировочная структура зоны торговых линий пассажа была основана на членении площади всех этажей составляющих ее корпусов поперечными капитальными стенами. Между ними в силу конструктивной необходимости проектом были предусмотрены системы пилонов, несущих междуэтажные перекрытия, которые, в свою очередь, обогатили интерьеры проходов мотивом колоннады. Вдоль верхних ярусов торговых линий были устроены открытые галереи, противоположные стороны которых соединялись между собой переходными мостиками. Все помещения открывались в проходы и на галереи проемами окон и дверей.

По проекту С.М. Калугина фасады пассажа по улицам Петровка и Неглинная представляли собой симметричную композицию, в которой особенно акцентировались зоны главных входов. Они делили плоскость фасадов на три части. В центре каждого фасада на первом этаже проектировался дверной проем с полуциркульным завершением, обрамленный порталом, а на втором этаже — окно с ордерным наличником. По первому этажу фасады были прорезаны большими витринными окнами, максимально сокращающими плоскость стены; со стороны ул. Неглинной над витринами был устроен дополнительный ряд двойных проемов, которые в сочетании с витринными окнами освещали интерьеры первого и цокольного этажей. По осям витринных окон на втором этаже проектировалось по два оконных проема, на третьем — три. Простенки между окнами декорировались пилястрами. По горизонтали фасады пассажа расчленялись междуэтажными тягами; над венчающим карнизом, между аттиками, завершающими композицию главных входов в пассаж, проектировался парапет.

В июне 1903 г. проект С.М. Калугина был утвержден Московской городской управой. Работы по возведению здания Петровского пассажа начались, как показывают документы, лишь весной 1904 г. [4, д. 7, л. 15] и завершились не позднее ноября 1906 г. [4, д. 8, л. 6].

Конструкции стеклянных цилиндрических сводов пассажа проектировал инженер В.Г. Шухов, который перед этим возглавлял разработку подобных конструк-

Рис. 9. Фасад Петровского пассажа по ул. Петровка

ций в новом здании Верхних торговых рядов. В Петровском пассаже своды были сделаны на основе стянутых стальных дуг [5]. Кроме того, В.Г. Шухов предложил новое интересное решение: стеклянные секции в стальных рамах были наложены одна на другую (по принципу черепицы), так чтобы между ними проходил воздух для проветривания. Надежность этого решения была доказана годами. Исходя из опыта строительства более ранних пассажей было принято решение отапливать только пространства магазинов, проходы под стеклянной крышей даже в самые сильные морозы эффективно отапливать было невозможно.

В процессе строительства пассажа проект С.М. Калугина корректировался. В результате ряда изменений в Петровском пассаже были увеличены площади торцевых объемов и соответственно глубина пространства главных входов в пассаж со стороны улиц Петровка и Неглинная (рис. 11, а). Благодаря этому сократились размеры ближайших к ним помещений торговых корпусов, включая и подвальные. В средней части восточного торцевого объема появилась лестничная клетка, которой не было в проекте. Интерьеры северного корпуса в основном сохранили предусмотренное проектом единое пространство (рис. 11, б). Произошли изменения в планировке помещений подвала среднего и южного торговых корпусов: каждое из них было разделено поперечными капитальными стенами на три изолированных. В некоторых помещениях подвала появились лестницы, обеспечившие доступ в нижний уровень непосредственно из торговых залов первого этажа. В 1906 г., когда строительство было окончено, подвал состоял из трех отдельных блоков, расположенных под рядами магазинов первого этажа, соединявшихся между собой в трех местах переходами [3; д. 6, л. 5—10]. Помещения подвала были предназначены для склада товаров и освещались дневным светом через иллюминаторы, устроенные в уровне пола проходов первого этажа, расположенных прямо около магазинов. Все товары поднимались на специальных подъемниках по грузовым люкам, которые были расположены около лестничных клеток. Этот способ доставки товара в многоэтажных торговых зданиях уже был применен в других более ранних московских пассажах.

Интерьеры пассажа были решены в светлых тонах и имели многочисленные белые лепные украшения, на этом фоне контрастно выделялись черные чугунные решетки галерей и торшеры светильников (рис. 11, в). Светлое пространство проходов уступами расширялось кверху. Крытые улицы пассажа представляли собой сплошные симметричные ряды магазинов. Большие витрины и двери магазинов являлись элементами, зада-

f; ■ научно-технический и производственный журнал

AÜ : : ® апрель 2010 Т0з"

Рис. 10. Петровский пассаж: а - вход со стороны ул. Неглинная; б - интерьер; в - галерея 2-го этажа

вавшими масштаб первого этажа, заключенных в стекло улиц. Витрины второго этажа имели более скромные размеры. Тонкие ажурные решетки балкона и узкие оконные проемы третьего этажа как бы готовили зрителя к восприятию воздушной каркасной конструкции свода, завершающей всю композицию интерьера. Задуманная и осуществленная логика вертикального уменьшения масштаба создавала впечатление легкости и высоты. Контрастный переход от уличного фасада к архитектуре глубокого затемненного проема входа и дальше к дневному свету, пространственному началу крытой улицы, хорошо продуманный в этом сооружении, являлся типичным приемом в архитектуре московских пассажей, а также часто встречался в сооружениях этого типа, возведенных в холодном климате.

С.М. Калугин использовал в интерьере пассажа контрастные элементы, симметрию, стилизованные классические элементы и, самое главное, свет. Композиция интерьера простроена таким образом, чтобы в нем было как можно больше света и воздуха. Можно сказать, что Петровский пассаж является самым удачным примером подобного типа сооружений и свидетельствует о несомненном мастерстве архитектора. Петровский пассаж, обнаруживая очевидное влияние европейского опыта строительства данного типа сооружения, сочетал простую схему планировки и новейшие конструкции.

Крытые пешеходные торговые улицы Петровского пассажа стали излюбленным местом для москвичей и гостей столицы. Здесь многое привлекало и удивляло посетителя.

Огромные стекла витрин поражали своими размерами, пассаж называли произведением стеклянной архитектуры. Петровский пассаж был не только общественно-торговым сооружением. Появившись в плотно застроенном квартале, он выполнял роль новой парадной улицы. После революции Петровский пассаж сохранил свое торговое назначение, в 1989— 1990 гг. был реконструирован. Для С.М. Калугина Петровский пассаж стал главным объектом, в котором воплотился профессиональный творческий опыт архитектора.

Сандуновские бани, Петровский пассаж — новые типы сооружений, при строительстве которых архитектор профессионально сочетал классические мотивы и новейшие пространственные структуры, исторические стили, традиционные материалы и уникальные конструкции. В современном городе они существуют не только как памятники архитектуры, но и продолжают выполнять свои функции и являются важными общественными центрами деловой жизни. Уникальность этих сооружений говорит о несомненном вкладе С.М. Калугина в архитектуру конца XIX — начала XX в.

Ключевые слова: пространство, конструкции, декор, отделка, керамика, кирпич.

Список литературы

1. Рубинов А. Н. Вот такой пассаж // Обозреватель. 1994. № 3. С. 5-10.

2. Прокофьева И.А., Хайт В.Л. Московские пассажи — вчера, сегодня, завтра // Архитектура и строительство Москвы. 2001. № 1. С. 36—40.

3. Архив ЦНД УГК ОИП г. Москвы. 1-751 Петровский пассаж. Т. 1, кн.1, д. 2, л. 8.

4. Архив ЦНД УГК ОИП г. Москвы. 1-751 Петровский пассаж. Т. 3, кн. 1.

5. Шухова Е.М. Владимир Григорьевич Шухов. Первый инженер России. М.: Изд. МГТУ, 2003. 192 с.

6. Нащокина М.В. Архитекторы московского модерна. Творческие портреты. М.: Жираф, 1998. 315 с.

научно-технический и производственный журнал

®

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.