Научная статья на тему 'Сравнительный анализ требований к качеству рыбьего жира для пищевого и медицинского применения'

Сравнительный анализ требований к качеству рыбьего жира для пищевого и медицинского применения Текст научной статьи по специальности «Прочие технологии»

CC BY
1899
100
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Журнал
Вопросы питания
Scopus
ВАК
PubMed
Область наук
Ключевые слова
РЫБИЙ ЖИР / FISH OIL / ЖИРОРАСТВОРИМЫЕ ВИТАМИНЫ А / VITAMINS A / СОДЕРЖАНИЕ И НОРМИРОВАНИЕ / МЕДИЦИНСКОЕ ПРИМЕНЕНИЕ / ПИЩЕВОЕ ПРИМЕНЕНИЕ / FOOD SUPPLEMENTS / STANDARDIZATION / MEDICALS

Аннотация научной статьи по прочим технологиям, автор научной работы — Косман В.М., Демченко Д.В., Пожарицкая О.Н., Шиков А.Н., Макаров В.Г.

Жиры рыб являются ценными природными источниками витаминов А, Е, D и полиненасыщенных жирных кислот (ПНЖК), применяемыми с лечебными и профилактическими целями в медицине, ветеринарии и пищевой промышленности. На основании сравнительного анализа требований к качеству рыбьего жира (по содержанию основных нутриентов) в зависимости от области его применения установлено, что витамины А, D и ПНЖК регламентированы в нормативных документах, относящихся к медицинскому применению. В отношении рыбьего жира для пищевого применения нет единого подхода. Наиболее полный анализ качества различных видов рыбьего жира предусмотрен Пищевым кодексом (Codex Alimentarius). Сопоставление данных о декларируемом производителями содержании витамина D в биологически активных добавках к пище на основе рыбьего жира, существующих в настоящее время на рынке России, показывает, что во многих случаях его содержание не указано или варьирует в 3-10 раз. В связи с важными биологическими функциями и выраженной физиологической активностью нутриентов рыбьего жира его стандартизация по содержанию витаминов А, D и Е, а также ПНЖК представляется необходимой как для медицинского, так и для пищевого и ветеринарного применения этого сырья. Важным элементом в развитии данного направления является совершенствование аналитических методик, применяемых для этих целей.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по прочим технологиям , автор научной работы — Косман В.М., Демченко Д.В., Пожарицкая О.Н., Шиков А.Н., Макаров В.Г.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Comparative analysis of requirements for quality of fish oil for food and medical applications

Fish oil is reach natural source of vitamins А, Е, D and polyunsaturated fatty acids (PUFA) which are useful for supplementation, prophylaxis and therapy in food industry, medicine and veterinary. The analysis of regulatory documents for the quality of fish oil (based on concentration of main nutrients) leads to conclusion that content of vitamins A and D, and PUFA is controlled in medicinal preparations. With regard to fish oil for food application there is no unified approach. In particularly, content of vitamin D in food supplements with fish oil available on Russian market is not indicated by manufacturer or its concentration varies in 3-10 folds. Because of important biological functions and pharmacological activity, it is very important to have uniform standardization for vitamins and PU FA in fish oil for application in food industry and medicine. Development and unification of analytical methods became special attention for these reasons.

Текст научной работы на тему «Сравнительный анализ требований к качеству рыбьего жира для пищевого и медицинского применения»

МЕТОДЫ КОНТРОЛЯ КАЧЕСТВА И БЕЗОПАСНОСТИ ПИЩЕВЫХ ПРОДУКТОВ

Для корреспонденции

Шиков Александр Николаевич - доктор фармацевтических наук, заместитель генерального директора ЗАО «Санкт-Петербургский институт фармации»

Адрес: 188663, Ленинградская обл., Всеволожский район, г.п. Кузьмоловский, д. 245 Телефон: (812) 603-24-32 E-mail: spbpharm@mail.ru

В.М. Косман, Д.В. Демченко, О.Н. Пожарицкая, А.Н. Шиков, В.Г. Макаров

Сравнительный анализ требований к качеству рыбьего жира для пищевого и медицинского применения

Comparative analysis of requirements for quality of fish oil for food and medical applications

V.M. Kosman, D.V. Demchenko, O.N. Pozharitskaya, A.N. Shikov, V.G. Makarov

ЗАО «Санкт-Петербургский институт фармации», Ленинградская обл., Всеволожский район, г.п. Кузьмоловский

Saint-Petersburg Institute of Pharmacy, Leningrad Region, Vsevolozhsk District, Kuzmolovsky

Жиры рыб являются ценными природными источниками витаминов А, Е, D и полиненасыщенных жирных кислот (ПНЖК), применяемыми с лечебными и профилактическими целями в медицине, ветеринарии и пищевой промышленности. На основании сравнительного анализа требований к качеству рыбьего жира (по содержанию основных нутриентов) в зависимости от области его применения установлено, что витамины А, D и ПНЖК регламентированы в нормативных документах, относящихся к медицинскому применению. В отношении рыбьего жира для пищевого применения нет единого подхода. Наиболее полный анализ качества различных видов рыбьего жира предусмотрен Пищевым кодексом (Codex Alimentarius). Сопоставление данных о декларируемом производителями содержании витамина D в биологически активных добавках к пище на основе рыбьего жира, существующих в настоящее время на рынке России, показывает, что во многих случаях его содержание не указано или варьирует в 3-10 раз. В связи с важными биологическими функциями и выраженной физиологической активностью нутриентов рыбьего жира его стандартизация по содержанию витаминов А, D и Е, а также ПНЖК представляется необходимой как для медицинского, так и для пищевого и ветеринарного применения этого сырья. Важным элементом в развитии данного направления является совершенствование аналитических методик, применяемых для этих целей.

Ключевые слова:рыбий жир, жирорастворимые витамины А, D, Е, содержание и нормирование, медицинское применение, пищевое применение

Fish oil is reach natural source of vitamins A, E, D and polyunsaturated fatty acids (PUFA) which are useful for supplementation, prophylaxis and therapy in food industry, medicine and veterinary. The analysis of regulatory documents for the quality of fish oil (based on concentration of main nutrients) leads to conclusion that content of vitamins A and D, and PUFA is controlled in medicinal preparations. With regard to fish oil for food application there is no unified approach. In particularly, content of vitamin D in food supplements with fish oil available on Russian market is not indicated by manufacturer or its concentration varies in 3-10 folds. Because of important biological functions

and pharmacological activity, it is very important to have uniform standardization for vitamins and PUFA in fish oil for application in food industry and medicine. Development and unification of analytical methods became special attention for these reasons.

Keywords: fish oil, vitamins A, D, E, standardization, medicals, food supplements

Жиры рыб применяются с лечебными и профилактическими целями в медицине, ветеринарии и пищевой промышленности. Рыбий жир получают в результате переработки либо печени рыб (семейства тресковых, акулы, палтуса), либо рыбы целиком (сельди, сардины, анчоуса). Во втором случае часто используют термин «рыбный жир», подчеркивающий, что источником получения является не печень, а мышцы рыб.

Рыбий жир является богатым источником витаминов А, Е и D3, полиненасыщенных жирных кислот (ПНЖК) семейства ю-3 - эйкозапентаеновой и докозагексаено-вой. Жир, получаемый из печени рыб, содержит больше витаминов А и D, чем жир из мышц или цельной рыбы, который, в свою очередь, содержит больше ПНЖК. Известно также, что жиры рыб северных широт богаче ценными компонентами, чем жиры рыб, обитающих в теплых водах [1].

Рыбий жир применяют для получения лекарственных препаратов, биологически активных добавок (БАД) к пище, функциональных пищевых продуктов (ФПП), а также в ветеринарии. В каждой отрасли (медицинской, пищевой) действуют свои регулирующие документы, нормативы и требования, не всегда идентичные, а иногда и противоречивые. Рыбий жир в целом имеет низкую токсичность. Вместе с тем нутриенты рыбьего жира являются фармакологически активными соединениями. Возможные негативные последствия применения рыбьего жира могут быть связаны с риском избыточного потребления жирорастворимых витаминов [2].

Целью данного исследования был сравнительный анализ требований к качеству рыбьего жира (преимущественно по содержанию основных нутриентов) в зависимости от области его применения.

В Российской Федерации для медицинского применения разрешен рыбий жир очищенный для внутреннего применения (Oleum jecoris Aselli, ГФ Х, ст. 476, МНН рыбий жир из печени тресковых рыб - Cod liver oil) в виде масла для приема внутрь и в виде капсул [3]. Также допускается к применению рыбий жир тресковый витаминизированный [4, с. 487], получаемый добавлением к рыбьему жиру субстанций витамина А (ретинола пальмитата или ацетата) и эргокальциферола (витамина D2). Препараты относятся к группе витаминов и регуляторов витаминно-кальциево-фосфорного обменов. Показаны для профилактики и лечения гипо- и авитаминоза А, рахита, как общеукрепляющее средство, для ускорения сращения костных переломов и при других показаниях к применению витаминов А и D.

Рыбий жир очищенный для внутреннего применения получают из печени тресковых рыб: трески атлантичес-

кой (Gadus morhua L.), трески балтийской (Gadus morhua callarías L.), пикши (Melanogrammus aeglefinus L.), путассу северной (Micromesistius poutassou; R.) семейства тресковых (Gadidae); макруруса тупорылого (Coryphaenoides rupestris G.) семейства Macrouridae [5].

Монографии на рыбий жир включены практически во все ведущие фармакопеи. В табл. 1 приведены требования к качеству рыбьего жира по основным показателям (подлинность, количественное определение), включенные в различные нормативные документы [4, 6, 7]. В Российской Федерации рыбий жир тресковый стандартизируют по содержанию витамина А - не менее 350 МЕ/г, Рыбий жир тресковый витаминизированный должен содержать витамина А 1000 МЕ/г (±15%), витамина D - 100 МЕ/г (±20%) [4, 5].

Кроме медицинского применения рыбий жир используют для получения БАД к пище и ФПП. В России рыбий жир пищевой выпускают по ГОСТ 8714-72 «Жир пищевой из рыбы и морских млекопитающих». Однако в соответствии с ГОСТ 8714-72 основные параметры (содержание витаминов А, Е, D3, ПНЖК) не контролируют (табл. 1). Это позволяет производителям не анализировать и не указывать в своих продуктах содержание действующих веществ, что влечет за собой опасность передозировки витаминов. Еще один документ, регламентирующий качество пищевого рыбьего жира, -ГОСТ 9393-82 «Жир ветеринарный из рыбы и морских млекопитающих». Он распространяется на жир, изготавливаемый из рыбы и морских млекопитающих с добавлением витаминов, предназначенный для ветеринарных целей и использования в питании сельскохозяйственных животных и птиц. Он регламентирует содержание основных нутриентов рыбьего жира, однако, с одной стороны, часть из них вносят извне (витамин А в виде ретинола ацетата или пальмитата, витамин D в виде эрго- или холекальциферола), с другой стороны, он распространяется на продукцию, имеющую ограниченную область применения (ветеринарную). Основным международным документом, регулирующим качество пищевых продуктов, является Codex Alimentarius (Кодекс Алиментариус, или Пищевой кодекс). Это свод пищевых стандартов и правил по пищевым продуктам, принятых Международной комиссией ФАО/ВОЗ. В ходе работы 24-й сессии Комитета кодекса по жирам и маслам, проходившей в Малайзии в феврале 2015 г., и 38-й сессии Международной комиссии ФАО/ВОЗ, проходившей в Швейцарии в июле 2015 г. [8, 9], был рассмотрен ряд документов, в том числе Стандарт для рыбьих жиров (Proposed draft codex standard for fish oil). Этот документ распространяется на рыбьи жиры, предназначенные для

Таблица 1. Требования к качеству рыбьего жира по основным показателям в различных нормативных документах

м

Показатель

ГФ X «Рыбий жир тресковый»

ЕР 8.0 «Cod-liver oil»

USP38-NF33 «Cod liver oil»

ГОСТ 8714-72 «Жир пищевой из рыбы и морских млекопитающих»

ГОСТ 9393-82 «Жир ветеринарный из рыбы и морских млекопитающих»

Codex Alimentarius «Proposed draft codex standard for fish oil» в части Cod liver oil

O"

Подлинность

1. Цветная реакция с раствором хлорида сурьмы дает голубое окрашивание (витамин А).

2. Раствор препарата

в хлороформе с концентрированной серной кислотой дает сине-фиолетовое окрашивание, переходящее в бурое (липохром)

1. Витамин А. УФ-спектр испытуемого раствора должен иметь максимум при 325±2 нм (метод А).

На хроматограмме испытуемого раствора должен обнаруживаться пик, соответствующий пику транс-ретинола (метод Б).

Цветная реакция с раствором хлорида сурьмы дает голубое окрашивание (метод В).

2. Витамин 03. На хроматограмме испытуемого раствора должен обнаруживаться пик, соответствующий пику холе-кальциферола.

3. Жирнокислотный состав. Профиль метиловых эфиров жирных кислот в соответствии с тестом

Цветная реакция с раствором хлорида сурьмы дает голубое окрашивание. Жирнокислотный состав. Профиль метиловых эфиров жирных кислот в соответствии с тестом

Не контролируется

Не контролируется

Нет специфических реакций. Жирнокислотный состав. Профиль метиловых эфиров жирных кислот в соответствии с тестом

£

00 >

оп m СО

> О

00 О"

Еэ <

00

ш о

~о о о

О"

ш

оо СП

ю о

Содержание витамина А (в 1 г)

Не менее 350 МЕ. Спектрофотометрическое определение после омыления при длинах волн 311, 324,5 и 334 нм

600-2500 МЕ (180-750 мкг)

1. Спектрофотометрическое определение после омыления при длинах волн 300, 310, 325 и 334 нм.

2. Выделение неомыляемой фракции и последующий ВЭЖХ анализ

600-2500 МЕ (180-750 мкг) Спектрофотометрическое определение после омыления при длинах волн 310, 325 и 334 нм

Не контролируется

500-2000 МЕ ФС 42-1578-80

Не менее 133,2 МЕ (не менее 40 мкг)

По методике ЕР 8.0 «Cod-liver oil»

Содержание витамина 03 (в 1 г)

Не контролируется

60-250 МЕ (1,5-6,25 мкг) Выделение неомыляемой фракции и последующий ВЭЖХ анализ в 2 этапа

60-250 МЕ (1,5-6,25 мкг) Выделение неомыляемой фракции и последующий ВЭЖХ анализ в 2 этапа

Не контролируется

117-143 МЕ (2,925-3,575 мкг)Д)2 450-550 МЕ (10-15 мкг)

Не менее 40 МЕ (не менее 1 мкг) По методике ЕР 8.0 «Cod-liver oil»

Жирнокислотный состав

Не контролируется

ГЖХ

Насыщенные жирные кислоты Миристиновая кислота 2-6%; пальмитиновая кислота

7-14%;

стеариновая кислота 1-4% Мононенасыщенные жирные кислоты

Пальмитолеиновая кислота 4,5-11,5%

ГЖХ

Насыщенные жирные кислоты Миристиновая кислота 2-6%; пальмитиновая кислота

7-14%;

стеариновая кислота 1-4% Мононенасыщенные жирные кислоты

Пальмитолеиновая кислота 4,5-11,5%;

Не контролируется

Не контролируется

ГЖХ

Насыщенные жирные кислоты Миристиновая кислота 2-6%; пальмитиновая кислота 7-14%; стеариновая кислота 1-4%; пентадекановая кислота 0-0,5% Мононенасыщенные жирные кислоты

Пальмитолеиновая кислота 4,5-11,5%

Окончание табл. 1

Показатель ГФ X «Рыбий жир тресковый» ЕР 8.0 «Cod-liver oil» USP38-NF33 «Cod liver oil» ГОСТ 8714-72 «Жир пищевой из рыбы и морских млекопитающих» ГОСТ 9393-82 «Жир ветеринарный из рыбы и морских млекопитающих» Codex Alimentarius «Proposed draft codex standard for fish oil» в части Cod liver oil

цис-вакценовая кислота 2-7%; олеиновая кислота 12-21%; гадолеиновая кислота 1-5,5%; гондоиновая кислота 5-17%; эруковая кислота 0-1,5%; цетолеиновая кислота 5-12%. Полиненасыщенные жирные кислоты Линолевая кислота 0,5-3,0%; а-линоленовая кислота 0-2%; мороктиновая кислота 0,5-4,5%; эйкозапентаеновая кислота 7-16%; докозагексаеновая кислота 6-18% цис-вакценовая кислота 2-7%; олеиновая кислота 12-21%; гадолеиновая кислота 1-5,5%; гондоиновая кислота 5-17%; эруковая кислота 0-1,5%; цетолеиновая кислота 5-12%. Полиненасыщенные жирные кислоты Линолевая кислота 0,5-3,0%; а-линоленовая кислота 0-2%; мороктиновая кислота 0,5-4,5%; эйкозапентаеновая кислота 7-16%; докозагексаеновая кислота 6-18% цис-вакценовая кислота 2-7%; олеиновая кислота 12-21%; эйкозеноевая (п-9) кислота (гадолеиновая) 1-5,5%; эйкозеновая (п-11) кислота кислота 5-17%; эруковая кислота 0-1,5%; Цетолеиновая кислота 5-12%. Полиненасыщенные жирные кислоты Линолевая кислота 0,5-3,0%; а-линоленовая кислота 0-2%; стеаридоновая (мороктиновая) кислота 0,5-4,5%; эйкозапентаеновая кислота 7-16%; докозагексаеновая кислота 6-18%; арахидоновая кислота 0-1,5%; эйкозатетраеновая кислота 0-2,0%; генейкозапентаеновая кислота 0-1,5%; докозапентаеновая кислота 0,5-3,0%

Число омыления, мг КОН/г 175-196 Не контролируется Не контролируется Не контролируется Не контролируется Не контролируется

Йодное число, г 12/100 г 150-175 150-180 145-180 Не контролируется Не контролируется Не контролируется

Кислотное число, мг КОН/г Не более 2,2 Не более 2 Не более 2,8 Не более 4 Не более 3 Не более 3

Анизидиновое число Не контролируется Не более 30 Не более 30 Не контролируется Не контролируется Не более 20

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Перекисное число, ммоль активного кислорода/кг Не контролируется Не более 10 Не контролируется Не контролируется Не контролируется Не более 5

Число ТоТох (2ПЧ+АЧ) Не контролируется Не контролируется Не контролируется Не контролируется Не контролируется Не более 26

Примечание. ВЭЖХ - высокоэффективная жидкостная хроматография; ГЖХ - газожидкостная хроматография; УФ - ультрафиолетовый.

пищевого употребления человеком, содержит перечисление основных видов рыбьих жиров, в нем приведены параметры качества и методы их определения, требования по упаковке и маркировке и др. Согласно этому стандарту, рекомендовано проводить анализ основных нутриентов рыбьего жира - витаминов А и D, ПНЖК; по методикам анализа он ориентирован на рекомендации Европейской фармакопеи (табл. 1).

Необходимо подчеркнуть, что Пищевым кодексом предусмотрено подразделение рыбьих жиров на ряд продуктов: рыбьи жиры, получаемые из определенных видов рыб или таксонов или их смеси (анчоусовый жир, крилевый жир, лососевый и др., п 2.1, 2.2); рыбий жир печени различных пород рыб, в отдельности тресковых (п 2.3, 2.4), а также концентрированные рыбьи жиры, полученные в результате дополнительной обработки и обогащенные эйкозапентаеновой и докопентаеновой кислотами (п 2.5) или этиловыми эфирами жирных кислот (п. 2.6). Это отражается и в нормировании требований к качеству, в особенности к характеристикам жирнокислотного состава. Кодекс содержит сведения о составе рыбьих жиров различных видов рыб, а также жира печени тресковых рыб.

Анализируя данные, представленные в табл. 1, можно заключить, что витамины А и D, а также ПНЖК регламентированы в нормативных документах, относящихся к медицинскому применению; в отношении рыбьего жира для пищевого применения нет единого подхода. Наиболее полный и подробный анализ качества рыбьего жира для пищевого применения предусмотрен Пищевым кодексом, регламентирующим содержание витаминов А, D и ПНЖК. Содержание такого важного действующего вещества, как витамин Е, в нативном рыбьем жире не регламентировано ни одним из рассматриваемых документов. Жиры рыб традиционно не считают богатыми источниками витамина Е, лидирующее положение по содержанию токоферолов занимают растительные масла - масло зародышей пшеницы (133 мг/100г а-токоферола), масло грецкого ореха, подсолнечника (около 50 мг/100 г) и др. [10]. Вместе с тем, по данным литературы [10], содержание а-токоферо-ла в жире печени тресковых рыб составляет около 22 мг/100 г, что авторы считают сравнительно высоким уровнем. Токоферолы и токотриенолы являются природными антиоксидантами, они легко окисляются, и их содержание может снижаться при хранении, что может быть еще одной причиной не включать их в число контролируемых параметров. Во многие продукты на основе рыбьего жира синтетический витамин Е добавляют в качестве антиоксиданта, что обусловливает соответствующие рекомендации по его анализу. Так, Пищевым кодексом предусмотрено определение токоферолов индивидуально или в комбинации (п. 4), их содержание не должно превышать 6000 мг/кг.

Интервалы жирнокислотного состава, указанные в монографиях Европейской фармакопеи, Фармакопеи США и Пищевом кодексе (для жира печени трески), аналогичны. Пищевой кодекс предусматривает опре-

деление большего числа жирных кислот, включая несколько минорных (содержание от 0-0,5 до 0,5-3,0%), преимущественно ПНЖК (арахидоновая, эйкозатетра-еновая, докозапентаеновая и др). В методологии анализа жирнокислотного состава Пищевой кодекс опирается на методы ISO (ISO 5508, ISO 12966-2) или ряд методов AOCS (American oil chemists' society), близких с фармакопейными: анализ состава жирных кислот проводят методом газожидкостной хроматографии (ГЖХ) после гидролиза жиров и получения метиловых эфиров жирных кислот. Фармакопейные методики более узки и однозначны, направлены на анализ определенного типа масел, в то время как методики ISO и AOCS имеют большее разнообразие в части способов метилирования, условий разделения и др. аспектах, поскольку охватывают более широкий круг анализируемых объектов и типов жирных кислот.

В рассмотрение включены такие качественные характеристики масел, как кислотное, перекисное, ани-зидиновое число, число ТоТох (total oxidation value), в большем или меньшем объеме представленные в документах, относящихся как к медицинскому, так и к пищевому применению. Во всех документах предусмотрено определение кислотного числа, в большинстве документов (трех) предусмотрено определение анизи-динового и йодного чисел, число омыления предусмотрено только в Фармакопее СССР, а число ToTox только в Пищевом кодексе. Наибольшее число параметров этой группы содержат Европейская фармакопея и Пищевой кодекс. В целом эти параметры являются важными в обеспечении качества масел, однако не характеризуют напрямую содержание и состав основных нутриентов рыбьего жира.

В табл. 2 представлены данные о декларируемом производителями содержании витамина D в некоторых БАД к пище на основе рыбьего жира, реализуемых в настоящее время на рынке России (согласно базе данных rlsnet.ru и информации изготовителей).

Сравнительный анализ представленных данных позволяет заключить, что во многих случаях в БАД к пище, содержащих рыбий жир, уровень витамина D3 не декларирован и, по-видимому, не контролируется. В ряде случаев имеется указание на витамин D, но без уточнений его формы (D2 или D3). Кроме того, в этих случаях содержание витамина D может варьировать у БАД одного изготовителя в 3-10 раз (см. табл. 2). Например, рыбий жир с различными добавками, выпускаемый одной фирмой-изготовителем, может содержать 8 или 90 МЕ/г витамина D3 в зависимости от добавок. Отсутствие указаний на содержание витамина D можно связать с трудностями его определения. Вариабельность указываемых значений (и отсутствие уточнения о форме витамина D), возможно, связана с тем, что производитель добавляет в рыбий жир субстанцию витамина D2 (эрго-кальциферол) для обогащения продукции и придания ей D-витаминных свойств.

Следует отметить, что данная проблема существует и за рубежом. Так, в Финляндии большой резонанс

Таблица 2. Сведения о заявленном содержании витамина Э в некоторых биологически активных добавках к пище на основе рыбьего жира, реализуемых в Российской Федерации

Продукция и фирма-изготовитель Содержание витамина D, МЕ/г

Рыбий жир из печени трески («ProBio Nutraceuticals», Норвегия) 40

Рыбий жир «Янтарная капля» («Экко Плюс», РФ) 10; 33; 97*

«Биафишенол» рыбий жир («Дель Риос», РФ) 8; 75; 90*

Рыбий жир «Полиен» («Полярис», РФ) 80

Детский рыбий жир («Real Caps», РФ) 50

Рыбий жир («Ole Vita», РФ) * *

Рыбий жир Аляска («Right International Group», США) -

Солгар - рыбий жир капсулы («Solgar Vitamin and Herb», США) -

ЭкоБаланс Рыбий жир («Dansk Droge», Дания) -

П р и м е ч а н и е. * - приведены данные для нескольких БАД к пище на основе рыбьего жира с различными добавками, выпускаемыми одним изготовителем; ** - прочерк означает отсутствие сведений о содержании витамина й3 в продукции.

Таблица 3. Основные валидационные характеристики некоторых методик анализа витамина Э в различных объектах

Объект Метод Линейность Точность LOD/LOQ Источник

Рыбий жир и БАД на его основе TCX с денситометрической визуализацией 2,2-11,1 мкг/мл 98-105 0,3/2,6 мкг/мл [18]

Корма для животных Mикроэмульсионная электрокинетичская хроматография с УФ-детектированием 20-200 мкг/г 97-100 7/20 мкг/г [19]

Фармацевтические препараты ВЭЖX с УФ-детектированием 0-10 мкг/мл 94-106 * [20]

Зерновые премиксы, бленды и таблетированные объекты ВЭЖX (на специфической колонке) с УФ-детектированием 0,1-100 мкг/мл - 60 нг/мл [21]

Жирные масла ВЭЖX с УФ-детектированием 0,01-1 мкг/мл - - [22]

Молоко, соки, овощные смеси ВЭЖX с УФ-детектированием 1-7,5 нг/мл 93-109 - [23]

Молоко и масла ВЭЖX с УФ-детектированием - 90-102 1,0/2,5 нг/г [24]

Рыбий жир и БАД на его основе ВЭЖX с M^ и MC/MC-детектированием 1-5 мкг/мл 89-99 - [25]

Молоко ВЭЖX с M^ и MC/MC-детектированием - - 0,1 нг/мл [26]

Корма для животных, пищевые продукты и фармобъекты ВЭЖX с MC/MC-детектированием 1-250 нг/мл 96-100 0,8/1,6 нг/г [27]

П р и м е ч а н и е. * - прочерк означает отсутствие данных; ВЭЖХ - высокоэффективная жидкостная хроматография; ТСХ - тонкослойная хроматография; УФ - ультрафиолетовое; МС - масс-спектрометрическое.

имели результаты исследований Университета Восточной Финляндии по оценке содержания витамина D в 23 таблетированных БАД к пище [11], согласно которым только в 8 объектах количественное содержание витамина D соответствовало заявленному фирмой-изготовителем.

Необходимо подчеркнуть, что в связи с важными биологическими функциями и выраженной физиологической активностью нутриенты рыбьего жира относят к веществам, для которых существуют нормы суточного потребления. Так, в соответствии с МР 2.3.1.2432-08 [12] физиологическая потребность для взрослого человека в сутки составляет: ПНЖК семейства ю-3 - 2 г, витамина А - 3000 МЕ, витамина Е - 15 мг, витамина D - 10 мкг (400 МЕ). Таким образом, стандартизация рыбьего жира по содержанию основных нутриентов (витаминов А, D и Е, а также ПНЖК) представляется необходимой как для медицинского, так и для пищевого и ветеринарного применения этого ценного сырья.

Общепринятые методики анализа жирорастворимых витаминов в жиросодержащих лекарственных препаратах, пищевых продуктах и БАД к пище чаще всего предусматривают гидролиз (омыление) проб с последу-

ющим анализом методами спектрофотомерии или высокоэффективной жидкостной хроматографии (ВЭЖХ) [4, 6, 7, 13-15]. К числу их недостатков относят длительность и трудоемкость выполнения, а также сравнительно высокие погрешности получаемых результатов (на уровне 10-15% и выше) [14-16]. По мнению ряда авторов [16], к проблемам этой группы методик относятся необходимость их валидации для разных типов объектов (в обсуждаемом случае для рыбьего жира и продуктов на его основе), а также аспект, связанный с существованием витаминов в различных формах, например D2 и D3 для витамина D. В ряде случаев методики предусматривают анализ только одной формы; их разделение затруднительно, и необходимы дополнительные стадии очистки (усугубляющих перечисленные недостатки) или применения более селективных способов детектирования [например, масс-спектрометрического (МС)]. О низкой вопроизводимости свидетельствуют, например, данные [16]: по результатам анализа витамина D в 5 контрольных пищевых объектах в 6 различных лабораториях относительное стандартное отклонение результатов (RSD, %>) составило 35-50%, а по данным [14] допустимые внутрилабораторные расхождения ре-

зультатов измерений для методик анализа жирорастворимых витаминов находятся на уровне 20-35%, межлабораторные - на уровне 30-55%.

В связи с этим публикаций, посвященных вопросам совершенствования методов анализа витамина D в различных объектах, достаточно много. В обзоре [17] собрана информация о различных аспектах совершенствования анализа витамина D в молочных продуктах методом высокоэффективной жидкостной хроматографии (ВЭЖХ), включая особенности подготовки проб (горячее и холодное омыление, экстракция и др.), условий хроматографического анализа (нормально и обращенно-фазовая ВЭЖХ, размеры хроматографи-ческих колонок, тип детектирования). Авторы отмечают, что только в двух работах методики анализа витамина D были валидированы.

В табл. 3 сопоставлены основные валидационные параметры (линейность, точность, предел детектирования -LOD и предел количественного определения -некоторых методик анализа витамина D в различных объектах (преимущественного пищевого применения), имеющиеся в доступной литературе. Большинство методик основано на применении ВЭЖХ с ультрафиолетовым (УФ-) или МС-детектированием. Вместе с тем

методом высокоэффективной тонкослойной хроматографии (ВЭТСХ) [18] можно достичь уровней линейности и чувствительности, сопоставимых с результатами ВЭЖХ, по крайней мере с УФ-детектирова-нием. Точность различных методик в целом сопоставима и колеблется в диапазоне 90-110%. Применение ВЭЖХ с МС/МС-детектированием обеспечивает максимальную чувствительность (до 0,1-1 нг/мл) [26, 27].

Таким образом, проведенный анализ требований к качеству рыбьего жира и методов его стандартизации свидетельствует не только об актуальности совершенствования применяемых методик и поиска новых аналитических подходов, но и их валидации, включающей оценку межлабораторной воспроизводимости. Последующее сопоставление валидационныхи метрологических характеристик представляется необходимым обоснованием выбора методики для ее дальнейшего практического применения.

Работа выполнена при финансовой поддержке Минобрнауки России (Соглашение № 14.576.21.0010 от 17 июня 2014 г., Уникальный идентификатор прикладных научных исследований ЯЕМЕЕ!57614Х0010).

Сведения об авторах

ЗАО «Санкт-Петербургский институт фармации» (Ленинградская обл., Всеволожский район, г.п. Кузьмоловский): Косман Вера Михайловна - кандидат фармацевтических наук, руководитель группы химико-аналитических исследований, старший научный сотрудник E-mail: kosmanvm@mail.ru

Демченко Дмитрий Валентинович - кандидат фармацевтических наук, инженер-технолог группы готовых лекарственных средств и фармакокинетики E-mail: spbpharm@mail.ru

Пожарицкая Ольга Николаевна - кандидат фармацевтических наук, ведущий научный сотрудник, заместитель генерального директора по стандартизации и новым технологиям E-mail: spbpharm@mail.ru

Шиков Александр Николаевич - доктор фармацевтических наук, заместитель генерального директора E-mail: spbpharm@mail.ru

Макаров Валерий Геннадиевич - доктор медицинских наук, профессор, генеральный директор E-mail: spbpharm@mail.ru

Литература

Ржавская Ф.М. Жиры рыб и морских млекопитающих. М. : Пищ. 8. пром-ть, 1976. 475 с.

Коденцова В.М. Градации уровней потребления витаминов: возможные риски при чрезмерном потреблении // Вопр. питания. 9. 2014. № 3. С. 41-51.

Регистр лекарственных средств России, 2012. Государственный 10. реестр лекарственных средств [Электронный ресурс]. URL: www.rlsnet.ru. (дата обращения: 26.04.2013). 11.

Государственная Фармакопея СССР / МЗ СССР. 10-е изд. М. : Медицина, 1989. 1077 с. 12.

Машковский М.Д. Лекарственные средства : в 2 т. М. : Новая волна, 2002. 608 с.

European Pharmacopoeia. 8th ed. / European Pharmacopoeia Com- 13.

mission, Council of Europe. Strasbourg : EDQM, 2014.

USP 38/NF33 The United States Pharmacopeia. The National For- 14.

mulary / United States Pharmacopeial Convention. Rockville, MD,

2014.

Report of the twenty forth session of the Codex Committee on fats and oils. Codex Alimentarius Commission. Melaka, Malaysia, 9-13 February 2015. 66 p.

Joint FAO/WHO Food Standards programme Codex Alimentarius commission. Report of the 38ht Session, Geneva, 6-11 July 2015. 82 p. Vitamin E in Health and Diseases / eds L. Paker, J. Fuch. New York : Marcel Dekker, 1993. 985 p.

Uutiset News. Finnish uni finds D vitamin supplements deficient. October 25, 2012.

МР 2.3.1.2432-08 «Нормы физиологических потребностей в энергии и пищевых веществах для различных групп населения Российской Федерации».

Blake C.J. Committee on food nutrition // J. AOAC Int. 2007. Vol. 90. P. 18B-21B.

Руководство по методам анализа качества и безопасности пищевых продуктов / под ред. И.М. Скурихина, В.А. Тутельяна. М. : Брандес-Медицина, 1998. 340 с.

2

3

5

6

7.

15. Руководство по методам контроля качества и безопасности биологически активных добавок к пище. М. : Федеральный центр Госсанэпиднадзора Минздрава России, 2004. 240 с.

16. Byrdwell W.C., DeVries J., Exler J. et al. Analyzing vitamin D in foods and supplements: methodologic ^allenges // Am. J. Clin. Nutr. 2008. Vol. 88. P. 554S-557S.

17. Perales. S., Alegria A., Barbera R., Farre R. Determination of Vitamin D in dairy products by high performance liquid chromatography // Food Sci. Technol. Int. 2005. Vol. 11, N 6. P. 451-462.

18. Demchenko D.V., Pozharitskaya O.N., Shikov A.N., Makarov V.G. Validated HPTLC method for quantification of Vitamin D3 in fish oil // J. Planar Chromatogr. 2011. Vol. 24, N 6. P. 487-490.

19. Oldezka I., Kowalski P., Baluch A. et al. Quantification of the level of fat-soluble vitamins in feed based on the novel microemulsion electrokinetic chromatography (MEEKC) method // J. Sci. Food Agric. 2014. Vol. 94. P. 544-551.

20. Al-Qadi E., Battah A., Hadidi K. Development of high-performance liquid chromatographic method for vitamin D3 analysis in pharmaceutical preparation // Jordan J. Pharm. Sci. 2010. Vol. 3, N 2. P. 78-86.

21. Пирогов А.В., Бендрышев А.А., Свидрицкий Е.П., Шпигун О.А. Определение жирорастворимых витаминов в зерновых премиксах, блендах, таблетированных биологически активных

добавках и медпрепаратах методом ВЭЖХ // Заводская лаборатория. Диагностика материалов. 2008. Т. 74, № 3. С. 3-9.

22. Ramadan M.F., Morsel J.T. Direct isocratic normal-phase HPLC assay of fat-soluble vitamins and p-carotene in oilseeds // Eur. Food Res. Technol. 2002. Vol. 214. P. 521-527.

23. Barba F.J., Esteve M.J., Frigola A. Determination of vitamins E (a-, c- and d-tocopherol) and D (cholecalciferol and ergocalciferol) by liquid chromatography in milk, fruit juice and vegetable beverage // Eur. Food Res. Technol. 2011. Vol. 232. P. 829-836.

24. Laleye L.C., Wasese A.A.H., Rao M.V. A study on vitamin D and vitamin A in milk and edible oils available in the United Arab Emirates // Int. J. Food Sci. Nutr. 2009. Vol. 60. P. 1-9.

25. Bartolucci G., Giocaliere E., Boscaro F. et al. Vitamin D3 quantification in cod liver oil-based supplement // J. Pharm. Biomed. Anal. 2011. Vol. 55, N 1. P. 64-70.

26. Trenerry C., Plozza T., Caridi D., Murphy S. The determination of vitamin D3 in bovine milk by liquid chromatography mass spec-trometry // Food Chem. 2011. Vol. 125. P. 1314-1319.

27. Schadt H.S., Gossl R., Seibel N., Aebischer C.-P. Quantification of vitamin D3 in feed, food, and pharmaceuticals using high-performance liquid chromatography/tandem mass spectrometry // J. AOAC Int. 2012. Vol. 95, N 5. P. 1487-1494.

References

1. Rzhavskaya F.M. Fats from fish and marine mammals. Moscow: Pishchevaya promyshlennost, 1976: 475 p. (in Russian)

2. Kodentsova V.M. Gradation in the level of vitamin consumption: possible risk of excessive consumption. Voprosy pitaniia [Problems of Nutrition]. 2014; Vol. 3: 41-51. (in Russian)

3. The state Register of medicinal preparations of Russia, 2012. URL: www.rlsnet.ru. (date of access. 26 April 2013) (in Russian)

4. The State Pharmacopoeia of USSR. MZ SSSR. 10th ed. Moscow: Meditsina, 1989: 1077 p. (in Russian)

5. Mashkovskij M.D. Medicinal preparations. 2 Vol. Moscow: Novaja Volna, 2002: 608 p. (in Russian)

6. European pharmacopoeia. 8th ed. European Pharmacopoeia Commission, Council of Europe. Strasbourg: EDQM, 2014.

7. USP 38/NF33 The United States Pharmacopeia. The National Formulary. United States Pharmacopeial Convention. Rockville, MD, 2014.

8. Report of the twenty forth session of the Codex Committee on fats and oils. Codex Alimentarius Commission. Melaka, Malaysia, 9-13 February 2015: 66 p.

9. Joint FAO/WHO Food Standards programme Codex Alimentarius commission. Report of the 38ht session. Geneva, 6-11 July 2015: 82 p.

10. Vitamin E in health and diseases. Edited by L. Paker, J. Fuch. New York: Marcel Dekker, 1993: 985 p.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

11. Uutiset News. Finnish uni finds D vitamin supplements deficient. October 25, 2012.

12. MR 2.3.1.2432-08 «The norms of physiological requirements in energy and nutrients for different groups of the Russian population». (in Russian)

13. Blake C.J. Committee on food nutrition. J AOAC Int. 2007; Vol. 90: 18B-21B.

14. Skurihin I.M., Tutelyan V.A. (eds). Guidance on methods of food quality and safety analysis [Rukovodstvo po metodam analiza kachestva

i bezopasnosti pishhevyh produktov]. Moscow: Brandes-Meditsina, 1998: 340 p. (in Russian)

15. Guidelines for methods of quality and safety analysis of biologically active food supplements. [Rukovodstvo po metodam kontrolja kachestva i bezopasnosti biologicheski aktivnyh dobavok k pishhe]. Moscow: Federal'nyj centr gossanjepidnadzora Minzdrava Rossii, 2004: 240 p. (in Russian)

16. Byrdwell W.C., DeVries J., Exler J., et al. Analyzing vitamin D in foods and supplements: methodologic challenges. Am J Clin Nutr. 2008; Vol. 88: 554S-7S.

17. Perales. S., Alegria A., Barbera R., Farre R. Determination of Vitamin D in dairy products by high performance liquid chromatography. Food Sci Technol Int. 2005; Vol. 11 (6): 451-62.

18. Demchenko D.V., Pozharitskaya O.N., Shikov A.N., Makarov V.G. Validated HPTLC method for quantification of Vitamin D3 in fish oil. J Planar Chromatogr. 2011; Vol. 24 (6): 487-90.

19. Oldezka I., Kowalski P., Baluch A., et al. Quantification of the level of fat-soluble vitamins in feed based on the novel microemulsion electrokinetic chromatography (MEEKC) method. J Sci Food Agric. 2014; Vol. 94: 544-51.

20. Al-Qadi E., Battah A., Hadidi K. Development of high-performance liquid chromatographic method for vitamin D3 analysis in pharmaceutical preparation. Jordan J Pharm Sci. 2010; Vol. 3 (2): 78-86.

21. Pirogov A.V., Bendryshev A.A., Svidrickij E.P., Shpigun O.A. Determination of fat-soluble vitamins in the grain premixes, blends, tablets dietary supplements and medicinal preparations by HPLC. Zavodskaja laboratorija. Diagnostika materialov [Factory laboratory. Diagnosis Materials]. 2008; Vol. 74 (3): 3-9. (in Russian)

22. Ramadan M.F., Morsel J.T. Direct isocratic normal-phase HPLC assay of fat-soluble vitamins and p-carotene in oilseeds. Eur Food Res Technol. 2002; Vol. 214: 521-7.

23. Barba F.J., Esteve M.J., Frigola A. Determination of vitamins E (a-, c- and d-tocopherol) and D (cholecalciferol and ergocal-ciferol) by liquid chromatography in milk, fruit juice and vegetable beverage. Eur Food Res Technol. 2011; Vol. 232: 82936.

24. Laleye L.C., Wasese A.A.H., Rao M.V. A study on vitamin D and vitamin A in milk and edible oils available in the United Arab Emirates. Int J Food Sci Nutr. 2009; Vol. 60: 1-9.

25. Bartolucci G., Giocaliere E., Boscaro F., et al. Vitamin D3 quantification in cod liver oil-based supplement. J Pharm Biomed. Anal. 2011; Vol. 55 (1): 64-70.

26. Trenerry C., Plozza T., Caridi D., Murphy S. The determination of vitamin D3 in bovine milk by liquid chromatography mass spectrometry. Food Chem. 2011; Vol. 125: 1314-9.

27. Schadt H.S., Gossl R., Seibel N., Aebischer C-P. Quantification of vitamin D3 in feed, food, and pharmaceuticals using highperformance liquid chromatography/tandem mass spectrometry. J AOAC Int. 2012; Vol. 95 (5): 1487-94.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.