Научная статья на тему 'СТАНОВЛЕНИЕ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ ПРИДНЕСТРОВЬЯ (К 30-ЛЕТИЮ СО ДНЯ ОБРАЗОВАНИЯ ПМР)'

СТАНОВЛЕНИЕ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ ПРИДНЕСТРОВЬЯ (К 30-ЛЕТИЮ СО ДНЯ ОБРАЗОВАНИЯ ПМР) Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
133
30
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
Декларация о суверенитете РМ / Декларация о независимости РМ / Закон «О функционировании языков на территории Молдовы» / ОСТК / референдумы в Приднестровье / образование Приднестровской Молдавской Республики / The Declaration of sovereignty of Moldova / the Declaration of independence of Moldova / the Law «On functioning of languages on the territory of Moldova» / OSTK / Referendums in Pridnestrovie / education of the Pridnestrovian Moldavian Republic

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — С.Я. Лавренов

В статье рассматриваются драматические события в советской Молдавии в последние перестроечные годы, связанные с провозглашением Кишиневом курса на выход из СССР, сопутствующим ростом молдавского национализма, призывами радикальных националистических сил к объединению с Румынией, учреждением румынского языка в качестве государственного и др. Особую остроту в многонациональной Молдавии приобрел языковой вопрос, бескомпромиссное решение которого в пользу румынского языка означало дискриминацию значительной части населения. В создавшихся условиях приднестровский народ был вынужден выбрать на основе проведенных референдумов путь построения самостоятельного независимого от Молдавии государства. Попытка Кишинева силовыми средствами помешать этому привела к трагедии в июле 1992 г., завершившейся после вмешательства российской 14-й армии, соглашением между противостоящими сторонами (при посредничестве России) и вводом в зону конфликта трехсторонних миротворческих сил, положивших конец кровопролитию.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

FORMATION OF THE PRIDNESTROVIAN STATEHOOD (TO THE 30TH ANNIVERSARY OF THE PMR'S FORMATION)

The article examines the dramatic events in Soviet Moldova in the last perestroika years, related to the proclamation of Kishinev's policy of secession from the USSR, the accompanying growth of Moldovan nationalism, calls for radical nationalist forces to unite with Romania, the establishment of the Romanian language as the state language, etc. The language issue has become particularly acute in the multi-ethnic Moldova, whose uncompromising decision in favor of the Romanian language meant discrimination against a significant part of the population. In these circumstances, the Pridnestrovie people were forced to choose, on the basis of referendums, the way to build an independent state independent of Moldova. Kishinev's attempt to prevent this by force led to a tragedy in July 1992, which ended, after the intervention of the Russian 14th army, with an agreement between the opposing sides (mediated by Russia) and the introduction of a trilateral peacekeeping force into the conflict zone, which put an end to the bloodshed.

Текст научной работы на тему «СТАНОВЛЕНИЕ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ ПРИДНЕСТРОВЬЯ (К 30-ЛЕТИЮ СО ДНЯ ОБРАЗОВАНИЯ ПМР)»

ИСТОРИЯ

УДК 323 (478) С.Я. ЛАВРЕНОВ,

доктор политических наук, профессор, заведующий отделом Молдавии и Приднестровья Института стран СНГ

Адрес: Российская Федерация, 119180, г. Москва, ул. Б. Полянка, д. 7/10 стр. 3

E-mail: lavrs2009@yandex.ru

Ключевые слова:

Декларация о суверенитете РМ, Декларация о независимости РМ, Закон «О функционировании языков на территории Молдовы», ОСТК, референдумы в Приднестровье, образование Приднестровской Молдавской Республики

СТАНОВЛЕНИЕ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ ПРИДНЕСТРОВЬЯ (К 30-ЛЕТИЮ СО ДНЯ ОБРАЗОВАНИЯ ПМР)

Аннотация

В статье рассматриваются драматические события в советской Молдавии в последние перестроечные годы, связанные с провозглашением Кишиневом курса на выход из СССР, сопутствующим ростом молдавского национализма, призывами радикальных националистических сил к объединению с Румынией, учреждением румынского языка в качестве государственного и др. Особую остроту в многонациональной Молдавии приобрел языковой вопрос, бескомпромиссное решение которого в пользу румынского языка означало дискриминацию значительной части населения. В создавшихся условиях приднестровский народ был вынужден выбрать на основе проведенных референдумов путь построения самостоятельного независимого от Молдавии государства. Попытка Кишинева силовыми средствами помешать этому привела к трагедии в июле 1992 г., завершившейся после вмешательства российской 14-й армии, соглашением между противостоящими сторонами (при посредничестве России) и вводом в зону конфликта трехсторонних миротворческих сил, положивших конец кровопролитию.

Нынешний год в Молдавии отмечен двумя знаковыми юбилейными датами. 30 лет назад, 23 июня 1990 г., депутатами Верховного Совета Молдавской Советской Социалистической Республики была принята Декларация о суверенитете74. С точки зрения президента Республики Молдова И. Додона, принятие Декларации стало важной победой демократических сил в борьбе за национальное освобождение и возрождение. Однако основным смыслом Декларации являлась легализация намерений тогдашней политической элиты Молдавии на выход из Советского Союза. Декларация утвердила верховенство законов Молдавской ССР над союзными, ввела понятие гражданства республики, суверенного права поддерживать дипломатические отношения со всеми

странами мира. Был также утвержден унитарный и неделимый характер Молдавии [Суверенитету..., 2020: 2-3].

В свою очередь, 2 сентября 2020 г. исполнилось 30 лет со дня образования Приднестровской Молдавской Республики, возможность признания независимости которой Кишинев отверг с самого начала. После неоднократных и неудачных попыток урегулирования приднестровской проблемы (в том числе, на основе наиболее близкого к реализации «плана Козака», предполагавшего федерализацию республики) молдавский парламент своим Законом от 22 июля 2005 г. №173-ХУ! «Об основных положениях особого правового статуса населенных пунктов левобережья Днестра (Приднестровья)» подтвердил унитарный характер государства.

Националистический шабаш

Сложившемуся положению предшествовали драматические события. Стремление к отделению от Молдавии у жителей приднестровского региона было вызвано деструктивными внутриполитическими процессами в Молдавской советской социалистической республике в последние годы существования Советского Союза. Они характеризовались провозглашением Кишиневом курса на выход из СССР, сопутствующим ростом мол-

давского национализма, призывами радикальных националистических сил к объединению с Румынией, учреждением в качестве государственного румынского языка и др.

Подобной ситуации способствовало уникальное географическое положение Молдавии, граничившей с государством, где проживал этнос, исторически близкий к молдаванам, — румыны. Как следствие, среди значительной части молдавской интел-

74 Суверенитет — независимость государства во внешних делах и верховенство государственной власти во внутренних делах. Первой из советских республик объявила о суверенитете в ноябре 1988 г. Эстония, затем Литва — в апреле 1989 г. и Латвия — в июле 1989 г. Декларации о суверенитете Молдавской Советской Социалистической Республики предшествовали акты о государственном суверенитете Грузии — 26 мая 1990 г. и России — 12 июня 1990 г.

лигенции утвердилась, пусть и не соответствующая исторической действительности, точка зрения о единстве молдавского и румынского этносов. Именно эта прорумынски настроенная интеллигенция (писатели, журналисты, артисты, преподаватели вузов и др.) стала идеологическим вдохновителем движения за обретение советской Молдавией государственного суверенитета с последующим присоединением к Румынии [Самуйлов, 1994: 13].

Ключевой в этом процессе стала, на первый взгляд, второстепенная языковая проблема. Уже осенью 1988 г., «румынисты» выдвинули требование о придании государственного статуса лишь молдавскому языку, признании его идентичности с румынским и, соответственно, его переводе на латинскую графику [Губогло, 1999: 180-184]. Расчет делался на то, что у основной части населения Молдавии пробудится национальная гордость за принадлежность молдаван к румынской нации, которой приписывалось древнее романское происхождение.

Еще одной характерной чертой того времени стала манипуляция «демократическими» молдавскими движениями и партиями, историческими фактами. Радикальному пересмотру, в частности, подверглись переломные события в истории Молдавии (акты 1812, 1918, 1940 гг.) с единственной целью — доказать «незаконность» вхождения Молдавии в состав сначала Российской империи, а затем Советского Союза [Благодатских, 1999: 195-196].

Эффективным инструментом «демократического движения», быстро приобретающего националистический характер,

стала митинговая стихия. 30 марта 1989 г под ее давлением Президиум Верховного совета Молдавской ССР вынес на всенародное обсуждение законопроекты «О статусе государственного языка МССР» и «О функционировании языков на территории МССР».

В это же время (март 1989 г.) был создан Народный фронт Республики Молдова (НФМ), стратегической целью которого было присоединение Молдавии к Румынии. Расхожим лозунгом фронтистов стало утверждение о существовании двух «братских» румынских государств, ближайшей целью — переименование Молдавии в «Румынскую Республику Молдова». В тот момент до распада Советского Союза оставалось более двух лет, и о возможности такого исхода мало кто подозревал.

Не оставляя надежды на возможность политического компромисса с кишиневским руководством, Тираспольский горсовет на своей внеочередной сессии 23 мая 1989 г. принял обращение к Президиуму Верховного Совета МССР, в котором настаивал на том, чтобы закон о функционировании языков содержал положение о двух государственных языках в республике: молдавском и русском. Эта инициатива была совершенно обоснованной, поскольку в Приднестровье проживало полиэтническое население с доминирующим славянским компонентом (украинцы и русские). Данное обстоятельство придавало здесь особую остроту языковому вопросу, от того или иного решения которого зависело, подвергнется ли население Приднестровья дискриминации по языковому признаку. Тем более, что утверждение государственного суверенитета Молдавии

сопровождалось всплеском не только антикоммунистических, но и антирусских настроений [Самуйлов, 1994: 14].

Однако в новой редакции законов, представленных Комиссией законодательных предложений, предложение Приднестровья было проигнорировано. Закономерной реакцией Тирасполя стало создание 11 августа 1989 г. Объединенного Совета трудовых коллективов (ОСТК), под руководством которого здесь прошли первые забастовки в знак протеста против языковой политики Кишинева.

Несмотря на предупредительное забастовочное движение в Молдавии, 31 августа 1989 г. Верховным Советом были приняты законы «О возврате молдавскому языку латинской графики» и «О статусе государственного языка на

территории МССР». На следующий день был принят закон «О функционировании языков на территории МССР», в соответствии с которым только молдавский язык получил статус государственного языка с одновременным переходом на латинскую графику; русскому языку был оставлен малозначимый в государственной жизни статус языка межнационального общения.

Принятые законы, по мнению молдавского исследователя Е.М. Гу-богло, стали «поворотной точкой этно-политического развития» МССР, продвинув «самосознание и этническую мобилизацию молдаван значительно вперед на пути к государственному суверенитету вплоть до выхода из состава МССР» [Губогло, 1999: 180].

Самоопределение Приднестровья

Законодательные действия официального Кишинева вызвали мощный всплеск стихийного движения в Приднестровье, где, в свою очередь, происходила этническая мобилизация на антирумынской основе. При этом если раньше в ходе политических забастовок звучали умеренные призывы о создании на территории Приднестровья свободной экономической зоны, то в последующем требования в ответ на действия молдавских властей стали быстро радикализироваться.

Процесс румынизации республики тем временем продолжался. 25 февраля 1990 г. был избран новый состав Верховного Совета Молдавской ССР, изменения в котором были предопределены все более ощутимой

утратой власти прежней советской номенклатурой и возрастанием в противовес роли НФМ, опиравшегося на либеральную интеллигенцию и часть переметнувшейся партийной номенклатуры. В Верховном Совете МССР примерно треть депутатских мандатов достались радикальным силам из Народного фронта Молдавии, отныне получившим властные полномочия для проведения румы-ноунионистской политики. Попытки депутатов-приднестровцев противодействовать их деструктивной политике ни к чему не привели — более того, они подверглись физическому насилию со стороны одурманенной национализмом толпы. Последствия не заставили себя ждать.

27 апреля 1990 г. депутаты — представители НФМ добились утверждения в качестве государственного флага Молдавской ССР сине-желто-красного триколора (подобного румынскому). Единственным отличием стал слегка модифицированный герб Молдавского княжества. 5 июня 1990 г. ВС МССР установил новое название республики— Республика Молдова (РМ).

23 июня 1990 г. была принята уже упомянутая Декларация о суверенитете советской социалистической Республики Молдова. Сессия также приняла решение о том, что отныне 28 июня будет отмечаться в Молдавии не как праздник освобождения страны от румынского засилья, а как день аннексии правобережной Бессарабии Красной армией в 1940 г. В свою очередь, 31 августа было объявлено праздником «Лимба ноастрэ» («Наш язык») в честь законов, установивших статус молдавского языка в качестве государственного. В тот же день, 23 июня, парламент Республики Молдова

одобрил заключение комиссии Верховного Совета по политико-юридической оценке «Советско-германского договора о ненападении и дополнительного секретного протокола от 23 августа 1939 г., а также их последствий для Бессарабии и Северной Буковины», объявив его недействительным. Как следствие, образование в 1940 г. МССР было признано незаконным, соответствующий акт об образовании МССР от 2 августа 1940 г. был отменен75.

Недальновидность этого решения заключалась в том, что своим решением Верховный Совет республики упразднил правовую основу для ее целостного существования, поскольку кроме соответствующего решения Верховного Совета СССР от 2 августа 1940 г. других документов, конституирующих ее в нынешних границах, не существовало. Как следствие, из состава Молдавии в юридическом отношении исключалась территория современного Приднестровья76. Приднестровье получило законное право

75 Постановление Парламента РМ №149 от 23.06.1990 «О заключении Комиссии Верховного Совета ССР Молдавии по политико-юридической оценке Советско-Германского договора о ненападении и Дополнительного секретного протокола от 23 августа 1939 г., а также их последствий для Бессарабии и Северной Буковины».

76 Нынешний президент ПМР В.Н. Красносельский отмечал, что «....Как известно, на исторической территории Приднестровья 12 октября 1924 г. Постановлением ЦИК УССР была образована Молдавская Автономная Социалистическая Республика (МАССР), входившая в состав Украинской ССР на правах автономии. Её столицей стал город Балта, а с 1929 г. — город Тирасполь. Сама Бессарабия (историческая Молдова) получила свою советскую государственность путём её присоединения к основе в виде МАССР (историческому Приднестровью), то есть их к нам привели. Таким образом, только в короткий 50-летний период с августа 1940 г. по сентябрь 1990 г. территории Приднестровья и Бессарабии были формально юридически объединены в союзную советскую республику — МССР. За полтора года до развала СССР власти Молдавии провозгласили курс на выход из Советского Союза и создание независимого государства, что автоматически лишало население Приднестровья союзного гражданства и ставило его перед угрозой возможного включения в состав Румынии»// Красносельский В.Н. «Почему мы имеем право на независимость?» Оксфордская речь президента ПМР // https://regnum.ru/news/polit/2290641.html, дата обращения 10.6. 2020.

на самоопределение, которое и было реализовано 2 сентября 1990 г.

Обвальная румынизация всех сторон жизни республики не могла не вызвать нараставшее отчуждение со стороны немолдавского населения — русских, украинцев, гагаузов и др. В ответ на принятую 23 июня 1990 г. в Кишиневе Декларацию о суверенитете, 19 августа 1990 г. была провозглашена Гагаузская республика.

Однако центром борьбы против попытки объединения Молдавии с Румынией, в силу исторического прошлого, географического положения, преобладания русского и украинского населения (до 60%) в ближайшем будущем предстояло стать Приднестровью [Селиванова, 1994: 146].

Время для поиска компромиссов стремительно уходило в прошлое. Столкнувшись с «сепаратистскими» тенденциями в Гагаузии и Приднестровье, Кишинев, намереваясь демонстративно приструнить мятежные республики, принял решение о формировании Республиканской гвардии [Селиванова, 1994: 146]. Одновременно началось формирование отрядов полиции особого назначения (ОПОН). 4 сентября 1990 г. Верховный Совет Молдавской ССР принял Постановление о приостановлении действия на территории МССР Закона СССР от 12 октября 1967 г. «О всеобщей воинской обязанности».

25 октября 1990 г. территория Гагау-зии, где должны были пройти выборы в Верховный совет Гагаузской республики, была окружена под предлогом «штабных учений» силами молдавской полиции. В тот же день в Придне-

стровье стали формироваться рабочие отряды, готовые прийти на помощь Гагаузии. Вооруженных столкновений в Комрате удалось избежать лишь благодаря своевременному прибытию подразделений внутренних войск МВД СССР. Полиция Молдавии, несмотря на требования Кишинева, не была допущена в Гагаузию.

Но на этом конфликт Кишинева с «мятежными» территориями не был исчерпан. Пытаясь заблокировать Приднестровье, вооруженные отряды полиции и волонтеров Молдавии установили посты у мостов на правом берегу Днестра. 2 ноября против жителей Приднестровья с молдавской стороны впервые было применено огнестрельное оружие. Жертвами «дубоссарского расстрела» на Полтавском мосту стали 16 человек: 3 убитых и 16 раненых. Вслед за этим начались вооруженные столкновения вокруг переправ через Днестр и в населенных пунктах, находившихся на правом берегу Днестра, но перешедших под юрисдикцию Тирасполя, прежде всего, в предместьях г. Бендеры [Митяш, 2002: 46].

Сложившаяся ситуация потребовала от приднестровских властей в срочном порядке приступить к формированию собственных военизированных формирований, в том числе казачьих. В частности, было образовано Черноморское казачье войско, получившее на вооружение бронетехнику (БТР и БМП) и артиллерию. В тот момент это произвело отрезвляющий эффект на Кишинев, установилось неустойчивое затишье.

Ситуация изменилась после провала августовского путча в Москве

21 августа 1991 г. Спустя несколько дней, 27 августа парламент Молдавии принял Декларацию о независимости, объявившую о выходе Молдавии из состава СССР77. Официальным языком страны в Декларации со ссылкой на принятый 31 августа 1989 г. закон о языке был назван румынский язык на основе латинской графики.

Помимо констатации выхода из состава СССР, Декларация объявляла недействительными решения Кю-чук-Кайнарджийского и Бухарестского мирных договоров (1812) между Россией и Турцией, обвинив обе стороны в расчленении национальной территории; недействительными также были объявлены закон Верховного Совета СССР от 2 августа 1940 г. «Об образовании союзной Молдавской ССР» и Пакт Молотова — Риббентропа от 23 августа 1939 г., принятый, по мнению Кишинева, без учета мнения населения Бессарабии, Буковины и области Герца. Декларация признавала полное право населения республики на бойкот референдума о сохранении СССР от 17 марта 1991 г.

В подобном контексте логично было бы предположить, что речь в Декларации пойдет лишь об исторической Бессарабии, без Приднестровья. Однако, согласно Декларации, суверенитет Молдавии был распространен и на приднестровскую территорию. 27 августа был объявлен государственным праздником страны. Появление

Декларации не могло не вызвать возмущение приднестровского населения, уже не видевшего себя в составе Молдавии.

Объявив о независимости, кишиневские власти приступили к форсированному формированию собственных вооруженных сил на основе частей бывшей Советской армии, дислоцировавшихся на территории республики78. 14 ноября 1991 г. правительство Молдавии явочным порядком объявило своей собственностью военные городки, базы, вооружение, средства передвижения, технику и другое имущество, принадлежащее частям Советской армии, дислоцирующимся на территории республики. Это позволило в короткие сроки сформировать ядро молдавских вооруженных сил, тем самым ускорив приближение драматических событий, которые произошли годом позднее. Масштабному противостоянию предшествовали многочисленные провокации с человеческими жертвами.

Так, 1 марта 1992 г. кишиневский ОПОН осуществил нападение на приднестровский райцентр Дубос-сары, в результате которого погиб начальник Дубоссарского ГОВД ПМР Игорь Сипченко. В том же месяце силами молдавских добровольцев и полиции особого назначения была осуществлена попытка захвата вооружения российской воинской части в Дубоссарском районе. Затем вспых-

77 Закон «О Декларации о независимости Республики Молдова» №691-ХП от 27.08. 1991.

78 Вооруженные силы Молдавии были созданы по указу президента Молдавии № 193 «Об образовании Вооружённых сил» от 3 сентября 1991 г.

нули бои в пригородах Дубоссар и окрестных селах, втягивая в воронку войны все большее количество ни в чем не повинных мирных жителей.

28 марта президент Молдавии М. Снегур ввел чрезвычайное положение на всей территории республики и приказал разоружить милицию Приднестровья. Театр военных действий расширился, охватив левобережные села на подступах к Дубоссарам и правобережные Бендеры. Систематическим артобстрелам подвергались жилые кварталы Дубоссар и Григори-ополя.

Молдавской полиции удалось закрепиться на так называемом «Кош-ницком плацдарме» (южнее Бендер). По линии реки Днестр на протяжении всей весны шли ожесточенные перестрелки между противостоявшими силами. Под Дубоссарами Кишинев начал сосредотачивать тяжелое вооружение: бронетранспортеры, артиллерийские системы и танки. Подобным путем устрашения молдавские политики пытались принудить приднестровское население к капитуляции.

В мае — июне 1992 г. дубоссарским ополченцам удалось оттеснить формирования вооруженных сил Молдавии на 5—10 километров от линии соприкосновения на север от центральной части города Дубоссары. На юге вооруженные силы Республики Молдова были отброшены за село Дороцкое (которое стало нейтральной территорией) к селам Погребы и Кошница.

В сложившейся напряженной обстановке свои посреднические услуги предложило СБСЕ (Совещание по безопасности и сотрудничеству в Ев-

ропе). Против силового пути решения проблемы в тот момент выступила и значительная часть молдавской общественности. В создавшихся условиях парламент Молдавии, стремясь сохранить лицо, принял постановление о мирном урегулировании конфликта. В начале июня стороны договорились о постепенном выводе из Бендер военных формирований и тяжелых вооружений. В городе для поддержания порядка должны были остаться только молдавская полиция и приднестровская милиция.

Однако Кишинев не отказался от попытки силового решения вопроса, наращивая ударный кулак для силового воздействия на Приднестровье. 23 мая 1992 г. с целью обеспечения территориальной целостности Молдавии распоряжением президента М. Снегура в подчинение министерству обороны были переданы части МВД и министерства национальной безопасности. Силовой потенциал молдавской армии был существенно усилен, благодаря безвозмездной передаче вооружения Советской армии главкомом Объединенных вооруженных сил СНГ Е. И. Шапошниковым, в том числе предоставления МиГ-29 Борисовскому авиационному полку, дислоцированному в Маркулештах. Несмотря на это, накануне трагических событий, казалось, появился шанс для мирного урегулирования конфликта. 18 июня 1992 г. парламент Молдавии и Верховный Совет Приднестровья утвердили основные принципы мирного урегулирования. Но уже на следующий день, 19 июня, ситуация вышла из-под контроля. Причина

заключалась в том, что Кишинев под давлением Бухареста принял окончательное решение подавить сопротивление приднестровцев, чтобы затем вести переговоры с позиции силы.

В этих условиях попытка разведения конфликтующих сторон в Бендерах при помощи военных наблюдателей России, Украины, Молдавии и Румынии оказалась бесперспективной.

Трагедия Бендер

В качестве объекта главного удара со стороны молдаван был выбран г. Бендеры. Во-первых, город, находясь на правом берегу Днестра, был лишен естественной преграды — реки. Во-вторых, в своих политических пристрастиях городское население было разобщено: большинство жителей проголосовали за создание ПМР, в то же время значительная часть населения поддерживала Кишинев. В городе одновременно действовали как милиция ПМПР, так и молдавская полиция, то есть фактически сложилось двоевластие. В-третьих, в случае успеха силовой операции армии Молдовы с бендер-ского направления открывался путь на Тирасполь. Наконец, Бендеры были главный портовым городом на Днестре и крупным железнодорожным узлом.

Поводом для начала операции стала перестрелка между молдавской полицией и приднестровской милицией, произошедшая 19 июня, которая быстро переросла в уличные бои в Бендерах. В последующие несколько недель в приднестровском конфликте погибло больше людей, чем за весь предыдущий период.

Трагичность ситуации и абсолютная неоправданность с любой точки зрения действий Кишинева заключались в том, что к лету 1992 г. противостоящие стороны, как уже упоминалось,

приступили к переговорному процессу о прекращении огня. С мая начала работать Согласительная комиссия. Именно в этот день, 19 июня, она обсуждала детали плана по разведению вооруженных группировок. Вряд ли является совпадением, что именно в этот день была развязана молдавская агрессия — президенту М. Снегуру и людям в Бухаресте, стоявшим за ним, было необходимо сорвать переговорный процесс и предпринять попытку радикальным способом решить приднестровскую проблему в свою пользу.

Несмотря на это, эксперты до сих пор продолжают спорить: была ли вооруженная акция 19 июня заранее спланированной или Бендерская трагедия стала следствием случайного инцидента между молдавскими полицейскими и приднестровскими гвардейцами? История, однако, практически не знает примеров, когда случайный инцидент (в данном случае, речь идет о перестрелке у городской типографии Бендер) привела бы к быстрой эскалации вооруженной борьбы. Зато она изобилует примерами, когда подобного рода провокации (заранее спланированные) служили поводом для развязывания масштабных военных действий. Молдавия оказалась на удивление хорошо подготовленной для того, чтобы сразу приступить к

«зачистке» Бендер. Уже через два часа после инцидента у типографии в город стали входить вооруженные формирования Молдавии.

Очевидно, что Кишинев готовился к подобному сценарию заранее, о чем свидетельствует слаженность действий молдавской стороны. Уже вечером по кишиневской и каушанской трассам в Бендеры вошли колонны бронетехники. С молдавской стороны в боях принимали участие части национальной армии, МВД и МНБ, отряды волонтеров и самообороны.

20 июня в акте агрессии уже участвовало свыше двух с половиной тысяч молдавских военнослужащих, действия которых поддерживало около 70 единиц бронетехники. В распоряжении у бендеровчан оказалось лишь несколько вооруженных отрядов численностью не более 1 тыс. чел. Что касается рабочих отрядов, насчиты-

вавших 3—4 тыс. чел., то они были практически безоружны. Из бронетехники в наличии у приднестровцев было всего лишь 10 единиц, включая самодельный бронированный трактор. В сложившейся ситуации многим бендеровчанам пришлось добывать оружие в бою. Но они не оказались одиноки. Возмущение от столь наглого нападения побудило многих неравнодушных людей прийти на помощь Бендерам. Сюда, в частности, одним из первых прибыл отряд черноморских казаков во главе с походным атаманом С.М. Дригловым79.

К рассвету 20 июня частям армии Молдавии удалось захватить ключевые пункты города, из пригородов по кварталам города велся минометный обстрел. Беспорядочная стрельба из всех видов оружия привела к большому количеству жертв среди мирного населения. Одна из мин попала в

79 Дриглов Семён Макарович — полковник, походный атаман ЧКВ времён войны Приднестровья с националистами Республики Молдовы, погиб в ходе боёв, защищая Бендеры. Родился в 1941 г. на Житомирщине, потомственный запорожский казак. Окончил с отличием Полтавское зенитно-артиллерийское училище и Академию Противовоздушной Обороны. Служил на Украине и в Закавказье.

Уволен в запас с должности начальника ПВО 14 гв. армии осенью 1991 г., а зимой уже встал в казачьи ряды возрождённого Черноморского казачьего войска (ЧГВ). Был избран Походным атаманом ЧГВ. В период боевых действий на деле проявил твёрдость характера, широкие познания в управлении боем, умение анализировать сложившуюся обстановку. 19 июня 1992 г., когда группа казаков успела прорваться к горисполкому г. Бендеры, походный атаман С.М. Дриглов приступил к формированию групп по выявлению и уничтожению бронетехники и других средств противника на подступах к зданию исполкома. Чтобы пресечь беспрепятственный расстрел здания, группа казаков под командованием походного атамана ЧКВ С.М. Дриглова переместилась во двор магазина, расположенного напротив исполкома. Позиция, которую заняли казаки, была выгодной: в секторе обстрела оказались улицы Советская и Суворова, откуда, хорошо просматривались подходы к горисполкому. Используя это преимущество, казак атаманской сотни Олег Оттингер подбил из гранатомёта БТР. Олег сумел подбить ещё один БТР, однако при попытке произвести очередной выстрел был убит из окна двухэтажного здания спортивной школы. Полковник С.М. Дриглов попытался вынести Олега из-под обстрела, но в него была брошена граната, которую он сумел откинуть в сторону. Вторую гранату он отбросить не успел.

склад ГСМ в/ч 48414, входившей в состав 14-й армии — среди российских военнослужащих появились первые жертвы. Несколько танков вооруженных сил ПМР пытались прорваться в Бендеры на помощь обороняющимся, но были остановлен огнем противотанковых орудий «Рапира».

Днем 20 июня войска Молдавии предприняли штурм Бендерской крепости, где располагалась ракетная бригада 14-й армии. Осуществлялись провокации и против других частей 14-й армии, соблюдавшей нейтралитет.

21 и 22-го бои за город продолжались: его наводнили молдавские снайперы, минировались улицы. Не было возможности убрать трупы, лежавшие на улицах, что создавало угрозу эпидемии. Жителям пришлось хоронить убитых прямо во дворах.

23 марта для уничтожения моста через Днестр, связывающего Приднестровье и Бендеры, командование армии Молдавии использовало два многоцелевых истребителя МиГ-29. Однако самолеты произвели неточное бомбометание, и бомбы упали на близлежащее болгарское село Парка-ны. Официальные лица в Кишиневе отказались признать ответственность за этот инцидент.

После этого наступило неустойчивое временное затишье. Оно завершилось 29 марта, когда молдавская армия вновь возобновила массированный обстрел города из гаубиц, минометов, гранатометов и стрелкового оружия. Однако, благодаря умелому командованию и самоотверженности защитников Бендер, ситуация постепенно стала склоняться в их пользу.

Деэскалация конфликта

Огромная роль в деэскалации конфликта принадлежала российской 14-й армии. После того, как воинская часть, размещенная в крепости г. Бендер, попала под обстрел молдавских формирований, командованием армии был отдан приказ о нанесении упреждающих артиллерийских ударов по позициям молдавских силовиков. Назначенный командующим армией 3 июля, генерал А.И. Лебедь заявил о возможности вмешательства армии в конфликт, если стороны не прекратят военные действия [Митяш, 2002: 46-51]. Перспектива вступления в боевые действия российских военных подействовало на Кишинев как отрезвляющий душ, вынудив его пойти на переговоры.

Прекращение боев открыло путь к началу переговоров о политическом урегулировании конфликта. 21 июля 1992 г. в Москве Б. Ельциным и М. Снегуром в присутствии президента ПМР И. Смирнова было подписано Соглашение «О принципах урегулирования военного конфликта в Приднестровском регионе Республики Молдова». Документ предусматривал поэтапный вывод из районов противостояния тяжелой техники и воинских формирований Молдавии и Приднестровья. Безопасность в создаваемых зонах разъединения должны были обеспечивать военные наблюдатели и ограниченные контингенты сторон-участников конфликта.

Документ включал также ряд экономических мер, которые позволили бы снять экономическую блокаду, исключить ограничения в передвижении товаров и обеспечить возвращение беженцев и оказание им помощи.

По соглашению конфликтующие стороны обязались предпринимать все меры к полному прекращению огня, отвести войска и вооружение из буферной «зоны безопасности». Для обеспечения контроля за прекращением огня, отводом войск и вооружений в этой зоне создавались Объединенная контрольная комиссия в составе представителей трех сторон — России, Молдавии и Приднестровья. Комиссия должна использовать группы военных наблюдателей, в ее подчинение передавались созданные на добровольной основе воинские контингента, представляющие стороны, участвующие в выполнении данного соглашения. Помимо контроля за прекращением огня, комиссия должна была также обеспечивать поддержание правопорядка в Бендерах.

14-я российская армия обязывалась соблюдать нейтралитет. Вопросы о статусе армии, порядке и сроках вывода должны были определяться в ходе переговоров между Россией и Республикой Молдовой [Митяш, 2002: 47].

В рамках выполнения соглашения 23 июля был отдан приказ о прекращении огня из всех видов оружия. Обо всех случаях обстрелов докладывалось командованию 14-й армии. 29 июля в Бендеры стали прибывать первые подразделения миротворческих сил России из состава Тульской воздушно-десантной дивизии [Митяш, 2002:

51-52]. Жители города встречали их, как в 1944 г. при освобождении от немецко-фашистских войск. Российским солдатам несли цветы, хлеб, у многих жителей на глазах были слезы радости. С 1 августа в зону конфликта были введены молдавские и приднестровские миротворцы. Российский миротворческий контингент, наряду с молдавским и приднестровским, был расквартирован в Зоне безопасности. Трехсторонняя миротворческая операция в Приднестровье получила официальное одобрение Миссии ООН по установлению фактов, посетившей район конфликта по инициативе Молдавии. С тех пор уже проводится уникальная миротворческая операция, не имеющая аналогов в истории урегулирования конфликтов.

Бои за Бендеры продолжались свыше месяца: с 19 июня по 22 июля 1992 г. По официальным оценкам, к середине июля 1992 г. с обеих сторон погибло свыше 950 чел., около 4,5 тыс. ранено. Приднестровская сторона потеряла около 600 чел. погибшими, 899 были ранены, около 50 пропали без вести. Однако реальные потери, по различным оценкам, значительно выше.

Самому городу был нанесен огромный материальный ущерб: серьезно поврежденными оказались 1280жилых домов, из которых 60 полностью разрушены, в том числе школы, объекты здравоохранения, предприятия промышленности, транспорта и строительства. Прискорбно, но, хотя с момента трагических событий прошло уже около трех десятилетий, молдавская сторона по-прежнему отказывается признать свою ответственность за их развязывание.

Заключение

Политическая элита Молдавии до сих пор не смирилась с тем, что, вопреки многочисленным ухищрениям, блокаде, искусственным препятствиям, в Приднестровье удалось построить самодостаточное государство с развитой промышленностью и сельским хозяйством, проводящее активную внешнюю политику. Вызывает раздражение Кишинева и разительный контраст в общественной жизни Молдавии и Приднестровья. Многонациональное население Приднестровья являет собой пример культурной полифоничности и сплоченности, где русские, молдаване, украинцы ощущают себя единым народом, без всяких признаков разъединения по национальному признаку.

Несмотря на многочисленные форматы и международные раунды по урегулированию приднестровского конфликта, Кишинев фактически не отступил от своей позиции, заявленной в Законе №173 от 22.07. 2005 «Об основных положениях особого правового статуса населенных пунктов левобережья Днестра (Приднестровья)80, где Республика Молдова объявлялась единой и неделимой территорией, а Приднестровье учреждалось в качестве автономно-территориального образования с особым правовым статусом в составе Молдавии.

Все эти годы в отношении Приднестровья осуществлялись со стороны

Кишинева многочисленные ограничительные меры, которые должны были подорвать, но не подорвали жизнеспособности Приднестровской республики. Молдавские политики в большинстве случаев как саботировали, так и продолжают саботировать взятые на себя обязательства по итогам переговорных раундов, в частности Берлинского протокола 2016 г., предполагавшего решение первоочередных проблем двусторонних отношений (вопросов взаимодействия в банковской сфере, реализации права Приднестровья на свободу внешнеэкономической деятельности, передвижения, образования, закрытия политически мотивированных уголовных дел и др.). Обструкционистская позиция Кишинева привела к тому, что последний по времени (октябрь 2019 г.) Братиславский раунд переговоров завершился практически ничем — без подписания итогового протокола.

Даже общая беда — коронавирусная эпидемия, уносящая сотни жизней — не заставила Кишинев пойти на конструктивное взаимодействие с Приднестровьем, показавшим, кстати, значительно большую эффективность в борьбе с этой угрозой. Это не мешает официальному Кишиневу продуцировать надуманные, голословные обвинения в адрес Приднестровья: в частности, в том, что приднестровское руководство якобы не справляется

80 Закон № 173 от 22.07. 2005 «Об основных положениях особого правового статуса населенных пунктов левобережья Днестра (Приднестровья).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

с ситуацией и при этом нарушает права человека. Естественно, это не относится к самому Кишиневу, блокировавшему поставку в Приднестровье жизненно необходимых грузов, в том числе медикаментов.

Вплоть до настоящего времени в Кишиневе не желают принимать в расчет, что жители Приднестровской Молдавской Республики имели все легитимные основания для создания собственной государственности, благодаря стратегическим ошибкам, допущенным Кишиневом в период поспешного конституирования своей независимости.

Первая заключалась в признании ничтожным пакта Молотова — Риббентропа, что создало правовые условия для выхода Приднестровья из состава Молдавии. Эту ошибку Кишинев попытался исправить военным путем, намереваясь силой оружия навязать приднестровцам свою волю. Приднестровье отстояло свое независимое будущее ценой жизней более 800 приднестровцев, включая безвинно погибших детей, женщин и стариков.

Еще одна ошибка Кишинева заключалась в одностороннем принятии Закона «Об основных положениях особого правового статуса населенных пунктов левобережья Днестра (Приднестровья)» от 22 июля 2005 г. Этот мертворожденный законодательный акт был принят вне рамок международного переговорного процесса и без учета реальной ситуации.

Совершив эти ошибки, Молдавия в настоящее время пытается компенсировать свои промахи не-

конструктивной политикой: различными ограничительными мерами, включая ограничение личных прав и свобод приднестровцев, политически мотивированным уголовным преследованием, неисполнением ранее достигнутых договоренностей, саботированием международного механизма переговоров в формате «5 + 2». За 25 лет ведения политических переговоров было подписано свыше 200 документов с участием международных гарантов и посредников, включая ОБСЕ, и многие из них так и не были исполнены Кишиневом или выполнены не в полной мере.

В отличие от молдавской стороны, настаивающей на политическом разрешении конфликта в духе Закона 2005 г., то есть автономизации, приднестровская сторона придерживается реалистической повестки дня, предполагающей первоочередное решение социально-экономических и гуманитарных вопросов, от которых зависит жизнь простых людей. В порядке доброй воли Приднестровье решило ряд проблем в интересах молдавских граждан, включая упрощение миграционного режима и обеспечение их свободного перемещения. На основании подписанного 3 июня 2016 г. Берлинского протокола Приднестровье прекратило уголовные дела в отношении 10 сотрудников полиции РМ.

Однако Кишинев до сих пор не сделал ответных шагов — и не только в отношении прекращения политически мотивированных уголовных дел. На повестке дня по-прежнему нерешенными остаются вопросы обеспечения участия приднестровских автомо-

билей в международном движении; урегулирования проблем со связью и телекоммуникацией; обеспечения бесперебойного железнодорожного сообщения; признания дипломов о высшем образовании, полученных в Приднестровье, и многое другое.

Благодаря недальновидной политики Кишинева проблема приднестровского урегулирования в настоящее время переживает стагнацию.

В подобных условиях Тирасполь вполне обоснованно поднимает вопрос, готова ли молдавская политическая элита идти в предлагаемом ею направлении по федерализации страны, то есть изменить Конституцию и государственное устройство Молдавии; создать общий парламент и иные органы власти и управления; отменить закон 2005 г. и иные законы, ущемляющие права приднестровцев; гарантировать все гражданские свободы, личную безопасность; признать право частной собственности; придать официальный статус русскому и украинскому языкам и др.

Неготовность Кишинева к этому демонстрируют односторонние действия, ведущие к обострению региональной обстановки, примером чему является решение Конституционного суда РМ о признании присутствия российских миротворческих сил на Днестре незаконным, установлении совместных таможенно-пограничных постов на территории Украины и др.

При этом давление на Приднестровье реализуется с «молчаливого согласия» ряда участников переговорного процесса, включая Австрийское председательство в ОБСЕ, которое

уже полгода отказывает в созыве международного переговорного формата «5 + 2».

В создавшихся условиях безопасность приднестровского народа можно обеспечить, только сохраняя государственность Приднестровья. Румыноунионистские настроения в Молдавии по-прежнему сильны. Партии и движения, программной целью которых является объединение Молдавии с Румынией, отличаются завидной активностью, опираясь, прежде всего, на молодежь (получившую образование в румынских вузах) и на поддержку части правящей элиты Молдавии. В практическом смысле сближение двух государств осуществляется на основе реализации совместных румыно-молдавских инфраструктурных проектов, которые являются наиболее безболезненным и эффективным способом реального объединения сближения Молдавии и Румынии [Лавренов, Хабалов, 2015: 62]. В самой же Румынии унионист-ская тема практически не сходит с политической повестки дня [Лавренов, Хабалов, 2015: 63].

При отсутствии в Кишиневе влиятельных политиков, которые могли бы предложить внятную и взаимоприемлемую программу по урегулированию двусторонних отношений (и даже надежды на то, что они в обозримом будущем появятся), приднестровское руководство вполне обоснованно ставит вопрос о международно-правовом признании республики, выстрадав такой подход трудными, но успешными годами своего становления и развития.

Список литературы

Благодатских И. Молдавия и Приднестровье в поисках «своей» истории // Национальные истории в советском и постсоветских государствах. М., 1999. С. 195—209.

Губогло Е.М. Межнациональная напряженность в реальности и в представлениях граждан // Этническая мобилизация и межэтническая интеграция. М., 1999. 397 с.

Митяш В.В. Приднестровский конфликт: проблемы и перспективы урегулирования. М., 2002. 112 с.

Лавренов С.Я., Хабалов А.Т. Системный кризис в Молдавии как следствие геополитических игр ЕС и США // Постсоветский материк. №3(7). 2015. С. 58—69.

Самуйлов С.М. Межнациональные процессы в Европе: содержание, роль Запада и политика России. М., 1994. 91 с.

Селиванова И.Ф. Республика Молдова: хроника приднестровского конфликта // Кентавр. 1994. №4. С. 142-148.

Суверенитету Республики Молдова 30 лет: Послание президента страны // Информационно-аналитический мониторинг «Молдова и Приднестровье». №4-5. 2020. 88 с.

Address: 7/10 p. 3, B. Polyanka str., Moscow, 119180, Russian Federation

S.YA. LAVRENOV,

doctor of political science, Professor, head of the Department of Moldova and Pridnestrovie of the Institute of CIS countries

Keyword:

The Declaration of sovereignty of Moldova, the Declaration of independence of Moldova,

the Law «On functioning of languages on the territory of Moldova», OSTK, Referendums in Pridnestrovie, education of the Pridnestrovian Moldavian Republic

E-mail: lavrs2009@yandex.ru

FORMATION OF THE PRIDNESTROVIAN STATEHOOD (TO THE 30TH ANNIVERSARY OF THE PMR'S FORMATION)

The article examines the dramatic events in Soviet Moldova in the last perestroika years, related to the proclamation of Kishinev's policy of secession from the USSR, the accompanying growth of Moldovan nationalism, calls for radical nationalist forces to unite with Romania, the establishment of the Romanian language as the state language, etc.

The language issue has become particularly acute in the multi-ethnic Moldova, whose uncompromising decision in favor of the Romanian language meant discrimination against a significant part of the population. In these circumstances, the Pridnestrovie people were forced to choose, on the basis of referendums, the way to build an independent state independent of Moldova. Kishinev's attempt to prevent this by force led to a tragedy in July 1992, which ended, after the intervention of the Russian 14th army, with an agreement between the opposing sides (mediated by Russia) and the introduction of a trilateral peacekeeping force into the conflict zone, which put an end to the bloodshed.

Blagodatskikh I. Moldova and Pridnestrovie in search of «their» history // National histories in the Soviet and post-Soviet States. Moscow, 1999. pp. 195-209. (InRuss.)

Guboglo E.M. Interethnic tension in reality and in the views of citizens // Ethnic mobilization and interethnic integration, Moscow, 1999, 397 p. (InRuss.)

Annotation

References

Mityash V.V. Pridnestrovian conflict: problems and prospects of settlement, Moscow, 2002, 112 p. (InRuss.)

Lavrenov S. Ya., Khabalov A.T. The systemic crisis in Moldova as a Consequence of the geopolitical games of the EU and the USA // The post-Soviet mainland. No. 3 (7). 2015. P. 58-69. (InRuss.)

Samuylov S.M. Interethnic processes in Europe: content, role of the West and politics of Russia. Moscow, 1994, 91 p. (InRuss.)

Selivanova IF. Republic of Moldova: chronicle of the Pridnestrovian conflict // Centaur, 1994, No. 4, Pp. 142-148. (InRuss.)

The sovereignty of the Republic of Moldova is 30 years old: Message of the President of the country // Information and analytical monitoring «Moldova and Pridnestrovie». No. 4-5. 2020. 88 p. (InRuss.)

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.